ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

20 ноября 2017 г. размещены материалы: И.Л. Мининзон "Эволюция городской усадьбы Нижнего Новгорода за последние 100 лет", повесть братьев Стругацких "Понедельник начинается в субботу".


   Главная страница  /  Текст истории  /  Археография

 Археография
Размер шрифта: распечатать





Ю.А. Ахапкин. Организация ленинского архива (54.76 Kb)

 

Великие идеи и свершения ленинского гения бессмертны. Очень важно в связи с этим сохранить на века документальные свидетельства жизни и деятельности В. И. Ленина. Уже в первые годы существования Советской власти по решению Коммунистической партии в нашей стране развернулись собирание и публикация ленинских трудов и документов. Начало этому необходимому и благородному делу положили редакция издания первого Собрания сочинений В. И. Ленина, предпринятого по постановлению IX съезда партии весной 1920 г., и Комиссия для собирания и изучения материалов по истории Октябрьской революции и истории РКП(б) (Истпарт). В конце марта 1923 г. был создан Институт Ленина, в архиве которого предстояло сосредоточить все материалы, относящиеся к жизни и деятельности В. И. Ленина.

Почти полувековую историю создания и научной организации ленинского архива условно можно разбить на два этапа. Первый — с момента образования Института Ленина до Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. В этот период в архиве была сконцентрирована большая часть документального наследия В. И. Ленина, проведены организация и научно-техническая обработка ленинских материалов. Институт осуществлял широкое издание трудов и документов, хранящихся в архиве. На первом же этапе состоялось объединение Института Ленина с Истпартом — в августе 1928 г. и с Институтом Маркса — Энгельса — в марте 1931 года. В результате был создан Институт Маркса — Энгельса — Ленина на правах отдела ЦК партии (ныне Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС), а при нем — Центральный партийный архив, в основу которого были положены архивы трех объединенных учреждений. Второй этап начинается с момента подготовки и принятия постановления ЦК ВКП(б) в мае 1949 г. «О мероприятиях по упорядочению хранения, учета, научно-технической обработке документов В. И. Ленина и историко-партийных материалов Центрального партийного архива ИМЭЛ при ЦК ВКП(б)». Оно положило начало большой работе по выделению документов Ленина на самостоятельное, отдельное хранение, усовершенствованию их описания на основе последних данных исторической науки и архивоведения.

Научная организация архива документов В. И. Ленина предусматривает проведение комплекса работ, связанных с описанием, систематизацией, каталогизацией, юридическим и техническим оформлением ленинских материалов, хранением и использованием их. Для разработки системы организации архива ленинских документов в первый же год его существования были привлечены видные члены партии, хорошо знавшие труды В. И. Ленина, его жизнь и его лично, ученые — специалисты архивного дела. Всю деятельность по созданию архива и его внутренней организации направлял Совет Института Ленина, в который входили Н. К. Крупская, М. И. Ульянова, И. В. Сталин, К. Е. Ворошилов, М. И. Калинин, Ем. Ярославский, И. П. Товстуха и другие. Разработку основных принципов организации архива вели заведующий рукописным отделом Румянцевского музея (ныне Государственная библиотека СССР имени В. И. Ленина) профессор Г. П. Георгиевский и ученый-археограф (ныне доктор исторических наук, профессор) С. Н. Валк. Для работы над документами В. И. Ленина были привлечены бывшие сотрудники Секретариата СНК и СТО М. И. Гляссер, М. А. Володичева, Е. С. Лепешинская, Ш. Н. Манучарьянц, А. С. Афанасьева, Е. С. Голубева и другие, свободно разбиравшие его почерк.

В 1924 г. в архиве были проведены совещания, обсуждавшие некоторые вопросы его внутренней организации, а также методику научно-технической обработки документов. Предусматривалось строить работу так, чтобы она всецело способствовала изданию ленинских материалов (в тот период Институт Ленина выпускал одновременно два издания — второе и третье Собрания сочинений В. И. Ленина). К тому времени уже сложилась структура архива. Все поступающие сюда документы распределялись (систематизировались) по группам или, как тогда называли, по отделам. В Отдел рукописей направлялись не только все рукописи В. И. Ленина, но и адресованные ему материалы с его надписями и пометками, а также подписанные им официальные государственные и партийные документы. Отдел, в свою очередь, состоял из двух подотделов (архивов): досоветского (1895-1917 гг.) и советского (1917-1923 гг.). В Отделе официальных учреждений царского периода сосредоточивались перлюстрации, документы секретного наблюдения за В. И. Лениным, гимназические и университетские дела и материалы, характеризующие деятельность В. И. Ленина в качестве помощника присяжного поверенного в Самаре (1892-1893 гг.), а также дела членов семьи Ульяновых и Н. К. Крупской. В архиве существовал также Отдел книг с пометками В. И. Ленина. В Отделе документальных материалов, связанных с кончиной В. И. Ленина, хранились документы Комиссии по увековечению памяти В. И. Ленина.

Было установлено, что, независимо от размера документа, будь то рукопись книги в несколько сотен страниц или толстая тетрадь (наподобие тетради с «Материалами к выработке программы РСДРП»), письмо, маленькая записка или клочок бумаги с ленинским автографом, каждый из них должен учитываться и храниться отдельно (подокументное хранение). Документы получали свои номера (шифры). В целях сохранности оригиналов их фотокопировали в двух экземплярах. О каждом ленинском документе, поступающем в архив, собирались такие сведения, как время передачи в архив, данные о его прежнем владельце; устанавливался вид документа, адресат; давалось название документа по его содержанию, если это было письмо или записка, излагалось кратко основное содержание; перечислялись упомянутые в документе лица с расшифровкой их псевдонимов; устанавливались время и место написания документа; отмечались цвет и качество чернил или карандаша; указывались размер документа в сантиметрах и физическое состояние бумаги.

