Большая советская энциклопедия. 2-е изд. 1957

3 апреля, 2019

Большая советская энциклопедия / гл. ред. Б. А. Введенский. 2-е изд. М., 1957 (86.14 Kb)

ЧЕЛОВЕК.

Содержание:

I. Общественная сущность человека;

II. Анатомо-физиологический очерк;

III. Антропологический очерк;

I. Общественная сущность человека.

 

Человек — общественное существо, представляющее собой высшую ступень развития живых организмов на Земле, способное производить орудия труда, использовать их в своём воздействии на окружающий мир и обладающее сложно организованным мозгом, сознанием и членораздельной речью.

В истории философии и науки выдвигались различные взгляды на сущность человека. В поисках определяющих признаков человека такие мыслители, как, напр., Р. Декарт, Т. Гоббс, Г. Гегель и др., обычно выделяли разум, сознание и членораздельную речь как то, что составляет сущность человека, отличающую его от животных. Аристотель определял человека как ζφον πολιτιχόν — общественное животное; К. Гельвеций — как животное, обладающее особой внешней организацией, руками и пользующееся орудиями и оружием; Д. Юм — как разумное существо, обладающее технической сноровкой и способностью создавать искусственную среду; И. Кант рассматривал человека как разумное существо, обладающее техническими способностями; В. Франклин характеризовал человека как животное, делающее орудия, и т. п.

В сущности такие признаки, как сознание, членораздельная речь и общественность, являются специфически человеческими признаками. Однако эти признаки являются не исходными, а производными в определении сущности человека. Впервые только марксизм, вскрывший законы общественного развития человека, подошёл к определению человеческой сущности социально-исторически, рассматривая её как «совокупность общественных отношений». Не умаляя такие специфически человеческие черты, как сознание и членораздельная речь, марксизм особо выделяет в качестве конституирующего признака человека его способность производить орудия труда и использовать их в своём воздействии на окружающий мир. Марксизм показал, что создание и употребление орудий труда составляет специфически характерную особенность человеческой деятельности. Только в процессе общественного воздействия человека на природу при помощи орудий труда, осуществляемого через взаимоотношения с себе подобными, т. е. через производственные отношения (см.), возникли и развивались сознание и членораздельная речь человека.

Сущность человека нельзя свести к особенностям его анатомии, строения, напр. вертикальному положению тела, специфическому строению конечностей, сложной организации мозга и т. д., так как всё это есть результат развития его общественно-трудовой деятельности, зафиксированной в материальной структуре органов тела. Таким образом, специфическое строение тела, сознание и членораздельная речь являются производными признаками. Способность осуществлять целенаправленную деятельность, ориентированную на создание предметов материального, а также духовного потребления, в условиях общества и с помощью искусственно созданных им орудий труда составляет отличительную черту человека.

Сущность человека как совокупность общественных отношений заключается в том, что практическая и теоретическая его деятельность по своему содержанию, по форме, по способу возникновения и развития, а также по стимулам, вытекающим из потребностей, носит общественный характер.

Практические действия человека являются индивидуальным выражением исторически сложившейся общественной практики человечества. Орудия, которыми пользуется человек, несут в своём материальном бытии определённую, обществом выработанную функцию, предопределяющую приёмы их применения. Фиксируя в себе практические навыки предшествующих поколений, орудия труда передавали эти навыки новым поколениям и тем самым ускоряли общий прогресс материальной и духовной культуры. Законы и формы мышления человека являются индивидуальным выражением исторически сложившегося общественного сознания, зафиксированного и передающегося от поколения к поколению в формах языка.

Индивидуальное бытие человека, его материальная практика и мышление есть конкретное проявление общественного бытия. К. Маркс писал: «подобно тому, как общество производит человека как человека, так оно и производится им» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 3, 1929, стр. 623).

Человек со всеми его специфическими особенностями есть продукт общественно-исторического развития. При этом он имеет не только свою общественную историю, но и свою естественную предисторию — историю своей биологической подготовки в ходе развития животного мира, с которым он связан узами генетического родства. Эволюция анатомо-физиологического строения животных постепенно подготовила возможность перехода к анатомо-физиологическому строению человека — вертикальному положению тела, специализации форм и функций рук и ног, голосового аппарата, органов чувств, головного мозга и т. п.; зачатки трудовой деятельности у человекообразных обезьян, использование ими различных предметов в качестве «орудий» послужили отправным пунктом развития трудовой деятельности человека; развитие стадных взаимоотношений высших животных было биологической предпосылкой формирования более организованного и сплочённого стада первобытных людей, явившегося необходимой ступенью в формировании общества; развитие звуковых и двигательных средств взаимной сигнализации у животных сыграло роль материала и исходного момента развития человеческой речи, а возникновение сознания было подготовлено всем предшествующим ходом естественной истории умственного развития животных.

