space/nn/kanavino/\"
ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

17 января 2019 г. опубликованы материалы: девятый открытый "Показательный" урок для поисковиков-копателей, биографические справки о дореволюционных цензорах С.И. Плаксине, графе Л.К. Платере, А.П. Плетневе.


   Главная страница  /  Текст пространства  /  Нижний Новгород  /  Канавино

 Канавино
Размер шрифта: распечатать




Что память сохранила… Воспоминания А.Ф. Селивановой (51.44 Kb)

 
Записала О.В. Григорьева.
Подготовила к публикации Т.В. Кучерова.
 
Предисловие
 
            Перед вами – воспоминания Антонины Федоровны Селивановой (1909–2007) – старейшей читательницы Центральной городской библиотеки Нижнего Новгорода, вся жизнь которой прошла в родном Канавине. В марте 2001 года воспоминания А.Ф. Селивановой были записаны зав. сектором редкой книги О.В. Григорьевой, собиравшей материал к 100-летнему юбилею ЦГБ (отмечался в 2003 году) и своей книги «Листая страницы истории», посвященной становлению и развитию библиотечного дела в городе.
Воспоминания А.Ф. Селивановой охватывают 1914–1935 годы – особый период в истории Нижнего Новгорода. Это рубеж двух эпох, который можно охарактеризовать шаблонно, но очень точно: «от купеческого Нижнего к социалистическому городу Горькому». А еще между ними были 1920-е годы, время новой экономической политики (нэпа), когда Канавино – историческая заречная часть города – являлось отдельным административным образованием (сначала рабочим районом, а затем и городом). Правда, длилась «самостоятельность» недолго – уже в 1929 году, в преддверии индустриализации, Канавино вновь вошло в состав «Большого Нижнего Новгорода» на правах одного из городских районов.
         Воспоминания А.Ф. Селивановой ценны массой любопытных подробностей того, уже навсегда ушедшего, Канавина и Нижегородской ярмарки, их топографическим «портретом» с описанием улиц, парков и садов, упоминаниями предприятий и учреждений, жилых домов и фамилий их владельцев, хорошо передают общий колорит «нэпмановских годов». В целом же Канавино первого советского десятилетия еще мало чем отличалось от дореволюционной Макарьевской части Нижнего Новгорода. Воспоминания заканчиваются серединой 1930-х годов, т.е. накануне принятия решения о начале коренного преобразования городского левобережья, поэтапно осуществленного в дальнейшем.
         Вот почему публикуемый материал, несомненно, будет интересен историкам, краеведам, экскурсоводам, всем тем, кто интересуется прошлым своего города.
К сожалению, со времени записи воспоминаний А.Ф. Селивановой облик исторического ядра Заречья вновь успел существенно измениться. На бумаге есть историческая территория «Старое Канавино» с особым режимом ее использования, на деле же центральная, «парадная» его часть, обезображена. Исчезли здания, возведенные по проектам первого городского архитектора Г.И. Кизеветтера и других известных зодчих, плодотворно работавших в Нижнем Новгороде во второй половине XIX – начале ХХ веков. Добавили утрат обустройство территории вблизи реконструированного Нижегородского цирка и создание недавнего «чуда» – метромоста с обрубком путепровода. Новая транспортная магистраль изменила планировочную структуру и повлекла за собой снос целого ряда домов по улицам Марата, Интернациональной, Литвинова и другим. Это обстоятельство следует учитывать при чтении воспоминаний, в тексте которых оставлены авторские примечания относительно сохранности тех или иных объектов. К сожалению, их сейчас довольно сложно идентифицировать, поскольку в тот момент не были указаны их современные адреса.
Документ представляет собой ученическую тетрадь с рукописным текстом и пометками О.В. Григорьевой. Озаглавлен «Что я помню (1914–1935)». Текст воспоминаний А.Ф. Селивановой приводится с незначительной орфографической и редакторской правкой, смысловые пропуски даются в квадратных скобках. Текст снабжен необходимыми комментариями и примечаниями, выполненными Т.В. Кучеровой, заместителем директора МУК ЦГБ им. В.И. Ленина по основной деятельности, и В.В. Красновым, старшим научным сотрудником НИП «Этнос».
Публикуется впервые.
 
Т.В. Кучерова
 
ЧТО Я ПОМНЮ (1914–1935)
 