Все эти сведения заносились в книгу поступлений, которая являлась одновременно общей инвентарной книгой (описью) рукописей архива В. И. Ленина. Первоначально документы регистрировались в книге по мере их обработки. В последующем их стали записывать там по времени поступления в архив. Отсутствие определенной системы ведения книги поступлений компенсировалось созданием разных каталогов, по которым велась справочная работа. Главным из каталогов был (и остается) хронологический, в котором карточки с описанием ленинских автографов располагаются по времени их создания. В каталоге, таким образом, фиксируется та деятельность В. И. Ленина, которая нашла отражение в его документах. Каталог является поэтому как бы хроникой его жизни и деятельности, дает возможность установить связь между различными документами, помогает глубже осмыслить ленинское литературное наследие. Кроме того, в архиве были созданы каталоги: инвентарный, где карточки на документы располагаются по инвентарным номерам документов, авторский и адресатный — с карточками, расположенными в порядке алфавита авторов и адресатов. Предполагалось составить также предметный каталог и каталог фондовых поступлений, но вместо них был составлен каталог по видам документов. Карточки в нем систематизируются по таким рубрикам: письма, записки, постановления, мандаты и т. п. Во всех каталогах использовались карточки международного образца — из белой бумаги картонной крепости размером 11,5 ×16,5 сантиметра. На карточку заносились необходимые данные из книги поступлений.

Чтобы найти нужные для архива сведения о каждом ленинском документе, необходимо было провести огромную научно-исследовательскую работу. От сотрудника архива требовалось глубокое знание биографии В. И. Ленина, Н. К. Крупской и членов семьи Ульяновых, истории партии и международного рабочего движения, истории СССР и зарубежных стран, историографии конца XIX — начала XX в., а также умение самостоятельно вести научное исследование, предельно кратко и точно аннотировать документы. Кроме того, архивист должен был свободно читать ленинские документы (они весьма трудны для чтения). Дело в том, что В. И. Ленин широко пользовался своеобразной стенографией, точнее, скорописью. Н. К. Крупская так характеризовала особенности ленинского письма: «Писал ужасно быстро, с сокращениями. Писал с необыкновенной быстротой, много и охотно. К докладам всегда записывал мысль и план речи. Записывал на докладах мысли и речи докладчиков и ораторов. В этих записях всегда все основное было схвачено, никогда не пропущено. Почерк становился более четким, когда писал что-либо (в письмах, например), что его особенно интересовало и волновало. Письмо было связно и логически последовательно. Сокращения букв (гласных часто) и слогов практиковал очень часто, в целях ускорения письма. Рукописи писал всегда сразу набело. Помарок очень мало... Статистические таблицы, цифры, выписки писал всегда необычайно четко, с особой старательностью — это «образцы каллиграфии». Выписывал их охотно, всегда и цифрами, и кривыми, и диаграммами, но никогда не диаграммами изобразительными (в виде рисунков)»[1].

Обычно В. И. Ленин пользовался скорописью при составлении планов книг, статей, конспектировании материалов и в тех случаях, когда делал записи для памяти. Такие свои записи он очень ценил и старался сохранить их. Они и составляли, особенно до революции, основу его личного архива. Н. К. Крупская вспоминала, что В. И. Ленин всюду возил их с собой и очень часто перечитывал, дополнял и исправлял[2]. Чтобы прочитать ленинскую скоропись, недостаточно иметь опыт работы с его рукописями и знать технику написания Лениным отдельных букв, слогов и слов. Необходимо провести всестороннее исследование: установить время написания рукописи, цель, круг вопросов, интересовавших тогда В. И. Ленина, общую историческую обстановку, литературу, которой он пользовался, политическую характеристику лиц, упомянутых им, и т. п.

В частности, хочется привести в пример небольшую ленинскую рукопись плана брошюры «О диктатуре пролетариата», написанного в сентябре-октябре 1919 года. Более 100 слов в нем Владимир Ильич написал сокращенно. Вот некоторые часто употребляемые там сокращения: Слова «диктатура»: д-ра, др-ра, дктра, дкттра, диктра, дикттра; «империализм»: импзм; «буржуазия»: бзия; «мелкая буржуазия»: м. бзия; «капитализм»: капзм, кзм; «крестьянин»: крн; «оппортунисты»: оппсты; «пролетариат»: прлт., прол., пролт.; «социалисты»: соцсты; «эксплуататоры»: эксплтры. Одна из фраз в плане брошюры выглядит, например, так: «Дтра прлта кк новые фрмы класс, ббы пролта». Читать ее следует: «Диктатура пролетариата как новые формы классовой борьбы пролетариата»[3]. После поступления ленинского документа в архив составлялась его машинописная копия, в которой сокращенные и зашифрованные слова уже были расшифрованы, а все особенности рукописи пояснены. Таким образом, каждый ленинский документ, после обработки, в техническом отношении сразу же был готов к опубликованию в Собрании сочинений.

Больше всего трудностей архивисты испытывали при работе над документами дореволюционного периода, особенно при установлении автора документа, даты его написания, расшифровке партийных псевдонимов и т. п. Им помогали в этом видные деятели партии, участники многих исторических событий, хорошо знавшие В. И. Ленина с начала его революционной деятельности до последних дней жизни. В институте часто работала Н. К. Крупская. Большую помощь оказывали и родные Владимира Ильича: сестры Анна и Мария Ильиничны, брат Дмитрий Ильич. В Центральном партийном архиве сохранилась обширная переписка с ними по вопросам установления авторства рукописей, расшифровки текстов, псевдонимов, уточнения времени и места написания документов и т. д. Обратимся к примеру. В архиве находится «Объяснение программы социал-демократической партии». Гектографированный текст ее вместе с «Проектом программы партии» поступил сюда 13 февраля 1925 года. Впервые «Объяснение» было опубликовано в № 3 журнала «Пролетарская революция» за 1924 год. В пояснении к публикации А. И. Ульянова высказала свои соображения о документе, а также мнение о нем Надежды Константиновны. При подготовке обоих документов для второго издания Сочинений В. И. Ленина дирекция института дополнительно попросила Н. К. Крупскую сообщить все, что она знала об «Объяснении». Н. К. Крупская ответила письмом, в котором она добавила к своим первоначальным замечаниям новые подробности. Вот это письмо: «Мне кажется несомненным, что «Объяснение программы» написано Владимиром Ильичем... Мне смутно начинают вспоминаться страницы книги, которые не удалось проявить, т. к. молоко, которым они писались, было очень жидко и текст вышел очень бледным. Должно быть, я это и переписывала. Думается мне, что это писал Владимир Ильич, т. к. тогдашние его брошюры носили именно такой характер — очень подробных объяснений. Характерные места есть в «Объяснениях»: на них печать основательного изучения статистических материалов о положении крестьян, об отхожих промыслах, о кустарях, о переселениях (Владимир Ильич очень ценил книжки Гурвича о переселениях). Может быть характерна для Владимира Ильича и формулировка цели: «...Продукты, производимые общим трудом, будут тогда идти в пользу самих трудящихся, а производимый ими излишек над их содержанием будет служить для удовлетворения потребностей самих рабочих, для полного развития всех их способностей и равноправного пользования всеми приобретениями науки и искусства». О пользовании приобретениями искусства рабочими говорил он, ведь, и потом, и ввел это и в последнюю программу партии. Во всем «Объяснении» видно хорошее знакомство с фабричным законодательством, что также характерно для Владимира Ильича»[4]. Эти сведения подтвердили то предположение, что автором «Объяснений» является В. И. Ленин, и помогли архиву в датировке и описании этого документа.