Однако развитие животных, достигшее сравнительно высокого уровня на стадии человекообразных обезьян, непосредственно предшествовавших появлению человека, заключало в себе лишь возможность возникновения человека, но не его действительное появление. Необходимы были какие-то особые условия, благодаря которым эта возможность смогла превратиться в действительность.

Определяющим условием процесса превращения человекообразной обезьяны в человека явился труд, который первоначально осуществлялся с помощью использования готовых предметов природы, а затем искусственных орудий. Начало изготовления искусственных орудий труда знаменовало собой начало возникновения человека. «Труд есть прежде всего процесс, совершающийся между человеком и природой, процесс, в котором человек своей собственной деятельностью опосредствует, регулирует и контролирует обмен веществ между собой и природой. Веществу природы он сам противостоит как сила природы. Для того чтобы присвоить вещество природы в известной форме, пригодной для его собственной жизни он приводит в движение принадлежащие его телу естественные силы: руки и ноги, голову и пальцы. Воздействуя посредством этого движения на внешнюю природу и изменяя её, он в то же время изменяет свою собственную природу» (Маркс К., Капитал т. 1, 1955, стр. 184). Возникновение и развитие труда оказывало своё определяющее влияние на развитие сознания многообразными как прямыми, так и косвенными путями. Трудовые действия прежде всего влияли на расширение круга впечатлений от действительности, обусловливали совершенствование функций органов чувств и мозга, что способствовало перестройке структуры мозга в направлении её совершенствования, а стало быть, и совершенствования познавательных возможностей мозга. Всё это обусловливало принципиально иное отношение человека к действительности, чем у животных. Предметы отражаются в мозгу животных лишь через призму их биологических потребностей. Предметы сами по себе, в их объективной сущности не существуют для животных. Человек отражает предметы и явления реального мира как таковые, в их объективном содержании, в известном смысле независимо от своих природных потребностей.

Вступив в общественно-трудовую деятельность, человек пошёл по пути всё большего овладения природой, стал видоизменять её. В то же время в результате неуклонно развивающейся трудовой деятельности человек коренным образом видоизменял и свою собственную природу, преобразовывал своё физическое строение, что получило выражение в последовательно сменяющихся стадиях антропогенеза (см.), пока, наконец, человек не достиг в течение сотен тысяч лет современного типа строения и не превратился в новый биологический вид, именуемый Homo sapiens (разумный человек). Поэтому начало трудовой деятельности знаменует собой и начало сознания: путь развития труда — это ключ для понимания хода развития разума. В процессе трудовой деятельности возник язык (см. Происхождение языка) — тот инструмент, с помощью которого только и возможно было осуществлять общественно-трудовую деятельность и мыслить. Язык явился одной из мощных сил, способствовавших выделению человека из полуживотного состояния, сплочению людей в общество, формированию сознания и самосознания и общему прогрессу материальной и духовной культуры. Весь этот сложный исторический процесс становления человека, начиная с самых его истоков, диалектически схвачен Ф. Энгельсом, который писал: «Сначала труд, а затем и вместе с ним членораздельная речь явились двумя самыми главными стимулами, под влиянием которых мозг обезьяны постепенно превратился в человеческий мозг… Развитие мозга и подчиненных ему чувств, все более и более проясняющегося сознания, способности к абстракции и к умозаключению оказывало обратное воздействие на труд и на язык, давая обоим все новые и новые толчки к дальнейшему развитию» («Диалектика природы», 1955, стр. 135—136).

Возникновение и постепенное развитие трудовой деятельности обусловливало сплочение первобытных людей, что получило выражение в образовании первобытного стада (см.), которое представляло собой переходную ступень от животного состояния к человеческому обществу. Первобытное стадо — это начальная ступень первобытнообщинного строя (см.). Из самой сущности неуклонно развивавшегося производства вытекала необходимость дифференциаций социальных связей людей, что в конечном счете привело к образованию общества, которое являлось мощным фактором развития человека. Субъект действия и познания стал общественным человеком; он стал концентратом общественной практики; реальный мир стал отражаться им полнее и глубже. Вся дальнейшая история человечества есть естественно-исторический процесс последовательного развития различных конкретных общественно-экономических формаций.

