Раздел 2. Юбилеи, юбилеи, юбилеи…

18 ноября, 2019

Раздел 2. Юбилеи, юбилеи, юбилеи… (50.08 Kb)

2.1. К 100-летию нижегородского архитектора С.Л.Агафонова

      Первое собрание ОСН в сентябре 2011 года проводилось в Белом зале Библиотеки им. В.И.Ленина. Оно было посвящено 100-летию со дня рождения выдающегося нижегородского архитектора и реставратора С.Л.Агафонова (9.09.1911 – 4.06.2002). Сотрудниками библиотеки под руководством И.И.Дрыниной и при непосредственном участии дочери архитектора И.С.Агафоновой была подготовлена выставка к 100-летию С.Л.Агафонова. Молодой краевед М.М.Михайлов сделал доклад о жизни и деятельности С.Л.Агафонова, о значении его работ для нашего старинного города. Затем с большим интересом и вниманием присутствующие слушали выступление дочери архитектора Ирины Святославовны Агафоновой и воспоминания старых нижегородцев, лично знавших архитектора. После ознакомления с выставкой книг, рисунков, чертежей и личных вещей С.Л.Агафонова состоялась демонстрация фильма «Нижегородский Кремль» киностудии «Любимый город». К сожалению, по состоянию  здоровья на собрании не присутствовала А.В.Кессель, наш старейший краевед, много лет работавшая в Управлении культуры и в Обществе охраны памятников истории и культуры вместе с С.Л.Агафоновым. Но она предоставила материал своих воспоминаний об архитекторе с ранее неизвестными сведениями о месте рождения С.Л.Агафонова.

А.В.Кессель.

Мои воспоминания о С.Л.Агафонове

      В 2010 году мы вместе с сотрудниками музея Н.А.Добролюбова и университета им. Н.И.Лобачевского отмечали 100-летие инициатора и организатора музея Н.А.Добролюбова, Серафима Андреевича Орлова, профессора ГГУ, доктора филологических наук, крупного общественного деятеля, инициатора создания памятника Н.А.Добролюбову (скульптор П.И.Гусев). В том же году широко отмечалось 100-летие со дня рождения Героя Советского Союза, академика, одного из мужественной четверки полярников на дрейфующей льдине СП-1, Евгения Константиновича Федорова. А в этом году мы отмечаем 100-летие нашего знаменитого земляка Святослава Леонидовича Агафонова.

Всех троих объединяет учеба с 1921 по 1927 год в Опытно-показательной школе им. В.И.Ленина, которая располагалась в здании нынешнего Педагогического университета. В 1989 году на этом здании по предложению С.Л.Агафонова была установлена мемориальная доска Евгению Федорову. Они дружили, а после окончания школы вместе уехали учиться в Ленинград, но поступили в разные институты. Во время каникул вместе приезжали в Горький. Встречались чаще всего у Федорова, семья которого жила на Грузинской улице. В 1937 году, когда Федоров был уже знаменит, сюда приходил и наш великий летчик Валерий Чкалов. Каждый из этих нижегородцев внес достойный вклад в историю нашего Отечества.

Мне приходилось часто встречаться с С.Л.Агафоновым по делам охраны и реставрации памятников истории и культуры нашего города. Однажды мы вместе со Святославом Леонидовичем осматривали деревянные дома – памятники истории, связанные с жизнью и творчеством В.Г.Короленко  и М.Горького на улице Короленко (бывшая Канатная). Тогда готовился проект застройки этого участка. Там провели капитальный ремонт без уведомления органов охраны памятников дома  № 11, где в 1901 году жил М.Горький. При этом входную дверь дома перенесли с фасадной стороны во двор.

Святослав Леонидович сказал: «Жаль, что так сделали, а лестница, хотя и деревянная,  была крепкая и красивая». И тихо добавил: «Я здесь родился».

Родной дом С.Л. Агафонова

Вот так открытие! Мы до сего времени этого не знали! Потом он принес мне в городское управление культуры интересный документ. Это было письмо-приглашение его отцу, архитектору Леониду  Дмитриевичу Агафонову на открытие нового здания Госбанка в мае 1913 года. Текст гласил: «Управляющий Нижегородского отделения Государственного Банка имеет честь покорнейше просить Вас пожаловать 14-го с. мая в 1 ½ часов дня на освящение вновь выстроенного здания … и 19-го с. мая на обед в 6 ч. вечера, имеющий быть в том же здании». Сообщалось, какая форма одежды должна быть на освящении и на обеде. Адрес этого письма-приглашения был таков: Дом Лемке на Канатной улице (тогда дома не имели номеров, их знали по фамилии владельцев). Вот здесь и родился в сентябре 1911 года Святослав Агафонов. Крестили его в церкви Трех Святителей, которая находилась рядом с домом (сейчас она отреставрирована). У дочери, Ирины Святославовны, имеется документ о крещении.

М.Михайлов, Е.Стариченкова.

ВОЗРОДИВШИЙ  КРЕМЛЬ

     Реставратор… Он не имеет права подчиняться сиюминутной выгоде, веяниям архитектурной моды, капризам конъюнктуры. Изучить все источники и документы, твердо сказать всем и прежде всего самому себе: «так было» или «так могло быть», – и уже ни на шаг не отступать от сказанного – для этого нужна твердость. А этот человек даже внешне выглядел мягким, податливым: тихий голос, какая-то застенчивость, осторожные, изучающие глаза, легкое рукопожатие, вежливость и предупредительность в каждом движении. Именно таким и был Святослав Леонидович Агафонов.

