1926, 12 января. Постановление закрытого заседания Президиума Коллегии НКП «Заявление писателя Н.А.Крашенинникова о запрещении ГРК нового текста к опере Глинки “Жизнь за царя”, названной им – “Минин” »

11 октября, 2019

Постановление закрытого заседания Президиума Коллегии НКП «Заявление писателя Н.А.Крашенинникова о запрещении ГРК нового текста к опере Глинки “Жизнь за царя”, названной им – “Минин” » 1926, 12 января (12.35 Kb)

Постановление закрытого заседания Президиума Коллегии НКП «Заявление писателя Н.А.Крашенинникова[1] о запрещении ГРК нового текста к опере Глинки “Жизнь за царя”[2], названной им – “Минин”[3]»
 
12 января 1926 г.
Протокол №2. Пункт 1.
Председатель – т.Ходоровский. Секретарь – т.Ковальская.
Постановили: 1) Указать Главреперткому, что к запрещению этого текста нет оснований.
2) Вопрос о возможности постановки этой оперы на сцене Б.А.Г. Театра отложить до возвращения т.Луначарского.
    ГА РФ. Ф.А-2306. Оп.69. Д.573. Л.6. Машинопись. Л.7 – рукопись чернилами с подписями В.Яковлевой, Ходоровского, М.Эпштейна и М.Н.Покровского.
Примечания:  На л.20 слова закрытого заседания отсутствуютНомер постановления 20 зачеркнут.
размещено 4.10.206