Если развитие животных подчинено биологическим законам, то развитие человека осуществляется по общественным законам (см. Исторический материализм). Человек отличается от животных прежде всего образом своей жизни, характером взаимоотношения с окружающим миром. Животное находит в природе в готовом виде то, что ему необходимо для удовлетворения его биологических потребностей; оно ничего не создаёт, а потребляет созданное самой природой. Это потребительское отношение к природе выражает сущность взаимоотношения животного с окружающей средой. Взаимоотношение животных со средой носит приспособительный и зависимый характер, т к. животные не производят коронных изменений в условиях своего существования. Ни одно животное не обладает способностью увеличивать количество продуктов питания. Животное непосредственно приковано к определённой стихни — к воздуху, воде или суше; эта стихия определяет весь его образ жизни, его способ добывания пищи и, следовательно, всю его повадку. Отсюда огромные различия в образе жизни животных.

Человек же, напротив, относится к средствам удовлетворения своих потребностей как к чему-то созданному его целенаправленной деятельностью. В противоположность животным, человек сам создаёт условия своего существования, и вся история становления человека есть не что иное, как образование человека общественным трудом. В средствах труда и его продуктах естественная среда оказывается коренным образом преобразованной человеком. В процессе производства люди вступают в определённые производственные отношения, которые в единстве с производительными силами составляют способ производства (см.), определяющий развитие человеческого общества и человека как личности. На основе общественного производства у человека коренным образом преобразовались его естественные потребности и возникли новые, специфически человеческие материальные и духовные потребности — потребности в одежде, согревающем огне, жилище, в общении с себе подобными, в эстетическом наслаждении природой и произведениями искусства, в познании закономерностей реального мира и т. д. На основе развития материального производства складывалась и развивалась духовная культура общества в целом, различные формы общественного сознании (см.) — наука, философия, искусство, политическая и правовая идеология.

Реакционные направления в философии эпохи империализма рассматривают сущность человека вне социально-исторической плоскости, игнорируя роль общественно-трудовой деятельности в формировании человека. Так, напр., у социальных дарвинистов в различных расистских теориях, основывающих социологию на антропологии, социальной сущности человека противопоставлялась биологическая природа человека, которая якобы предопределяет общественное положение человека, его место либо среди господ — «сверхчеловеков», либо среди «низших» рас (Ф. Ницше, X. Чемберлен, А. Розенберг). С другой стороны, делаются попытки свести сущность человека лишь к его духовной стороне, стоящей якобы за пределами физической природы и являющейся привилегией культурного слоя общества, т.н. «избранных» (элита, см.), противопоставляемых народу и «низшим» расам, живущим будто бы инстинктами и аффектами (К. Ясперс, М. Хейдеггер и др.). Игнорирование общественной сущности человека неизбежно приводит к извращённому толкованию не только человека как индивидуальности, но и к извращённому пониманию общества и классовых противоречий. Марксизм-ленинизм, рассматривая человека как совокупность общественных отношений, открывает путь к правильному пониманию диалектики отношений человека и общества.

 

II. Анатомо-физиологический очерк.

Тело человека, как и всех животных, имеет клеточное строение. Образующие его клетки морфологически дифференцированы соответственно выполняемым ими функциям и составляют совокупности в виде различных тканей (мышечной, нервной, костной, внутренней среды и др.). Из тканей составляются органы и системы. Опорные и двигательные функции осуществляются костным скелетом и мышцами, объединёнными в единый опорно-двигательный аппарат; питание — системой пищеварительных органов, в число которых входит пищеварительная трубка и большие пищеварительные железы; дыхание — дыхательными органами, состоящими из дыхательных путей и лёгких; выведение конечных продуктов обмена — выделительной системой (органами экскреции), в число которых входят почки, лёгкие и кожа; воспроизведение индивидуальной жизни — системой половых органов; перенос пищевых веществ, дыхательных газов, гормонов, продуктов обмена — системой органов кровообращения и лимфатической системой; связь между тканями, органами и всего организма с внешней средой осуществляется нервной системой.