Мы хотим познакомить вас с местами, связанным с жизнью и деятельностью выдающегося реставратора, ученого, педагога Святослава Леонидовича Агафонова, со дня рождения которого 9 сентября 2011 года исполнилось 100 лет. Заслуженный архитектор РФ, профессор, лауреат многих премий, Почетный гражданин Нижнего Новгорода – и все эти награды и звания он получил за то, что сохранил для нас самые древние архитектурные памятники города, и среди них, конечно же, главный шедевр русской средневековой архитектуры – Нижегородский кремль. Да, за свою жизнь Агафонов собрал много регалий, но выше всех званий то, что подарила ему народная молва. «Он – человек, возродивший кремль», – так говорят о нем нижегородцы.

С.Л.Агафонов родился в семье городского архитектора, новатора и изобретателя Леонида Дмитриевича Агафонова и получил при рождении довольно редкое для начала ХХ века имя – Святослав. Возможно, это тоже определило его будущее – редкую профессию, связанную с изучением исторических памятников. Маленький Святослав рисовал с 5 лет, уже в раннем возрасте показывая твердость руки, умение видеть и изображать перспективу, интерес к архитектуре. В его ранних рисунках – кремли, притягивавшие мальчика своей мощью, старинные дома, интригующие своим прошлым. Встреча с Нижегородским кремлем состоялась в раннем детстве, когда он мальчишкой лазил по разрушенным стенам и башням старинной крепости в самом центре города. Тогда Святослав частенько бывал на главной площади города, после революции получившей название Советской.

Мальчик пошел учиться в опытно-показательную школу № 1, разместившуюся в здании современного Педагогического университета  и носившую имя Владимира Ильича Ленина. Среди его одноклассников оказалось немало тех, кто прославил в дальнейшем свое имя и свою страну, например, полярный исследователь, Герой Советского Союза академик Евгений Федоров. Самые дерзкие начинания не казались этим подросткам неприступными. Стоит ли удивляться, что юный Святослав в 15 лет принимает участие во всесоюзном конкурсе на проект мавзолея В.И.Ленина? Его проект был отмечен среди 25 лучших работ. Решенный в виде многоярусной высотной композиции, увенчанной фигурой вождя, он перекликался с архитектурой Московского кремля и был решен в духе нарождавшейся помпезной идеологии. Впрочем, официальная архитектура не стала главным поприщем будущего архитектора, и вполне возможно, что она попросту противоречила культурному духу, царившему в семье.

Большая дружная семья архитектора Агафонова в 1927 году поселилась в двухэтажном деревянном доме № 18 на улице Печерской, построенном по проекту и под наблюдением Леонида Дмитриевича. Это скромное здание и сейчас стоит на Печерской улице. Две двухуровневые квартиры с отдельными тамбурами, террасами, обязательными кладовыми. Винтовая лестница ведет наверх, где, скорее всего, по традиции и располагались детские комнаты. В семье было трое детей – в будущем сестра Ангелина и брат Игорь свяжут свою жизнь с химией, добьются в науке выдающихся результатов. В доме и сегодня живут прямые потомки Леонида Дмитриевича. Отсюда Святослав поехал в Ленинград, уже точно зная, что будет архитектором.

За 8 лет Святослав окончил два института, получив архитектурно-строительное и художественное образование, начал работать в проектном институте Ленинграда, но вернулся в родной город. Он проектирует жилые и общественные здания в Горьком, работает над генпланом. Но новое приходится строить, освобождая место от старых построек. Это ли заставило впервые задуматься молодого архитектора о варварстве разрушения? И если можно было смириться со сносом тесных и неблагоустроенных домишек для строительства новых светлых и просторных многоквартирных домов с чудесами цивилизации – паровым отоплением и водопроводом, то поднять руку на седую легенду – кремль – было невозможно.

Кремль стоял в полном запустении, к середине 30 годов у властей созревали планы его сноса. Нам вряд ли стоит безоговорочно осуждать городские власти тех лет, перед ними стояли непростые задачи, они были увлечены грандиозными мечтами о строительстве нового мира, им не хватало элементарных культурных знаний.  Лучше восхитимся прозорливостью наших земляков, не давших уничтожить этот грандиозный памятник средневековой фортификационной науки. Людьми, поднявшими голос в защиту кремля, стали маститый краевед, сотрудник художественного музея Михаил Званцев и молодой архитектор Святослав Агафонов. В 1938 году они публикуют в городской газете «Горьковский рабочий» статью в защиту кремля. Они доказывают, что кремль – не анахронизм, а великий памятник, демонстрирующий гений итальянского искусства и русского мастерства. Конечно, одна статья вряд ли  изменила бы судьбу крепости в стране, лихо воплощавшей самые смелые проекты. Но не будем забывать, что в те годы устоял и Московский кремль, не тронули тульский, новгородский…

Молодой архитектор вновь уезжает на берега Невы, поступает в аспирантуру Академии художеств. Война возвращает его в родной город. Теперь Агафонов маскирует его от налетов фашистских бомбардировщиков, становится военным архитектором. И… возможно, вновь задумывается о фортификационном гении средневековых зодчих. Война показала к тому же огромную идеологическую силу отечественной истории, не потому ли, отстраивая разрушенные врагом до основания города, советское руководство ставит вопрос о возрождении архитектурных ансамблей прошлого.

А Святослав Леонидович тем временем селится на правах молодого мужа в доме  № 15 по улице Ашхабадской. Этот дом, такой же двухэтажный и уютный, как и дом на Печерской, отныне и навсегда станет семейным очагом Агафонова, его таинственной творческой лабораторией, магнитом для друзей и единомышленников. И суждено было архитектору полюбить этот дом, окруженный провинциальными вишнями, прожить здесь 60 лет, вырастить детей. Здесь в двухкомнатной квартирке на первом этаже, на простой чертежной доске, прикрепленной вначале к козлам, потом к креслу, рождались чертежи и рисунки, писались книги.

