Глава I. Учетно-распределительная система партии.

21 августа, 2019

Глава I. Учетно-распределительная система партии. (38.87 Kb)

-1-
ГЛАВА I.
 
Учетно-распределительная система партии.
«Гвоздь положения в людях, в подборе людей». Этими несколькими слонами, оказанными на XI с”езде РКП, Ильич вскрыл сущность весьма многих наших дефектов и в процессе производства, и в области управления, и в деятельности общественно-государственной.
Капиталистический мир за время своего существования не только воспитал насквозь пропитанный классовыми интересами буржуазии кадр работников, но выработал полую систему мер, ставящих этих работников в зависимость от работодателей и вынуждающих их отстаивать интересы буржуазии.
Октябрьская революция разрушила старый государственный аппарат, у власти стал рабочий класс и его Коммунистическая партия; хозяев заводов и имений прогнали; для управления громадной страной ^хозяйством понадобились тысячи новых людей, преданных делу революции. Их могли выделить только рабочие и крестьяне. Советы рабочих и крестьянских депутатов оказались наилучшей организацией, где каждый рабочий и крестьянин мог бы научиться управлять государством. Сотни тысяч выборных депутатов по всей стране,—вот естественный подбор работников первого периода Октябрьской революции.
На них ложилась тройная функция: функция политических руководителей, натравляющих работу в определенное пролетарское русло, управляющих учреждений и политических комиссаров, наблюдающих за работающими в учреждениях не-пролетарскими элементами.
Привлечение к участию в этой работе сотен тысяч членов Советов, само по себе, не давало еще гарантии успешного разрешения задачи управления. Парижская Коммуна в деле управления равным образом опиралась на пролетарские массы; если она не справилась успешно с задачей, то не потому, что она не использовала этого единственного годного для этой цели элемента, но по другой, весьма важной, причине. У нее не
— 2 —
было того выпестованного Лениным в течение десятков лет идейно-вышколенного и закаленного в бою кадра революционных работников, какими располагала в исторический момент революции РКП. Сочетание этого кадра испытанных революционеров с сотнями тысяч рабочих и крестьян, обеспеченных доверием своих избирателей, легло в основу проводимой партией системы подбора и распределения работников.
Разразившаяся гражданская война, обострившая и осложнившая хозяйственное положение страны, заставившая выделить сотни тысяч людей на внутренние и внешние фронты, была первым испытанием этой системы подбора и распределения сил. Партия справилась с этой задачей. Кадр партработников, распределяемых партийными органами, беспрекословно выполняющих предписания партии, кадр дисциплинированных товарищей, сознающих необходимость этих назначений, составлял остов системы: «могли ли бы мы продержаться два месяца—ребром поставил этот вопрос Владимир Ильич на IX с”езде, — если бы мы не назначали в течение двух лет, когда мы в разных местах переходили от полного истощении п разрушения опять к победе?».
Это «истощениее и разрушение» давало себя чувствовать не только на военных фронтах, но и во всех областях. Транспорт, которому еще во времена Керенского предрекали скорую неминуемую гибель, спасен только благодаря этой системе подбора и распределения работников. Это же подтвердилось на хозяйственном фронте, на топливном фронте, на фронте голода. Повсюду работа эта проводилась и проводится сотнями тысяч рабочих и крестьян, избираемыми в Советы под руководством партийных кадров, проходивших через двойное горнило: выборность от масс и проверку партией.
Окончание гражданской войны, трудный и весьма опасный период нэпа придали вопросу о подборе и распределении людей особенно острый характер. Во главу угла поставлен, как центральными так и губернскими организациями, качественный учет работников, вопрос о том, чтобы поставить работника на работу, соответствующую его знаниям, опыту, способностям, стойкости и выдержке. Это углубило систему распределения работников, которая представляет небывалый в истории пример самодеятельности многомиллионных низовых масс, выдвигающих из своей среды достойнейших на все посты, правящих государством в тесном общении и под руководством кадров РКП, которые в течение десятков лет вели пролетарскую борьбу до окончательной победы.
— 3 —
Распределение сил в подпольный период партии.