Мне пять лет, мы живем в Канавине в доме Иванова по Владимирской улице (ныне Революционная). Дом Иванова стоит и сейчас. Улица вымощена булыжником, тротуар был земляной. Проезжую часть от пешеходной отделяли тумбы – или чугунные, или же деревянные. У нас была игра в «тумбы».
На пересечении Владимирской и 7 линии[1] всегда стоял городовой. Зачем он тут дежурил, не знаю, может быть потому, что рядом была очень богатая Владимирская церковь[2]. Церковь была окружена каменной оградой, внутри находились церковный двор и кладбище священнослужителей, снаружи – небольшие лавчонки[3] с дешевыми игрушками и незатейливой галантереей. Вход и паперть выходили на Елизаветинскую улицу (ныне Коммунистическая), напротив находился «поповский дом»[4] (он стоит и доныне). За церковью был Владимирский садик, куда нас пускали гулять. Этот садик существовал до  1930-х годов. По Владимирской улице помню дом фабриканта Кузнецова. Снизу находился посудный магазин (известная посуда Кузнецова)[5], в верхнем этаже – контора (дом стоит и доныне). Это мои первые воспоминания о Владимирской улице.
            Помню переезд в дом Штатнова по Елизаветинской улице (дом снесен). Верхний этаж (половину) занимала наша семья, во второй жили хозяева, внизу находилась часовая мастерская Е.Я. Гольденберг (она тут же имела квартиру), в подвальном помещении была пекарня. Рядом – слева – стоял дом Шакирского (еврея-торговца, дом снесен), справа – большой дом Иванжиных[6] (стоит до сих пор). Напротив стояли дома Городецких (снесен), Косарикова, Потапова, Березина (они существуют).
            Особенно памятны дворы. Ворота всегда закрывались на щеколду, обязательно была подворотня, чтобы курицы могли выходить на улицу, всегда под столами стояли кадки, куда в дождь набирали воды для всяких нужд. У каждого дома – обязательно тумба и скамейка. Улица вымощена булыжником, тротуар асфальтирован. Каждый год в мае булыжник заменялся новым. Весной с раннего утра слышен стук деревянных молотков – это рабочие забивают в мостовую новые булыжники.
            От Штатновых мы в 1915 году переехали в дом Смирнова (он снесен). Он стоял на углу ул. Елизаветинской и Мещанской[7]. Наискосок от нас находился ресторан Филимонова (здание сохранилось), рядом – Деловой клуб, куда отец по субботам ходил играть в карты.
В августе 1916 года мы въехали в собственный дом на Набережной улице (ныне ул. Марата). Улица начиналась от Московской (Советская) и [шла] до 10 линии (ныне ул. Приокская). В начале [улицы] находилась баня, затем стояло подворье Куракина, там были номера (вроде гостиницы), куда во время ярмарки стекалось много приезжих (здание снесено), затем дом Пастухова и склады его же, рядом  – еврейская синагога (здание стоит до сих пор). Дальше мыловаренный завод Демиховских, дом Безруковых и Панкратова (существуют до сих пор, но измененные). Затем дом Капитонова (стоит), дома Колыковых, механическая мастерская и дом Гаврилова, дом портного Никулина (все сохранились). Дальше дома Кутикова, Кузнецовой, Баташева, Якимова (часть из них снесена). На углу следующего квартала стоял трактир, не помню, чей, затем наш дом и большая территория пивоваренного завода «Жигули»8. Еще дальше – дома Лебедевой, Иванжина и завод Сарнэ9 (по-моему, эвакуированный с запада, что он выпускал, не помню). На этом улица кончалась, по крайней мере, для меня.
Напротив дома Иванжиных находилась водокачка. Что сохранилось из этих зданий, не знаю, так как весь квартал занимает завод им. Я. Свердлова10. Помню только, что на месте завода Сарнэ в 30-х годах построили фильтровальную станцию (она стоит до сих пор).
По всей набережной откосы к реке от мостовой отделялись деревянными перилами, сами откосы были выложены каким-то ноздреватым камнем и все зарастали вьюном и полынью. К реке с двух сторон спускались съезды, по которым в летнее время спускались к лодкам и баржам, а в зимние съезжали обозы и сходили на лед люди. Вся набережная была тихая, по ней редко проезжали лошади. В летнее время мостовая зарастала травой.
В 1929 году вышел местный указ переселять бывших домовладельцев в другие дома. Таким образом, мы въехали в дом Колыковых, а они – в наш. Я вновь очутилась на Владимирской улице. Церковь еще действовала, улица была почти такая же, как в моем детстве.
На ней жило много татар, и на углу улицы ([ныне] пересечение ул. Даля с Революционной) находился Татарский клуб (здание снесено), где ставились спектакли, проводились лекции. До сих пор помню фамилии владельцев [домов] с начала улицы. На углу (Революционная – Вокзальная) – дом Горбуновых, дальше дом Сергеевых, пустырь, дом Колыковых, два дома татарина Аляева, упомянутый выше дом Кузнецова, дом железоторговца Якимова, дом Смирнова, Бузлаева (он держал ломовых лошадей), дом Вяльцева, Парийского (многие снесены). За ремесленным училищем Башкирова11 (дом стоит) улица для меня кончалась.
Помню, на 10 линии (ул. Приокская) стояла водонапорная башня. Она стояла на пригорке, который был вымощен мелким булыжником (снесена в 30-е годы).
На 2-3 линии (ул. Луначарского) сосредотачивались магазины. Хорошо помню большой магазин Клюева, он находился в доме Винжа, рядом с банком (он снесен), галантерейный магазин Вильбушевич рядом с женской гимназией Ильинской12, москательную лавочку В.И. Селивановой, напротив – женская гимназия Вишняковой13 и фотография Самарина, на углу 3-й линии и Крюковского переулка (ул. И. Романова) – писчебумажный магазин (владельца не помню), дальше училище Баулиной14 и еврейская синагога (это здание стоит, остальные снесены). Рядом с домом Иванжиной были мужская Владимирская гимназия15 (сейчас там эпидстанция16).
Кстати о школах. Кроме упомянутых, в Канавине были еще училище Извольского для мальчиков17 и реальное училище18 (здания снесены), около базара была школа Каменских19 (здание стоит). На Московской ул. (ныне Советская) находилась женская гимназия Торсуевой (сейчас там музыкальная школа)20.