А вот подобное же письмо Надежды Константиновны от 23 июля 1924 г. на имя одного из организаторов Истпарта, М. С. Ольминского: «Дорогой Михаил Степанович, 1) рукопись об арестах представляет собою, вероятно, не корреспонденцию, а выписку или переписанное чье-либо химическое письмо (в тексте имеется фраза: «Вот все, что я могу сообщить о деле 10-го марта»). 2) «Попятное направление в русской социал-демократии» — не является статьей, посланной в Рабочую Газету. В Женевском архиве найдено письмо в Бунд + все три, упомянутые в «Что делать?» статейки. То, что статья написана печатными буквами, говорит о том, что она предназначалась для посылки. Это статья Владимира Ильича, но куда она посылалась — не помню. 3) «О стачках». Это не та брошюра о стачках, которая погибла. Та, помнится, была гораздо больше. Эта статья писана для журнала, ибо в ней говорится: «об этих законах и о применении их мы будем говорить в другой раз». В примечании прямо сказано, что брошюра написана в конце 1899 г. Конечно, общих мыслей между погибшей брошюрой и данной статьей много, но это другая статья. Статья, несомненно, писана Владимиром Ильичей. 4) «О промышленных судах» — писана Владимиром Ильичей. У меня очень плохая память — не помню, куда предназначались эти статьи. Больше всего вероятий для заграницы: Лахтинская типография, Киевская к этому времени уже не существовали. Было кое-что у Бунда»[5].

Такие письма характерны для Надежды Константиновны. При передаче в архив того или иного найденного ею ленинского документа она сообщала все, что ей было известно о нем. Письма-комментарии значительно облегчали работу архивистам. В сентябре 1925 г. Н. К. Крупская нашла набросок плана речи, подготовленной В. И. Лениным (для X Всероссийского съезда Советов), но не произнесенной из-за обострения болезни. Свою находку она сопроводила следующим письмом в институт: «Нашла листок — план речи или статьи, написанной Ильичем в 1922 г, уже тогда, когда писал немеющей рукой. Посмотрите — тот же ход мыслей, что в последних статьях, особенно п. 5 «как (NB) подойти к социализму?», п. 15 «Центросоюз: его особое значение». И особенно п. 16 «вопрос именно всей культуры, а ее поднять — нужны годы». Жаль ужасно отдавать этот листочек. Может переснимете? Н. Крупская»[6].

Подготавливая рукопись В. И. Ленина к публикации в газете «Правда», бывший секретарь СНК М. И. Гляссер установила, что это конспект речи на X Всероссийском съезде Советов, составленный в первой половине декабря 1922 года. Она писала в дирекцию Института: «Мне думается, что это есть план предполагаемой и не сказанной речи Владимира Ильича на съезде Советов, к которой он готовился и конспект которой составил (прилагаю Вам в виде справки выдержку из письма Владимира Ильича от 15/XII—22 г.)[7], Этого конспекта, о котором Владимир Ильич упоминает в этом письме, в нашем архиве нет, и я думаю, что это он как раз и есть. По крайней мере ни к одной из трех последних речей этот план не подходит полностью, что почти всегда бывает у Владимира Ильича. По-моему, это именно план речи, а не статьи»[8].

Много труда требовалось архивистам для установления, по почерку, автора того или иного документа (или даже нескольких слов), имеющего отношение к В. И. Ленину. В подобных случаях они обращались с просьбой о помощи ко всем членам семьи Ульяновых. 22 мая 1925 г., например, А. И. Ульянова писала в ответ на один из подобных запросов архива: ««Володины бумаги» на обороте карандашом написано рукой моей матери — Марии Александровны Ульяновой»[9].

Отчитываясь к 10-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции о сделанном, архив Института Ленина сообщал, что в его хранилищах собрано 34 749 документов, в их числе 21012 — ленинских[10], и что все документы В. И. Ленина, как и адресованные ему, прошли научно-техническую обработку. Теперь уже можно было не только быстро найти по тем или иным данным любой документ, но и сразу же получить необходимые сведения, касающиеся его содержания и истории создания. Вся эта деятельность во многом способствовала быстрому завершению выпуска второго и третьего изданий Сочинений В. И. Ленина и дополнительно к ним публикаций документов (не вошедших в Собрания сочинений) в «Ленинских сборниках». Перед Великой Отечественной войной в ЦПА уже было сконцентрировано около 43 тыс. единиц хранения. Надо сказать, что рост этот произошел в основном не за счет пополнения архива новыми ленинскими документами, а за счет приема документов партийных органов и учреждений, которыми руководил В. И. Ленин. Хранение в общем фонде сразу ленинских документов и дел разных учреждений затрудняло работу над рукописями В. И. Ленина. Поэтому в период подготовки четвертого издания Сочинений В. И. Ленина встал вопрос об обособлении ленинских рукописей в специальный фонд, отдельно от других архивных материалов. Однако это не удалось осуществить из-за начала войны. Документы ЦПА были вывезены из Москвы в глубь страны, где они находились до осени 1944 года. В сентябре-октябре 1944 г. архив был в полной сохранности реэвакуирован в Москву.

