1862. Архив. Архивы России. Энциклопедический словарь, составленный русскими учеными и литераторами. СПб., Т. 5. (57.35 Kb) 

28 мая, 2019

Архив — место склада старинных документов и дел разных ведомств. Как собрание важных исторических источников, архивы должны удовлетворят в особенности следующим условиям: 1) рукописи и дела должны быть в них предохранены от влияния сырости, от возможности пожара, и т. под.; 2) Приведение в стройный порядок исторических материалов, а также описание их необходимо требуют ученой подготовки в лицах, на которых возложено заведывание подобными учреждениями, а потому вообще следует избирать в хранители их людей, знакомых с требованиями исторических наук и палеографиею; иначе же архивы, где хранятся подобные материалы, будут только складочным местом деловых бумаг без всякой пользы для науки; 3) сокровища архивов должны быть доступны лицам, которые посвятили себя серьёзному изучению истории и, следовательно, в состоянии более, чем кто либо, знать, что пользование материалами предоставляется не в видах извлечения из них разного сора и хлама, а с целью обогатить науку сведениями о жизни и потребностях целого народа в данную эпоху. Если некоторые факты и не подлежать обнародованию по каким-либо стеснительным постановлениям, то они должны быть во всяком случае известны историку для общих выводов; 4) обращение с рукописями должно быть самое осторожное: никакие помарки, отметки и вообще какое либо искажение рукописи не может быть допущено, и в этом отношении прямая обязанность хранителей архива наблюдать, чтобы это было исполняемо в точности — и паче архив может скоро придти в жалкое состояние и не удовлетворять своему назначению.

Архивы в России. 1) Государственный архив, учрежденный в Петербурге при министерстве иностранных дел. Начало его относится к 1829 г., когда последовало распоряжение отделить все хранившиеся до того времени в архиве государственной коллегии иностранных дел бумаги, касающиеся до императорской фамилии, а также следственные и уголовные дела по событиям особенной важности. Еще в начале царствования Александра I сделано было распоряжение о передаче в этот новый архив бумаг, найденных в кабинете Екатерины II; по кончине Александра I сюда поступили все бумаги, относящиеся до вступления на престол Николая I; в 1828 г. — дела следственной комиссии и верховного уголовного суда (1825 г.), бумаги о польских тайных обществах и, наконец, оставшиеся после смерти коменданта Сукина. С 1827 г. сюда же начали передавать кабинетом дела времен Петра Великого и следующих царствований до XIX столетия из зимнего дворца, также чрез военное министерство. В 1830 г. назначена была особая комиссия для разбора архивов: государственная старых дел и состоявшего при петербургских департаментах правительствующего сената. Первый из них, зависевший от министерства юстиции, основан в 1780 году; в нем хранились дела разных упраздненных присутственных мест и помещался он в кладовых нижнего этажа 12 коллегий (здание, ныне занимаемое петербургским университетом), отчего в бывшее в 1824 г. наводнение дела его сильно пострадали от подмочки. Вышеупомянутой комиссии предлежало разобрать в этих двух архивах до двух миллионов дел. В 1834 г. она доносила, что такая разборка ею уже окончена. Тогда все дела, имеющие чисто исторический интерес, были переданы в министерство иностранных дел, а прочие отосланы в московский архив министерства юстиции, частью же розданы по министерствам; государственный архив старых дел упразднен, а вместо него окончательно образован нынешний государственный архив при министерстве иностранных дел. Он состоит из двух отделений: в первом хранятся дела, относящиеся до императорской фамилии, бывших статс-секретарей и т. п.; во втором — дела о важнейших государственных преступниках, также делопроизводство бывших тайной канцелярии, тайной экспедиции и комиссии для пересмотра прежних уголовных дел. В состав на таких основаниях учрежденного государственного архива вошли, кроме государственных бумаг и прежде хранившихся в коллегии иностранных дел: А) из комнат зимнего дворца книги с бумагами времен Петра Великого и Екатерины I; из императорского кабинета дела статс-секретарей, бывших при Елизавете и Екатерине II; к ним присовокуплены бумаги, найденные в кабинетах императоров Павла и Александра I. Б) из государственного архива старых дел бумаги: а) бывшей тайной экспедиции[1]; b) комиссии, учрежденной в 1801 г. для пересмотра прежних уголовных дел с тем, что не найдется ли в числе потерпевших наказание в предшествовавшие царствования таких лиц, которых вины были неумышленны и не наносили существенного вреда государству; с) о Пугачеве, d) о принцессе Таракановой и е) часть делопроизводства об отправке принцев и принцесс брауншвейгских в Данию. В) Из архива при петербургских департаментах правительствующего сената: а) подробная выписка из дела о вступлении на престол Екатерины II; b) манифесты, призывающие единоверных нам народов к содействию против турок; с) переписка о содержании в местах ссылки Бирона, Миниха, Остермана, Лопухина, Бестужева и других сосланных с ними; d) сенатское производство о Пугачеве; е) дела тайного приказа в столбцах, свертках и книгах. Некоторые из них относятся ко временам царя Михаила Федоровича, большая же часть — к царствованию Алексия Михайловича. Здесь заслуживаюсь внимания историка столбцы о походах царя Алексия Михайловича против поляков, о домогательстве его быть избранным в короли польские и великие князья литовские, по случаю смерти короля Яна Казимира, о сношениях России с Швецией и Польшею, об избрании в патриархи Иоасафа и Никона, о приезде в Москву патриархов александрийского и антиохийского. Между столбцами находится много бумаг, касающихся низведения Никона с патриаршего престола; есть список девицам, бывшим на смотринах у царя Алексия Михайловича, где значится и Наталья Кирилловна из рода Нарышкиных — мать Петра Великого; любопытны дворцовые записки времен царя Михаила Федоровича и книги, содержащие в себе урядник и устроение чину сокольничего пути. Сюда же присоединены приходо-расходные книги, веденные в ближней канцелярии и разных уничтоженных потом приказах, о денежной казне и разных вещах с 1701 и 1714 г.; f) некоторые бумаги из дел верховного тайного совета с 1726 по 1730 г., заключающие в себе переписку разных особ царской фамилии в начале XVIII столетия; g) черновые журналы верховного тайного совета, касающиеся вступления на престол Анны Иоанновны и другие тому подобные бумаги о разных событиях русской истории сороковых годов XVIII столетия; h) дела бывшей при дворе конференции с 1756 по 1762 год; i) дела кёнигсбергской губернаторской канцелярии с 1758 по 1762 г., когда часть Прусского королевства была занята русскими войсками; k) переписка, производившаяся по государственному управление через генерал-фельдцейхмейстера кн. Зубова и генерал-майора Попова; l) дела по управлению Кавказским наместничеством генерал-поручиком Павлом Потемкиным. Г) Из тайного архива правительствующего сената дела бывшей тайной канцелярии, сильно поврежденные от наводнений 1777 и 1824 т.; между ними находятся следственные дела о царевиче Алексее Петровиче Волынском, Мировиче, семействе принцев брауншвейгских и многие другие.