Если после Октябрьской революции партия, только что вынырнувшая из подполья и вынужденная стать во главе государства с 150-миллионным населением, относительно безболезненно справилась с вопросами распределения сил, подбора работников и учета их, то только потому, что у нее был огромный организационный опыт, накопленный за время ее подпольного существования.
Споры большевиков с меньшевиками имели своим исходным пунктом в значительной степени постановку и разрешение организационных вопросов, т.-е. вопросов, являющихся конкретными средствами разрешения программных и политических задач. Не ограничиваясь постановкой только политических проблем, не ограничиваясь голой агитацией и пропагандой, бросанием одних лозунгов, партия под руководством своего гениального вождя на первых ступенях своего развития выпячивает организационные вопросы — вопросы сколачивания организации, вопросы подготовки сил и кадров, вопросы орабочивания и выращивания группы организаторов и пропагандистов,—как важнейшие.
Опоры с меньшевиками о демократии в то время, когда задача сводилась к выработке кадр профессионалов-революционеров комитетчиков, крепких и закаленных, которые могли бы проводить эту демократию, — эти споры уже тогда в той форме, как они выражались в большевистской постановке, содержали в себе развитие дальнейших взглядов партии об активной подготовке людей, выращивании и размещении их на практике, так, как это нужно в интересах партии.
Уже в постановлении II-го с”езда партии, в резолюции о фабричных старостах, мы читаем: «С”езд рекомендует всем организованным товарищам принимать участие в выборах фабричных старост для проведения наиболее надежных представителей рабочих».
«С”езд предлагает местным комитетам обратить особое внимание на подбор умелых пропагандистов».
В тот период, когда задача партии сводится, главным образом, к умелой агитации и пропаганде, вопросы распределения сил естественно сводятся, в первую очередь, к умелому подбору умелых пропагандистов.
Выход из подполья, февральская революция, открывает перед партией колоссальнейшие исторические перспективы: Пар; тая призвана за короткий срок вырвать идейно из мелко-буржуазного угара десятки миллионов рабочих и крестьян, увлеченных меньшевистскими и эсеровскими фразами. Перед партией ставится задача мобилизации своих сил, использования каждой возможности, каждого маленького работника для ор-
— 4 —
ганизации победы. И работа партии от февраля до октября в этом отношении является действительным примером. Мы прекрасно помним, как в это время каждый большевик, и не только оформленный член партии, но и сочувствующий ей, каждый солдат умело использовывался партией для массовой агитации.
В октябре, во время решающих боев, партийные солдаты, рядовые и унтер-офицерские массы твердо стоят на постах, каждый у своего дела, каждый по заданиям партии.
Можно смело сказать, что большевистская партия из подполья царского времени, и, главное, «демократического» подполья временного правительства, вынесла к Октябрю свое уменье использовать всех своих людей и ставить их на нужную для нее работу.
Учет и распределение сил от Октября до нэпа.
Основная задача Октября—завоевание власти, закрепление ее, углубление пролетарской диктатуры—ставит перед партией, в качестве одного из важнейших, вопрос о подборе и распределении сил. Наступающая за Октябрем гражданская война, обостряющая хозяйственное положение страны, требует максимальной централизации действий и сил, использования партией наиболее полным образом всех своих сил и всего, что ей сочувствует и идет за ней. В силу самой обстановки, в силу условий работы, эта задача неизбежно принимает характер подбора работников на посты, в армию и военные организации.
С войной неизбежно являются военные формы, военные методы. Это, как нельзя лучше, учитывает партия. «Правильное распределение партийных сил в данное время является главным залогом успеха и одной из самых важных задач… Все дело распределения партийных работников находится в руках ЦК партии».
«Его решения обязательны для всех. В каждой губернии губернские силы распределяются губ. комитетом партии, в столицах — городскими комитетами, под общим руководством ЦК».
«ЦК поручается систематически перемещать из одной отрасли работы в другую и из одного района в другой партийных работников в целях наиболее продуктивного использования их»…—так постановляет партия на своем VIII с”езде.
