ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

24 сентября 2017 г. Размещена статья Б.М. Пудалова "К истории Лаврентьевской летописи (О предполагаемом месте составления списка 1377 г.)".


   Главная страница  /  Текст истории  /  Археология  /  Библиотека  / 
   Материалы VIII Городецких чтений

 Материалы VIII Городецких чтений
Размер шрифта: распечатать




С.Б. Боруцкая, С.В. Васильев. Палеодемографический анализ населения Нижнего Новгорода XVII-XVIII вв. (по материалам раскопок некрополей) (28.99 Kb)

 

Боруцкая С.Б. (г. Москва)

Васильев С.В. (г. Москва)

 

В Нижнем Новгороде в период с 2005 по 2011 гг. в ходе спасательных археологических раскопок нижегородской научно-исследовательской организацией «Археологическая служба» были исследованы участки трех городских некрополей XVII-XVIII вв.: при Верхнепосадской Никольской, Георгиевской и Михайло-Архангельской церквях. В совокупности получена поддающаяся палеодемографическому анализу выборка, насчитывающая около 2000 единиц скелетного материала[1]  Первая выборка скелетного материала была получена при раскопках некрополя Верхнепосадской Никольской церкви, которая находилась на Верхнем посаде Нижнего Новгорода поблизости от каменного кремля неподалеку от его Никольской проездной башни (участок внутри квартала между совр. ул. Пожарского и Большой Покровской). Некрополь включал захоронения XVII в., которые совершались при деревянном храме, и наложившиеся на них захоронения XVIII в., совершенные при сменившем деревянную Никольскую церковь одноименном каменном храме. Совокупная выборка скелетов насчитывает 1587 скелетов. Это самая большая выборка среди городских некрополей.

 Вторую выборку составил скелетный материал из некрополя при Георгиевской церкви. Эта церковь также располагалась на Верхнем посаде на крутом волжском берегу (совр. Верхне-Волжская набережная, д. 2а.). Некрополь при ней также состоял из захоронений XVII-XVIII вв. (совершенных в XVII в. при деревянной, а затем при сменившей ее в начале XVIII в. каменной церкви). Объем второй выборки намного меньше первой и составляет 155 единиц скелетного материала.

Третья выборка скелетного материала была получена в Нижегородском Кремле из некрополя XVII-XVIII вв. при церкви Михаила Архангела. Объем выборки составил 133 индивида.   

       Комплексное палеодемографическое исследование проводилось с целью выяснения демографической ситуации в Нижнем Новгороде в XVII-XVIII вв. Для всех костяков был определен возраст, а для взрослых индивидов и пол. При определении пола и возраста были использованы отечественные и зарубежные антропологические и судебно-медицинские методики В.П. Алексеева, Г.Ф. Дебеца, В.И. Добряка, Б.А. Никитюка, В.И. Пашковой, и др. (Алексеев В.П., Дебец Г.Ф., 1964. С.29-40; Алексеев В.П., 1966; Добряк В.И., 1960; Никитюк Б.А., 1960а. С. 115-121; Никитюк Б.А., 1960б. С. 118-129; Пашкова В.И., 1963; STANDARDS, 1994. P. 1-35). Для определения возраста детей и подростков в отдельных случаях применялась методика восстановления длин костей по Н.Н.Мамоновой с дальнейшим сравнением с табличными данными (Мамонова Н.Н., 1968 .С.171-177).

В ходе исследования планировалось рассчитать и проанализировать демографические показатели, перечисленные в таблице 1. Методика расчета палеодемографических индексов описана Богатенковым Д.В. (Богатенков Д.В.,2003.С.19-49.). Данная методика является базовой для современных отечественных палеодемографических исследований. В нашей работе возрастные интервалы для индивидов до 20 лет составляли 5 лет[2], для взрослых индивидов – 10 лет ( табл.1). (Илл.1).

Таблица 1. Палеодемографические индексы, использованные в работе.

Илл.1.Таблица 1. Палеодемографические индексы, использованные в работе

  

Внутригрупповые анализы.