Первоначально образование государственного архива и управление им с 1834 года было поручено В. А. Поленову, а по смерти его доныне это учреждение вверено сенатору Ф. И. Гильфердингу. С самых первых годов существования государственного архива, многие из известных наших писателей и ученых пользовались и пользуются историческими сокровищами, которые в нем собраны. Так в 1831 г., гр. Бенкендорф сообщал тогдашнему вице-канцлеру, что «известному нашему поэту, титулярному советнику Пушкину» разрешено пользоваться в архиве материалами для сочинения истории Петра Великого. В 1835 г., граф же Бенкендорф объявил повеление о допущении «камер-юнкера Александра Пушкина» к прочтению дела о пугачевском бунте. 28 августа того же года Пушкине писал к управляющему архивом (орфография подлинника): «милостивый государь Василий Алексеевич. Честь имею обратиться к вашему превосходительству с покорнейшею просьбою. — Государь Император изволил мне приказать распечатать дело о Пугачеве для составления исторической выписки. В осьми связках, доставленных мне из с. петербургского сената, не нашел я главнейшего документа: допроса, снятого с самого Пугачева в следственной комиссии, учрежденной в Москве. Осмеливаюсь покорнейше просить ваше превосходительство, дабы приказали снестись о том с А. Ф. Малиновским, которому, вероятно, известно, где находится сей необходимый документ. — С глубочайшим и пр. Александр Пушкин». Малиновский, на спрос Поленова, отозвался, что требуемого допроса в московском главном архиве министерства иностранных дел нет, но хранятся материалы, частным образом собранные о Пугачеве Миллером и Бантыш-Каменским; эти материалы Малиновский сообщил в распоряжение Пушкина. По смерти его, в феврале 1837 г., Бенкендорф отнесся к гр. Нессельроде с вопросом: какие из материалов государственного архива были переданы в руки Пушкина? Оказалось, что у него была оттуда одна рукопись, содержавшая в себе сочинение Корба, но ее, как после уведомил Бенкендорф, в бумагах Пушкина не найдено. С 1835 г. в государственном архиве академик Арсеньев занимался прочтением подлинных актов, с которыми нужно было ему справляться для преподавания новейшей русской истории наследнику-цесаревичу, ныне царствующему Государю Императору. Еще прежде, именно в 1830 г., для этой же цели, по ходатайству Жуковского делал исторические выписки из дел архива Константин Сербинович. С 1842 г. академик Устрялов получил дозволение пользоваться материалами архива для составления истории Петра Великого. Четыре тома его труда в настоящее время уже изданы и составили эпоху в ученой разработке материалов по части новой русской истории. В 1849 г. барон М. А. Корф получил из государственного архива все бумаги, относящаяся к кончине Александра I и восшествию на престол императора Николая. В 1858 г. профессор Соловьев имел разрешение работать в архиве для продолжения своего труда «История России с древнейших времен». В 1860 и 61 годах, по случаю преподавания им русской истории государю наследнику цесаревичу, великому князю Николаю Александровичу, он также пользовался материалами архива. В 1859 г., по ходатайству археологического общества, г. В. Ламанский был допущен к собранию в архиве материалов, которые и изданы в 1861 г. во II томе «Записок» русского отделения этого общества. В 1860 г. г. И. Забелин пользовался бумагами приказа тайных дел для своих изысканий «О домашнем быте русских царей в XVI и XVII столетиях». С 1861 г. в архиве занимается академик Грот извлечением известий для биографии Державина из разных бумаг, касающихся царствования Екатерины II. Кроме здесь поименованных писателей и ученых, занимавшихся и занимающихся в государственном архиве, сюда допущены по особым разрешениям и другие лица, разрабатывающие новую русскую историю. Для пользы науки было бы весьма желательно, чтобы эти лица старались о более точном и старательном издании рукописных материалов, не полагались очень на своих переписчиков и тем самым не допускали разных промахов и ошибок, которые так часто встречаются в издаваемых доныне рукописных памятниках русской истории первой половины XVIII столетия.
П. Пек. (П. П. Пекарский – авторство данной статьи можно расшифровать с помощью «Имен гл. редакторов и сотрудников», помещенных в Т. 5 «Энциклопедического словаря, составленного русскими учеными и литераторами», (СПб., 1862) – прим. ред.).
2) Московский главный архив министерства иностранных дел составляет, как и архивы государственный и с.-петербургский главный, отдельную часть этого министерства, заменившего коллегию иностранных дел, которая, в свою очередь, при Петре Великом (с 1720 г.) заступила место древнего посольского приказа. Когда учрежден был последний — с достоверностью неизвестно. Из сохранившихся указаний видно только, что он упоминается уже под этим именем при царе Иване Васильевиче Грозном и что, потом, по важности своего назначения, постоянно пользуется как бы преимуществом перед прочими приказами, преимуществом, которое объясняется как обширностью его ведомства, так и тем, что на его обязанности было хранение государственной печати и всех важнейших государственных актов без различия их содержания. Но со второй половины XVII в. значение посольского приказа особенно увеличилось, потому что, кроме посольских дел, он начал заведовать не только еще многими отдельными предметами и лицами, но и целыми приказами; так в разное время ему подчинены были: приказы великоросский, малороссийский, литовский, смоленский, новгородский, полоняничный; четверти: устюжская, владимирская, галицкая; область великопермская, некоторые монастыри, иноверческие в России церкви, татарские цари, имевшие своим уделом город Касимов, именитые люди Строгановы со всеми их вотчинами и соляными варницами, торговые всех земель иноземцы, Немецкая слобода в Москве, смотритель железного завода Петр Марселис с детьми, мещанская, за Земляным городом (в Москве), Троицкая слобода со всеми мещанами, гранитный двор, где останавливались приёзжие купцы персидские, армянские, индийские бухарские; бархатного дела мастер 3axapий Паульс со всем его заводом; аптеки с докторами, лекарями, аптекарями и другими лицами; иностранные комедианты, вызванные в Москву в 1702 году; имеретинская царица Екатерина Давыдовна и молдавский господарь князь Кантемир. С учреждением коллегии большая часть этих мест и лиц, конечно, отошла в другие соответственные ведомства, но относившиеся до них дела, за весьма немногими исключениями, все остались в ведении коллегии иностранных дел. Таким образом, в посольском приказе и потом в коллегии и министерстве иностранных дел сосредоточиваются не только все документы по части, сношений России с иностранными державами и важнейшие государственные акты, начиная с древнейшего времени, но и множество разнообразных дел, относящихся к внутренней жизни нашего отечества в XVI, XVII и отчасти XVIII столетиях. Из этой-то массы постепенно накоплявшихся драгоценных исторических памятников образовалось одно из богатейших и самых важных в России хранилищ, известное ныне под именем Московского главного архива министерства иностранных дел. Об устройстве его до учреждения коллегии нет никаких точных сведений. Из уцелевших доныне т. п. переписных книг можно видеть только, что оно ведалось посольскими дьяками, что с половины XVI