Наружным покровом тела, защищающим организм от внешних вредных воздействий и влияний среды, является кожа (см.), которая, кроме того, несёт функции восприятия, выделения и терморегуляции.

Механическая основа тела человека скелет (см.), к которому относятся кости и их соединения, вместе с мышцами составляет функциональное целое — опорно-двигательный аппарат, причём скелет является пассивной частью, а мышцы (см.) — активной. Функции костного скелета: 1) опора всего тела и всех его мягких частей (мышц, внутренностей); 2) защита особо важных частей организма (мозг, сердце и др.); 3) осуществление с помощью мышц произвольных движений.

Опорно-двигательный аппарат представляет собой систему взаимносвязанных звеньев, работающих по принципу рычагов (большей частью 3-го рода). Направление, объём и количество движений определяются геометрической формой соединений костей (суставов и др.) и расположением связок. Мышцы обеспечивают не только движения, но и статику тела. Функции опорно-двигательного аппарата являются произвольными и подчинены соматической нервной системе. Координация движений осуществляется рефлекторной системой спинного мозга и вышележащих отделов центральной нервной системы (мозжечка и др.). Скелет образует объединённые основной функцией отделы: позвоночник, череп, пояса верхних, пояса нижних конечностей и конечности (верхние и нижние). Однако это деление до известной степени условно, т. к. каждый из отделов, а также отдельные звенья конечностей между собой анатомически связаны и функционально взаимозависимы. Позвоночник человека обладает сложной структурой, объединяет в себе 32—34 позвонка и большое количество связок. Передний отдел его состоит из тел позвонков и соединяющих их межпозвоночных хрящей, задний замыкает дужками позвонков позвоночный канал, содержащий спинной мозг. Шейный отдел позвоночника, несущий на себе череп, отличается большой подвижностью; группа мышц и соединительнотканных перегородок шеи (см.) (т. н. фасций) образует на уровне этого отдела позвоночника, впереди его, особое пространство, заключающее ряд важных органов: глотку, переходящую в пищевод, гортань и трахею, щитовидную и паращитовидные железы, сосуды головы (сонные артерии, яремные вены), нервы (блуждающий, симпатический и др.). Малоподвижный грудной отдел позвоночника служит местом прикрепления 12 пар рёбер, образующих вместе с этим отделом и впереди лежащей костью — грудиной, грудную клетку с грудной полостью (см.); она содержит: заключённые в плевральные мешки правое и левое лёгкие, расположенное между ними в сердечной сорочке сердце с впадающими и отходящими от него главными кровеносными сосудами (аорта, полые вены и др.), а также пищевод. Подвижность рёбер в их сочленениях с позвонками обеспечивает грудной клетке возможность дыхательных движений. Грудная клетка несёт пояса верхних конечностей, составленные лопаткой и ключицей. Поясничная часть позвоночника с нижним, рёберным краем и тазовыми костями служит местом начала и прикрепления широких мышц живота, ограничивающих брюшную полость (см.), которая содержит органы пищеварительного тракта: желудок, тонкие кишки (в т. ч. 12-перстную), толстые кишки, большие пищеварительные железы — печень и поджелудочную железу, выделительные органы — почки, а также селезёнку и надпочечники. Нижний отдел позвоночника (крестец с копчиком вместе с тазовыми костями, их связками и мышцами) образует нижнее углубление брюшной полости — тазовую полость, которая содержит конечный отдел кишечника — прямую кишку, мочевой пузырь и внутренние половые органы: у мужчин — предстательную железу и семенные пузырьки, у женщин — матку, яичники и фаллопиевы трубы. Тазовые кости составляют пояс нижних конечностей.

Череп (см.) человека состоит из передне-нижней лицевой части, служащей началом пищеварительного и дыхательного путей и образующей вместилище для органов зрения, и верхне-задней, значительно большей — мозговой, служащей вместилищем головного мозга.