Еще в первые годы существования ленинского архива был определен порядок публикации документов В. И. Ленина. В апреле 1925 г. «Правда» напечатала постановление ЦК РКП(б) о порядке их издания. «Опубликование в разных органах печати всех писем и других документов В. И. Ленина, не опубликованных до сих пор, — говорилось в постановлении, — должно происходить исключительно через Институт Ленина или же с его согласия»[11]. Это постановление сохраняет силу до сегодняшнего дня. Много внимания уделялось условиям и технике хранения ленинских документов. В этом деле следовало тщательно учитывать каждую мелочь, каждую, казалось бы, малозначительную деталь, ибо любой неправильно решенный вопрос мог в будущем привести к утрате документа. В 1924 г. специальной комиссией были приняты и рекомендованы институту правила хранения документов, составленные профессором Г. П. Георгиевским. Многие пункты этих правил действуют и ныне. Без изменения, например, остается порядок упаковки документов. Время показало, что такая упаковка, какой пользуется ЦПА, и сейчас отвечает всем требованиям долговечного хранения. Прежде всего каждый лист оригинала прокладывается тонкой, химически нейтральной бумагой. Затем документ кладут в белую двухлистную папку из бумаги картонной крепости, потом в папку из трех листов такой же бумаги и, наконец, в желтую картонную папку, не имеющую швов. Картонные папки с документами расставляются в несгораемых сейфах. Ставят их на полках, подобно книгам, вертикально, чтобы они не давили друг на друга и к ним мог поступать чистый воздух.

В 1926 г. для Института Ленина и ленинского архива было сооружено здание на Советской площади в Москве. До этого архив находился в небольшом, мало приспособленном для специального хранения документов особняке — в доме № 24 по Большой Дмитровке (ныне Пушкинская улица). Из 16 проектов здания компетентное жюри одобрило и приняло к осуществлению проект архитектора С. Г. Чернышева. Строительные работы начались в июле 1925 г. и были завершены в течение полутора лет. Это — четырехэтажное здание строго кубической формы. Главный фасад его выходит на Советскую площадь. К зданию примыкает 14-ярусная башня с вертикальными узкими линиями окон. Долгие годы там находилось книгохранилище библиотеки института. Теперь оно переоборудовано под хранилище документальных материалов. Стены здания сложены из огнеупорного кирпича. Снаружи оно отделано цементной штукатуркой и лабрадором. Для рукописей В. И. Ленина устроено специальное хранилище — камера с не очень толстыми, но чрезвычайно мощными стенами (в них заложено до 64 т железа). Для предохранения от сырости стены забетонированы и проложены листовым свинцом. Камера покрыта непроницаемой броней.

Перед Великой Отечественной войной архив решено было оборудовать установкой для кондиционирования воздуха. По просьбе ИМЭЛ Президиум Академии наук СССР создал при Отделении химических наук Комиссию по научной разработке методов долговечного хранения важнейших документов. В нее входили широко известные ученые — академик В. Е. Тищенко, член-корреспондент АН СССР Н. И. Никитин, профессора С. А. Фотиев, Н. П. Тихонов, М. В. Фармаковский и другие. По рекомендации комиссии, климатический режим хранения документов не должен был выходить за пределы 14-18°С с суточными перепадами в пределах 2° и относительной влажностью в пределах 45-55% (с суточным колебанием не свыше 3%). Это предложение было утверждено Бюро Отделения химических наук и подписано академиком A. Н. Бахом. Однако построить установку кондиционирования воздуха в то время не удалось. Так закончился первый этап организации архива ленинских документов.

В мае 1949 г. Центральный Комитет партии принял постановление, согласно которому ЦПА предстояло организовать хранение ленинских документов на новых принципах: выделить их из общей массы и создать самостоятельный фонд — Фонд документов В. И. Ленина. В Фонд B. И. Ленина включались все документы, относящиеся к его жизни и деятельности за период с апреля 1870 г. по январь 1924 года. Написанные или подписанные Лениным документы должны были составить авторскую группу. В качестве самостоятельных групп в фонд включались личные документы В. И. Ленина (метрическая выписка, аттестат об окончании Симбирской гимназии, паспорт, удостоверения, партийные билеты, пропуска и т. п.), первые печатные издания ленинских трудов, рукописи которых не сохранились или до сего дня не найдены. Документы, в которых упоминался В. И. Ленин или уточнялись места его пребывания, даты жизни и деятельности, материалы полицейских учреждений царской России и Временного правительства, содержащие сведения о революционной борьбе Ленина, и воспоминания отдельных лиц о встречах с В. И. Лениным также были сгруппированы в самостоятельный фонд — Фонд о В. И. Ленине (ф. № 4).

В Фонде В. И. Ленина сохранился принцип подокументного хранения. Исключение составили лишь документы, объединенные В. И. Лениным (например, «Философские тетради») и исторически составившие одну единицу хранения (например, «Дело о зачислении В. Ульянова в Казанский университет»), однотекстные по содержанию (черновики и беловики одного и того же материала), либо документы вторичного происхождения (всевозможные копии), которые объединялись в том случае, если содержали дополнительные данные (имели точную дату событий, адреса и т. п.). Возьмем «Дело о зачислении В. Ульянова в Казанский университет», составленное В. И. Лениным с целью получить разрешение на сдачу экстерном экзаменов в Петербургском университете. В момент направления дела в Петербургский университет оно состояло из оригиналов и тщательно выполненных В. И. Лениным копий метрической выписки, аттестата зрелости, формулярного списка о службе отца — Ильи Николаевича Ульянова — и других документов. Но в 1949 г. копии, написанные В. И. Лениным, хранились в ЦПА, а оригиналы документов — в Центральном музее В. И. Ленина в Москве. При обработке эти материалы были вновь собраны в деле в том виде, в каком оно было составлено еще Владимиром Ильичей Ульяновым.

Иначе теперь стали подходить и к так называемым однотекстным документам. Раньше, например, автограф (черновик) письма и его машинописный экземпляр, подписанный В. И. Лениным, регистрировались под отдельными номерами. Ныне их стали объединять в одну единицу хранения и учитывать под одним номером. Этот подход привел к переформированию большой группы единиц хранения: 5 297 ленинских документов было объединено в 2 100 единиц хранения.

Одновременно совершался и другой процесс — разъединения ленинских документов, хранившихся под общим инвентарным номером, но имеющих самостоятельное значение. Так, были разъединены письмо В. Д. Бонч-Бруевича, управляющего делами СНК, В. И. Ленину о помощи больному В. В. Воровскому с резолюцией В. И. Ленина от 16 октября 1920 г. и записка В. И. Ленина в Малый Совнарком от 28 октября того же года об оказании материальной помощи Воровскому. Наконец, в послевоенные годы вновь была проведена научно-техническая обработка документов по усовершенствованным правилам. Еще раз тщательно изучалась историко-партийная литература, дело документа, материалы других фондов. Все это предпринималось для того, чтобы правильнее раскрыть содержание документа, уточнить и обосновать авторство, дату написания и многое другое. Это позволило исправить неточности или ошибки, имевшие место ранее.