На углу Александровской (Интернациональная) и 4 линии (Вокзальная) был трактир Самаржа (здание сохранилось), дом Ремизовой21 (там тубдиспансер), дальше была извозчичья биржа (в советское время в здании находилась детская консультация, здание сохранилось, но переделано). Около биржи всегда стояли извозчики, лошади привязывались к изгороди, пахло сеном, овсом и навозом. Здесь нанимались извозчики (легковые). Свободные от найма обычно проводили время в чайной. В конце улицы стоял ресторан «Лион», после революции там находилась железнодорожная библиотека, а внизу – кинотеатр «Спартак» (дом снесен).
Помню, что на площади около Московского вокзала был сквер, обнесенный решеткой, он существовал до 1930-х годов. Когда стали проводить трамвайные пути до завода «Красная Этна», рельсы огибали сквер кольцом, здесь была конечная остановка, затем трамвай делал круг и шел обратно. Площадь была вымощена булыжником и совершенно не походила на сегодняшнюю. Теперь и вокзал перестроен, и площадь заасфальтирована22.
В Канавине кроме Владимирской церкви была еще Напольная (в советское время там был Дворец пионеров, сейчас не знаю что, но здание стоит, переделанное)23. Около церкви было Напольное кладбище, оно существовало до конца 1920-х годов. Еще около вокзала был Страстной мужской монастырь24, там теперь почтовое отделение.
Очень помнятся Бугры. Каково их происхождение, не знаю, но это были большие песчаные горы. Они начинались от Дворца культуры (там до постройки Ленинского городка были скотобойня25 и санитарная лечебница, еще стоял дом мясоторговца Юрина) и простирались до Молитовки. Бугры летом зарастали гвоздичкой и гусиным луком, мы иногда ходили туда гулять, там еще было татарское26 кладбище. В 1925 году 1 мая был заложен первый дом Ленинского городка, а к 1923 году27 был построен Дворец культуры, городок был уже заселен28. Так перестали существовать знаменитые Бугры.
Хорошо помню место, где теперь Витебская улица. Там был большой  пруд, вокруг которого стояли одноэтажные маленькие домики. Пруд летом зарастал тиной и ряской. Это было гиблое место, весной и осенью непролазное от грязи.
Кроме Владимирского садика и сквера у вокзала были еще два Бугровских садика, они находились на месте теперешнего виадука29. Это была низина, садики шли друг за другом и подходили к дому С. Морозова (существует доныне), дальше шла поляна, за ней – Лубянский сад30, где стоял театр Н. Фигнер. Сад был большой, там проходили гуляния (уничтожен). Кстати, о гуляниях. Весной, во время ледохода, канавинцы любили гулять по Набережной улице, летом – в Выставочном саду (сад 1 Мая), а зимой – по аллейкам. Аллейки, обсаженные тополями,  начинались примерно от базара и шли по Выставочной улице (ул. Чкалова) вплоть до Выставочного сада. Они были с обеих сторон улицы, от проезжей части отделялись низенькими перилами. Аллейки существовали до 1930-х годов, уничтожены во время прокладки трамвайных путей до Молитовки и завода «Красная Этна».
Помню ломовых извозчиков (до 1923-1925 годов в Канавине совсем не было автомобилей. Когда по Канавину шел первый грузовик, за ним бежали не только ребятишки, но и взрослые). Ломовых лошадей называли битюгами, это были сильные лошади, они запрягались в телегу, сзади которой всегда гремело железное ведро для пойки лошадей. В жаркую пору на их голову надевали специально сшитые панамы, а к мордам подвешивали  мешки с овсом. Поили лошадей у водоразборной будки. Колонок, как сейчас, не было, а были большие, вроде домиков, будки, где всегда жил сторож. Его обязанностью было следить за чистотой и порядком, так как и люди брали здесь воду. Помню такую будку около Владимирской церкви и Бабушкинской больницы31.
Вспоминаю пожарную красную часть (она стояла на берегу, примерно там, где сейчас книжный базар)32. Это было большое сооружение с депо и квартирами для служащих. Каланча была высокая, и в сильные морозы на ней вывешивали черный шар в знак того, что детям в школу идти не надо.
На Московской улице (теперь Советская) была вторая пожарная часть, Макарьевская (она переделанная стоит и сейчас)33. Пожары были не только бедствием, но и зрелищем для населения. Сбегалось много народу, смотрели, обсуждали, не перекинется ли огонь дальше, а потом долго вспоминали, как горел в 1921 году Царский павильон34, или дом Башкирова на Гребешке.
Помню трактир Потапова, он стоял на базаре, примерно, где сейчас Центральный рынок. В советское время (1920–1930-е годы) там был молодежный клуб. Еще на 9-й линии (ул. Прокофьева) был постоялый двор Лодыгина (все снесено).
            Помню Крюковский переулок, там была парикмахерская, куда нас водили подстригать. Там же в доме Буровой находилась библиотека35, сейчас она находится на Советской улице. Рядом с парикмахерской стояли два дома Костылева (один из них сохранился). Из семьи Костылевых один стал писателем36, также писателем стал и Павел Штатнов37.
         Помню дом зубного врача Голубчика38 в том же Крюковском переулке (он снесен). Была еще зубной врач Карлик Н.Д. Она жила на Александровской улице (дом снесен). Из врачей помню Березина, который жил на 9-й линии, его дом снесен. Рядом был дом шапочника Мартынова (стоит до сих пор). Напротив дома Березина находился галантерейный магазин братьев Сахаровых (снесен), они там же и жили. Из врачей помню Гурвича (жил в доме Смирнова на Елизаветинской улице), Гольдберга39 (на ул. Луначарского, где находится магазин «Ткани»), Колосова (жил в железнодорожном доме по Выставочной ул.), Батурина (в советское время жил при школе на Тимирязева) и доктора Беляевского (на Вокзальной ул.). Были еще фельдшера: Подгорский жил на Александровской улице (дом снесен) и Снежинский (где жил, не знаю), они часто заменяли врачей. Все они занимались частной практикой.
            Из больниц помню Бабушкинскую (сохранилась, но не работает, поставлена на ремонт)40, Купеческую41 (ныне 4-я поликлиника, находится на Советской ул.), железнодорожную42 (также на Советской) и заразные бараки (ныне 9-я инфекционная больница, находится за садом 1 Мая).
         Бывшую Московскую улицу (ныне Советская) помню смутно. На ней была аптека рядом с Купеческой больницей, в окнах всегда стояли большие стеклянные шары на высоких подставках, в которые была налита вода различных цветов: желтая, красная и зеленая. Затем стояло здание Сорокинского подворья43 (стоит доныне) и кинотеатр «Прогресс». Его владелец Кисельников. Дом Кисельникова стоял на Елизаветинской улице (снесен).