столетия всем находившимся в приказе делам составлялись более или менее подробные и тщательные описи[2] и что важнейшие акты отделялись в особые сундуки и отдавались, за государевою печатью, на сбережение (преимущественно от пожаров) на Казенный двор (где хранились всякие драгоценности царской казны), откуда их приносили только или для свидетельствования, или для необходимых справок. Относительно помещений посольского приказа известно, что при царе Иване IV Васильевиче для него отведены были во дворце особые посольские палаты, а при царе Федоре Ивановиче приказ имел уже для себя отдельный дом. Впоследствии, в 1667 г., для государственного приказа посольские палаты царь Алексей Михайлович соорудил новое здание в Кремле (недалеко от Архангельского собора), служившее посольскому ведомству в Москве до 1762 г. При учреждении коллегии иностранных дел, в первый раз упоминается отдельно о ее архиве, для разбора которого, по указу Петра Великого, определен был в 1720 г. особый архивариус (Алексей Почайнов) и составлена, в руководство последнему, подробная инструкция; заведывание же им вообще с этого времени поручается одному из членов (асессору) учрежденной в Москве конторы коллегии, главную обязанность которого составляло попечение о сохранности и приведении в должный порядок всего, что находилось в архиве и продолжало поступать туда вновь. Но тогдашние средства нисколько не соответствовали таким благим намерениям. Лица, которым поручалось это важное дело, требующее большого трудолюбия и особенных познаний, были большею частью или мало приготовлены к подобным занятиям, или вовсе к ним неспособны[3]. Хранившиеся в архиве дела не только плохо разбирались, но и страдали еще от небрежного с ними обращения. (Для примера достаточно привести то, что иногда — при перестройках и других случаях — их переносили с места на место в кульках); кроме того, надлежащей сохранности их и хотя по крайней мере удобному размещению много препятствовали сырые и тесные комнаты в нижнем этаже кремлевского дома, пришедшего в сороковых и пятидесятых годах прошлого столетия в совершенную ветхость; между тем архив постоянно продолжал наполняться новыми присылками дел, число которых с Петра Великого увеличивалось все более и более. Частые и настойчивые требования коллегии о приведении их в порядок не могли иметь успеха, потому что главные причины, мешавшие надлежащему устройству архива, все-таки нисколько не устранялись. Наконец в 1759 г. (указом 29 ноября), для скорейшего достижения предположенной цели, архив со всеми составлявшими его штат чиновниками и служителями подчинен был ведению и «надзиранию» конторы; но и это не принесло никакой пользы, напротив, положение архива под управлением главных начальников конторы (Топильского и Собакина), по крайней мере в первое время (1759-1766) было едва ли не хуже прежнего. В этот период его существования, именно в 1762 г., он был переведен из ветхих кремлевских палат в нанятый для него и для конторы дом Ростовского подворья (на Варварке), где собственно архиву достались в удел самые плохие комнаты и подвалы, в которых дела в продолжение нескольких лет оставались большею частью даже не вынутыми из сундуков. Вообще можно сказать, что дурные помещения вредили архиву более, чем самые пожары[4], в прежние времена так часто опустошавшие Москву. Сколько погибло исторических документов, может быть, весьма важных, только от того, что их держали в тесноте и сырости, теперь нет возможности определить. Но вот факт, из которого можно заключить, что гибло их немало: в 1766 г. на Ростовском подворье, вследствие представления конторы, коллегия иностранных дел указом предписала сжечь собранные в девяти сундуках остатки, из которых (как сказано в этом указе) «четыре сундука были с листочками и отрывками от разных столбцов, гнилыми и грязью слепленными», а все остальное состояло «из одной гнили, которая при покойном статском советнике Топильском лопатами сгребена и в те сундуки складена». Настоящее, правильное устройство московского архива начинается только с назначения туда членом историографа Миллера (1766).
Первым делом его было озаботиться приисканием для вверенного ему драгоценного хранилища хорошего и удобного помещения, и вследствие его ходатайства и неусыпного старания был наконец куплен дом князя Голицына[5], куда переместили архив вместе с конторою в 1770 г. Затем трудолюбивый историограф приступил к систематическому разбору дел и составлению к ним реестров и указателей. Сначала, по его словам, ему много мешала в этом деле зависимость от конторы и ее главного начальника Собакина; но с 1772 г., когда последний был уволен от службы, он мог действовать уже вполне самостоятельно, хотя московская контора коллегии иностранных дел уничтожена была только в 1781 г. Управление его архивом продолжалось 17 лет, и в течение этого времени ему, при усердном содействии помощников его, Н. Н. Бантыш-Каменского, Соколовского и Стриттера, удалось положить прочное основание всему, что необходимо для подобного учреждения как относительно внешнего устройства, так и относительно ученого разбора памятников. По смерти его (1783) заведование архивом поручено было названным трем лицам, которые неутомимо продолжали начатое их предместником. Но более всех из них оказал ему услуг Николай Николаевич Бантыш-Каменский. Окончательное приведение в порядок древних и старых дел и большая часть составленных к ним реестров относятся преимущественно ко времени его управления архивом, которому он с необыкновенною любовью и усердием слишком пятьдесят лет посвящал все свои труды сначала под руководством Миллера, потом как самостоятельный деятель (1783-1814). После него место его, с 1814-1840 г. занимал сенатор А. Ф. Малиновский, а теперь, с 1841 г., управляет архивом гофмейстер князь М. А. Оболенский[6]. В настоящее время в московском архиве министерства иностранных дел хранятся все дела посольского приказа и коллегии до 1801 г. Они, по роду их, разделены на два большие отдела: недипломатический и дипломатический, а по времени: на древние (до 1700 г.), старые (1700-1762) и новые (1762-1801). К первому отделу относятся так называемые государственные внутренние дела и все дела посольского приказа и коллегии иностранных дел недипломатического содержания; ко второму принадлежит все, касающееся сношений России с европейскими и азиатскими государствами, т. е. статейные списки, грамоты (кредитивные, поздравительные и пр.), трактаты, договоры, ратификации, вся дипломатическая переписка (рескрипты, указы, реляции и депеши послов, посланников и других агентов русских при иностранных дворах, бумаги, относящаяся до аудиенций, конференций, сношения с иностранными министрами при российском дворе, и т. д.); консульские дела; особые дела, возникшие по каким-нибудь отдельным вопросам, не имевшим прямого отношения к одному какому-либо государству, напр. дела по конгрессам, международным комиссиям, об эмигрантах, и т. п.; бумаги, касающиеся войн России с другими государствами; записки, промемории, проекты по части дипломатической и политической, поданные разными лицами; дела по разграничениям; архивы миссий. К обоим имеется более 300 реестров, алфавитов и указателей. Вот по возможности краткое исчисление всего, что заключает в себе архив как по тому, так и по другому отделу.