Было обосновано авторство нескольких ранее неизвестных статей и заметок В. И. Ленина. Например, удалось доказать принадлежность В. И. Ленину статьи «Закон о вознаграждении рабочих, потерпевших от несчастных случаев»[12], опубликованной в газете «Искра» № 47 от 1(14) сентября 1903 года. Для определения авторства некоторых документов по почерку в 1950 г. была создана экспертная комиссия из наиболее квалифицированных и опытных сотрудников ИМЭЛ, хорошо знавших ленинский почерк, состав и содержание документов архива. В комиссию вошли М. И. Гляссер и Е. С. Голубева, при жизни В. И. Ленина работавшие в секретариате СНК; Н. А. Подвойская, лично знавшая Владимира Ильича; Г. А. Тихомирнов и К. В. Остроухова, безукоризненно читавшие почерк В. И. Ленина, и другие. За три года работы комиссия рассмотрела 759 документов, требовавших уточнения авторства, и 273 книги с пометками. Из них признаны ленинскими 378 документов, и определено, что в 151 книге пометки сделаны рукой Владимира Ильича.

Так, в экспертную комиссию поступил полученный в 1926 г. документ, известный в качестве выписки из домовой книги о прописке В. И. Ульянова в 1914 году. На разлинованном листе бумаги указаны порядковый номер, фамилия, имя и отчество, профессия и домашний адрес (улица и номер дома). Считалось, что записи сделаны не В. И. Лениным. Экспертная комиссия установила, что это ленинский автограф. Тогда встал вопрос: почему в домовой книге сделал записи сам Ленин, а не домовладелец? Домовая ли это книга? Обратили внимание в первую очередь на адрес. Город не был указан. Стали определять его по названию улиц. Оказалось, что речь идет о Берлине. Но в 1914 г. Владимир Ильич не жил там, и этот факт дал направление дальнейшим поискам. В результате установили, что запись была сделана В. И. Лениным в книге регистрации читателей Прусской государственной библиотеки в Берлине 1(14) августа 1895 года. Примеров таких уточнений можно было бы привести множество. В декабре 1953 г. вся намеченная постановлением 1949 г. работа была завершена. Документы были расположены в архиве в хронологической последовательности в пределах года, месяца, дня и по возможности часа, зашифрованы, а сведения о документах записаны в специальные описи. Фонд документов В. И. Ленина получил номер 2 (за номером 1 в ЦПА значится фонд документов К. Маркса и Ф. Энгельса), а опись — номер 1. Она состояла из 20 томов. В ней были зарегистрированы 23 752 единицы хранения, в которых находилось 29 280 документов В. И. Ленина.

На основе описи были составлены различные каталоги, способствовавшие быстрому ведению справочной работы по ленинским документам. Вид и формат каталожной карточки оставались прежними. За исключением сведений о поступлении и размере документа на нее переносились все данные описи, а также сведения о публикации документа. Последние проставлялись в верхнем правом углу карточки, тогда как в правом нижнем углу ставились шифры тех единиц хранения, которые по содержанию были непосредственно связаны с данной. Вот как выглядит карточка, заведенная на исторический документ, провозгласивший победу Великой Октябрьской социалистической революции в России:

4634

 

В. И. Ленин. ПСС, т. 35, с. 1

ЛЕНИН В. И.

Обращение Военно-революционного комитета при Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов «К гражданам России!» о низложении Временного правительства и переходе власти к Советам.

 

25 октября (7 ноября) 1917 г. Петроград.

Автограф черными чернилами, 1 л.

 

     

 

Основным каталогом, как и прежде, остается ныне хронологический. Кроме него, имеются каталоги на неопубликованные ленинские документы и сохранены старые — авторский, адресатный, по видам документов. К неопубликованным документам составлены предметный, географический и именной указатели.

Исследование ленинских материалов в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС не прекращается ни на один день. Особенно тщательно изучаются документы при подготовке их к публикации. Каждое слово, фраза, все упомянутые в них события, факты, имена становятся предметом скрупулезного анализа. В результате многие документы В. И. Ленина бывают по-новому прочитаны или датированы. Так, при подготовке «Переписки В. И. Ленина и редакции газеты «Искра» с социал-демократическими организациями в России. 1900-1903 гг.»[13] удалось прочитать остававшиеся ранее не прочитанными зашифрованные В. И. Лениным и Н. К. Крупской отдельные слова, части фраз и целые фразы. Интересен следующий случай. В декабре 1901 г. Владимир Ильич и Надежда Константиновна получили из Киева от агента «Искры» И. Г. Леман письмо от 27-28 ноября. В нем сообщалось: «Только что вернулась домой, а уже без ¼ 12. Приехала сегодня утром часов в 10, весь день на ногах, перед тем подряд три ночи не спала, и вот ни малейшей усталости, даже спать не хочется... Такая масса впечатлений, что не знаешь, с чего начать, о чем говорить... Пришлось много говорить, рассказывать, спорить и даже ругаться». Далее Леман с горечью сообщала, что на Юге обнаружилась и «шаткость в понимании общих задач», и беспорядок в делах, и уход в чисто местные интересы. В письме есть такая фраза: «У них уже решен на следующей неделе 7/6 7/4 3/2 3/1 5/4 12/7 3/4 4/7 8/2 10/8 7/8».[14] Что скрывалось за этими дробями? Совершенно очевидно, что В. И. Ленин и Н. К. Крупская знали шифр и смогли прочитать это важное, сугубо конспиративное сообщение, но для историков эта фраза долгое время оставалась загадкой. Недавно удалось ее расшифровать.

Известно, что ключом к шифрам служили искровцам обычно стихотворения или страницы прозаических произведений, содержавшие все буквы алфавита. Строки текста нумеровались сверху вниз, а буквы в строке — слева направо. В зашифрованном виде каждая буква — это дробь, числитель которой означал строку, а знаменатель — букву в ней. Принцип шифровки прост, но прочитать слово можно, только зная, какое произведение послужило ключом для шифра. Выяснили, что Леман любила стихи Надсона, и некоторые ее письма были зашифрованы по его стихотворениям «Друг мой, брат мой», «Жалко стройных кипарисов», «Мать» и другим. Однако все попытки расшифровать тайнопись с помощью этих ключей потерпели неудачу. Следовательно, существовал еще и другой. Небольшая часть этого шифра была найдена в письме Леман в редакцию «Искры» от 3 декабря 1901 г., в котором над цифрами дробей Надежда Константиновна проставила буквы[15]. Некоторые дроби писем совпадали. За ними могли скрываться одни и те же буквы. Когда воспользовались расшифровкой Н. К. Крупской, то тайнопись письма Леман стала читаться так: 7/6 — В, 7/4 — Т, 3/2 — О, 3/1 — Р, 5/4 — О, 12/7 — И, 3/4 — С, 4/7 — неизвестно, 8/2 — Е, 10/8 и 7/8 — тоже неизвестно. Но этого уже было достаточно, чтобы прочитать — ВТОРОЙ СЪЕЗД. Оказывается, И. Г. Леман сообщала В. И. Ленину о времени созыва съезда для обсуждения организационных планов южных искровцев.