Партия понимает, что задача заключается в том. чтобы полностью и безоговорочно, распоряжаться членом партии. Вот почему она ставит вопрос о нраве организации систематически перемещать работника из одной отрасли работы в другую и даже из одного района в другой. Поэтому она и ставит во-
— 5 —
прос о том, что большевистская армия, мобилизованная армия, находится целиком в распоряжении общего партийного штаба, Центрального Комитета. Известное сочетание децентрализации в распределении партийных сил—через губернские, уездные, городские комитеты,—с централизацией, при которой дело распределения всех работников находится также и в руках Центрального Комитета, является логическим следствием и результатом того положения и обстановки, в которых партия находится, живет и работает в этот период.
Старый учет, распределение работников по памяти, на глаз, по впечатлению и чутью, должен был быть заменен планомерной системой учета, изучения и обучения работников. Но задача, конечно, не ограничивается только этим. Суметь выбрать наиболее способных, квалифицированных и подготовленных коммунистов, послать их на руководящую работу в хоз. органы, наблюдать и изучать, хорошо или плохо они работали—оказывалось далеко не достаточным. Партия ни на минуту не могла и не должна была забывать, что обстановка и условия, в которых эти десятки, сотни и тысячи наиболее ответственных коммунистов работают, таковы, что, будучи оставлены одни, без партийной базы и основания внизу, они неизбежно будут выбиваться из своей колеи.
Внутрипартийная обстановка властно требовала, чтобы новые силы, постепенно растущие, выявлялись и подготовлялись. Прошедшая в партии дискуссия о «верхах и низах» как нельзя лучше показала необходимость подготовки и втягивания в активную работу молодых работников.
Партия понимает, что наладить такую систему распределения своих сил она сумеет лишь тогда, когда будет знать, где кто работает, какие силы у нее находятся и что они собой представляют: «Для того, чтобы с успехом исполнить эту задачу, дело учета членов партии должно быть поднято во всех организаниях на должную высоту. В основу учета должна быть положена единая система»—постановляет она.
Централизация распределения сил ставит перед партией задачу создания базы для этого распределения учета по единой системе.
Обострившаяся после октября гражданская война, начавшаяся интервенция, наступление чехо-словаков, покушение на Ильича,—ставят перед партией вопрос об ускорении ломки старого и формировании нового государственного аппарата. В этот период рабочие массы под руководством партии посылают в реорганизующиеся и формирующиеся новые государственные органы массу своих работников, хотя и «серяков», новичков в деловом отношении. В этот период она не имеет никакой возможности заниматься воспитанием и теоретическим обучением своих сил. Она их обучает практике, за-
– 6 –
каляя в практической работе, в обстановке гражданской воины.
Распределение партийных сил в целом идет, главным образом, под углом зрения укрепления армии и обслуживающих армию военных учреждений. Распределительная работа партии в этот период, конечно, не может и не имеет планового характера. Ряд рабочих и служащих, вступая в партию, не имея достаточной подготовки, быстро знакомятся с работой и, в зависимости от своих способностей, по ней продвигаются. Уже к моменту VIII с”езда партии, партийный с”езд мог констатировать, что колоссальнейшая организационная работа—поставить на определенную работу 200.000 человек своих членов, партия, хотя с пробелами, но вчерне выполнила. Эти 200.000 могли быть поставлены каждый на свою полочку только потому, что это проводилось партией с железной дисциплиной, с железной централизацией и с крепким организационным хребтом.
Уже тогда, в момент наибольшего обострения гражданской войны, партия чувствует недостаток в работниках и ситах. Учреждения быстро множатся и расширяются.
В этот период—период военно-распределительной работы, партия создает необходимые военно-распределительные аппараты. В каждом партийном комитете и в Центральном Комитете партии, как штабы, создаются Учраспреды — мобилизационные аппараты.
Наиболее типически выраженной формой распределительной работы партии в этот период является военная мобилизация. Партия быстро научается, как армия, по указанию своего штаба, мобилизовать людей, в 24-часовой период их передвигать, перебрасывать и направлять туда, куда это следует.
Эта распределительная работа партии, эти быстрые мобилизации в армию, конницу, флот, продотряды и т. п. самым настоящим образом ковали страт; победу.