I. Отдел недипломатический. 1) Государственные внутренние дела, к которым отнесены: а) государственные российские родословные и исторические книги, содержащие в себе сведения об избраниях, коронованиях, браках, погребениях русских государей, о титулах и пр., с древнейшего времени до начала XIX столетия; б) древние новгородские грамоты или договоры между российскими великими князьями и Новгородом, с 1263 по 1472 г.; в) старинные разного содержания договорные грамоты, крепости, записи и духовные великих князей московских, тверских, рязанских, суздальских и других удельных князей, с 1256 по 1585; г) малороссийские дела, содержащие в себе акты избрания гетманов, договоры с ними и жалованные им грамоты с 1654 по 1688; д) подлинные жалованные грамоты, дипломы и патенты разным лицам на дворянство, чины и вотчины, с 1577 по 1726; е) царские подлинные письма, т. е. переписка государей с их семействами и письма государей и других членов царского дома к разным особам; тут же манифесты указы и доклады за собственноручными подписями государей, с 1619 по 1748; ж) собственноручные письма Петра I и бумаги, подписанные или переправленные его рукою, с 1695 по 1725 г.; з) присяги в верности царевичу Петру Петровичу, 1718 г.; и) секретные дела, с 1697 по 1764; и) секретнейшие дела, с 1718 по 1751; к) переписка канцлера гр. Воронцова с разными лицами, с 1745 по 1763 г.; л) голштинские дела, присланные из сената в 1768 г., с 1697 по 1762; м) подлинные письма самозванца Отрепьева и жены его Марины Мнишек, с 1604-1610; н) дела о российских кавалерских орденах, с 1699-1777; о) описание гербов российских наместничеств. При этих же делах п) хранятся государственные печати, серебряные и стальные, с 1600 г.
2) Внутренние дела посольского приказа и коллегии иностранных дел, также дела, поступившие в них из других мест: а) приказные, т. е. дела посольского и других бывших в его ведомстве приказов, с 1505 по 1750; б) боярские книги (разных городов окладному жалованью всяких чинов людям, сборные на выкуп пленных и за непоставку в службу даточных людей, старинные межевые, переписные о поместьях и вотчинах, и пр.), с 1500 г.; в) исторические и церемониальные дела (известия о короновании государей, о разных церемониях при дворе, о древних русских чинах и других учреждениях); г) выезды в Россию разного звания иностранцев, с 1600 г.; д) дела донских казаков, с 1623 г.; е) дела российских духовных (о поставлении патриархов, о жалованных им грамотах, о сочинениях, касающихся до веры и до церковной истории, и пр.), с 1581 г.; ж) дела иностранных духовных касающиеся до римско-католических, лютеранских и реформатских в России церквей, с 1629 г.; з) малороссийские дела, с 1522 г.; и, строгановские дела, с 1575 г.; и) дела смоленского приказа, с 1650 г.; к) почтовые дела, с 1665 г.; л) монастырские дела, с 1676 г.; и) дела верховного тайного совета, с 1726-1731; н) дела бывшего при императрице Анне кабинета, с 1731 по 1742; о) дела князя Меншикова, с 1700 по 1738 г.; п) письма канцлера графа Бестужева-Рюмина к вице-канцлеру графу Воронцову в бытность двора в Киеве, 1744 г.; р) письма к русским министрами от разных лиц на русском и иностранных языках, с 1613 г.; с) отпуски жалованных грамот, патентов, дипломов и указов о пожаловании в чины, разные достоинства и пр., с 1619 г.; т) ведомости печатные и старинные письменные куранты на русском, латинском, немецком, французском, итальянском, голландском и английском языках, с 1631 г.; у) титулярники, или дела о титулах, употреблявшихся государями русскими при переписке с иностранными дворами; ф) цифирные азбуки для секретной переписки; х) коллежский архив, или бумаги по внутреннему делопроизводству коллегии иностранных дел, до 1801 г.; ц) дела бывшей в Москве конторы коллегии, до 1782 г.; ч) записные книги, содержания сведения о входящих и исходящих внутренних и внешних делах по иностранной коллегии, с 1718 г.; ш) архивские переписные книги и входящие и исходящие дела, с 1614 г.; щ) приходо-расходные книги, документы и счетные выписки, с 1635 года.
II. Отдел дипломатический. Дела, составляющие этот отдел, расположены по государствам (которые разделены на европейские и азиатские) и суть следующие: 1) австрийские, с 1488 г.; английские, с 1557; баварские, с 1710; баденские, с 1746 г.; венгерские и семиградские, с 1630; венецианские, с 1655; виртембергские, с 1716; гамбургские, с 1614; генуэзские, с 1712; голландские, с 1614; голстнские, с 1634; датские, с 1516; данцигские, с 1651; женевские, с 1681; испанские, с 1667 г.; имперских городов: Аугсбурга, Антверпена, Бремена, Геминда, Эльбнига, Лейпцига, Любека, Мариенбурга, Нюрнберга, Торна, Франкфурта на Манне и на Одере, древнейшие с 1584 г.; имперских чинов, или разных германских владетелей — древнейшие с 1634 г.; курляндские, с 1562; лифляндские, эстляндские и финляндские, с 1215; мальтийские, с 1697 г.; мекленбургские, с 1716 г.; неаполитанские, с 1698; ольденбургские, с 1774 г.; папские, с 1576 г.; польские[7], с 1431 г.; португальские, с 1724 г.; прусские, с 1516 г.; пармские с 1723 г.; рагузской республики, с 1702 г.; регенсбургские, с 1718 г.; саксонские, с 1633 г.; сардинские, с 1735г.; тосканские, с 1659 г.; сербские, болгарские, албанские, боснийские, далматские, кроатские, черногорские и других славянских народов, с 1699; франкфуртские, с 1756 г.; французские, с 1595 г.; шведские, с 1513 г.; швейцарские, с 1755 г. — 2) Аксайские, с 1722 г.; Андинской деревни, с 1756; Андреевской деревни, с 1637; арабские, с 1734; армянские, с 1626; балхинские, с 1640; башкирские, с 1683; бухарские, с 1669; греческие, с 1509; греческих вселенских патриархов, греческих и сербских монастырей настоятелей и разных духовных и светских греков, с 1557; грузинские и имеретинские, с 1586; едисанских, ембулуцких, едичкульских и буджацких татар, с 1640; зюнгорские или контайшинские, с 1595; индийские, с 1646; Ионических островов, с 1777; кабардинские (горских и черкасских владельцев), с 1558; кайтацкие, с 1635; калмыцкие, с 1616; каракалпацкие, с 1721; киргиз-кайсацкие, с 1594; китайские, с 1654; крымские, с 1474; кубанских и тимутских татар, с 1704; кумыцкие или тарковские, с 1614; мадагаскарские 1723 г.; молдавские и валахские, с 1628 г.; муганской и прочих степей, с 1729; мунгальских калмыков, с 1600; нагайских татар, с 1489; осетинские, с 1752; персидские, с 1588; салтанаульские (малого Ногая), с 1738; сибирские и камчатские, с 1570; татарские, т. е. касающиеся всех поселенных в России татар разных наименований, с 1595; трухменские, с 1745; турецкие, с 1512; хивинские или юргенские, с 1590; японские, с 1742 г. — Для издания в свет наиболее важных и любопытных исторических документов, заключающихся в обоих названных отделах, при архиве состоит особая комиссия, под названием комиссия печатания государственных грамот и договоров, учрежденная в 1811 г. по представлению покойного канцлера графа Н. П. Румянцева. Еще в 1779 г., по желанию императрицы Екатерины II, коллегия иностранных дел поручала историографу Миллеру, заведовавшему тогда московским архивом, «чтобы он для