Другой пример. При подготовке томов Полного собрания сочинений составители, в который уже раз, обратились к текстам первого варианта статьи В, И. Ленина «Очередные задачи Советской власти», продиктованного им стенографу 23-28 марта 1918 года. В архиве имеется на пяти ученических тетрадях дешифрант, но так странно записанный, что прочитать его казалось невозможным. Не помогала и записка стенографа, в которой тот выражал сожаление, что не застал Владимира Ильича и не смог познакомить его «со способом пользования этими тетрадями». Внешне тетради выглядели так: каждая страница была по вертикали разделена надвое, и разными почерками на каждой половине страницы на каждой строке записано по нескольку слов. И так во всех пяти тетрадях. В каждой тетради столбцы были пронумерованы последовательно. Чтение строк и столбцов подряд никакого связного текста не давало. Тогда обратили внимание на нумерацию столбцов. Научный сотрудник ИМЛ решил проверить, нет ли здесь какой-либо взаимосвязи. Оказалось, существует, и самая прямая. Записи следовало читать так: вначале в первой тетради в первом столбце первую строку, потом во второй тетради в первом столбце первую строку, так же и в третьей, четвертой и пятой; затем вернуться к первой тетради к первому столбцу и читать вторую строку, точно так же во второй тетради, в третьей и т. д. (почему стенограф составил таким образом дешифрант, выяснить до сего дня не удалось). В такой последовательности совершенно гладко читается весь текст первоначального варианта статьи «Очередные задачи Советской власти». В пяти тетрадях оказался записанным текст с конца IV до начала X главы. Впервые тетради были опубликованы в 36-м томе Полного собрания сочинений В. И. Ленина (см. стр. 127-164). Партия и правительство высоко оценили эту работу: сотрудник института, прочитавший документ, был награжден орденом.

Отличается от прошлых лет и современный процесс оформления поступающих в ЦПА документов. Прежде, чем документу дадут номер (шифр), проведут научно-техническую обработку, запишут в описи и положат в специальное хранилище, его подвергают целому ряду процедур в лаборатории консервации и реставрации документов архива, которые обеспечивают ему долгую жизнь. Как известно, бумага, которой мы пользуемся, какой бы хорошей она ни была, не вечна. Через какое-то время она стареет и разрушается. Помимо естественного процесса старения, ей в этом помогают свет, тепло, пыль, микроорганизмы, насекомые, грызуны и даже человек. Мы не говорим уже о небрежном, неаккуратном обращении с документами. Но порой человек, действуя даже с самыми лучшими намерениями, губит документ, используя, например, по незнанию разрушающий бумагу силикатный клей. Вот почему в архиве, какой бы хорошей сохранностью ни отличался документ, обязательно сначала дезинфицируют его, чтобы избавиться от плесени и бумажного грибка, затем очищают от грязи, выводят масляные пятна, «поят» укрепляющим составом, а если документ написан карандашом, который легко стирается с бумаги, то закрепляют его. После этого документ обязательно фотографируют, печатает две его фотокопии и только тогда передают хранителю. С этого момента оригинал документа ни в чьи другие руки не попадает. Все дальнейшие работы над его текстом будут вестись по фотокопиям. Этот порядок установлен в ЦПА после Великой Отечественной войны. В лаборатории консервации и реставрации документов побывало уже 3 708 документов В. И. Ленина, что составляет 20 621 лист.

Не всегда документ подвергается реставрации, если даже он поврежден. Обычно бывает достаточно провести профилактические работы, о которых говорилось выше. Ведь подлинные документы никому не выдаются. Поэтому опасность получить новые повреждения для них исключена. Реставрируют лишь те из них, состояние которых не позволяет их сфотографировать так, чтобы текст был читаем, или те, процесс разрушения которых прогрессирует и его следует остановить. Чаще всего это бывает с мандатами или удостоверениями. В 20-е годы они писались, как правило, на непрочной бумаге, хранились владельцами в карманах, быстро протирались на сгибах, края бумаги рвались и терялись. Такой вид, например, имел поступивший в архив мандат на имя И. П. Бабкина от 12/14 декабря 1918 г., подписанный В. И. Лениным. Фактически это были восемь отдельных помятых кусочков, обильно пропитанных силикатным клеем. Не один час и не один день находился мандат в лаборатории: сначала реставратор дезинфицировал его, чтобы убить споры плесени, затем осторожным движением счищал скальпелем грязь, клей, неровности, рваные волокна. Миллиметр за миллиметром очищался документ, после чего был склеен, распрямлен и стал напоминать тот, который получал И. П. Бабкин в Совете Народных Комиссаров в 1918 году. Используя достижения современной науки и техники, лаборатория ЦПА постоянно ведет поиск более совершенных приемов реставрации, стойких антисептиков, новых, специальных бумаг, закрепителей чернил и красок, лучших рецептур клеев и проклеивающих растворов.