         На этой же улице [Советской] стоит до сих пор дом купца Бугрова44. Помню напротив красной каланчи была электростанция45 (она снесена). На берегу напротив Главного Ярмарочного дома стояла небольшая часовня46 и дом губернатора Баранова47 (он снесен, как и часовня). От электростанции сплошь шли торговые помещения (торговые ряды). В конце 1920-х годов все эти дома были переделаны под жилые помещения. Улица шла вплоть до плашкоутного моста и заканчивалась зданием Биржи. За плашкоутным мостом стоял собор Александра Невского (сохранился)48 и дальше – Сибирские пристани (ныне Стрелка). Теперь об ярмарках. В Канавине обычно в марте проводилась так называемая Козья ярмарка49. Она устраивалась на базаре и длилась неделю. На нее привозились товары: семеновские изделия (ложки, поставцы, кадушки и т.д.), Городец поставлял пряники. Это была шумная, веселая ярмарка. По преданию, она проводилась в знак того, что якобы коза спасла канавинцев от пожара, запутавшись в веревках от звонницы. Она непроизвольно дала набат, тем самым разбудила народ, а горели два дома, пожар мог перекинуться дальше, если бы не набат. Обычно при открытии ярмарки на базаре ставили живую наряженную лентами козу.
         На Софроновской площади (ныне площадь Маркина) в Крещенье открывалась так называемая Крещенская ярмарка. Она длилась две недели, и была более обширна, чем Козья.
            Самая обширная, многолюдная и богатая была Всемирная Нижегородская ярмарка50. Она занимала обширную площадь на канавинской стороне и простиралась от Сибирских пристаней примерно до Советской улицы, а вглубь – от набережной до собора51. Центром ярмарки являлся Главный ярмарочный дом (стоит до сей поры), влево и вправо от него шли каменные торговые ряды. Внизу располагались магазины, верхние этажи занимали служащие и, вероятно, сам хозяин.
            Помню площадь перед Главным домом со стороны набережной. Прямо перед главным входом был сквер с красивым фонтаном. С обеих сторон сквера располагались два небольших скверика, где находились павильоны-закусочные. Со стороны Царской улицы (ныне Совнаркомовская) был тоже вход в Главный дом, от входа шли аллеи, обсаженные тополями, вплоть до собора. Помню, вправо и влево от собора стояли два пассажа: Бразильский и Бубновский, где торговали исключительно пряниками и кондитерскими изделиями. На ярмарке были Китайские ряды, построенные в виде пагод, там шла торговля китайскими шелками, веерами и поделками из бумаги. Ближе к Сибирским пристаням находилась Самокатная площадь, где стояли карусели, качели и гигантские шаги. И примерно в том же районе была Армянская церковь.
         Хорошо помню подземные туалеты52, они находились влево от главного дома, за скверами. Строил их архитектор Бетанкур53. Спускаться в туалеты надо было по винтовой лестнице. Там всегда было чисто, и журчала вода.
         На Сибирской улице (теперь Должанская) был большой ресторан «Россия». Недалеко от него были два озера54, обсаженные тополями. Они назывались Бетанкуровскими, во время ярмарки там проходили катания на лодках. Здание ресторана «Россия» стояло долго, в советское время там был техникум. Сейчас его не существует.
Ярмарка длилась два месяца, и за две недели до закрытия шла дешевая распродажа товаров. В остальное время территория ярмарки пустовала, там никто не жил, ее охраняли только сторожа. В 1917 году ярмарка прекратила свое существование, и долгое время эта территория считалась «страшным местом».
В 1919-м или в 1920-е годы (точно не помню) страну охватил дровяной голод. Без топлива страдало и Канавино. Местные власти разрешили жителям Канавина выламывать в торговых рядах все, что горит. Ломали полы, снимали двери и оконные рамы, в общем, все деревянное увозилось домой на дрова. После этого территория ярмарки стала еще более пустынной и пользовалась дурной славой.
Во время нэпа, подремонтировав некоторые торговые ряды, ярмарка вновь открылась (если мне не изменяет память, в 1920 году55). Конечно, это была уже не та всемирно известная Нижегородская ярмарка, а только ее подобие. Иностранный капитал не участвовал в ней. Помню участие в ней Украины, Узбекистана и российских «новых нэпманских» предпринимателей. Эта ярмарка торговала и шумела до 1928 года56, когда нэп прекратил свое существование.
К концу 1920-х годов в Канавино началось большое строительство. [В это время в городе] закладывались и росли первые корпуса Автозавода, в 1927 году кончили строить и открыли Дворец культуры в Ленинском городке57, началось строительство 21-го авиазавода. Нужны были рабочие руки, и вот в Канавино потянулись из деревень плотники, каменщики и разнорабочие. Всех нужно было обеспечить жильем. Торговые ярмарочные ряды срочно переделывались под жилые помещения и заселялись приходящими из деревень людьми. Долгое время территория ярмарки была густо населенным районом, где были студенческие общежития и столовые. В Главном доме размещались различные советские учреждения58.
Позднее ярмарка стала перестраиваться. Сносились старые торговые ряды и возводились многоэтажные современные дома, и район совершенно изменил свой облик. Сейчас это большой жилой массив с площадью Ленина.
Вспомнился мне старый цирк братьев Никитиных59. Стоял он налево от Лубянского сада (примерно за виадуком). Не помню, работал ли он зимой, но был очень благоустроенный. Выступали в нем акробаты, наездники с иностранными именами, и обязательно знаменитый Дуров со своими животными, и клоун Виталий Лазаренко. Давно этот цирк снесен (или сгорел). Позднее цирк был выстроен заново на месте, где сейчас находится рынок «Гордеевский пятачок»60 (он сгорел).
Помню ипподром, он располагался за Старым Ярмарочным собором, справа от Гордеевки. Там проходили бега. Все это кануло в вечность. И мне жаль Старого Канавина, с его размеренной тихой жизнью, с его нравами, обычаями и колокольным перезвоном церквей. Даже быт был совсем другой. Можно много рассказать о быте канавинцев, но это уже другая тема.
 