Окончательный поворот к реставрации вместо нового строительства произошел после войны. К этому подтолкнуло постановление Правительства о восстановлении памятников истории и архитектуры. В 1949 году в Горьком создается отделение республиканской специальной научно-производственной мастерской, Агафонов приходит сюда работать – и не с пустыми руками, ведь аспирантские изыскания были посвящены истории архитектуры. Понимал ли он тогда, что нашел дело всей жизни? Знал ли о трудностях избранного пути? Наверное, понимал и знал. А еще оказался готов к этому пути всем складом своего характера. Он сохранил и вернул нам первоначальный облик памятников, ставших визитной карточкой Нижнего Новгорода, символом его древности и неповторимости. Кремль, дом купца Чатыгина (Дом Петра I), палаты купцов Пушникова и Олисова, Михайло-Архангельский собор, церковь Успения на Ильиной горе. Он заложил основы реставрационной науки и практики в Нижегородской области, стал первым популяризатором архитектурной истории региона. Возродивший легенду города, его цитадель, он сам стал легендой и цитаделью, охраняя городские святыни от разрушения уже одним своим именем. Именем Агафонова.

 

Михаил Михайлов – учитель краеведения высшей категории школы № 44 Советского района Н.Новгорода.

Елена Стариченкова – ведущий инженер Музея   ННГУ им. Лобачевского.

 

 

Нижегородский Кремль

И.С.Агафонова

Святослав Агафонов. Воспоминания дочери

 

Если набрать в любой поисковой системе запрос «архитектор Святослав Агафонов», то самым частым словосочетанием, характеризующим этого человека, наверняка станет эпитет «возродивший кремль». Действительно, основным делом Святослава Леонидовича на нашей земле стало возрождение Нижегородского кремля. Но это далеко не единственное, что совершил в своей жизни выдающийся архитектор-реставратор.

архитектор Святослав Агафонов

Его знали по всей России. Знаток фортификационного искусства, он привлекался как консультант при реставрации многих русских крепостей. Его кандидатская диссертация стала обобщением многолетних исследований, связанных с реставрацией Нижегородского кремля. Ценитель русской деревянной архитектуры, любивший и глубоко понимавший народное зодчество, Русский Север, Святослав Леонидович неоднократно организовывал студенческие экспедиции в Архангельскую и Вологодскую области. Он разработал курс лекций по истории архитектуры для студентов вновь созданного, в том числе и по его инициативе, архитектурного факультета в Горьковском инженерно-строительном институте, затем преподавал в нем много лет.  Не менее значима и его общественная деятельность по охране памятников истории и культуры.

С.Л. Агафонов – профессор ННГАСУ, почетный член Российской академии архитектуры и строительных наук, заслуженный архитектор России, лауреат Государственной премии РФ. За выдающиеся заслуги перед городом в 1993 году он был удостоен звания «Почетный гражданин Нижнего Новгорода».

Предлагаем вниманию читателей воспоминания дочери знаменитого архитектора-реставратора Ирины Святославовны Агафоновой, главного архитектора Научно-исследовательского предприятия «Этнос», составленные по материалам газеты «Полезная площадь» № 49 от 14 декабря 2011 года.

 

    Можно ли сказать, что отец с детства мечтал стать архитектором?

Насчет детских мечтаний не могу ничего утверждать, потому что он сам об этом не говорил. Но уже по его рисункам, сделанным в пятилетнем возрасте, можно увидеть задатки именно архитектурного мышления, интереса к родной истории, к старинным памятникам. На одном из таких рисунков – Московский кремль в аксонометрическом изображении (уникальный прием для ребенка), за ним в ряду застройки – храм (вероятно, Христа Спасителя). Не случайно на выставке в Нижегородском Доме Архитектора, посвященной 100-летию со дня рождения папы (она заканчивается в середине декабря), представлены его детские и юношеские работы. Например, несколько номеров рисованного журнала  «Строитель» (папа «выпускал» его в 1927-1929 годах), на страницах которого «опубликованы» проекты зданий и сооружений (фабрик, домов, мавзолея, санатория и др.), иллюстрации к прочитанным книжкам – приключенческим и историческим.

Кстати, если говорить о природных данных, то глазомер у папы был отменный: на чертежах он видел ошибку в толщину линии!

 

    Кем Святослав Агафонов был больше: реставратором или архитектором? Папа никогда не разделял эти две специальности. Это сейчас считается, что между ними существует даже некий антагонизм. Но на самом деле никакого антагонизма нет. Реставрация для архитектора – одно из возможных направлений его деятельности. Конечно, в этом случае придется овладевать дополнительными знаниями: изучать историю архитектуры и строительного искусства соответствующего периода, методические основы и приемы реставрации, понимать технологические принципы работы строительных материалов – старинных и современных, их совместимость и т.д. Надо знать действующее законодательство в сфере охраны и сохранения объектов культурного наследия. А главное – сменить фундамент и направления поиска в своей собственной творческой деятельности. Для реставратора таким фундаментом являются подлинные части и детали памятника, его стилистические особенности, а направления творческого поиска определяются, прежде всего, необходимостью выявления и сохранения этих подлинных фрагментов, а не амбициозной жаждой новаторства.

Папа, кстати, мог проектировать и понимать новую архитектуру, но мог, мыслью и интуицией проникая в творческие замыслы древних зодчих, восстановить ход их действий и, соответственно, сами сооружения.