[1] Крашенинников Николай Александрович (1878 – 1941), писатель. Изображал быт башкир, в годы советской власти книги о событиях революции и гражданской войны, создал ряд инсценировок по произведениям русских и зарубежных классиков. Награжден Почетной грамотой През. ВС БАССР (1939).
[2] Глинка Михаил Иванович (1804-1857), композитор. Опера «Жизнь за царя» (1836) посвящена одному из героических сюжетов русской истории. В начале XVII в. Россия переживала период «Смуты» (иногда ее называют гражданской войной), во время которой она подверглась польско-шведской интервенции (см.: Джеффри Хоскинг. «Россия: народ и империя»). В 1611 г. против польских и шведских войск было образовано так называемое второе ополчение, руководителями которого стали выборный земский староста (глава самоуправления городского района) Кузьма Минин из Нижнего Новгорода и московский князь Дмитрий Пожарский, которые 26 октября (5 ноября по новому стилю) 1612 г. добились подписания капитуляции командования гарнизона интервентов в Кремле. В это время будущий царь Михаил Романов скрывался в Ипатьевском монастыре близ Костромы, провинциального городка. Согласно легенде, отряд польских воинов решил подкупить одного из местных жителей, чтобы тот показал дорогу к царю. Притворно согласившись на это, костромской крестьянин Иван Сусанин завел польский отряд в гиблое болото, за что и был замучен шляхтичами. Подвиг Сусанина был воспет много раз, особенно в период расцвета патриотической идеологии «самодержавия, православия и народности» императора Николая I. Так, еще до 1825 г. существовала драма К.Ф.Рылеева «Иван Сусанин», уже существовала опера «Иван Сусанин» Кавоса. Однако Глинка решил соотнести 33-летнего Сусанина с 33-летним Исусом Христом (в рукописи он писал И[ван] Сус[анин], т.е. ИСус), отдающих свою жизнь за людей, которые не в силах оценить этот поступок. Основную часть либретто на уже сочиненную музыку написал секретарь великого князя барон Г.Ф.Розен. Незадолго до премьеры российский император Николай I изменил название оперы, самолично начертав вместо предложенного Глинкой «Смерть за царя» – «Жизнь за царя».
В годы Советской власти опера была запрещена за пропаганду монархизма. Однако известны ее переделки. Так, например, артист Максаков (М.К.Шварц) в Одессе в 1924 г. воспользовался сюжетом В.Г.Шершеневича, перенесшего сюжет оперы в годы революции 1917 г., и поставил оперу под названием «Серп и Молот» (упоминается и постановка в Свердловске). Понятно, что за этим стояло стремление не только осовременить тему, но и исполнять хорошую музыку (правда, с фантастическими словами).
Данное постановление открывает новый поворот как в истории постановки оперы, так и в истории советской идеологии.
Сюжет, находящийся в центре событий Смуты, был использован после нового идеологического поворота в написании истории России, совершенного Сталиным в 1934-1936 гг. В 1936 г. либретто для оперы «Минин и Пожарский» (на музыку Б.В.Асафьева) сочинил М.А.Булгаков. Однако изменение идеологического курса (место «врагов» заняли уже не эксплуататоры-русские, а интервенты-поляки) помешало постановке. Кроме этого, требовалось изобразить, как выходец из народа Минин подправляет политически неустойчивого «интеллигента» Пожарского, как боярская верхушка вредит Отечеству (напомню, что в 1937-1938 гг. проходили политические процессы). Одновременно с подготовкой этой оперы, Большой театр решил поставить («впервые» – после 1925 г.) указанную оперу Глинки. Новое либретто написал поэт Сергей Городецкий. Премьера состоялась в 1939 г. Вместо Царя и Бога прославлялся Народ и Родина. Новое название оперы обосновывалось тем, что сам Глинка на черновиках рукописи якобы написал название оперы «Иван Сусанин» (это было одно из рабочих названий). Либретто было переделано кардинально: Иван Сусанин шел спасать не царя, а К.Минина и его ополченцев. Сталин, придя на репетицию в Большой театр, предложил сохранить последнюю сцену, вопреки цензорам, предлагавшим убрать хор, поющий «Славься!» Царю. Сталин предложил выехать Минину и Пожарскому на конях из ворот Кремля и поставить побежденных поляков на колени. Этот идеологический маневр был связан с резким осложнением советско-польских отношений. Этот вариант текста оперы исполнялся до 1989 г., когда была предпринята попытка восстановления первоначального варианта в московском Большом Театре, где почти полностью вернули розеновский текст, кроме слова «царь». Затем там же в 1997 г. М.Ф.Эрмлер использовал балакиревскую редакцию и на три четверти восстановил первоначальный текст. И только в 2003 – 2004 г. Валерий Гергиев впервые поставил в Мариинке «Жизнь за царя» в первой редакции, по либретто барона Розена. С 2005 г. день 4 ноября установлен как государственный праздник – «День народного единства», заменивший празднование дня Октябрьской революции.
История постановления такова.