А. Селиванова. Март 2001 года.
 
Фото М.П. Дмитриева. Рубеж XIX – XX веков.
 
 
Подворье Городецкого Феодоровского монастыря с церковью св. Александра Невского.
 
Канавино в половодье. Вдали – Владимирская церковь.
 
Московское шоссе (ныне ул. Советская). Вид с каланчи здания Макарьевской полицейской и пожарной части. Слева – дом Бугрова.
 
 
Вид на здание Ярмарочного пожарного депо с Московского шоссе.
 
© Открытый текст
 
 
 
 
размещено 25.04.2010

[1] Ныне ул. Даля. Линиями назывались все улицы, шедшие перпендикулярно Набережной реки Оки (ныне ул. Марата), не имевшие названий и считавшиеся «особо» по каждой стороне.
[2] Церковь во имя Владимирской иконы Божией Матери, древнейшая в заречной части города. Тот облик храма, который застала автор воспоминаний, сформировался в конце 1870-х гг. (после очередного опустошительного пожара в Канавине, в огне которого пострадал и храм). Закрыт в 1936 г., некоторое время здание находилось в ведении УНКВД, затем стало использоваться под склад фабрики им. 1 Мая, потом было переоборудовано под клуб. В соответствии с постановлением горсовета от 2 августа 1949 г. о строительство постоянного цирка было разобрано (см. также комм. 59). В 2003 г. на месте, где находился храм, в память о нем была выстроена небольшая каменная часовня (возле здания цирка).
[3] Каменные лавки в 16 растворов, устроенные нижегородским купцом Д.Н. Бабушкиным в 1882 г. и сдававшиеся торговцам. Арендная плата шла на содержание Владимирского храма и причта.
[4] Каменный двухэтажный дом причта выстроен на средства  купца Д.Н. Бабушкина, и в декабре 1882 г. «поступил в собственность» Владимирской церкви (ныне ул. Коммунистическая, 41).
[5] Вряд ли домовладелец Кузнецов имел отношение к знаменитому «кузнецовскому фарфору» Дулевской фабрики в Подмосковье.
[6] Федор Александрович Иванжин – гласный (депутат) Городской думы в 1913–1916 гг.
[7] Ныне ул. Братьев Матусовых.
8 Склады «Товарищества Жигулевского пивоваренного завода А. Вакано и К°» (г. Самара) на Набережной реки Оки и Владимирской улице, окончательно «устроенные» в 1911 г.
9 Небольшая фабрика по выпуску десятичных, сотенных и столовых весов. После революции переименована в фабрику «Пролетарий», в 1923 г. присоединена к заводу «Красный молот», который возник из эвакуированного в Н. Новгород из Риги завода кованых изделий Трубек и производил сельскохозяйственные машины.
10 Завод по выпуску торфяных машин.
11 Ремесленное училище для мальчиков и девочек было построено на средства мукомола Я.Е. Башкирова и подарено им городу (автор проекта – арх. П.П. Малиновский). Здесь также устраивались лекции, литературные вечера и благотворительные концерты для жителей Канавина. В дни декабрьского вооруженного восстания 1905 г. ненадолго занято членами «канавинской боевой дружины», перед домом возведены две баррикады. В 1908 г. на базе училища открыто училище для подготовки техников мукомольного дела. Таких школ в России было всего четыре: в Одессе, Варшаве, Митаве (Курляндская губ., ныне г. Елгава, Латвийская Республика) и Н. Новгороде. Осенью 1914 г. училище передано под лазарет для больных и раненых воинов. В советское время в здании размещалась школа. В настоящее время в нем располагается Канавинское отделение Пенсионного фонда РФ (ул. Приокская, 6).
12 Частная женская гимназия Маргариты Николаевны Ильинской на 3-й линии (ул. Луначарского). Дом не сохранился.
13 Сусанинская частная женская гимназия Александры Александровны Вишняковой на углу Кузнечной и 2-й линии (Канавинской и Луначарского), в доме В. М. Каменского. Здание не сохранилось.
14 Двухклассное женское училище.
15 2-е высшее начальное городское училище (ранее 3-х, затем 4-классное мужское) имени св. кн. Владимира на углу Александровской ул. Открыто в 1888 г. в рамках празднования в городе 900-летия крещения Руси.
16 Центр гигиены и эпидемиологии (ул. Луначарского, 4).
17 Начальное училище в доме Н.А. Извольского на углу Кузнечной и 2-й линии (Канавинской и Луначарского).
18 Канавинское частное реальное училище, находилось в доме Сизова.
19 Мужское училище им. М.Ф. Каменского в доме городского общества на Напольно-Вокзальной ул. (ныне Фильченкова). Училище построено пароходчиком М.Ф. Каменским и содержалось на его личные средства.
20 Частная женская гимназия А.В. Торсуевой в доме Кисельникова, сейчас в доме находится музыкальная школа № 3 (ул. Советская, 11).
21 Ныне ул. Вокзальная, 18.
22 На протяжении 1930–1960-х гг. Вокзальная площадь (с 1934 г. – пл. Челюскинцев, затем – Революции) благоустраивалась неоднократно, а в 1963–1965 гг. выстроен новый комплекс вокзала. Повышенное внимание объяснялось тем, что вплоть до начала 1970-х гг. эта площадь являлась местом проведения главных городских общественных мероприятий (затем они стали устраиваться на созданной для этих целей площади Ленина).