Ему всегда был интересен дух времени, он ощущал его, и дух своего времени тоже. Еще подростком в далеком 1925 году он послал на Всесоюзный конкурс проект мавзолея В.И. Ленину, имевший оригинальную архитектурную идею. В числе двадцати других он оказался отобранным жюри как возможный для реализации.

    Каким он был человеком? Не любил разного рода псевдонаучных изысков и выспреннего слога. Сам говорил всегда простым, нормальным, человеческим языком – даже о весьма сложных вещах. Был прямолинейным, всегда говорил то, что думает, и «камней за пазухой» не держал. В узком кругу мог быть и резким, на публике, в выступлениях – всегда сдержанным, но принципиально это ничего не меняло: он все равно отстаивал свою точку зрения. И старался действовать только методом убеждения, а не демонстрации. Его натуре это было ближе: доказать, привести аргументы.

Он не был фанатиком. Был противником догм. Ко всему старался подойти с позиции здравого смысла, искать разумный выход из ситуации, и ему удавалось находить «золотую середину». Другое дело, что итог того или иного дела не всегда мог совпадать с его предложениями.

При этом отца нельзя считать «сухарем», который существовал исключительно работой и наукой. Он жизнь любил. Любил женское общество. Уже незадолго до ухода папа часто неважно себя чувствовал, но когда ко мне приходили подруги, он преображался. Выходил к нам, мог выпить рюмочку коньяка или вина, разговаривал, а прощаясь, обязательно подавал пальто. Женское общество его бодрило.

Если говорить об увлечениях, то отец любил лыжи. Будучи студентом, даже побеждал на лыжных соревнованиях. И мы с ним катались вплоть до самых последних его лет на Щелоковском хуторе.

 

    Был ли отец верующим? Смотря, что подразумевать под словом «верующий». Папа всегда посмеивался над атеистическим образом мышления и говорил: «Как можно быть атеистом, ведь это недоказуемо: как существование Бога, так и его отсутствие. Но глупо не верить, надо ведь понимать, что все откуда-то взялось». Он не придерживался обрядов, не посещал регулярно церковные службы. В то время этого и быть не могло – он бы просто-напросто вылетел с руководящей должности. Сегодня трудно представить, как все было жестко организовано в те годы. С другой стороны, отец вырос в православной семье, был крещеный, то есть воспитание у него было не советское. Любопытно, что на дружеском шарже студенческих времен его изобразили со свечами в руках и нимбом над головой.

Архитектор Агафонов с семьей

И еще: сколько себя помню, мама каждый год делала пасху и пекла куличи, а папа расписывал пасхальные яйца, обычно – красивыми северными орнаментами. А одно из самых ярких папиных детских воспоминаний – это пасхальная ночь: вереница людей со свечками, идущих по узким темным улочкам из церкви домой, где ждет праздничный стол.

Отец всегда осознавал, что религия – это часть культуры в самом глубоком ее понимании, уважал православные традиции. В противном случае, он не смог бы осуществить всего того, чем сегодня известен.

Кстати, в научно-реставрационной мастерской, которую он возглавлял в качестве главного архитектора в течение почти пятнадцати лет, и в самые политически сложные времена работало немало верующих. Среди них были даже старообрядцы, у которых имелись особые трудности при устройстве на работу в то время. Власти это знали, и слежка, безусловно, была. Один из них – архитектор Леонтий Иванович Пименов, он занимает сейчас весьма высокий пост в иерархии Русской православной старообрядческой церкви. Во время многих лет совместной работы между ними сложились теплые отношения, которые они продолжали поддерживать.

Любой человек, а тем более человек такого цельного характера, как отец, обязательно формирует для себя основной вопрос – о смысле жизни. Когда я училась в 8 классе и думала, что жить стоит только ради великой цели, он мне сказал: «Жить надо, чтобы жить». Тогда я это не очень поняла, но запомнила, а спустя годы смысл сказанного до меня дошел. Конечно, это не значит, что жить надо «растительной жизнью», ни о чем не задумываясь. Разумеется, он не это имел в виду, а то, что, если жизнь дана, то надо жить и выполнять поставленные перед твоей жизнью задачи.

 

     Каким он был отцом? Замечательным. Понимающим – ему не надо было ничего объяснять. Он меня всегда поддерживал и был для меня авторитетом. И не только для меня. Он оказывал в ряде случаев, к счастью, влияние на принятие решений, связанных с градостроительной политикой.

А когда папе присвоили звание заслуженного архитектора РФ, власти, учитывая этот статус, стали заметно чаще приглашать его на различные совещания, прислушиваться к его мнению. Впрочем, звание отца не изменило: он не был тщеславным человеком.

 

    Святослав Леонидович в последние годы жизни преподавал в Нижегородском архитектурно-строительном университете (на пенсию он вышел, когда ему исполнилось восемьдесят восемь лет).

Студенческие дипломные проекты, выполненные под его руководством, всегда решали те или иные программные задачи. Например, чтобы доказать, что Печерский монастырь достоин существования, его дипломник Сергей Разживин подготовил проект реставрации монастырского ансамбля и его приспособления под базу отдыха. Шел 1972 год, и тогда другого пути сохранения культовых комплексов просто не было. Предложенное решение, согласитесь, лучший вариант, чем фабрика или склад, как это нередко случалось с храмами.

Благодаря дипломному проекту другой его ученицы – Ольги Сундиевой (1981 год) началась реставрация собора Александра Невского на Стрелке. В результате здание еще в советский период оказалось подготовлено для передачи Епархии. А ведь и тогда еще гуляли идеи водрузить вместо шатров большие рекламные конструкции, а еще раньше – превратить этот храм в маяк, увенчанный гигантской скульптурой Ленина.