российской истории старался учинить собрание всех российских древних и новых публичных трактатов, конвенций и прочих подобных тому актов, по примеру дюмонова дипломатического корпуса», а в 1783 последовал даже и указ об учреждении при архиве особой типографии, которая бы могла немедленно приступить к печатанию приготовленных уже отчасти материалов; но Миллер вскоре после того умер, и указ этот не был приведен в исполнение. О предположенном издании, также затем уже не упоминалось более, хотя и есть сведения, что Стриттер продолжал трудиться для него и по кончине Миллера. Только двадцать восемь лет спустя, граф Румянцев снова обратился к мысли императрицы и походатайствовал высочайшее согласие на обнародование важнейших исторических актов, относящихся до России, и на учреждение для этой цели при московском архиве коллегии иностранных дел отдельной комиссии. На напечатание первой части известного «Собрания государственных грамот и договоров», изданного комиссией, он пожертвовал 25000 руб. асс. с тем, чтобы деньги, вырученные от продажи ее, употреблены были на издержки по печатанию второй, и т. д., а затем поступили в распоряжение комиссии для будущих ее изданий, которые все предпринимались и доселе предпринимаются на обороты этого основного капитала. — Принадлежащая архиву библиотека образовалась из бывших еще в посольском приказе книг и рукописей, из книг, отобранных у разных вельмож, впадавших в немилость, и, главным образом, из библиотеки, по высочайшему повеленью купленной в 1782 г. у историографа Миллера за 20000 рублей. В настоящее время она заключает в себе более 6000 названий разных большею частью исторических книг и слишком 1200 различных рукописей русских и иноязычных. Кроме того, в состав ее входят: значительное собрание печатных и письменных ландкарт, планов и чертежей внутренних и пограничных с Россией земель и мест, и более 700 портфелей, собранных лицами, управлявшими архивом (преимущественно неутомимым Миллером), с самыми разнообразными материалами для истории, статистики и географии России. Наконец, нельзя не упомянуть также о размещенном большею частью в библиотеке любопытном архивском собрании портретов царствовавших в России особ, начиная с царя Ивана Васильевича Грозного, и почти всех лиц, управлявших в ней дипломатическою частью, с Ордина-Нащокина до нынешнего времени.
И. Ф. Амм. (И. Ф. Аммон – авторство данной статьи можно расшифровать с помощью «Имен гл. редакторов и сотрудников», помещенных в Т. 5 «Энциклопедического словаря, составленного русскими учеными и литераторами», (СПб., 1862). – прим. ред.).
3. Московский архив министерства юстиции помещается в здании правительственного сената, построенном в 1788 г., в 4-м этаже, где с самого построения его помещались дела тех учреждений, которые ныне вошли в состав архива. В 1812 г. здесь были казармы французских солдат, а хранившиеся в них дела были разбросаны во рвы, окружающие Кремль. Тогда многие из документов утратились совершенно, другие были перемешаны и сильно повреждены. По удалении неприятеля из России, приступлено было к разбору вновь всех бумаг и дел по их родам и к составленью им описей и алфавитов. Труд этот продолжается еще доныне. Бывший министр юстиции Дашков желал, чтобы все государственные архивы сделать доступными для каждого, а потому особому комитету приказал составить подробные описания; 7 июля 1852 г. образован окончательно нынешний московский архив министерства юстиции. Он составился из бывших при сенате в Москве государственных архивов: 1) разрядного, 2) архива старых дел и 3) вотчинного департамента. Архив заключает в себе богатые и еще нетронутые материалы для изучения внутреннего быта России, начиная с XVI столетия; кроме того, он имеет огромное значение и для практиков, по множеству имеющихся в нем сведений о разного рода недвижимых имениях, о старинных дворянских родах и проч. В I отделении архива хранятся дела старинных русских учреждений: a) разряда, или разрядного приказа, о котором упоминается уже в 1471 г. Сюда относятся: боярские книги, боярские списки, столбцы с родословными и т. п. b) малороссийского приказа, учрежденного, может быть; около 1654 г., т. е. во время присоединения к Москве Малороссии; с) сибирского приказа, упоминаемого в записных книгах с 1637 г.; d) печатного приказа и печатной конторы (с 1611 по 1763 г.), и е) герольдмейстерской конторы (1720-1749 г.). Всего в I-м отделении 10351 столбец и 6182 книги. — Во II-е отделение архива вошли дела приказов: а) патриаршего со всеми зависевшими от него учреждениями; b) каменного, для размножения кирпичного дела и о достройках; существовал с 1584 по 1789 г.; с) преображенского — 1700-1729 годов; в нем дела двух родов: одни сохраняются в секретном отделении и недоступны для частного любопытства (хотя им прошло гораздо более 100 лет!), прочие же находятся в общих помещениях, так как они не заключают в себе особенной важности; d) судного, в котором дела сохранились с 1710 по 1787 г.; е) сыскного, переименованного в 1682 г. из разбойного; f) коллегии: камер, ревизион, экономии и юстиц; g) контор: сенатской, рекетмейстерской, банковой, лифляндских и эстляндских дел, цалмейстерской, штатс, юстиц и ямской; i) канцелярии: губернской, дмитриевской воеводской, конфискации (с 1706-1783 г.), тайной, существовавшей с 1718 по 1762 г., полицмейстерской; k) разных экспедиций, комиссий, комитетов, также ратушей, магистратов, казначейств и, наконец, дела сената с 1711 по 1797 г. Во II отделении столбцов 15404, книг 72710. — В III-м отделении сосредоточены дела и документы древней поместной и вотчинной системы, существовавшей в России до 1731 г., когда последовало уничтожение различия между поместьем и вотчиною и они соединены под общим именем недвижимых имений, а также дела и документы, до недвижимых имений относящиеся, с 1731 по 1786 г. Из документов этого отделения древнейшие: книги писцовые, дозорные, приправочные и отказные. В III-м отделении 24990 столбцов и книг 18005. — Трудность ли доступа в московский архив министерства юстиции, или другие какие-либо причины, только у нас весьма немного исторических трудов с ссылками на дела и материалы этого учреждения. В истории России Соловьева встречаются цитаты на столбцы архива министерства юстиции. Директор его, г. Иванов, хотя и печатает от времени до времени сочинения, извлеченные из дел архива, однако они далеко не исчерпывают того богатого запаса исторических материалов, которые находятся в его распоряжении. Вот некоторые из произведений по этой части г. Иванова: «Систематическое обозрение поместных прав и обязанностей, в России существовавших», М. 1836 г.; «Описание государственного разрядного архива», М. 1842 г.; «Обозрение писцовых книг по Московской губернии», М. 1840 г.; «Обозрение писцовых книг по Новгороду и Пскову» М., 1841 г.; «Путеводитель по государственным архивам», М. 1845 г.; «Алфавитный указатель фамилий и лиц, упоминаемых в боярских книгах, хранящихся в I-м отделении московского архива министерства юстиции» М., 1853 г. Кроме того, Ивановым помещались разные материалы в журнале «Москвитянин».