23 Спасо-Преображенская кладбищенская церковь, выстроенная в 1829–1835 гг. на южной окраине Канавинской слободы на средства титулярного советника Я.А. Быстрицкого и нижегородского купца В.В. Монахова. Новый храм замкнул перспективу Елизаветинской (ныне Коммунистической) улицы. В начале 1930-х гг. кладбище было окончательно закрыто, его территория снивелирована, здание закрытого храма частично разобрано и переоборудовано. В настоящее время часть кладбищенской территории используется под стадион завода «Нормаль», ведутся ремонтные работы на церкви, возвращенной Нижегородской епархии РПЦ.
24 Комплекс подворья Феодоровского Городецкого мужского монастыря с трехпрестольной пятиглавой церковью Александра Невского (автор проекта – арх. Л.В. Даль, 1869 г.). С 1925 г. часть помещений подворья использовалось под районный клуб Авиахима. В единственном уцелевшем зданий ныне размещается железнодорожная военная комендатура.
25 Комплекс скотобоен Заречной части города с начала 1900-х гг. располагался рядом с участком, где в 1927–1928 гг. была сооружена канавинская общественная баня  на ул. Октябрьской революции. Новый комплекс боен выстроен тогда же на Московском шоссе (район остановки городского транспорта «Сормовский поворот», не сохранились).
26 Имеется в виду небольшое мусульманское кладбище, закрытое в середине 1930-х гг.
27 Открытие «величайшего в губернии» Дворца культуры им. В.И. Ленина состоялось 29 декабря 1928 г., но для окончательной отделки левого и правого крыла здания потребовалось еще некоторое время. Часть пустыря перед ним была благоустроена в начале 1930-х гг. и получила громкое название «Дворцовой площади». Позднее здесь формируется один из наиболее интересных в городе ансамблей «сталинской эпохи».
28 Торжественное открытие рабочего города-сада им. В.И. Ленина состоялось 8 ноября 1925 г.; заселение началось несколькими днями раньше. Квартиры в ста деревянных двухэтажных домах получили 667 семей рабочих и служащих г. Канавина (2700 чел.). Коммуналок избежать не удалось: отдельная квартира из трех комнат с кухней отводилась семьям из шести и более чел.; семьи же из 4-5 чел. получили по две комнаты, в третью комнату этой же квартиры подселялись семьи из 2-3 чел., а кухня становилась общей. В городке были построены школа, ясли, проведен водопровод и электроосвещение, трамвайная линия, начато озеленение. Спустя несколько месяцев после открытия 12 улицам городка были присвоены названия (Октябрьской революции, Правды, Искры, Июльских дней, Пролетарской диктатуры и др.). В последующие годы район продолжал интенсивно застраиваться и расширяться. Наряду с деревянными стали возводиться и каменные многоэтажные жилые и общественные здания. Остатки массива деревянных домов постройки конца 1920-х гг. еще сохраняются на участках вблизи Управления ГЖД.
29 Путепровод-виадук у Московского вокзала. Садики получили свое название от стоящего рядом дома известного нижегородского купца Н.А. Бугрова (см. прим. 44).
30 Лубянский сад был своего рода культурным центром ярмарки: кроме театра здесь были открытая сцена, кегельбан, площадка для танцев, библиотека, столовая, гигантские шаги, катанье на лодках и т. п.
31 С инициативой организовать больницу в заречной части города выступила благотворительная организация – Нижегородское общество вспоможения бедным жителям. Замысел воплотился в реальность благодаря нижегородскому купцу 1-й гильдии, «пиво-медоваренному заводчику» Д.Н. Бабушкину (1826–1890), пожертвовавшему под будущую больницу собственный каменный дом с земельным участком на пересечении Новинской, Напольно-Вокзальной улиц и 11-й линии (современные улицы Долгополова, Фильченкова и Приокская). На заседании городской думы 15 ноября 1885 г. было принято решение о присвоении больнице имени «жертвователя». Открытие первой общественной (всесословной) больницы городского самоуправления Н. Новгорода состоялось 26 августа (8 сентября) 1886 г. Первым ее врачом стал И.П. Покровский (1855–1897). Первоначально больница была рассчитана на 30 мест с двумя стационарными отделениями (20 муж. и 10 жен.) и амбулаторией для «приходящих», в дальнейшем значительно расширена. После революции стала называться 1-й Советской больницей. Связана с именами Н.И. Долгополова, Л.П. Бибихина, В.М. Дурмашкина и других известных деятелей медицины. Будучи студентом, в больнице проходил практику Б.А. Королев (1909–2010) – будущий академик, патриарх нижегородской хирургии.
32 Ярмарочное пожарное депо, перестроенное из водопроводного здания (автор проекта – арх. Р.Я. Килевейн, 1870 г.). Снесено в 1930-е гг. Находилось там, где сейчас остановка городского транспорта «Площадь Ленина» (площадка напротив «Дома книги»). В 1990-х – начале 2000-х гг. рядом, в начале ул. Марата, был книжный рынок.