До последних лет папа оставался главным консультантом по всем основным проектам, выполнявшимся в реставрационной мастерской. С ним советовались многие наши ведущие архитекторы, показывали свои проекты, ждали его оценки, прислушивались к ней. Среди них – главный архитектор города Александр Евгеньевич Харитонов.

Главный папин труд последних лет – работа над курсом истории мировой архитектуры от ее зарождения до эпохи классицизма. Это было связано с его педагогической деятельностью. Это была обработка его собственных лекций, которые он готовил практически «с нуля», потому что специальные издания появились гораздо позднее. Это уникальный курс лекций. К сожалению, папа не все успел подготовить к изданию. В начале 1990-х годов часть задуманного была издана в виде двух учебных пособий.

Уникальность его учебного курса определяется, прежде всего, индивидуальным авторским взглядом на архитектуру, понимаемую как часть общемировых процессов познания природы человеком, глубоким видением истории мировой культуры, широкой эрудицией специалиста-архитектора. Ход развития мировой архитектуры предстает как сложный процесс со своими определенными закономерностями, что со всей очевидностью объясняет необходимость смены одного стиля другим, дает понимание того, каким образом культурные, политические и прочие связи между странами и регионами выражались в произведениях архитектуры. На примере отдельных стилей дан ключ к расшифровке закодированной в архитектурных формах (точнее, в системе их построения) информации.

 

    Мне часто задают вопрос: нравилась ли современная архитектура Святославу Леонидовичу? Вообще, в таком контексте папа старался не мыслить категориями нравится – не нравится. Ведь архитектура такова, какой ее делает время. Папе нравились (или не нравились) конкретные здания, и он всегда мог проанализировать и обосновать свою позицию. Папа никогда не был старым по своему мироощущению. Позиция «раньше было лучше» – это точно не про него.

    Можем ли мы сегодня говорить, что Святослав Леонидович создал свою школу? Если говорить о работающей структуре (организации, мастерской и т.п.), то нет. Если иметь в виду людей, продолжающих работать в русле его принципов, его отношения к делу реставрации и охраны памятников, то да. Хотя таких людей, к сожалению, немного. Научно-исследовательское предприятие «Этнос», где я работаю, старается сохранять и развивать именно традиции научной реставрации Агафонова. К сожалению, сегодня это делать особенно трудно: те, от кого зависит финансирование работ на памятниках истории и культуры, не видят смысла в науке, слабо понимают действительную значимость объектов нашего наследия.

Кстати, реставрация – один из индикаторов состояния экономики.

 

    Святослав Леонидович по праву мог назвать себя коренным жителем Нижнего Новгорода. И как у каждого старожила, у него были свои дорогие сердцу уголки города. Какой уголок нашего города нравился Святославу Леонидовичу больше всего? Конечно, это район улицы Короленко и Новой с его старыми уютными деревянными домами. Этот уголок города стоял нетронутым очень долго. И у папы было много проектных предложений, как его можно сохранить. На самом деле это готовый музей на открытом воздухе – не только архитектурный, но и мемориальный, связанный со многими замечательными именами. Именно он сейчас наиболее активно разрушается и почти уже исчез. Но даже тот маленький фрагмент, который все еще сохраняется вблизи церкви Московских Святителей, мог бы стать «музейным кварталом» для Нижнего Новгорода.

Любил отец и тот небольшой кусочек деревянной застройки первого советского десятилетия («город-сад»), созданный при участии моего деда, тоже известного архитектора, для кооператива «Красный просвещенец». Сам папа жил там с 1943 года, когда женился на маме. Он очень любил наш сад с его весенне-летними запахами – черемухи, вишни, жасмина, душистого табака, с малиной, которую всегда подвязывал сам.

     Мой отец сам стал неотделим от Нижнего Новгорода, его истории, стал частью этой истории. И тема о необходимости создания музея Святослава Агафонова возникла совершенно естественно во многих умах и сердцах. Сама по себе идея музея возникла у меня с того времени, как папа ушел из жизни, и под моей ответственностью оказались все его документы, графические работы, чертежи, рукописи. Но только сейчас мы подошли вплотную к ее осуществлению, когда увидели интерес общественности к ней. Кстати, серия выставок, посвященная 100-летию со дня рождения Святослава Леонидовича Агафонова, показала, что объем материала позволяет создать не просто отдельную выставку, но постоянно действующий музей, что подтвердили и нижегородские специалисты в области музейного дела.

Во время выставки в архитектурно-строительном университете мне довелось выступить в качестве экскурсовода перед несколькими группами студентов. И я видела, с каким интересом все воспринимается.

Создали мы и виртуальный «Музей Агафонова» на сайте Нижегородского отделения Российского общества историков-архивистов “Открытый текст”. Возможно, когда-нибудь дорастем и до постоянно действующей экспозиции.

Всем, кто готов оказать помощь по созданию музея Святослава Леонидовича Агафонова, мы предлагаем связываться с Ириной Святославовной Агафоновой по ее рабочему телефону: (831) 430 87 67.         Будущий музей готов принять любую помощь – идеями, документами, денежными средствами, советами.

Фотографии из семейного архива Агафоновых

2.2.

Е.М. Безухова

 Пока я помню, я живу.

К 65-летию Нижегородской хоровой

капеллы мальчиков

    Страницы истории Нижегородской Хоровой капеллы мальчиков.