Своих лучших и идейнейших работников, наибольше связанных с массовыми организациями, партия бросала в этот период в самые опасные места, и только потому, что она бросала и мобилизовывала на фронт десятой и сотни тысяч своих членов, только поэтому она могла требовать и посылать миллионы и десятки миллионов рабочих и крестьян на фронты гражданской войны против Деникина, Колчака и Полыни. Мобилизации партии являлись основным стержнем, проводом, по которому шел и который проводил приказ партии от ее верхов,—штаба победы—к рабоче-крестьянской толще.
Понятно, что учетная работа партии в этот период определяется целиком характером ее распределительной работы. Учет работников сводится к массовому накоплению анкетных данных п собиранию анкет, служащих не для потребностей рас-
— 7 —
пределения сил, а только регистрационным и справочным материалом.
О персональном учете работников тогда, когда партия в целом представляла военный коллектив, не могло быть и речи.
В этот, военный, период распределительная работа имеет свою систему. В распределении своих сил партия равняется по всем своим задачам, всей своей работой. Она не разбрасывается на десятки мобилизаций, а сосредоточивается на основных 2 — 3 мобилизациях: на Врангелевский фронт, на транспорт и т. и.
Она ясно учитывает весь вред от разбрасывания сил и расплывчатости в этом, особенно важном деле. 2—з задачи, их полное выполнение, а затем переход к новым, неизбежно выдвигающимся жизнью. Этот организационный отпечаток, между прочим, ярко лежит и на последующей распределительной работе партии.
Распределение и учет в первый период нэпа.
Окончание гражданской войны и начало нэпа поставили партию и страну перед массовой демобилизацией армии и, в частности, демобилизацией и партийных сил. Впервые партия, после задач военных, ставит перед собой задачи хозяйственного строительства. Характер государственного аппарата, его ближайшие конкретные задания, теми и формы его постройки,—совершенно меняются. Начинают формироваться и появляться новые торгово-коммерческие органы, вызванные к жизни переходом к нэпу, новыми общественными отношениями внутри страны и новыми хозяйственными задачами. Естественно, что с началом демобилизации масса партийных сил, которые составляли пульс армии, полустихийно хлынула в те отрасли работы, которые тогда приобретали для партии и страны доминирующее значение—хозяйственные органы.
Это нужное партии заполнение хозяйственных органов партработниками, однако, в целом пито без достаточного участия и руководства парторганов. В первый период нэпа, когда хозяйственное строительство только разворачивалось, основные хозотрасли оказались более или менее насыщенными партсилами. Но работа госорганов, и в особенности хозяйственных, с нэпом постепенно усложнялась. Основные качества, которые нужны были работнику партии и государства, в период гражданской войны, стали явно недостаточными. Стало недостаточным только быть хорошим исполнителем и идейным революционным работником, чтобы быть хорошим государственным работником.
Обстановка выдвигала и требовала необходимости уметь разбираться в отношениях внутри страны, рыночной обста-
— 8 —
новке и не только своего города, губернии, но и страны в целом, уметь распознавать людей, более или менее правильно определить, о кем можно и с кем не следует торговать и т. п.
Это положение неизбежно должно было привести к усилению роли спецов, и не только уже работавших с нами во время гражданской войны, но и спецов коммерсантов, торговцев, заготовителей и т. п., значительная масса которых во время гражданской войны стояла в стороне. Усиление это было неизбежно потому, что отдельные звенья партии, отдельные члены ее, естественно, не могли быстро освоиться и ориентироваться после порохового дыма, военных побед, на гораздо более сложных стихийных и органически враждебных хозяйственном и товарном рынках.
Демобилизационный период показал, что не каждый рaботник, выдвинутый в период гражданской войны на большую и ответственную работу, сумеет приспособиться и оказаться соответствующим в условиях мирной работы; и практика первых дней это достаточно подтвердила. Уже тогда, в первый период нэпа, начинает резко сказываться недостаток квалифицированных и подготовленных сил у партии. Отсутствие в это время налаженной и правильной системы распределения и учета сил, при чрезвычайно быстром натиске жизни, формирующихся стихийно хозяйственных органах, привело к тому, что большинство из них в этот период комплектовалось вне нормального влияния и наблюдения партии. Посылать же массы работников в хозяйственные и торговые органы, так. как они посылались на военную работу, ни в коем случае не возможно было и было не рационально, ибо это поставило бы и партию и работников перед тупиком.