33 Автор воспроизводит ситуацию уже советского времени. До революции же городской являлась IV Макарьевская полицейская и пожарная часть (автор проекта – арх. И.Ф. Небольсин, 1863 г.). Ярмарочное пожарное депо принадлежало этому отдельному административному образованию (в состав города до 1917 г. ярмарка не входила). В границах же заречной части города еще одна небольшая пожарная часть (т.н. Выставочная) появилась лишь незадолго до революции в связи с интенсивным развитием нового селитебного района – Ново-Выставочного поселка («Новые Катызы», «Новая стройка», район у нынешнего сада 1 Мая) и строительством там же в 1915–1916 гг. комплекса госпиталя для раненых и больных воинов. Комплекс Макарьевской полицейской и пожарной части сохранился до нашего времени с частичными утратами (разобраны пожарная каланча и один из каменных флигелей). В настоящее время в нем размещается Прижелезнодорожный почтамт (ул. Советская, 22).
34 Непонятно, о каком из двух зданий идет речь: каменном Императорском павильоне у Московского вокзала (сохранился) или деревянной бывшей выставочной постройке. Возможно, имеется в виду деревянный Царский павильон, в 1896 г. «высочайше пожалованный» городу, затем долго пустовавший и вконец обветшавший. В 1913 г. он был переоборудован под училище (автор проекта – арх. Н.М. Вешняков), а затем приспособлен под военный лазарет.
35 А.Ф. Селиванова имеет в виду библиотеку, читательницей которой была всю жизнь. Центральная библиотека Канавинского (с 1935 г. – Сталинского) района, ныне Центральная городская библиотека им. В.И. Ленина за свою вековую историю сменила три адреса: в 1903 г. она открылась как Макарьевское отделение городской общественной библиотеки в доме купца Булычова (ныне ул. Луначарского, 4), в 1905 г. заняла помещение на 2-м этаже д. Бурова (ныне ул. И. Романова, 9), а с 1935 г. и до настоящего времени располагается в бывшем доме купца Дюршмидта (ул. Советская, 16).
36 Костылев Валентин Иванович (1884–1950) – известный писатель, автор исторических романов «Иван Грозный», «Питирим», «Жрецы».
37 Писатель Штатнов Павел Петрович (1899–1944), уроженец Кстовского уезда – родственник или однофамилец канавинских Штатновых. Репрессирован в 1944 г., умер в заключении в ГУЛАГе.
38 Дантист М.Р. Голубчик – очевидно, родственник Михаила Иосифовича Голубчика, читателя нашей библиотеки, литературоведа и книговеда, организатора и руководителя клуба «В мире прекрасного» (создан в 1976 г. и действовал до конца 1980-х гг.).
39 Николай Христианович Гольдберг (1857–1935) – врач-терапевт, один из старейших врачей Канавина, деятельность которого на протяжении свыше 40 лет была связана с Бабушкинской больницей. Пользовался большим авторитетом среди коллег и любовью населения.
40 Свое назначение больница сохраняла до 1998 г., затем была закрыта и некоторое время спустя ее помещения переоборудованы под ТЦ «Канавинский дворик» (ул. Долгополова, 49). В настоящее время на территории бывшего больничного комплекса продолжает действовать Канавинская подстанция городской «Скорой помощи» (в здании советской постройки).
41 Принадлежала ярмарочному купечеству и содержалась на его средства.
42 Узловая железнодорожная больница на 100 коек была открыта в 1922 г. в бывшем доме купца Фрола Сигачева (ныне Советская, 9). К 2000 г. больница окончательно переехала на пр. Ленина.
43 Гостиница купца Алексея Ивановича Сорокина. Из рекламного объявления 1917 г.: «Первоклассная гостиница, до 100 светлых, хорошо обставленных номеров, кухня, ванна, электричество, образцовый штат прислуги, все удобства для приезжающих».
44 В конце 1920-х гг. здание было переоборудовано под одну из первых в городе фабрик-кухонь (Канавинская фабрика-кухня им. 1 Мая). В дальнейшем она неоднократно реконструировалась и, собственно, на этих ресурсах держится современный трактир «Бугров» и некоторые другие предприятия общепита в этом же доме (ул. Советская, д. 20).
45 Здание станции электрического освещения АО Русского общества железных дорог, построенное в 1911 г. На этом месте сейчас жилой дом с магазином «Горьковский «Дом книги» (ул. Советская, 14).
46 Макарьевская, или Флачная (Флажная) часовня (автор проекта – арх. Л. Гущин, 1866 г.). По обеим ее сторонам находились флагштоки в виде каменных башенок со шпилями, около которых ежегодно проходили церемонии открытия и закрытия ярмарки.
47 Дом хозяйственной конторы Ярмарочного комитета с народной чайной в честь нижегородского губернатора Н.М. Баранова (открыта в 1894 г.). При ней была библиотека-читальня.
48 Собору Александра Невского в 1930-х гг. была уготована роль основания будущего здания Управления порта «башенного типа» (80-90-метровой высоты), увенчанного «маяком» в виде скульптуры В.И. Ленина, что не было осуществлено по ряду причин. Реставрационные работы на здании начались с 1983 г. (авторы проекта реставрации – арх. О.Е. Сундиева, арх. И.С. Агафонова). В 1991 г. собор передан Нижегородской епархии РПЦ и с 2009 г. является кафедральным.
49 «Козья ярмарка», или «Козья масленица», проводившаяся во второе воскресенье Великого поста, первоначально устраивалась в районе Владимирской площади и на Александровской улице. Позднее, из-за протестов местных священников, действо перенесли в район современного Центрального рынка (туда же был перенесен и сам базар с площади). Отмечалась до конца 1920-х гг. Существовало несколько вариантов предания, объяснявшего происхождение «козьего праздника», семантика которого, насколько нам известно, остается неисследованной. Упомянутая А.Ф. Селивановой «крещенская» ярмарка на Софроновской площади славилась изделиями нижегородских кустарей (прежде всего, семеновских).