В Центральном партийном архиве, также после войны, стали вести фотосъемки документов, тексты которых прочитать без применения техники невозможно. Чаще всего это документы дореволюционного периода, написанные тайнописью и проявленные над керосиновой лампой или свечой; заклеенные строки; зачеркнутые или залитые чернилами фамилии и адреса; стертые резинкой надписи; выцветшие листы, ранее написанные нестойкими чернилами, отпечатанные на пишущей машинке или гектографе. Использование возможностей фотографии, чтобы «поднять» исчезающие тексты, пожалуй, единственный достаточно безвредный метод работы с уникальными документами. Он не приводит к разрушению, позволяет неоднократно повторять и менять способы фотосъемки. С помощью фотографии удалось прочитать многие документы, написанные симпатическими (бесцветными) чернилами; тексты на обуглившихся местах бумаги, на местах залитых или зачеркнутых, выцветших под воздействием света; тексты, стертые от частого пользования, и во многих других случаях. Такая работа была проведена с книгой В. И. Ленина «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?». Рукопись книги до нас не дошла. Поэтому в архиве на правах рукописи хранится несколько экземпляров ее гектографированного издания, относящегося к 1894 году. Издание было осуществлено небольшим тиражом. При печати использовались очень нестойкая фиолетовая краска и дешевая бумага, непригодная для длительного хранения и широкого пользования. Сохранилось только два экземпляра третьего выпуска книги с обложками. Один из них экспонировался в Музее В. И. Ленина в Москве. От времени и под воздействием света бумага сильно пожелтела, печатный текст на обложке выцвел и стал нечитаем. Решено было сделать фотокопию обложки. Ее снимали методом инфракрасной люминесценции, при которой типографская краска дает слабое свечение. Свечение удалось заснять и получить пригодный для чтения снимок обложки ленинской книги. В целом значение работы по восстановлению нечитаемых текстов трудно переоценить. Благодаря ей стало известно содержание многих документов, ранее полностью не прочитанных; получен дополнительный материал для исследований и для включения в собрания Сочинений В. И. Ленина новых документов.

В 1947 г. в архиве начала действовать установка кондиционирования воздуха, которая обслуживала сначала только хранилище уникальных документов К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина. В 1965 г. эта установка была заменена двумя новыми, рассчитанными на все хранилища архива. Свежий воздух подается в помещение архива после очистки в системе фильтров и насыщения влагой в камерах увлажнения. Здесь в настоящее время выдерживаются параметры воздуха: температура +17-18°, относительная влажность 50-55%. Работа установки регулируется автоматически. Помимо этого, параметры воздуха периодически контролируются сотрудниками архива. Хранилища освещаются электрическими лампами накаливания, которые зажигаются только на время пребывания здесь людей. Тем самым исключается вредное действие света. В таких условиях сохранность документов обеспечена на долгие годы. Самому позднему ленинскому документу 47 лет, а самому раннему — 89. Но физическое состояние их вполне удовлетворительно, а процесс естественного старения в значительной степени заторможен.

Сейчас в Центральном партийном архиве ИМЛ при ЦК КПСС хранится более 30 тысяч рукописей, писем и документов В. И. Ленина, 396 фотографий Владимира Ильича, 874 метра киноленты, в кадрах которой В. И. Ленин был запечатлен при жизни, 12 граммофонных пластинок с записями 11 его речей. Это драгоценные реликвии Коммунистической партии и советского народа. В фонде документов В. И. Ленина собраны сотни рукописей книг, брошюр, статей, планов к ним; тысячи писем и записок; стенограммы докладов и речей на съездах, конференциях, совещаниях Коммунистической партии, съездах Советов и заседаниях Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, на собраниях трудящихся; планы докладов и речей; проекты Программы партии; конспекты, статистические и цифровые подсчеты; заметки во время заседаний и собраний, во время приемов и бесед с рабочими и ходоками-крестьянами; выписки из статей и книг, переводы, библиографические заметки, книги с пометками. В фонде находятся тысячи официальных документов Коммунистической партии и Советского правительства, среди них оригиналы протоколов первого правительства Советской России — Совета Народных Комиссаров[16], протоколы Совета Рабоче-Крестьянской Обороны (Совета Труда и Обороны), председателем которого был В. И. Ленин; подписанные им законодательные акты (декреты, постановления, положения, правила и инструкции); циркулярные и частные предписания; сотни мандатов и удостоверений, выданных государственным и партийным деятелям; воззвания, обращения и другие документы.

Самый ранний документ В. И. Ленина относится к марту 1881 года. Это роспись Володи Ульянова в списке учеников второго класса Симбирской гимназии. Последний — телеграмма В. И. Ленина в Грузию Мдивани, Махарадзе и другим, продиктованная уже больным Владимиром Ильичем стенографистке М. А. Володичевой 6 марта 1923 года.

Почти 91% ленинских документов — оригиналы (автографы, подлинники). В. И. Ленин мало пользовался пишущими машинками, не привык и не любил работать со стенографистами и все записи вел сам. Около 9% документов фонда представлено разнообразными копиями: машинописными или делопроизводственными, фотографическими, электрографическими и другими. Их хранят в архиве в тех случаях, когда оригинал отсутствует или приобрести его не представляется возможным. Например, в Британском музее (Лондон) хранятся подлинные прошения В. И. Ленина о получении разрешения на пользование библиотекой, а в ЦПА — их фотокопии. Более тысячи документов написаны В. И. Лениным на девяти иностранных языках (немецком, французском, английском, итальянском, голландском, латинском, датском, норвежском и шведском), половина из них — на немецком языке, треть — на французском, десятая часть — на английском.

Кроме документов В. И. Ленина, в ЦПА собраны фонды и коллекции, дополняющие и раскрывающие содержание ленинских документов, имеющих сведения биографического характера о В. И. Ленине. К ним в первую очередь относятся: коллекция личных документов В. И. Ленина — метрическая выписка о его рождении, похвальные листы педагогического совета Симбирской гимназии, аттестат об окончании гимназии, партийные билеты, трудовая книжка, удостоверение на имя К. П. Иванова, с которым В. И. Ленин скрывался от ищеек Временного правительства, удостоверения об избрании В. И. Ленина членом Учредительного собрания и делегатом съездов Советов, членский билет ВЦИК, пропуска в здание Совнаркома, в Кремль и многие другие.

Самостоятельной описью учтены письма в адрес В. И. Ленина за 1898-1917 гг. (всего 787 писем от 268 авторов). Эти письма позволяют полнее раскрыть борьбу В. И. Ленина с «экономистами» и «легальными марксистами» за создание марксистской партии в России; с меньшевиками и примиренцами — за укрепление позиций большевизма; показывают руководящую роль большевиков во время подготовки и проведения первой буржуазно-демократической революции в России. Наиболее полно представлены письма за 1911-1914 гг., свидетельствующие о широких связях В. И. Ленина с местными партийными организациями и его руководящей роли в партии. Письма за 1914-1917 гг. ярко характеризуют В. И. Ленина как вождя международного рабочего движения, его борьбу против социал-шовинистов, за сплочение интернациональных сил, за образование Циммервальдской «левой» и III, Коммунистического Интернационала.