Первая выборка (некрополь при Верхнепосадской Никольской церкви) -1587 скелетов. Высокая численность индивидов, составляющих данную выборку, позволяет надеяться на значительную достоверность полученной палеодемографической характеристики. На основании определений поло-возрастного состава группы были составлены две таблицы смертности: первая - общая для выборки в целом (Табл.2 )и вторая - только для взрослых мужчин и женщин (Табл. 3). (Илл. 2, 3)

Таблица 3. Первая выборка. Таблица смертности для мужчин и женщин

Илл. 2. Таблица 2.Первая выборка. Общая таблица смертности

Таблица 3. Первая выборка. Таблица смертности для мужчин и женщин

Илл. 3. Таблица 3. Первая выборка. Таблица смертности для мужчин и женщин

Используя таблицы смертности по данным первой выборки были рассчитаны численные палеодемографические параметры (Табл. 4). (Илл. 4)

Таблица 4. Основные палеодемографические показатели первой выборки

Илл. 4. Таблица 4. Основные палеодемографические показатели первой выборки

На основании полученных демографических характеристик первой выборки были построены графики: общие (График 1) и раздельно для мужчин и женщин (График 2). (Илл. 5, 6)

График 1. Процентное деление выборки по возрастным интервалам (общее) в первой выборке

Илл. 5. График 1. Процентное деление выборки по возрастным интервалам (общее) в первой выборке

График 2. Процентное соотношение мужчин и женщин по возрастным интервалам в первой выборке

Илл. 6. График 2. Процентное соотношение мужчин и женщин по возрастным интервалам в первой выборке

 Пик смертности в первой выборке пришелся на возрастной интервал 30-40 лет. Подобный четко локализованный в определенном интервале пик смертности может свидетельствовать о наличии некоторого специфического фактора, воздействующего на взрослое население. Кроме того, данный возраст попадает в период наибольшего «износа» организма человека, в первую очередь от физического труда. При рассмотрении этого же интервала для женщин и мужчин отдельно общая картина сохраняется. Этот пик заметен как на «мужской», так и на «женской» диаграммах. Стоит также же отметить, что рост женской смертности на участке от 15 до 40 лет, как не раз отмечалось в палеодемографических работах, обычно связывается и с неудачным течением беременности и родов. Помимо самого процесса родов организм беременной женщины в принципе более уязвим и восприимчив к различным внешним воздействиям, поэтому можно сказать, что после окончания репродуктивного периода начинается период относительного благополучия для организма. На «мужском» же графике смертности, исключая пик, отмеченный выше, наблюдается более или менее нормальное распределение по возрастам, что говорит об относительном благополучии мужской части населения. Это так же подтверждается количеством индивидов, доживших до финальной возрастной когорты: у мужчин до 50-летнего возраста и старше доживало 15,3%, что в два раза больше этого процента у женщин – 7,6%. Общий процент доживших до финальной возрастной когорты составляет 8 %.

Продолжая описание основных палеодемографических характеристик первой выборки, стоит отметить феномен дисбаланса в соотношении полов, который выражен весьма значительно: 43% мужчин на 57% женщин.  

Процент детской смертности в группе достаточно высок – 25,5%, т.е. каждый четвертый родившийся ребенок не доживал до 15 лет. Причем 20% (каждый пятый) умирали сразу после рождения или на первом году жизни. Это может свидетельствовать о низком уровне медицины и акушерского дела в те времена в Нижнем Новгороде. Могли также повлиять в некоторой мере и климатические условия, холодные зимы, сильные ветра, а также неурожаи и голод, периодически имевшие место в Поволжье.

Средний возраст смерти в первой выборке составляет 28,5 лет, что является отражением высокого процента детской смертности; средняя продолжительность жизни взрослых в выборке – 36,5 лет, причем средний возраст смерти мужчин (39 лет), что заметно выше, чем у женщин (34,8 лет). 

Вторая выборка (некрополь при Георгиевской церкви) - 155 скелетов. Численность  второй выборки намного меньше первой. Тем не менее, она вполне представительна и интересна как для сравнения, так и для формирования общей демографической картины города. Периоды функционирования кладбищ сходны, население, сформировавшее эти кладбища, принадлежало к одной и той же (посадской) категории горожан. Следовательно, можно ожидать сходных результатов. Численность выборки вполне позволяет провести полноценный палеодемографический анализ.

Для всех костяков второй выборки был определен возраст, а для взрослых индивидов и пол. На основании этих данных были составлены таблицы смертности (Табл.5,6). (Илл. 7, 8) По данным таблиц смертности были получены численные палеодемографические параметры (Табл.7). (Илл. 9).

Таблица 5. Вторая выборка. Общая таблица смертности

Илл. 7. Таблица 5. Вторая выборка. Общая таблица смертности

Таблица 6. Вторая выборка. Таблица смертности для мужчин и женщин

Илл. 8 Таблица 6. Вторая выборка. Таблица смертности для мужчин и женщин

Таблица 7. Основные палеодемографические показатели второй выборки

Илл. 9. Таблица 7. Основные палеодемографические показатели второй выборки

   Процентное деление второй выборки представлено на графиках по возрастным интервалам (общее) (График 3) и раздельно для мужчин и женщин (График 4). (Илл. 10, 11).