Писатель Крашенинников стал распространять рукопись своего либретто к опере Глинки для того, чтобы «спасти» музыку. Эту рукопись он и отдал в Главрепертком для ее официального утверждения. 25 ноября 1925 г. В.И.Блюм, театральный критик, бывший редактор «Вестника театра» и заведующий театрально-музыкальной секцией Главреперткома, написал отзыв о представленном тексте, в котором указал на классовую подоплеку и политические изъяны либретто: поскольку второе ополчение (Минина) было направлено «против казаков» (т.е. «восставшего народа»), то оно является «националистическим», кроме этого «здесь бросается косвенная тень на революционный народ – казачество». Вывод был однозначный – текст запретить (см.: Ф.2306. Оп.69. Д.596. Л.24.). Негласным инициатором запрещения выступили участники комиссии Политбюро, с ноября 1925 г. обследовавшие деятельность Главреперткома и Главлита, известные «левые» литераторы и критики А.К.Воронский и Г.Лелевич. Вскоре после этого, 8 декабря 1925 г. Блюм (под псевдонимом «Садко») опубликовал в ленинградской «Красной газете» статью «Жизнь за… Минина». Блюм возмущался, что автор либретто подставил на место царя – «мужика» Минина, организовавшего отпор «чужеземному засилию поляков». Цензор и критик остроумно отмечал, что подобная схема взята из произведений дореволюционного историка Забелина. Пафос заметки Блюма заключался в том, что Крашенинников представлялся человеком, старавшимся затушевать классовый и контрреволюционный характер второго ополчения: оно было направлено не только против поляков, но и казаков, вместе с иноземцами захвативших Москву. «Казаки – писал Блюм, – это крестьянская революция, пытавшаяся ниспровергнуть московский социальный строй», а Крашенинников их классового врага (богатого скотопромышленника, т.е. буржуя Минина) ставит на пьедестал. «Весь же этот “народно-революционный” фейерверк около фигуры исторического Минина – просто шовинистический дурман, искажающий историческую действительность. Поэтому “Жизнь за Минина” ничуть не лучше “Жизни за царя”». Крашенинников подал протест в Наркомпрос на решение Главреперткома. Заместитель наркома В.Н.Яковлева запросила обоснование решению ГРК. 14 декабря 1925 г. Блюм направил ей письмо, копию своего отзыва как политредактора и газетные отзывы о новой постановке оперы (кроме «Красной газеты» фигурировала и выписка из парижского журнала «Comoedia», заканчивающаяся словами: «”Жизнь за царя” переделана в жизнь… за буржуя»). Секретарь НКПроса Ковальская запросила мнение о пьесе членов Коллегии. М.Н.Покровский, М.С.Эпштейн и О.Ю.Шмидт (его отзыв см.: Ф.2306. Оп.69. Д.596. Л.11-11 об) высказались за текст пьесы, не найдя там какой-либо крамолы. Заместитель наркома И.И.Ходоровский и В.Н.Мещеряков отказались читать либретто за неимением времени (об этом написал секретарь В.Н.Яковлевой. См.: Там же. Д.596. Л.10.). 12 января 1926 г. В.Н.Яковлева провела приведенное здесь решение Президиума Коллегии НКП «вкруговую», т.е. опросом. Тот же текст постановления был оформлен как постановление Президиума Коллегии НКПроса (Пр.№3. п.20). 20 января 1926 г. Председатель Главреперткома Р.А.Пельше направил В.Н.Яковлевой протест в связи с принятием Президиумом НКП указанного постановления без вызова представителя Главреперткома. В письме указывалось, что пьеса запрещена по неофициальному предложению членов комиссии Политбюро (ГАРФ. Ф.2306. Оп.69. Д.596. Л.8.). На письме Пельше Яковлева написала секретарю: «т.Ковальская. На повестку Президиума 16/II. Крашенинникову не сообщать». 15 февраля в НКПрос поступило новое заявление писателя Крашенинникова, в котором он указывал на инсценировку оперы по его либретто и прилагал копию отзыва, опубликованного в «Бакинском рабочем» 31 января. В отзыве говорилось: «Минин в новой опере является символом уже осознаваемого народно-крестьянской массой желания самой взяться за устройство своей жизни. Эта основная мысль придает новому сюжету общественное, бытовое и политическое значение. Большому Государственному театру выпадает честь представить публике первому возвращенный русской сцене бессмертный шедевр Глинки». Однако дирекция Государственного Академического Большого Театра 9 марта сама обратилась в НКПрос с просьбой «сообщить Ваше мнение, возможно ли осуществить постановку оперы “Минин” по тексту Н.А.Крашенинникова» (Там же. Л.7.). Вся ответственность за принятие решения легла на Яковлеву, поскольку с 1924 г. она курировала все академические театры. Сделанное ей заключение (там же. Л.22) хоть как-то охлаждало спорящие стороны. Именно написанный ею текст постановления и внесен в протокол. После этого ГРК дважды возвращалось к этому вопросу. 12 апреля 1926 г. руководством ГРК было принято решение: «В целях пересмотра постановления Коллегии НКП о разрешении либретто оперы “Минин” Крашенинникова поручить тов. Пельше совместно с представителями Агитпропа ЦК ВКП (б) тов Яковлевым поставить вопрос об этой опере в соответствующих инстанциях» (РГАСПИ. Ф.17. Оп.60. Д.808. Л.48 об).
[3] Минин Кузьма (Кузьма Минич Анкундинов) (? – 1615 или 1616) – сын посадского человека Мины Анкундинова, владевшего соляными варницами и торговавшего в Балахне (Нижегородский уезд). К.Минин владел мясной лавкой в Нижнем Новгороде. В 1608-1610 в составе нижегородского ополчения участвовал против войск Лжедмитрия II. В 1911 г. избран земским старостой (главой районного самоуправления), стал одним из организаторов и руководителей второго (народного) ополчения, руководил его казной. В 1613 г. возведен в чин думного дворянина, служил в Москве.

(0.3 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 01.01.2000
  • Размер: 12.35 Kb
  • © Подготовка текста – Зеленов М.В.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции
© Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов). Копирование материала – только с разрешения редакции