50 До революции Нижегородская ярмарка имела статус «всероссийского торжища», после – республиканской и общесоюзной.
51 Спасский Староярмарочный собор (автор проекта – арх. Огюст Монферран, 1818–1822 гг.), в обиходе именовавшийся «Старым» собором. Постановлением ВЦИК и СНК от 7 января 1924 г. был взят на госохрану, но уже летом 1927 г. выходит постановление о его сносе. Намерение осуществилось частично – была разобрана колокольня. В 1930 г. собор вновь решают разобрать «в виду начавшегося строительного сезона и крайней нуждаемости в строительном кирпиче на культурное строительство в Канавине и Сормове». Но к этому времени собор уже был занят военным складом, перевод которого в другое место был затруднителен, поэтому здание и уцелело, а в 1937 г. вновь взято на госохрану.
52 Речь идет о бывших подземных сточных галереях Нижегородской ярмарки, часть из которых, видимо, была переоборудована под места общего пользования. Окончательно разобраны в конце 1960-х гг. в ходе реконструкции ярмарочной территории.
53 Инженер и гидротехник Августин Бетанкур, главный проектировщик Нижегородской ярмарки в начале XIX века.
54 Остатки Бетанкуровского канала, «облагороженные» в начале 1930-х гг. В ходе разработки проекта реконструкции территории бывшей ярмарки и «Стрелки» их планировалось сохранить и устроить внутри «кольца» парадный сквер. Водоем засыпан в начале 1970-х гг., на его месте возведены многоэтажные жилые дома.
55 Нижегородская ярмарка вновь была открыта 1 августа 1922 г.
56 Нижегородская ярмарка была ликвидирована на основании Постановления СТО от 16 марта 1930 г.
57 См. прим. 27.
58 После упразднения Нижегородской ярмарки в Главном доме планировалось разместить машиностроительный институт со студенческим общежитием, но вскоре сюда переехали городской комитет ВКП(б) и горисполком со своими структурными подразделениями. В конце 1930-х гг., в связи с намеченной реконструкцией территории, все ярмарочные строения подлежали сносу. За бывшим Главным домом предполагалось выстроить огромный Дом Советов, а «пряничное» старое здание снести. В дальнейшем от этого намерения отказались, и вплоть до 1969 г. здесь продолжал размещаться горсовет, а после реконструкции здания – магазин «Детский мир» (в настоящее время – офис ВАО «Нижегородская ярмарка» и торговый пассаж). Значительная часть остальной ярмарочной территория быстро превратилась в «социалистические трущобы», постепенная ликвидация которых началась с 1950-х гг.
59 На Нижегородской ярмарке находилось главное здание временного цирка братьев Дмитрия, Петра и Акима Никитиных, старейшее в городе. Там же, на ярмарке, планировалось вначале построить и новое здание советского «цирка-театра-кино» на 3,5 тыс. зрителей (по реализованному в 1929 г. проекту цирка в Иваново-Вознесенске). Но из-за изменившегося статуса ярмарочной территории (новый центр социалистического города), решение, видимо, сочли неуместным, вдобавок возникли проблемы с финансированием. Окончательно с местом под цирк (на бывшей Владимирской площади) определились после Великой Отечественной войны. Строительные работы (автор проекта – арх. С.Х. Сатунц) планировалось завершить к 7 ноября 1963 г. – очередной годовщине главного праздника советской эпохи (Октябрьской революции), что не удалось. В эксплуатацию цирк был принят госкомиссией на полгода позднее, 10 апреля 1964 г., в преддверии еще одного знакового праздника – дня рождения В.И. Ленина; спустя несколько дней состоялось первое представление. После длительной реконструкции цирк был вновь открыт в 2007 г.
60 На месте этого рынка недавно выстроен и открыт ТЦ «Шайба».

(1.1 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 01.01.2000
  • Автор: Селиванова А.Ф.; Подгот. Т.В. Кучерова.
  • Размер: 51.44 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Селиванова А.Ф.; Подгот. Т.В. Кучерова.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
В.В.Краснов. К истории пакгаузов на Нижегородской Стрелке
Краснов В.В. Судьба царского подарка
В.В. Краснов. Первый опыт массового жилищного строительства в Нижнем Новгороде советской эпохи
В.В. Краснов. Из истории нижегородской благотворительности: богадельня имени Н.Ф. Ходалева в Нижнем Новгороде
А. И. Давыдов. Собор Александра Невского на Нижегородской Ярмарке. Хроника проектирования
А. П. ЕФИМКИН, А. И. ДАВЫДОВ «В МАКАРЬЕВСКОЙ ЧАСТИ НИЖНЕГО НОВГОРОДА...» (К 100-летию Центрального рынка)
В.В. Краснов, А.Ю. Абросимова. Начальный этап архитектурно-градостроительных преобразований в районе бывшей Всероссийской выставки 1896 года в Нижнем Новгороде
Что память сохранила… Воспоминания А.Ф. Селивановой

2004-2019 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции [email protected]
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100