Историкам нижегородской культуры не придется ломать голову, разгадывая тайну рождения Нижегородской Хоровой капеллы мальчиков. Это 1946 год. Это был очень трудный, первый послевоенный год. Вся западная часть нашей страны еще не залечила раны, нанесенные войной, еще не высохли слезы в глазах осиротевших людей. Жесточайшая продовольственная нужда в этот год еще более усилилась летней засухой и неурожаем. Люди, уставшие от войны, болезней, недоедания  жаждали покоя, утешения и радости. И вот в это время в нашем любимом городе неожиданно возникают сразу целых три культурных заведения: Консерватория, Хоровая капелла мальчиков и Дом одаренных детей. Уставший от бремени войны город находит очень немалые средства, мобилизует профессионалов-музыкантов, делает набор учащихся и начинает работу. На пути этих очагов культуры стояли огромные материальные, организационные и финансовые трудности, но деятели искусства, в том числе музыканты, вселяли веру в преодоление этих трудностей, и нижегородцы победили.

К числу замечательных музыкантов энтузиастов относился организатор, педагог, не понаслышке знавший хоровое пение – создатель и первый руководитель Горьковской Хоровой капеллы мальчиков Василий Павлович Малышев. Он родился 26 марта 1899 года в многодетной семье церковного регента в Костромской области. Василий Павлович с детства был приобщен родителями к хоровому пению. Он перенял от отца первичные навыки дирижирования, которые впоследствии легли в основу его многолетней дирижерской практики при заводских клубах и домах культуры, где он, закончив службу в армии, продолжал свою музыкальную деятельность уже как профессионал.

В 1946 году, решая задачу организации хоровой капеллы мальчиков, Василий Павлович оказался перед проблемами, которые никто, кроме него, решить не мог. Это создание сильного профессионального коллектива музыкантов, набор учащихся, имевших хорошие природные музыкальные данные, и создание материально-технической базы для нормального существования  будущего учебного заведении. Ему удалось создать работоспособный дружный интеллигентный коллектив педагогов-энтузиастов, которые стали надежной опорой руководителя. Среди них музыканты: Михаил Васильевич Киселев, Александр Иванович Сытов, Вера Степановна Славянская (в прошлом певица, педагог по вокалу), Мира Матвеевна Сицкая (фортепиано). Надежную поддержку в своей деятельности Василий Павлович имел в лице своей жены, хорошей пианистки. Кроме названных опытных педагогов, педагогический коллектив пополнялся молодежью. Особенно полюбилась ученикам молодая интеллигентная, приветливая, талантливая преподаватель теории музыки Лия Леонидовна Ухоботова, которая  всей  душой привязалась к Хоровой капелле мальчиков, воспитав многих теоретиков и композиторов. Она проработала в капелле около 50 лет. Мальчики разных поколений до сих пор боготворят свою любимую учительницу.

Василий Павлович и его помощник Михаил Васильевич Киселев вели большую работу по подбору голосистых мальчиков из всех возможных источников. Они прослушивали десятки мальчишек и для этого посещали школы города Горького и даже области. В первый набор вошло 20 человек, но закончивших полный курс капеллы, оказалось четверо. Среди них, наиболее музыкально одаренным был Лев Сивухин, ставший любимым учеником Василия Павловича и впоследствии сменивший своего наставника на посту художественного руководителя капеллы.

Василию Павловичу Малышеву пришлось преодолевать многие трудности в вопросах материального и финансового обеспечения капеллы,  в первую очередь,  недостаток учебных помещений и помещений для интернатной группы. Несмотря на это, коллектив с каждым годом рос и наполнялся новыми учащимися, а город получил возможность услышать новые стройные голоса мальчишек. Василий Павлович всего себя отдавал работе, не считаясь с собственными силами и временем. Дети боготворили своего строгого учителя, боясь пропустить хоть одно его наставление. Василий Павлович исполнял свою хлопотливую должность по руководству капеллой до 31 мая 1960 года, когда он вышел на пенсию. Но и после выхода на пенсию Василий Павлович продолжал оставаться ближайшим советчиком и наставником капелланов, которые не порывали связи со своим любимым учителем и старшим другом. В душах этих мальчишек навсегда поселился образ мудрого, требовательного, принципиального наставника. 23 апреля 1966 года благодарные ученики проводили в последний путь своего дорогого учителя. На посту директора капеллы после Малышева В.П. сменилось много людей, в том числе, бывших капелланов, а должность художественного руководителя на долгие годы (до 2001 года) занял талантливый выпускник первого набора Лев Сивухин.

Шло время, вместе с изменениями жизни города, менялась и жизнь капеллы: росло число капелланов, расширялась сфера их концертной деятельности и число концертов. Капелла стала участником всех крупных нижегородских событий и празднеств (фестивалей, юбилейных дат, теле- и радиопередач). Ни одно крупное городское мероприятие не проходило без участия капеллы.

Л.К. Сивухин

Для Нижегородской Хоровой капеллы создано много высокохудожественных произведений крупнейшими нижегородскими композиторами:  Нестеровым, Благовидовым, Комраковым (выпускник капеллы), Стразовым, Розенштейном на тексты нижегородских поэтов Мараша, Шамшурина, Половинкина, Люкина, Чеботарева.

За годы существования капеллы через учебный процесс прошло 505 человек. Капелла приросла не только числом учащихся; многие ее питомцы стали известными в стране музыкантами (дирижерами, пианистами, композиторами) и принесли славу своей родной капелле. Среди выпускников капеллы один лауреат Государственной премии, пять народных артистов, много заслуженных артистов, заслуженных деятелей искусства, заслуженных работников культуры.

Необходимо особо отметить роль художественного руководителя Льва Константиновича Сивухина  в развитии и месте этого учебного заведения в жизни города и судьбах мальчишек. Будучи сам горячо влюбленным в  музыку и искусство хорового пения, он был примером для своих учеников, большинство из которых избрали путь служения этому искусству и продолжили свое музыкальное образование. Капелла стала престижным учебным заведением города. Поступающие в капеллу должны держать строгие конкурсные экзамены.