В это время уже намечается конкретная задача постепенного выявления наиболее подготовленных и лучших сил партии, перевода их на важнейшие хозяйственные и торговые работы и постепенного изучения и наблюдения за их работой, в целях наилучшего их использования. К этому же моменту относится переход работы всех государственных учреждений и государственных аппаратов от системы случайной и ударной работы к органической работе. Тут, естественно, особо остро ставится вопрос об обеспечении государственного аппарата такими силами, и в частности партийными, которые дали бы возможность ему нормально работать и осуществлять стоящие перед ним задачи. Уже тогда намечается, пока еще в узком виде, задача руководства и наблюдения партии за ходом подбора работников для государственного аппарата.
Частичные кризисы, топливный, сбыта и другие, вскрывшие в этот период наличие большой неналаженности и неурядицы в нашем государственном аппарате, особенно подчеркивают это и выдвигают задачу уже тогда, как первоочередную.
— 9 –
Становилось ясным, что партии нужно перейти к новой системе, распределения своих сил. полностью отказаться от элементов партизанщины, мобилизации, кончить с попыткой разбрасываться по всем учреждениям, обхватывать все и по существу ничего, а поставить вопрос об участии в комплектовании важнейших государственных аппаратов и наилучшем использовании своих сил.
Новые задачи требовали прежде всего, чтобы партия охватила подбор людей для главных постов на основе внимательного изучения работников и посылки их на работу лишь после тщательного и основательного изучения и ознакомления с ними, их способностями и т. п.
Распределительные задачи, поставленные перед партией с середины 1922 года, естественно, поставили вопрос об улучшении системы учета работников. Уже имевшаяся правильно намеченная система учета к этому времени все-таки не дала достаточных результатов, главным образом, потому, что сам по себе учет оставался еще формальным. Резкий недостаток квалифицированных партийцев поставил вопрос о необходимости учета тех, которые, выдвигаясь, оказывались способными на порученной им партией работе. Учетная система партии была, тогда дополнена ее системой учета резервов, суть которой заключалась в том, чтобы изучать работников учитываемых органов и, на основе материалов и изучения, выявлять способных и выдвигающихся работников. Практическое значение этой системы сводилось к тому, что выдвигание работников и использование их на более широкой работе могло бы строиться на основе материалов персонального наблюдения и изучения их.
Вопрос о госаппарате и постановка его на XII съезде.
Уже к XI с”езду стало ясно, что важнейшим вопросом момента является вопрос об усилении влияния партии в практической работе госаппарата.
Смысл знаменитой директивы Владимира Ильича: «гвоздь не в политике, в смысле направления. Гвоздь положения в людях, в подборе людей», — заключался, конечно, не в том, что гвоздь вообще не в политике. — значение политики для партию полностью понятно. Но к XI с”езду, в обстановке сложившихся отношений, когда политикой был принятый и проводимый партией нэп, а проводниками его чужаки, в этой обстановке гвоздь вопроса именно сводился к людям, к подбору людей. XI с”езд впервые ставит вопрос о госаппарате в целом. «Парторганизации должны обеспечивать устойчивое руководство советскими учреждениями и хозорганами. Они подбирают всю массу членов партии, работающих в этих орга-
— 10 —
нах. Парторганизации дают лучших своих работников дли непосредственной работы в хозорганах». В такой постановке, в смысле непосредственного формирования партией госорганов, вопрос ставился впервые.
Однако, это постановление XI съезда по целому ряду причин, и прежде всего, в силу еще не вошедших в нормальные рамки отношений нэпа, долго оставалось невыполненным; и лишь к концу 1922 года, перед XII с”ездом, недостаточно успешная работа наших хозорганов, дававшая зачастую возможность обогащения частного капитала и посредника, заставляет партии» обследовать работы хозорганов вообще и в частности под углом зрения изучения их личного состава.