Свободная верхняя конечность, состоящая из 3 звеньев (плеча, предплечья и кисти), обладает большим объёмом и разнообразием движений, что зависит от шаровидной формы плечевого сустава и значительной подвижности плечевого пояса. Наличие в системе мышц верхней конечности особой (пронационно-супинационной) группы мышц позволяет вращать кисть вокруг продольной оси всей конечности почти на 360°. Значительная длина пальцев и возможность противоположения большого пальца ладони обусловливает хватательные свойства кисти. Нижние конечности, принимающие на себя всю тяжесть тела, обладают во всех звеньях (бедро, голень и стопа), сравнительно с верхними, ограниченной подвижностью, значительно большей толщиной составляющих их костей и суставных хрящей, а также большей мощностью мышц; стопа имеет сводчатую форму, обеспечивающую рессорную функцию при ходьбе. Разные формы движения тела: сгибание, разгибание, приведение, отведение, вращение и другие, обеспечиваются отдельными группами мышц, объединёнными общим источником периферической иннервации (см. Мышцы). Все внешние функции организма: движение, передача нервных импульсов, секреция желез, рост, воспроизведение и пр., связаны с лежащими в основе их процессами обмена веществ организма с внешней средой. Последняя является источником всех необходимых для организма веществ и той средой, в которой возникают все внешние изменения, поддерживающие функциональную активность всего организма и, тем самым, интенсивность обмена. Пищеварение является первым этапом в процессе ассимиляции, т. е. усвоения поступающих из внешней среды веществ, необходимых для поддержания обмена; дальнейшие стадии её протекают в тканях и связаны с процессами диссимиляции; роль последних состоит в освобождении заключающейся в пищевых веществах химия, энергии, необходимой для осуществления жизненных функций. Пищеварение происходит при продвижении пищевой массы вдоль отделов пищеварительного тракта, по ходу которого в его отделах происходит сначала механическая, а затем последовательная химическая обработка её секретами пищеварительных желез, сопровождаемая всасыванием пищевых веществ. Механическая обработка пищи (жевание с превращением в пищевую кашицу) происходит в полости рта. Химическая её обработка на протяжении пищеварительного тракта состоит в гидролитическом расщеплении ферментами сложных высокомолекулярных пищевых веществ до низкомолекулярных: белков до аминокислот, жиров до глицерина и жирных кислот, углеводов до моносахаридов (виноградного сахара). В полости рта углеводы расщепляются ферментами слюны, в желудке белки расщепляются желудочным соком, в 12-перстной кишке углеводы, белки, жиры — соком поджелудочной железы, с участием секрета печени — желчи. Ферментативное расщепление в пищеварительном тракте обеспечивает возможность всасывания получившихся химически более простых продуктов через стенку кишечника и перестройку их в вещества самого организма: пищевых белков в белки крови и клеток, углеводов в гликоген, и т. д. Всасывание расщеплённых органических веществ, воды и минеральных солей происходит на протяжении наиболее длинного отдела пищеварительного тракта — тонких кишок, откуда они относятся током крови воротной вены и лимфатическими сосудами. Главная роль в дальнейших этапах пищеварения принадлежит печени (см.); она является местом обратного синтеза белков и углеводов и депо для них, барьером, задерживающим и обезвреживающим многие вредные продукты пищеварения, и железой, образующей и выделяющей жёлчь и пр. Часть органических веществ попадает непосредственно в ткани и органы, где они используются для обновления тканевого белка (ассимиляция), депонируются в качестве запасных веществ (жир), или прямо потребляются (диссимиляция) для работы органов. В ассимиляции и диссимиляции участвуют разнообразные ферменты (см.), которые являются двигателями почти всех биохимических процессов, связанных с обменом. Важную роль при этом играют доставляемые с пищей витамины, роль которых сходна и в значительной степени тождественна роли ферментов. Непереваренные остатки пищевой массы, гл. обр. клетчатка, уже в толстой кишке подвергаются гнилостному брожению и превращаются путём всасывания воды в кал, скапливающийся в нисходящем отделе толстой и удаляющийся через прямую кишку. Общая регуляция пищеварения происходит в центральной нервной системе комплексным пищевым центром, действующим под влиянием химического состава крови; он обусловливает состояние аппетита, голода, сытости. Процессы пищеварения (секреция пищеварительных соков и движение пищевой массы) происходят под регулирующим влиянием центральной нервной системы в виде рефлекторного акта, в котором играют роль условные (секреция слюнных и желудочных желез), безусловные рефлексы, а также гуморальные воздействия, в связи с чем различают сложнорефлекторную и нервно-химическую стадии пищеварения (см. Пищеварение).