Л.К. Сивухин обладал огромным зарядом общественной активности. Именно благодаря его высокому авторитету у нижегородцев, а также многолетним просьбам родителей капелланов, помещение бывшего райкома КПСС Нижегородского района на площади Минина было передано как учебный корпус Нижегородскому Хоровому колледжу, сегодня носящему имя Л.К.Сивухина.

Хоровая капелла мальчиков

Л.К.Сивухин  был одним из авторитетнейших специалистов в области хоровой музыки у нас в стране и за рубежом. Он стал известен, как педагог, дирижер и композитор. Перу Сивухина  как композитора принадлежит большое число песенных произведений на стихи советских поэтов, широко исполняемых нижегородскими и другими хорами. Он является также автором большого количества обработок русских народных песен.

Всенародный праздник День Победы никогда не обходился без участия хоровой капеллы мальчиков и созданного Сивухиным камерного хора. Выступая у Вечного огня в Нижегородском Кремле, хоровые коллективы отмечали двойной праздник – 9 мая был также день рождения Льва Константиновича. Хоровая капелла мальчиков, любимое детище Л.К.Сивухина, получила мировую известность, выступала с концертами и в Америке, и в Европе.

На концерте в Солт-Лейк-Сити, штат Юта, 2001 год

На концерте в Солт-Лейк-Сити, штат Юта, 2001 год.

 

Даугавпилс, Латвия. 1998 год

Даугавпилс, Латвия. 1998 год.

 

 

Юбилейная встреча в Хоровом колледже им. Л.Сивухина

Нижегородский хоровой колледж

19 ноября 2011 года в концертном зале Нижегородского хорового колледжа было многолюдно и оживленно. Там состоялась встреча членов Общества старых нижегородцев (ОСН), выпускников капеллы старших поколений и сегодняшних капелланов. Зал был украшен картинами в технике бисероплетения талантливой художницы, члена ОСН,  Гамовой Валентины Ефимовны. Среди приглашенных были известные в городе музыканты – бывшие воспитанники капеллы:

народный артист России, лауреат международных конкурсов, ректор Нижегородской консерватории им. М.И.Глинки, композитор, профессор Эдуард Борисович Фертельмейстер;

директор Нижегородского музыкального колледжа им. М.А.Балакирева  заслуженный работник культуры, композитор, дирижер, профессор Сергей Иванович Смирнов;

один из основателей хоровой школы-студии «Жаворонок», заслуженный работник культуры, превосходный дирижер и педагог, один воспитавший двух талантливейших сыновей, пианистов международного класса, Виктор Николаевич Кожухин;

заслуженный работник культуры  России и Мордовии,  композитор, преподаватель Саранского музыкального колледжа Сергей Яковлевич Терханов;

руководитель мужского вокального  ансамбля «Российский кант», лауреат премии Фонда культуры «Новые имена» Вячеслав Константинович Будников – старший из присутствовавших капелланов.

Все они с огромной любовью и большим  сердечным теплом вспоминали в своих выступлениях о времени своего обучения в капелле. Образ основателя капеллы Василия Павловича Малышева стоял у них за спиной как живой. Вспоминали они воспитателей, всей душой преданных мальчишкам, рассказывали о трудностях быта капеллы, которые ничего не значили по сравнению с тем, что давало главное наполнение жизни капеллы, ведь речь шла о радости общения с музыкой, о концертах, гастрольных поездках – словом, обо всем, что составляло жизнь детского коллектива.

Нижегородский хоровой колледж им. Л.К. Сивухина

С подробным рассказом о жизни и деятельности  Хорового колледжа им. Л.К.Сивухина выступил перед слушателями его директор Ефим Исаакович Хазин. Он рассказал, что современная площадь,  занимаемая колледжем, составляет около 3 000 кв.м. в трех зданиях, включая интернат. Общее число сегодняшних капелланов 115 человек. Наряду с изучением предметов музыкального цикла капелланы занимаются предметами общеобразовательного цикла. В состав Хорового колледжа входит: подготовительный класс – 6-7- летние мальчики, младший хор – 1-го и 2-го классов, основной концертный хор – хор юношей. Каждый из этих хоров имеет собственного руководителя, хормейстера и концертмейстера. На базе хорового колледжа работает также муниципальный смешанный камерный хор в составе 35 человек, некогда основанный еще Сивухиным. Коллективом старших капелланов, или юношей, руководит выпускник капеллы Е.Е.Макаров. Общее художественное руководство капеллой осуществляет также выпускник капеллы Александр Юрьевич Орлов. Камерным хором руководит тоже ученик Сивухина Мокеев Борис Васильевич.

Следует добавить, что большинство крупных хоровых коллективов Нижнего Новгорода  возглавляют в настоящее время выпускники хоровой капеллы мальчиков, которые успешно продолжают заложенные еще В.П.Малышевым и прекрасно развитые  Л.К.Сивухиным певческие традиции Нижегородской хоровой школы.

Кафедра хорового дирижирования Нижегородской консерватории им. М.И. Глинки полностью укомплектована профессорами и доцентами, бывшими капелланами старшего поколения.

Проникновенный тон каждого выступавшего, теплота и сердечность атмосферы собрания были восприняты слушателями с благодарностью, все выступления сопровождались аплодисментами зала.