Ближайшее, детальное ознакомление комиссий партии с гос. и хоз. аппаратами показало, что во многих из них порядок назначения и подбора работников не обеспечивал возможности создания здорового и нормально работающего госаппарата. Данные обследования показали случаи назначения во многих органах работников не но деловому признаку,—приема многими учреждениями, в особенности хозорганами, на службу работников, уволенных из других учреждений за негодность, а часто и за темные дела.
Крайне частыми являлись также случаи, когда многие центральные государственные органы назначали работников на ответственные посты совершенно самостоятельно и без всякого ведома руководящих парторганов. Многие отрасли работы возглавлялись совершенно не проверенными, с точки зрения годности и политического соответствия, работниками.
Обследование показало, что многие из наших ведомств и учреждений совершенно не знают своих сил. не ведут им учета, не знают своих потребностей в работниках и т. п. Результатом такого положения очень часто являлись случайные назначения, затирание партийцев и деловых работников и т. п. В целом такой порядок назначений не мог га ран тировать партию от того, что командные узлы хозяйства окажутся вне ее влияния. Многие процессы по обвинению в злоупотреблении хозяйственников могли бы быть своевременно предупреждены, если бы руководящие хозорганы внимательно изучали своих работ-пиков.
Перед партией, таким образом, вставала задача подойти к системе распределения и учета своих работников так, чтобы уметь лучших и достойнейших своих людей послать по их способностям на госработу, суметь заставить государственные органы проводить здоровую партийную линию в деле формирования своих учреждений и своим партийным глазом постоянно наблюдать и следить за тем, каким образом и как замещаются важнейшие посты в государственных органах.
До XII с”езда партия вопросов распределительного характера, как вопросов плановых, еще не ставила. Однако, пра-
– 11-
ктика прошлой работы, задолго еще до XII с”езда, совершенно изменила характер распределения сил партии. Из организаций, занимающихся посылкой массовых сил в тот или иной участок, мобилизующих работников, распределительные органы партии незаметно, в силу обстановки и задач момента, извратились в органы, подбирающие людей — сначала только членов партии, но персонально подбирающие их для госработы. Распределительная работа партии принимала характер регулятора, правда на первых порах слабого, личного состава госорганов.
Начавшееся незадолго до XII с”езда в рядах партии обсуждение ряда очередных задач, в частности дискуссия по статье Владимира Ильича «О Рабкрине», неизбежно поставили вопрос о формировании госаппарата одним из основных и актуальнейших вопросов.
В своих статьях «О Рабкрине» и «Лучше меньше, да лучше» Владимир Ильич ставит вопрос о том, что вое то, что партия делала в области формирования госаппарата, это ничтожная капля в море, что госаппарат, в основе которого заложены прекрасные идеи, является по своему составу чужим и что им нельзя проводить идеи, как бы хороши они ни были.
Ильич выбрасывает лозунг: Партия должна шаг за шагом, кропотливо, грудиться над подбором и сколачиванием такого госаппарата, который обеспечил бы проведение стоящих задач.
«Я считаю, что для нашего госаппарата именно теперь настала, наконец, пора, когда мы должны поработать над ним как следует, со всей серьезностью и когда едва ли не самой вредной чертой этой работы будет торопливость» (Ленин, «Как реорганизовать РКИ»).
Спор о РКИ и ЦКК и о задачах партии вообще идет в частности и по линии вопроса о характере руководства партией госаппаратом, спор для партии не новый, имевший место в недалеком прошлом, в частности в вопросе о взаимоотношении между советами и парторга на ми еще на XII с”езде партии. Некоторые товарищи возвращаются к своей излюбленной теме о том, что партия идейно руководит, заслушивает доклады, дает директивы, указания, но не вмешивается в суть, «нутро» госаппарата. Партия же ставит воgрос о том, что руководить госаппаратом значит, неизбежно должно означать, в первую очередь, руководить подбором его работников. И поскольку его работники в целом еще не подобраны, поскольку необходимо поставить на важнейших местах надежнейших людей, — постольку руководство госаппаратом означает комплектование и завоевание партией его основ, командных высот, конечно, без мелочного вмешательства в его повседневную работу. Этот спор становится тем более важным, что на многих работниках успела сказаться к этому времени отрицательная сторона нэповского влияния.