Конечные продукты обмена, возникающие в процессе тканевой диссимиляции, удаляются через выделительные органы (см. Выделительная система), в основном через почки в виде мочи, а также и через кожу, легкие и стенки желудочно-кишечного тракта. Почки выводя из организма воду и соли, регулируют также водный обмен и постоянство осмотического давления плазмы крови. Удаление непрерывно образуемой мочи происходит через мочеточники, мочевой пузырь, являющийся резервуаром, и мочеиспускательный канал.

Важнейшим звеном обмена веществ организма является газообмен, осуществляемый посредством дыхания (см.). Доставляемый к тканям атмосферой кислород обеспечивает в ходе восстановительно-окислительных реакций обмена наивысшую степень использования заключённой в пищевых веществах химической энергии с расщепленном их до конечных продуктов, один из которых — углекислота—удаляется также в процессе дыхания. Так называемое внешнее дыхание осуществляется дыхательными органами (см. Дыхания органы), которыми являются воздухоносные пути (нос, трахея и бронхи) и лёгкие; в альвеолах (лёгочных пузырьках) осуществляется первый этап дыхания — газообмен между кровью и атмосферным воздухом, т. е. отдача углекислоты и поступление кислорода. Поступление воздуха в органы дыхания и обратно происходит посредством дыхательных движений грудной клетки, расширение к-рой с по­мощью дыхательных мышц и диафрагмы создаёт в плевральной полости отрицательное давление, растягивающее лёгкие. Регуляция дыхательных движений осуществляется из заложенного в продолговатом мозгу дыхательного центра, деятельность которого зависит от химического состава омывающей его крови и определяется уровнем содержания в ней углекислоты, а также рефлекторно — через хеморецепторы стенки сосудов (сонной артерии). Начальный отдел дыхательной трубки — гортань — служит местом образования (колебанием голосовых связок выдыхаемым воздухом) голоса (см.), резонатором которого является носовая и ротовая полость. Носовая полость и её придаточные пазухи играют защитную роль, согревая поступающий в дыхательные органы воздух.

Функции воспроизведения осуществляются половыми органами (см.): у женщин половой железой — яичником, где развивается яйцеклетка, и маткой, где происходит развитие плода; у мужчин половой железой — яичком, местом образования семенных телец. Функция половых органов регулируется влиянием гормонов гипофиза и самих половых желез, определяющих вторичные половые признаки и стимулирующих у женщин созревание яйцеклетки, развитие беременности, подготовку молочных желез к лактации, циклические изменения в женском половом аппарате, а у мужчин — созревание семенных телец.

Циркуляция в теле жидкостей, составляющих около 40% его веса, происходит по сосудам кровеносной системы (см.) и лимфатической системы (см.). Кровеносные сосуды представляют единую замкнутую систему каналов. В центре кровеносной системы находится сердце — главный двигатель крови по кровеносным сосудам большого, или телесного, и малого, или лёгочного, круга кровообращения. Как в том, так и в другом выходящие из сердца артерии постепенным делением доходят до мельчайших, волосных сосудов (капилляров), в которых совершается обмен веществ и газов в большом круге (между кровью и тканями) и обмен газами (между кровью и атмосферным воздухом) в малом. Образующиеся из капилляров сосуды впадают обратно в сердце. Большой круг распадается на ряд относительно изолированных бассейнов кровоснабжения: от главной артериальной магистрали — аорты — отходят артерии, идущие в дальнейшем к верхним конечностям (подключичные артерии), к голове (сонные), к желудочно-кишечному тракту (чревная и брыжеечные), к почкам (почечные), к органам малого таза (подчревная), к нижним конечностям (подвздошные). В общий круг кровообращения включена воротная вена, относящая кровь из желудочно-кишечного тракта в печень. Циркулирующая в кровеносных сосудах кровь (см.) является внутренней средой тела, постоянство химического и физического состояния которой имеет первостепенное значение для функции органов и тканей. Кровь состоит из жидкой части — плазмы, содержащей белки крови, ионы солей и др., и форменных элементов — красных (эритроциты) и белых (лейкоциты) телец и кровяных бляшек.