Об архиве министерства юстиции есть известия в «Журнале Министерства Юстиции» 1859 г. №10 и 1860 г. № 2.
4. Киевский центральный архив. При университете св. Владимира составлен в 1852 г., по высочайшему повелению, архив из актовых книг гродских и земских трех губерний: Киевской, Волынской и Подольской. В этом архиве собрано 5815 актовых книг и, сверх того, 453381 отдельных акта, начиная с XVI-го в. Из этого количества «временною комиссиею для разбора древних актов» просмотрено не более 500 книг и они послужили главным основанием для издания комиссии Архива юго-западной России.
5. Виленский центральный архив, учрежден высочайшим указом 2 апр. 1852 г. и открыт в начале следующего 1853 г. При учреждении его имелось в виду собрать в одно место все древние актовые книги, оставшиеся в архивах упраздненных судебных мест в губерниях Виленской, Гродненской, Ковенской и Минской. В него поступили книги главного литовского трибунала и судов гродских, земских и магдебургских. Собрано в центральный архив всего 17409 книг, принадлежавших 122 упраздненным литовским судебным и административным местам. Архив помещается в здании бывшего виленского университета в великолепной двухэтажной зале, в которой при иезуитах происходили академические диспуты. Самые древние актовые книги принадлежали виленскому магистрату; они писаны на латинском языке и содержать в себе документы с 1492 г. За ними, по древности, следуют книги прежних уездов Дрогичинского, Брянского и Мельницкого, писанные также на латинском языке и относящиеся к началу XVI-го столетия. Книги XVI-го столетия большею частью писаны на белорусском языке, с половины XVII-го столетия язык этот заменяется польским или латинским. В актовых книгах содержатся купчие крепости, дарственные и раздельные земли, акты разграничения имений и ввода во владения, завещания, инвентари или описи имений, судебные приговоры, копии заявляемых в судах королевских привилегий, инструкции, даваемые уездными сеймиками депутатам, избранным на сеймы республики, и другие акты, весьма важные для внутренней истории древней Литвы. Кроме актовых книг, в виленском центральном архиве хранятся также подлинные жалованные грамоты великих князей литовских и королей польских, предоставляющие городам Вильно, Трокам и др. разные льготы и преимущества. Таких актов 74. Между ними особенно замечательны следующие: жалованная грамота 1387 г., данная королем Владиславом Ягелло в Мереге, которою даруется этому городу магдебургское право; грамота эта написана на пергаменте, за королевскою печатью, но без подписи короля; жало ванная грамота великого князя литовского Сигизмунда Кейстутовича 1432 г., утверждающая за городом Вильно магдебургское право; грамота великого князя Казимира Ягеллона, 1433 г. предоставляющая виленским мещанам право свободного судоходства по р. Вилии; грамота короля Александра Ягеллона, дающая право московским купцам основать в Вильне гостиный двор; того же короля Александра грамота 1505 г. о постройке кругом города Вильно каменной стены; грамота великого князя Сигизмунда Августа 1552 г., которою запрещается лекарская практика без дозволения от цеха хирургов, и проч. Архив находится в ведении министерства народного просвещения; на его содержание отпускается ежегодно 23000 р. Он состоит из архивариуса, двух помощников его и двух канцелярских служителей. На архив возложены следующие обязанности: выдача копий с актовых книг по требованию присутственных мест и частных лиц, сличение присылаемых для поверки в архив копий с оригинальными книгами; приведение архива в порядок и составление систематического каталога книг и актов; печатание реестров книг, и актов, могущих иметь научное значение. По недостатку материальных средств последняя обязанность не исполняется.
М. А. Кр. (М. А. Крупович – авторство данной статьи можно расшифровать с помощью «Имен гл. редакторов и сотрудников», помещенных в Т. 5 «Энциклопедического словаря, составленного русскими учеными и литераторами», (СПб., 1862) – прим. ред.)
6. Архив святейшего синода в С.-Петербурге, помещается в здании синода, на петровской площади в первом этаже (весь угол от подъезда к Конногвардейскому бульвару). Он образовался из дел канцелярии св. синода (с 1721 по 1850 г. 105675 д.), обер-прокурорских (1742-1833), казначейских (1721-1835), типографских (1721-1849), строительных[8], экзекуторских, срочных донесений от подведомственных мест и лиц (с 1795г.), дел секретных, актов и документов (каковы журналы, протоколы реестры, указы св. синода с 1721-1855 г.) дел бывшего российского библейского общества (1813-1834 г.), хозяйственные управления при святейшем синоде (1834-1854), московской духовной коллегии (1799-1854), общего собрания римско-католической духовной коллегии (1799-1826) и архива греко-униатских митрополитов, переданного в 1845 г. Из последнего напечатано 412 актов (с 1443 по 1780 г.). Кроме дел секретных, срочных донесений и документов греко-униатского митрополитского архива, в 1859 г. бывший архивариус синодского архива Данилевский считал в 18591 г. 145584 д. и 2473 акта. По описям дела значатся: об императорской фамилии, духовной цензуре, архиереях, архиерейских домах, духовных миссиях, настоятелях монастырей (по Соловецкому монастырю отдельно), соборных иеромонахах, дела по Грузии и областям закавказским (с 1825 г.), о духовных судебных местах, духовно-учебных заведениях (до образования особого управления), построении церквей, о монастырях, епархиях, раскольниках, церковных епитимиях, браках, белом и черном духовенстве. Кроме того, в синодский архив передавались конфискованные секретною экспедициею иконы, книги, рукописи, отобранные у раскольников, частью передававшиеся по распоряжению синода в единоверческие церкви. Сверх того, к архиву причислено еще собрание книг, оставшееся от предполагавшейся библиотеки при синоде.
П. П. (П. Н. Петров – авторство данной статьи можно расшифровать с помощью «Имен гл. редакторов и сотрудников», помещенных в Т. 5 «Энциклопедического словаря, составленного русскими учеными и литераторами», (СПб., 1862) – прим. ред.)
7. Архив придворной конторы, в особом каменном флигеле, на так называемом старом «запасном дворе», на Воскресенской улице. Это бывший архив упраздненной ныне гоф-интендантской конторы, которой дела и составляют существенно важную и интересную часть архива, пригодную для исторических исследований. Дела эти начинаются с 1718 г., но, к сожалению, уцелели только неприкосновенно журналы бывшей канцелярии строения г. С.-Петербурга, конторы строения домов и садов е. и. в. и образовавшейся из последней гоф-интендантской конторы с 1723 по 1800 г. в 1287 г. в переплетенных книгах. С другой стороны комиссия, занимавшаяся разбором старых дел архива гоф-интендантской конторы признала журналы сущностью дела и нашла самую переписку ненужною; вследствие этого ничего почти, кроме журналов, не оставлено или передано в другие места, или продано на бумажную фабрику для безвозвратного уничтожения. Для истории петербургских дворцов и зданий, рытья каналов, проведения дорог, постройки мостов и др. сооружений — материалы в архиве придворной конторы все таки в высшей степени богаты и интересны.