График 3. Процентное деление выборки по возрастным интервалам (общее) во второй выборке

Илл. 10. График 3. Процентное деление выборки по возрастным интервалам (общее) во второй выборке

График 4. Процентное соотношение мужчин и женщин по возрастным интервалам во второй выборке

Илл. 11. График 4. Процентное соотношение мужчин и женщин по возрастным интервалам во второй выборке

             Общая картина результатов анализа материала второй выборки сходна с первой. Так же можно выделить общий пик смертности в группе, приходящийся на возрастной интервал 30-40 лет.

            Однако, в диаграммах смертности отдельно для мужчин и женщин видны большие отличия. Особенно это заметно как раз в возрастном интервале 30-40 лет. Мужчин в этом возрасте по данным второй выборки умирало примерно на 20% больше, чем женщин. Интересно, что по данным первой выборки мужчин и женщин в этом возрасте умирало примерно поровну. Очевидно, этому может быть какое-то весомое объяснение. Мы можем лишь предполагать, что 30-40 лет – это время пика трудовой активности. А поскольку именно мужчины и могли быть задействованы на тяжелых работах, они и умирали чаще. При рассмотрении графика для женской части населения видно, что процент умерших в возрастные интервалы 30-40 лет, 40-50 лет и 50+ во второй выборке практически одинаков и составляет примерно по 30% .

Следует обратить внимание еще на один интересный результат. Судя по показателям женской смертности в возрастных интервалах 15-20 и 20-30 лет, которые во второй выборке намного ниже, чем в первой, можно говорить об относительном, и даже об абсолютном благополучии жизни женщин, захороненных при Георгиевской церкви в XVII-XVIII вв. Это отразилось также и в показателях представительности финальной возрастной когорты (50+) лет: 28% женщин против 13% мужчин. За счет женщин общегрупповой процент доживших до финальной возрастной когорты составляет 17%, что является очень высоким показателем. Для женщин же этот палеодемографический показатель в группе необычно высок.

Соотношение полов в данной выборке близко к естественному и составляет 49% мужчин и 51% женщин. Однако надо еще раз указать на то, что мужчины и женщины численно оказались слишком по-разному распределены по возрастным когортам.

Процент детской смертности во второй выборке меньше, чем в первой и составляет 16,1%. Но при этом 56% детей умирало именно в первый год жизни или же сразу после рождения. Это еще раз подтверждает низкий уровень медицины.

Средний возраст смерти во второй выборке (или средняя продолжительность жизни) чуть выше, чем в первой. Он составляет 33,6 года в целом и 39,3 лет для взрослого населения. Средний возраст смерти женщин во второй выборке значительно выше этого показателя в первой выборке (42,3 года против 34 лет), а мужчин примерно одинаков (37,6 лет против 39 лет).

     Третья выборка (некрополь при церкви Михаила Архангела)-133 скелета. Третья выборка была получена при раскопках в Нижегородском Кремле. Объем выборки (133 скелета) также достаточен для проведения палеодемографического исследования. На основании полученных данных о поло-возрастном составе группы были составлены таблицы смертности (Таблицы 8,9). (Илл. 12, 13).

Таблица 8. Третья выборка. Общая таблица смертности

Илл. 12. Таблица 8. Третья выборка. Общая таблица смертности

Таблица 9. Третья выборка. Таблица смертности для мужчин и женщин

Илл. 13. Таблица 9. Третья выборка. Таблица смертности для мужчин и женщин

Так же, как и ранее, с использованием таблиц смертности были получены численные палеодемографические характеристика населения, сформировавшего некрополь при церкви Михаила Архангела, которые представлены в таблице (Табл. 10). (Илл.14).

Таблица 10. Основные палеодемографические показатели третьей выборки

Илл. 14. Таблица 10. Основные палеодемографические показатели третьей выборки

             По результатам расчета процентного количества индивидов в возрастных когортах были составлены диаграммы смертности (Графики 5,6) (Илл.15,16).  