Далее собравшимся был преподнесен богатый подарок – прекрасный концерт воспитанников капеллы и солистов колледжа. В программу концерта вошли произведения духовной музыки, русские народные песни и произведения Л.К.Сивухина. Это были глубокие философские сочинения и веселые юмористические зарисовки. Нас обрадовали два солиста: ученик второго класса, исполнивший мастерски на рояле «Рэг-тайм»  А.Н.Пахмутовой и ученик третьего класса Феликс Карамян, обладатель редчайшего по высоте и красоте дисканта, который исполнил серенаду Шуберта и «Песню о мире» под аккомпанемент автора – ветерана капеллы композитора Сергея Терханова. Слушатели выразили исполнителям свое восхищение бурной овацией.

Во вступительном слове ведущий обрисовал цель этой юбилейной встречи как встречу поколений нижегородцев от самого старшего поколения, членов Общества старых нижегородцев, до самого молодого поколения юных музыкантов, воспитанников Хоровой капеллы. И эта встреча состоялась. Она показала, что связующая нить поколений – это искусство, музыкальные традиции, бережно сохраняемая память о событиях и людях, любивших и прославлявших нижегородскую землю. И, независимо от возраста, всех нижегородцев объединяет любовь к родному городу, трепетное отношение к его истории и культуре.

По окончании юбилейного торжества ректор консерватории профессор Э.Б.Фертельмейстер перед тем, как покинуть зал задержался и, обратившись к организаторам встречи – Старым нижегородцам, сказал: «Хорошее дело вы делаете, дорогие».

 

Фотографии из архива Нижегородского хорового колледжа им.Л.К.Сивухина

2.3.

Э.Д.Рогачева

К 90-летию С.М.Ушакова

     5 февраля 2012 года в Литературном музее А.М.Горького Общество старых нижегородцев торжественно отмечало 90-летие старейшего ветерана Общества, артиста Нижегородского академического театра драмы им. М.Горького, Почетного ветерана Н.Новгорода Святослава Михайловича Ушакова.

Святослав Михайлович Ушаков.

Святослав Михайлович родился 1 февраля 1922 года в семье нижегородцев. Его дед и отец были специалистами по коневодству, специалистами высокого класса, преданными своему делу. Отец его, Михаил Федорович, был руководителем всего коневодческого дела Нижегородского края. Под его руководством проводилась очень успешная селекционная работа по выведению спортивных скакунов Орловской породы, и среди его питомцев были абсолютные рекордсмены, державшие рекорды во всесоюзных соревнованиях в течение многих десятков лет. Сам Михаил Федорович, наездник, тренер, специалист по подготовке тренерского состава, был также начальником строительства нового ипподрома в заречной части города, а на соревнованиях разыгрывался даже приз его имени.

Любовь к лошадям, знание психологии животных, навыки верховой езды, опыт наездника в спортивных состязаниях – все это по эстафете перешло к Святославу Михайловичу, которого отец посадил на лошадь в 2 года! В жизни Святослава Михайловича две пламенные страсти – театр и лошади. Театру он отдал 60 лет жизни, сыграв более 220 ролей.

Путь Святослава Михайловича от художественной самодеятельности к профессиональной работе актера был связан с именами Собольщикова-Самарина, Пашенной и других корифеев сцены XX-го века. Артистическая деятельность Святослава Михайловича проходила в нашем драматическом театре, которому он верен и предан всегда. Но в какой бы город не ездил на гастроли драмтеатр, С.М. всегда узнавал, есть ли там ипподром, в каком состоянии спортивное хозяйство, и, если были на ипподроме соревнования, всегда в них участвовал.

Святослав Михайлович Ушаков

Нижегородцы видели Святослава Михайловича на сцене, слушали его передачи об артистах драмтеатра по радио и по телевидению, в Дни города – видели его на площади Минина, верхом на коне в роли князя Юрия Всеволодовича в театрализованном представлении. Мы читали его книгу «Театральные портреты» о коллегах-артистах. А сейчас Святослав Михайлович активный член ОСН. Он и докладчик, и автор «Памятных записок», и на собраниях Общества выступает как чтец и как певец. Мы всегда с большим вниманием, интересом и восхищением слушаем его выступления.     И вот в зале Литературного музея наш дорогой юбиляр под горячие аплодисменты нижегородцев поднялся на сцену и занял место за маленьким столиком. Начались поздравления.

Первое слово было предоставлено Альбертине Васильевне Кессель

Первое слово было предоставлено Альбертине Васильевне Кессель, старейшему краеведу нашего города. Ее подарок был оригинальным: она поставила на столик бутылку шампанского и банку ананасов. Тепло и сердечно поздравив Святослава Михайловича, она изумительно прочитала стихотворение И.Северянина «Ананасы в шампанском»!

юбиляра поздравляли школьники, «юные краеведы»

Затем юбиляра поздравляли школьники, «юные краеведы» с цветами и трогательными стихами (учащиеся 44-й школы Советского района, приехавшие со своим руководителем М.М.Михайловым).

   А  «дедушка Ушаков»  одарил  всех  ребят шоколадками.

 

Член ОСН художник А.С. Коледаев преподнес юбиляру картину с авторским посвящением.

Народный артист России А.Д. Познанский, поздравляя С.М.Ушакова, говорил о нем и как об артисте старой школы, и как об авторе книги «Театральные портреты», бесценной по содержанию и своему значению для будущих поколений, и как о человеке доброй и чистой души, своем друге.

Затем прозвучали поздравления Общества и хора старых нижегородцев в прозе и стихах, вручены цветы и адрес, торжественно и мощно хор пропел «Многая лета». А в качестве музыкального подарка хор исполнил для юбиляра песню А. Бурдова на слова В. Шамшурина «Нижегородская земля».

 поздравления Общества и хора старых нижегородцев

Фотопортрет С.М. Ушакова – Б.Н. Кирпичников

Фотографии М.М.Михайлова


(1.2 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 05.11.2012

© Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов). Копирование материала – только с разрешения редакции