П. П. (П. Н. Петров – авторство данной статьи можно расшифровать с помощью «Имен гл. редакторов и сотрудников», помещенных в Т. 5 «Энциклопедического словаря, составленного русскими учеными и литераторами», (СПб., 1862) – прим. ред.)
8. Архив кабинета его императорского величества, в здании кабинета, у Аничкова моста. Кроме дел собственно кабинетских, там хранятся дела канцелярии министерства императорского двора с 1825 по 1853 г., дела по придворной части графа Гурьева, князя Голицына, князя Волконского и полковника Данилевского с 1806 по 1827 г.; сверх того, оставшиеся в кабинете за передачею в государственный архив, дела в книгах, относящихся вообще к царствованиям императрицы Анны, Елизаветы и Екатерины II. Дела эти по большей части строительные, также по камер-цалмейстерской части, по театру, приобретению и раздаче разного рода драгоценностей и вообще знакомят с внутренним бытом двора в эти любопытные периоды новейшей нашей истории. Между прочим, здесь дело о Пугачеве, неизвестное Пушкину и тщетно им отыскиваемое. В делах князя П. М. Волконского много драгоценных подробностей о путешествиях императора Александра I по России и за границею с прибытия в действующую армию (8 дек. 1812 г.) за все последние годы царствования, и будущий историк великой борьбы за самостоятельность нашего отечества не должен пропустить этих журналов спутника царского, его распоряжений по повелениям государя и обстоятельств, при которых они давались и исполнялись. В кабинете также есть особый отдел документов и дел по двору цесаревича Константина П. с 1816 по 1832 г. Дела статс-секретарей Екатерины II поступили из кабинетского архива в государственный в полном составе; но там остались кабинетные дела первого времени (до Екатерины II), дела статс-секретарей при Павле I, Александре I по принятию прошений, также по заводам фарфоровому, стеклянному, шпалерной мануфактуре и петергофской красильной фабрике с 1790 годов. Между прочим, в кабинете же хранятся гравированные доски неизданного в свет описания коронования Екатерины II, оригинальные рисунки для которых Девельн, Торелли, Махаева хранятся в собрании рисунков императорского музея. Из дел кабинетских интереснее прочих горные, но в богатстве материалов, по недавнему существованию, уступают, конечно, архиву горного департамента, где хранятся документы с начала XVIII века.
П. П. (П. Н. Петров – авторство данной статьи можно расшифровать с помощью «Имен гл. редакторов и сотрудников», помещенных в Т. 5 «Энциклопедического словаря, составленного русскими учеными и литераторами», (СПб., 1862) – прим. ред.)
9. Архив генерального штаба и военно-топографического депо помещается в здании главного штаба на Адмиралтейской площади. В 6 больших залах в 325 шкафах хранится: около 2000000 листов карт, планов, чертежей, рисунков всех государств на всех языках; 10500 главных дел управлений военными действиями русских войск XVII и XVIII столетий; около 3400 рукописных проектов, исторических, военных и других сочинений; до 150 подробных статистических изданий по губерниям, большею частью печатных; 4200 гравировальных медных досок и проч. Первоначально архив этот был учрежден в малом виде в зимнем дворце в царствование импер. Екатерины II. По повелению имп. Павла I, в 1796 г., был весьма умножен и устроен под названием собственное его имп. в. депо карт; к нему присоединен географический департамент и учреждена новая чертежная. С 1801 г., под начальством генерала Фон-Сухтелена, это депо было умножено новыми топографическими съемками в России и вновь составленными картами; а на покупку иностранных карт отпускается с этого времени ежегодно по 1000 червонцев. До 1816 г. в это депо поступали карты, планы, чертежи и проекты из всех министерств и управлений. В этом году депо карт переведено из зимнего дворца в главный штаб, названо военно-топографическое депо и подчинено генеральному штабу. Архив этот наполняется трудами офицеров генерального штаба корпуса топографов, главными делами военных действий, собираемыми из штабов войск, иностранными картами, а также и всеми картографическими казенными и частными изданиями в России. Все эти работы получили несравненно большее развитие во время управлений генерал-квартирмейстеров гр. Берга с 1846 по 1854 г. и потом барона Ливена, помощника его генерала Скалона, и директора департамента генерала Бларамберга. Из числа важнейших материалов находятся ныне в этом архив следующие: 1) определение долгот и широт пунктов в империи, исчисленных двумя способами. 2) Множество картографических изданий военно-топографического депо. 3) В архиве этом хранятся в рукописях ненапечатанными около 50000 русских изданий карт, планов, чертежей, рисунков прежних времен с 1700 г. по настоящее время следующих родов: генеральные, топографические, межевые, дорожные, статистические, исторические, этнографические, геологические, кордонные, таможенные, карантинные, демаркационные, гидрографические, военные и проч.; планы, фасады, профили, виды, проекты городов, крепостей, зданий; военные рукописная сочинения, дела военного управления; карты движений и действий русских и иностранных войск всех войн и планы всех сражений; письма, медали, рельефы областей и проч. 3) Статистические описания по губерниям, составленные офицерами генерального штаба, из столичных губернских архивов, обозрений, расспросов и печатных сочинений. Архив обязан снабжать гравированными картами, планами, русскими и иностранными все главные, корпусные и дивизионные штабы войск и губернаторские управления. Поэтому карты хранятся в большом числе экземпляров. 4) По части иностранных карт находятся в архиве все разнообразные издания всех государств на всех языках, начиная с древних карт Птолемея и непрерывно до последнего времени. В особенности хранится много топографических многолистовых карт от 20 до 60 экземпляров пограничных государств для распоряженья в наступательных войнах в Европе и Азии. 5) Из числа 4200 гравировальных медных досок находится около 800 досок времен Петра Великого, на которых изображены карты государств и областей, планы, фасады, профили городов, крепостей, зданий, чертежи по разным предметам наук, рисунки, портреты, планы сражений и осад и проч. Здесь же хранятся все медные доски академии наук и географического департамента, военно-топографического депо и по одному экземпляру всех медалей, гравированных и чеканенных в петербургском монетном дворе, а также и оттиски с этих гравюр.
Рак. (Ракинт – авторство данной статьи можно расшифровать с помощью «Имен гл. редакторов и сотрудников», помещенных в Т. 5 «Энциклопедического словаря, составленного русскими учеными и литераторами», (СПб., 1862) – прим. ред.)