График 5. Процентное деление выборки по возрастным интервалам (общее) в третьей выборке

Илл. 15. График 5. Процентное деление выборки по возрастным интервалам (общее) в третьей выборке

График 6. Процентное соотношение мужчин и женщин по возрастным интервалам в третьей выборке

Илл. 16. График 6. Процентное соотношение мужчин и женщин по возрастным интервалам в третьей выборке

По полученным данным пик смертности в третьей выборке приходится на первые пять лет жизни. И это не «взрослый» возрастной интервал, как обычно бывает, и что имело место в первых двух группах. Это именно детский возрастной интервал. Данный результат наводит на мысль о необычном составе выборки из Нижегородского Кремля. Процентный показатель детской смертности в данной выборке, соответственно, оказался также очень высок - 48,12%. То есть половина населения, представленного в третьей выборке, умерла в детском возрасте, не дожив до 15 лет. И, в основном, в возрасте до пяти лет. Процент смертности детей в первый год жизни составил около 44%. Это говорит о том, что почти половина детей умерла, не дожив до одного года. Такая высокая смертность может характеризовать выборку, с одной стороны, как демографически неблагополучную. Вероятно, тому могут быть объяснения исторического плана, климатические. Но, скорее всего, виной такой высокой детской смертности являлся низкий уровень медицины в то время. Существует также и другое мнение: высокая детская смертность отражает и высокую рождаемость, что, в свою очередь, свидетельствует о демографическом благополучии. В отношении Нижнего Новгорода вряд ли подойдет такая интерпретация. В любом случае, полученный процент детской смертности (PCD) в третьей выборке необычайно высок и в высшей степени отличается от полученных значений этого показателя в первой и второй выборках того же самого времени. 

Пик смертности взрослых в третьей выборке, и мужчин и женщин, приходится на возрастной интервал 30-40 лет, как и в двух предыдущих выборках. Достаточно высокие процентные показатели оказались в третьей выборке в возрастном интервале 40-50 лет, а в финальную возрастную когорту попало всего 1,5% населения. Причем все это были только женщины, дожившие до 50-летнего возраста. От общего количества взрослых женщин это составляет 6%. Это в принципе соответствует ситуации, описанной во второй выборке. Соотношение мужчин и женщин в третьей выборке можно считать относительно близким к естественному: 54% мужчин и 46% женщин.

Средний возраст смерти в третьей выборке составил 21 год (за счет высокого процента детской смертности). А средний возраст смерти взрослых близок к показателям двух предыдущих выборок и составляет 36 лет. Средний возраст смерти взрослых мужчин и женщин различается не сильно: 35 и 37 лет соответственно.

Межгрупповой сравнительный анализ.

  Результаты сравнительного анализа по показателям демографии между тремя выборками из городских некрополей Нижнего Новгорода XVII-XVIII вв для удобства обсуждения приведены в виде сравнительных графиков (Графики 7-13). (Илл. 17-23).

График 7. Динамика вероятности смерти в возрастных когортах (qx). График сравнения первой, второй и третьей выборок

Илл. 17. График 7. Динамика вероятности смерти в возрастных когортах (qx). График сравнения первой, второй и третьей выборок

График 8. Процент дожития (lx) до соответствующих возрастных интервалов населения по данным первой, второй и третьей выборок

Илл. 18. График 8. Процент дожития (lx) до соответствующих возрастных интервалов населения по данным первой, второй и третьей выборок

График 9. Процент выборки по возрастным когортам. График сравнения трех выборок

Илл. 19. График 9. Процент выборки по возрастным когортам. График сравнения трех выборок

График 10. Процент выборки по возрастным интервалам у мужчин. График сравнения первой, второй и третьей выборок

Илл. 20. График 10. Процент выборки по возрастным интервалам у мужчин. График сравнения первой, второй и третьей выборок

График 11. Процент выборки по возрастным интервалам у женщин. График сравнения первой, второй и третьей выборок

Илл. 21. График 11. Процент выборки по возрастным интервалам у женщин. График сравнения первой, второй и третьей выборок

График 12. Показатели среднего возраста смерти (А), среднего возраста смерти без учета детей (АА). График сравнения первой, второй и третьей выборок

Илл. 22. График 12. Показатели среднего возраста смерти (А), среднего возраста смерти без учета детей (АА). График сравнения первой, второй и третьей выборок

График 13. Процент детской смертности (PCD), процент детской смертности в первый год жизни (PBD), соотношение мужского и женского населения (PSR m-f) и процент доживших людей до финального возрастного интервала (С50+). График сравнения первой, второй и третьей выборок

Илл. 23. График 13. Процент детской смертности (PCD), процент детской смертности в первый год жизни (PBD), соотношение мужского и женского населения (PSR m-f) и процент доживших людей до финального возрастного интервала (С50+). График сравнения первой, второй и третьей выборок

По результатам межгруппового сравнительного анализа можно сделать следующие выводы:

1.      Пик смертности взрослых во всех трех выборках, соответственно на трех нижегородских некрополях XVII-XVIII вв., приходится на интервал 30-40 лет.  