— 12 —
Принятием предложений Владимира Ильича о реорганизации РКП и ЦКК с”езд дал точную директиву и положил конец спорам о форме участия партия в деле подбора госаппарата. И здесь мы можем проследить, по существу, тот же единый принцип разрешении организацией го вопроса, которые мы прослеживали на всем периоде распределительной работы в истории партии.
Задачи диктатуры рабочего класса требовали, прежде всего, создания такого аппарата, который бы облегчил и сделал успешным проведение этой диктатуры. Никакими силами госорганы без идейной и материальной, т.-е. людскими силами, помощи партии не могли бы справиться с такой задачей.
Твердую директиву с”езда—«задачей РКИ и ЦКК является оценка и проверка но существу работы руководителей и сотрудников гос. и хоз. органов… содействие государству и партии к подборе личного руководящего состава»—ни в коем сиу-чае не следует и нельзя рассматривать, как мелкое вмешательство; она является основным организационным постановлением, определившим роль партии в деле формирования госаппарата,
Директивы XII с”езда и новая распределительная система.
XII с”езд кладет начало нового периода, в основе и ныне продолжающегося, в распределительной работе.
Дав директиву—«поднять на высоту дело Учраспреда, призванного сыграть большую роль в порядке дальнейшего подбора работников но всех областях хозяйственного строительства п управления», с”езд этим подчеркнул, что партия не академически, а активно участвует в подборе работников госаппарата, что за подбор состава беспартийных работников должны отвечать не только руководители-коммунисты, но и парторганы.
Директивы XII с”езда в основе, таким образом, выдвинули перед партией и госорганами следующие, наиболее основные задачи:
Уточнить и оформить систему распределения и подбора работников так, чтобы обеспечить руководящее влияние партии в деле подбора госаппарата и охватить повседневную распределительную работу гос. и хоз. органов и важнейшие назначения в них.
Постепенно изучить и пересмотреть руководящий состав государственных и, в частности, хозорганов, с точки зрения делового и политического соответствия.
Укрепить гос. и хоз. органы партийными силами и ответственными партработниками.
— 13 —
На-ряду с этим необходимо отметить еще одну задачу, которая определила другую сторону дальнейшей распределительной работы партии. XII с”езд происходил в момент наиболее яркого и сильно сказавшегося влияния партии на беспартийные рабочие массы. Демонстрации солидарности беспартийных масс на XII с”езде показали, что нужны большая работа и усилия, чтобы это влияние партии на рабочий класс организационно закрепить. Предпосылками для такого закрепления неизбежно должны были стать, помимо госаппарата, который сумел бы поддержать и проводить экономическую смычку с крестьянством, деловой партийный аппарат, который сумел бы подобрать, практически руководить государственным аппаратом и быть передаточным механизмом к нему (госаппарату) от центра партии.
Распределительные директивы XII с”езда в отношении государственного аппарата и, в особенности, хозяйственного сразу стали, как необходимость подбора людей вообще, и не только членов партии, тем более, что вопрос об изучении работы специалистов, использования наилучших из них, отсеивания негодных, не только не терял остроты, но получал еще более сильное значение с развитием хозяйственных задач.
Еще раньше Владимир Ильич писал: «Тем не менее, если ставить вопрос в том смысле, что мы руками чистых коммунистов, а не с помощью буржуазных спецов, построим коммунизм, то эта мысль ребяческая». Еще на первой ступени после октябрьского периода перед нами стала задача—из всей массы технической и квалифицированной интеллигенции выцедить и отобрать то, что является наиболее квалифицированным и деловым, что но своему настроению, внутреннему содержанию идейно менее чуждо рабочему классу, может скорее приспособиться и перевариться в пролетарском котле.
Задача сводилась к тому, чтобы поставить специалистов в такие условия, которые бы обезопасили нас и парализовали возможное1 ь отрыжки прошлого у них. Это требовало и требует того, чтобы партия, не разбрасывая своих активных сил на второстепенных работах, сумела бы распределить их на основных командных участках хозяйства так, чтобы наиболее умело руководить специалистами и их использовать.