Архив главный царства Польского, в Варшаве. Главную, наиболее важную в историческом отношении часть этого архива составляют так называемые книги метрики коронной (см. Метрика коронная и литовская). В древней Польше канцлеры и подканцлеры коронные и литовские вели книги, называемые обыкновенно Метриками (libri regastra metrica); в них записывались целиком от слова до слова все акты, издаваемые королем, к которым прикладывалась государственная печать, хранившаяся у канцлера. Поэтому книги метрики содержат в себе всякого рода жалованные грамоты, привилегии и дипломы, выдававшиеся частным лицам, городам, воеводствам, землям, корпорациям, церквам, монастырям и проч. Кроме того, в них содержатся также договоры с иностранными державами, письма польских королей к другим государям, реляции посольств и другие дипломатические акты. Первоначально канцлер с метрикой обыкновенно сопутствовал королю во всех его путешествиях и походах; от этого происходило то, что метрики несколько раз доставались в руки неприятелей. Таким образом, весь королевский архив, а с ним вместе и метрика достались в руки турок, вследствие несчастной битвы под Варною в 1444 г. После третьего раздела Польши метрика была перевезена в С.-Петербург; часть ее впоследствии была возвращена в Варшаву и хранится ныне в главном архиве царства Польского. Всех книг метрики считается 411. Одинаковое значение с книгами метрики имеют и так называемые книги Сигиллат (Sygillaty): это также канцлерские книги, в которые вносились всякие исходящие от короля акты, но не целиком, а в сокращении. Начало их относится к 1658 г.; всех книг сигиллат 43. Кроме того, в главном архиве царства Польского хранятся книги различных древних польских судов, как коронных трибуналов в Пиотркове и Люблине, судов асессорских или задворных, судов сеймовых, реффендарских, маршалковских; акты сеймов и генеральных конфедераций, акты и книги существовавших при Станиславе-Августе комиссий эдукационной, войсковой, финансовой и др.; постановления неизменного совета (Rаda nieustajaca), акты г. Варшавы и земли варшавской и проч. Подробную опись всем книгам и актам гл. арх. составили в 1835 г. известные польские ученые Ян Викентий Бандтке и Валентин Губерт. — При главном архиве царства Польского находится тайный архив царства Польского. Во время польской республики архив этот помещался в Кракове, в королевском замке; в 1764 г., по постановлению сейма, он перевезен в Варшаву. В нем хранились подлинные дипломатические акты всякого рода. В 1795 г. тайный архив, вместе с метрикой, был перевезен в Петербург. Часть актов, относящаяся к отошедшим к Пруссии провинциям, была выдана прусскому правительству в 1799 г. В 1807 г. Пруссия возвратила эти акты варшавскому герцогству. Всех дипломов находится 1462. Древнейший из них — папская булла 1215 г.
Ю. Р. (Ю. С. Рехневский – авторство данной статьи можно расшифровать с помощью «Имен гл. редакторов и сотрудников», помещенных в Т. 5 «Энциклопедического словаря, составленного русскими учеными и литераторами», (СПб., 1862) – прим. ред.)
Опубл.:Энциклопедический словарь, составленный русскими учеными и литераторами. – СПб., 1862. – Т. 5. Антр – Аф. – С. 538–551.
 
При перепечатке сохранены стиль и орфография документа.
Подготовила И. Горностаева
размещено 3.08.2010


[1] По уничтожении в 1762 г. тайной розыскных дел канцелярии, производившиеся в ней дела рассматривались и решались в сенате, для чего при нем и была учреждена тайная экспедиция, существовавшая до 1802 г.
[2] Древнейшая из уцелевших в архиве описей дел посольского приказа относится к 1614 г.; но есть указания, что были еще и другие, предшествовавшие ей. Из них одна сделана была при дьяке Иване Михайловиче Висковатом, управлявшем посольским приказом с 1556 по 1571 г. Другая, относящаяся к 1563 г., приписывается дьяку Андрею Васильеву. Она, вместе со многими актами приказа, увезена была из Москвы поляками, переплетена вместе с литовскою метрикою, потом, по возвращении из Польши, поступила в императорскую публичную библиотеку и напечатана в «Актах Археографической Экспедиции» (т. 1. № 289). При Щелкаловых (1575-1600) составлена была также перепись дел посольского приказа, о которой сохранилось только известие в описи 1626 г., сделанной после большого в Москве пожара окольничим Бутурлиным и дьяками Болотниковым и Нечаевым. В 1632 г. к последней описи была составлена дополнительная окольничим Далматовым-Карповым и дьяком Переносевым, с показанием, чего именно не нашлось после пожара и что поступило вновь в посольский приказ с 1626 г. Наконец в 1673 г. упоминается о новой переписи, сделанной при боярине Матвееве, заведовавшем посольским приказом после знаменитого Ордина-Нащокина.
[3] Вот имена лиц, управлявших архивом до начала царствования императрицы Екатерины II, или до времени определения туда историографа Миллера: асессор Петр Курбатов (1724), асессор Михаил Ларионов (1725-1732), асессор Семен Иванов, (1732-1741), статский советник Иван Топильский (он управлял архивом три раза: в 1743, с 1747-1757 и с 1758-1760), асессор Михаил Собакин (1744-1747); он же впоследствии, уже в чине тайного советника, был главным в конторе и архиве с 1760-1772 г., асессор Урил Иванов (1759) и коллежский советник Семен Мальцов (1760-1769).
[4] По уцелевшим сведениям, большие пожары 1626 и 1737 годов и пожар 1747 г., бывший внутри самого здания, где помещались контора и архив, далеко не имели тех последствий, каких можно было бы ожидать. В достопамятный 1812 год архив, почти в полном его составе (за исключением лишь библиотеки и некоторых наименее важных дел), по распоряжению тогдашнего московского главнокомандующего графа Растопчина, был переведен накануне занятия Москвы французами во Владимир и Нижний Новгород.
[5] Дом этот, доныне принадлежащей архиву, находится недалеко от Покровки, у Ивановского монастыря. Прежде Голицыных он принадлежал известному думному дьяку Украинцеву.
[6] После уничтожения конторы коллегии иностранных дел и смерти историографа Миллера, форма управления московским архивом изменялась три раза: сначала (1783-1800) им управляли, как сказано выше, три члена, из которых старшим был Соколовский, потом, по новому штату 1800 г., определено было находиться ему под ведением статского советника (с званием управляющего) и канцелярии советника. С 1800 до 1814 должности эти занимали Н. Н Бантыш-Каменский и А. Ф. Малиновский. В управление последнего (1814-1840) канцелярии советниками в разное время были: И. А. Ждановский, М. Ж. Шульц и А. Я. Булгаков. Наконец, в 1833 г. архив получил устройство по образцу департаментов министерства.
[7] В архиве хранится еще особо часть архива царства Польского, т. е. бумаг, относящихся к дипломатическим сношениям бывшего королевства Польского.
[8] По возведению здания синода с 1829 по 1856 г. — 553 дела.

(1.5 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 01.01.2000
  • Автор: pavel
  • Размер: 57.35 Kb
  • © pavel
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции
503 Service Unavailable

Service Unavailable

The server is temporarily unable to service your request due to maintenance downtime or capacity problems. Please try again later.

Additionally, a 503 Service Unavailable error was encountered while trying to use an ErrorDocument to handle the request.