2.      В двух первых выборках величина показателя детской смертности равна, соответственно, 25,5% и 16,1%. Очень высок показатель детской смертности в третьей выборке - 48,1%. Вторая выборка – демографически наиболее благополучна.

3.      Отмечен высокий процент финальной возрастной когорты во второй выборке и низкий – в третьей.     

4.        Показатель мужской смертности в первой взрослой возрастной когорте (15-20 лет) третьей выборки высок относительно соответствующих показателей первой и второй выборок, где он крайне низок. Не исключено, что люди из этой выборки по каким-то причинам вынуждены были в столь молодом возрасте уже заниматься тяжелым физическим трудом.  

5.      Необходимо отметить в третьей выборке фактически нулевой процент мужчин, доживших до финальной возрастной когорты

6.      Низкий процент женской смертности в начале репродуктивного периода жизни в первой и второй выборках косвенно указывает на их жизненное благополучие.

7.       Во второй выборке зафиксирован относительно низкий показатель смертности женщин в интервале 15-30 лет и высокий показатель в трех последних возрастных когортах, в том числе в финальной, что указывают на большее демографическое благополучие женщин-прихожанок Георгиевской церкви.    

8.      По показателю средней продолжительности жизни вторая выборка является наиболее благополучной – средняя продолжительность жизни здесь составляет 33,6 лет. В первой выборке средний возраст смерти равен 28,5 лет. Третья выборка показывает очень низкие значения по данному критерию – 20,8 лет, что связано с высокой детской смертностью в этой группе .

9.      Показатели среднего возраста смерти взрослых во всех трех выборках одинаковы.

10.  Интересно, что при наименьшем показателе детской смертности вообще во второй выборке для нее описан наивысший процент смертности в первый год жизни (скорее всего, сразу после рождения)  

11.  Можно констатировать факт значительно меньшего процента мужчин в первой выборке по сравнению с женщинами (43% : 57%), в то время, как во второй и, особенно, в третьей выборках это соотношение практически соответствует естественному (49% : 51% и 54% : 46%, соответственно).

 

Список литературы

Алексеев В.П., Дебец Г.Ф. ,1964- Краниометрия. М.  

Алексеев В.П. ,1966-Остеометрия. Методика антропологических исследований. М. 251 с.

Богатенков Д.В.,2003 - Палеодемография Мистихали // Т.И. Алексеева, Д.В. Богатенков, Г.В. Лебединская. Влахи. Антропо-экологическое исследование (по материалам средневекового некрополя Мистихали). М.

 Добряк В.И.,1960 - Судебно-медицинская экспертиза скелетированного трупа. Киев.192. с.

Мамонова Н.Н.,1968- Определение длины костей по их фрагментам // Вопросы антропологии, вып. 29. М.  

Никитюк Б.А.,1960,а.- О закономерностях облитерации швов на наружной поверхности мозгового отдела черепа человека. // Вопросы антропологии. Вып. 2. М.

Никитюк Б.А.,1960,б - Определение возраста человека по скелету и зубам. // Вопросы антропологии. Вып. 3. М.

Пашкова В.И. ,1963 - Очерки судебно-медицинской остеологии. М.

STANDARDS.,1994- For data collection from human skeletal remains. Indianapolis.No. 44.

Публикуется впервые


[1] Выражаем благодарность директору ООО «Археологическая служба» Ю.В.Зарубину и заместителю директора по НИР ООО «Археологическая служба» Т.В.Гусевой за предоставленную возможность изучить собранный антропологический материал.

[2] Возрастной интервал 0-1 включен в когорту 0-5 лет, вынесен в таблицах отдельно лишь для подсчета показателя PBD (процент детской смертности в первый год жизни).

 


(0.6 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 30.08.2016
  • Автор: Боруцкая С.Б., Васильев С.В.
  • Ключевые слова: антропологический материал, палеодемографический анализ, городские некрополи XVII-XVIII вв., Нижний Новгород
  • Размер: 28.99 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Боруцкая С.Б., Васильев С.В.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Т.В. Гусева. Вместо предисловия
Е.В. Чуйкина. Охранная археология в малых городах Пермского края
Т.В. Сергина. Археология Вяземского края: достижения и перспективы
О.Е. Селявина. Археологические выставки в Вяземском историко-краеведческом музее
А. Л. Кряжевских. Охранные археологические работы в г. Кирове в 2012 г.
А.В. Губайдуллина. Археологический фонд Национального музея Республики Татарстан: история формирования
С.Б. Боруцкая, С.В. Васильев. Палеодемографический анализ населения Нижнего Новгорода XVII-XVIII вв. (по материалам раскопок некрополей)

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100