Намеченные XII с”ездом распределительные задачи потребовали оформления и организационного закрепления их и создания крепких у четно-распределительных аппаратов. Для того, чтобы закрепить свое влияние в деле подбора работников для важнейших государственных постов, партия установила с госорганах круг руководящих должностей, по которым назначения, смещения работников должны производиться с ведома руководящих партийных организации. Такой твердый перечень должностей был установлен партией но каждому ведомству и его важнейшим местным органам и явился отправным
— 14 —
принципом и дальнейшей практической распределительной работе партии.
Таких должностей, по которым назначения проводятся с санкции Центрального Комитета, установлено около 3.500. Наряду с этим, установлена вторая группа должностей, около 1.500, по которым назначение и смещение работников производится госорганами только с предварительного уведомления партии. На местах все важнейшие назначения в местных госорганах производятся последними с ведома и согласования с местными партийными комитетами, исходя, примерно, из того же порядка, который установлен Центральным Комитетом партии, по отношению к центральным госорганам.
Производство назначений на все остальные ответственные посты предоставлено учреждениям, с последующим извещением ими партийных органов. Такой порядок разгружал руководящие партийные органы от мелочной работы по распределению и подбору работников на второстепенную работу и этим самым дал возможность перейти к действительному охвату и комплектованию основных постов государственного аппарата и изучению личного состава его руководящих работников.
Массу командных должностей, на которых в этой системе должно было концентрироваться внимание партии, составляли главным образом хозяйственные и торговые органы. “Гак-, из 3.500 должностей, входивших в первую группу и 1.500 во вторую (см. выше), имеем:
Первая группа
Вторая: группа
Органы ВСНХ (синдикаты, тресты, директора) и торговые организации
1880
53,7%
906
60,4%
НКФ, НКЗем и экон. орг
136
3,9%
175
11,7%
ПКПС и НКПочтель
155
4,4%
105
7,0%
Администр., просвет., охр. труда и Собес
380
10,9%
282
18,8%
НКИД и НКВТ
189
5,4%
27
1,8%
Проч. разн.
760
21,7%
5
0,3%
ИТОГО
3500
100%
1500
100%
Но и в пределах этого кадра партия решила в своей распределительной работе не разбрасываться, не подходить одинаково к подбору работников различных учреждений, а, в зависимости от обще-политических и экономических условий, вы делить в каждом ведомстве наиболее важные органы (команд-
— 15 —
ные высоты), а в районах — важнейшие губернии, на которых и должно быть сосредоточено главное внимание ее в смысле укрепления работниками, изучения и пересмотра руководящего состава.
Эта новая система изучения и распределения работников требовала известного организационного оформления. Такое оформление она нашла в созданных ЦК партии при его Учетно-Распределительном Отделе 7 комиссиях по пересмотру состава работников основных государственных и хозяйственных органов: по промышленной кооперации, торговым органам, финансово -земельным органам, просвещению, административно-советским органам, транспорту и связи и по органам внешней торговли.
В эти комиссии входили представители партии, профсоюзов, РКИ и ЦКК и ответственные представители самих ведомств. В задачу этих комиссий входил плановый пересмотр руководящих работников, занимающих основные командные должности; изучение и определение наличия партийного влияния в деле подбора работников того или иного госоргана, изучение новых кандидатов, которые выдвигаются взамен работников, снимаемых по несоответствию, и установление основных требований, которые нужны для замещения той или иной ответственной должности.
Новая распределительная система, в той части, где ей приходилось иметь дело с подбором работников госаппарата, имела своей целью дать возможность самим госорганам проявлять наибольшую инициативу в дате улучшения своего руководящего и личного состава, сохранив за партией общее руководство и персональное утверждение наиболее крупных работников. Отсюда и вытекла задача создания в ведомствах и уч.-распред. аппаратов.
Опубл.: Руководящие кадры РКП (большевиков) и их распределение. ГИЗ. [б.г.]. С. 1 – 15.
 
 
 
 
размещено 19.04.2011

(1 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 01.01.2000
  • Автор: Зеленов М.В. (подгот.)
  • Размер: 38.87 Kb
  • © Зеленов М.В. (подгот.)

© Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов). Копирование материала – только с разрешения редакции