Специальный фонд ЦПА «О В. И. Ленине» составляют документальные материалы об учебе Володи Ульянова в Симбирской гимназии и в Казанском университете, об участии в студенческой сходке — первом боевом крещении, начале революционной деятельности; о сдаче экстерном экзаменов в Петербургском университете; о судебной практике в Самаре в качестве помощника присяжного поверенного; о местожительстве за границей во время эмиграции; о покушении на В. И. Ленина, совершенном на заводе быв. Михельсона (в том числе бюллетени о состоянии его здоровья). Здесь имеются также документы полицейских и жандармских учреждений царской России и милиции Временного правительства о гласном и негласном наблюдении за В. И. Лениным начиная с 27 декабря 1887 г. (8 января 1888 г.) и вплоть до осени 1917 года. В этом же фонде находится коллекция воспоминаний о В. И. Ленине, относящаяся ко всем периодам его жизни и деятельности. Она послужила основой для пятитомного издания «Воспоминаний о Владимире Ильиче Ленине». Огромную ценность представляют также фонды членов семьи Ульяновых.

В самостоятельный фонд выделены документы Надежды Константиновны Крупской, выдающегося партийного и государственного деятеля, жены, соратника и друга Владимира Ильича, его главного биографа. Здесь хранятся ее воспоминания, статьи о В. И. Ленине и другие документы, воссоздающие с поразительной простотой и правдивостью образ великого вождя и человека. Глубже понять и осмыслить партийную и государственную деятельность В. И. Ленина помогают также документы фондов съездов и конференций партии, ее высших учреждений и центральных органов — газет «Искра», «Вперед», «Пролетарий», «Звезда», «Правда», коллекции протоколов СНК и СТО, Комиссии при СНК (Малого СНК) и Секретариата Председателя СНК и СТО. Документы В. И. Ленина широко публикуются и известны во всем мире. За время деятельности Института марксизма-ленинизма осуществлено пять изданий Собрания сочинений В. И. Ленина, опубликовано XXXVI Ленинских сборников (скоро выйдет в свет XXXVII). По сведениям Всесоюзной книжной палаты на 1 января 1969 г., произведения В. И. Ленина издавались более 10 тысяч раз (отдельные книги, сборники, статьи и т. п.) общим тиражом в 348,9 млн. экземпляров. Труды В. И. Ленина переведены на 100 языков народов Советского Союза и мира и, по данным ЮНЕСКО, занимают первое место среди книг по количеству переводов на иностранные языки.

По подсчетам ЦПА, в общей сложности опубликовано более 16 тысяч документов В. И. Ленина, хранящихся в фонде № 2. Однако около 14 тысяч еще не опубликовано. Что же это за документы? Значительную часть их составляют краткие резолюции В. И. Ленина на присланных ему письмах, телеграммах, докладах, корреспонденциях. Имеется также около 800 книг с пометками В. И. Ленина на полях. Далее, в архиве хранится несколько тысяч неопубликованных официальных документов высших органов Советской власти, единоличным автором которых В. И. Ленин не являлся, но в работе над которыми принимал участие и которые подписывал в качестве председателя данных учреждений.

Так выглядит на сегодняшний день важнейшая работа, осуществляемая с документами Владимира Ильича в специально созданной для того секции Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.

Опубл.: Вопросы истории. 1970. № 3. С. 52-65.


[1] «Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине». Т. 1. М. 1968, стр. 614.

[2] ЦПА ИМЛ, ф. 12, оп. 2, ед. хр. 217, лл. 38-40.

[3] «Ленинский сборник» III. стр. 499-508.

[4] ЦПА ИМЛ. ф. 12. оп. 2, ед. хр. 188, лл. 80-81; см. также В. И. Ленин. ПСС. Т. 2, стр. 83-110.

[5] ЦПА ИМЛ, ф. 12, оп. 2, ед. хр. 188, лл. 9-10.

[6] Там же, л. 31; см. также В. И. Ленин. ПСС. Т. 45, стр. 440.

[7] Речь идет о письме В. И. Ленина И. В. Сталину для членов ЦК РКП (б) от 15 декабря 1922 г., в котором отмечалось: «Конспект речи у меня был уже написан несколько дней назад» (см. В. И. Ленин. ПСС. Т. 45, стр. 338).

[8] ЦПА ИМЛ, ф. 12, оп. 2, ед. хр. 188, л. 35.

[9] Там же, ф. 13, оп. 1, ед. хр. 264, л. 4.

[10] Там же, ф. 347, оп. 1, ед. хр. 43, л. 3.

[11] «Правда», 4. IV. 1925.

[12] См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 7, стр. 326-334.

[13] Это издание планируется выпустить в трех томах общим объемом около 150 печатных листов. Сейчас вышли в свет два тома, в которых опубликованы документы за сентябрь 1900 — декабрь 1902 года.

[14] «Переписка В. И. Ленина и редакции газеты «Искра» с социал-демократическими организациями в России. 1900-1903 гг.». Т. 1. М. 1969, стр. 334.

[15] Там же.

[16] Подробнее о них см.: В. А. Любишева. Воссоздание архива Председателя Совнаркома В. И. Ленина. «Вопросы истории», 1969, № 4.

 


(1.3 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 21.04.2016
  • Автор: Ахапкин Ю.А.
  • Размер: 54.76 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Ахапкин Ю.А.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
В.А. Черных. О предмете археографии и ее месте в кругу смежных научных дисциплин
Валк С. Н. Судьбы археографии
С.О. Шмидт. С. Н. Валк и развитие археографической культуры
И.В. Нестеров. Хорошо забытое новое
Д.А. Чугаев. О методике советской археографии
В.М. Загребин. О названии одной буквы древнего славянского алфавита
М.П. Илюшенко. К вопросу о функциях документов
Ю.А. Ахапкин. Организация ленинского архива
Д.А. Чугаев. О методике советской археографии
В.В. Фарсобин. Археография
Валк С. Н. Историко-революционная библиотека. Пг., 1920-21. [Рецензия]
И.В. Нестеров. Князь Пожарский –– психологический портрет по данным графологии
А.С. Усачев. Древнерусская книжность эпохи митрополита Макария: Книга степенная царского родословия
И.В. Нестеров. Непарадный портрет основателя Нижнего Новгорода
«Костромское житие» великого князя Юрия Всеволодовича
И.В. Нестеров. Китежский летописец: проблема авторства, источников и времени составления
И.А. Кирьянов. Как возникла легенда о граде Китеже?
И.В. Нестеров. Археография: Становление современного понимания термина (по материалам справочных изданий)

2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100