Основной функцией кровообращения является осуществление обмена между тканями и органами тела и внешней средой: 1) перенос к месту потребления пищевых веществ из пищеварительного тракта или из места их депонирования (печень, жировая ткань); 2) транспорт газов от лёгких к тканям и обратно; 3) эвакуация конечных продуктов обмена к выделительным органам; 4) перенос к тканям активных веществ (гормонов и др.), регулирующих их деятельность, и осуществление таким образом химического взаимодействия между тканями. С кровеносной системой анатомически и функционально связана ретикуло-эндотелиальная система (см.), представляющая систему соединённых в виде особой ткани т. н. ретикулярных клеток, входящих в состав лимфатических узлов, селезёнки, костного мозга, а также печени. Роль её заключается в образовании клеточных элементов крови, в выработке защитных веществ и уничтожении (фагоцитоз) чужеродных тел (бактерии и пр.). Сердце, выбрасывая своими сокращениями в сосуды большого круга порции крови, создаёт в них уровень кровяного давления, необходимый для поддержания непрерывного тока крови и обмена между тканями и протекающей через капилляры кровью. Сокращение сердца является свойством его мышцы, происходит автономно, но частота, сила сердечных сокращений, а вместе с тем скорость тока и давление крови в сосудистой системе регулируются центральной нервной системой, в зависимости от потребностей всего организма, отдельных его частой или органов. Так как ёмкость всех кровеносных сосудов значительно больше общего количества крови, то распределение её регулируется путём изменения диаметра сосудов соответственно активности отдельных органов (мозг, мышцы, пищеварительный канал, кожа) специальной системой сосудодвигательных нервов (вазомоторов). Обмен веществ между кровеносной системой и тканями происходит через омывающую последние тканевую жидкость, которая беспрерывно обновляется из плазмы протекающей через кровеносные капилляры крови и удаляется из межтканевых щелей по лимфатическим сосудам, впадающим несколькими общими стволами в венозную систему. Включённые по ходу лимфатических сосудов лимфатические узлы играют роль фильтров, в которых задерживаются и обезвреживаются все попавшие в ткани взвешенные инородные частички.

Связь всех органов и тканей друг с другом и связь всего организма с внешней средой осуществляется нервной системой (см.). Её роль в организме заключается: во-первых, в интеграции (объединении во времени, силе и качестве) функций первичных элементов (клеток), образующих органы (напр., отдельных волокон, составляющих мышцы, в акте сокращения, отдельных клеток, составляющих железы, в акте секреции); во-вторых, в координации функций органов и систем друг с другом (напр., кровообращения с работой мышц, дыхания с кровообращением и т. д.); в-третьих, в координировании совокупности всех жизненных функций целостного организма с изменяющимися условиями среды. Нервная система построена из первичных структурных элементов нервной ткани — невронов (нервная клетка и её отросток — нервное волокно), и разделяется на центральную и периферическую нервные системы. Первая, в которой находятся скопления нервных клеток в виде узлов или сплошного слоя — коры, представлена головным и спинным мозгом (см. Мозг). Вторая образована совокупностью всех нервов тела, выходящих из центральной нервной системы. Различают соматическую нервную систему, регулирующую произвольные, сознательные функции человеческого организма (восприятия, ощущения, произвольные движения), и вегетативную нервную систему, регулирующую преимущественно работу внутренних органов (питание, обмен, кровообращение). Разделение это условно, поскольку центральные и периферические элементы обеих систем анатомически и функционально тесно взаимосвязаны и вегетативная нервная система подчинена высшему отделу нервной системы — коре головного мозга. Головной мозг и спинной мозг заключены в мозговые оболочки и окружены внутренней средой — спинномозговой жидкостью (ликвором), проникающей во все щели и полости мозга и играющей роль посредника между тканями мозга и кровеносными сосудами. Вся нервная система в целом и её функционально-различные отделы работают по принципу рефлекса (см.). Анатомической основой рефлекса является рефлекторная дуга, состоящая в простейшем случае (как это имеет место в спинном мозге) из трёх невронов: чувствительного (афферентного), передающего нервные импульсы в центральную нервную систему, промежуточного, или вставочного, соединяющего афферентный неврон с эфферентным, и самого эфферентного, или исполнительного, передающего импульс из центральной нервной системы на периферию тела. В большинстве случаев рефлекторная деятельность протекает в пределах не трёх, а большего числа невронов. Импульсы, передаваемые в нервные узлы или центры головного мозга, подвергаются там переработке, переключению и поступают на периферию в виде сложных координированных исполнительных импульсов. Строение и функции нервной системы определяются качеством и разнообразием раздражителей внешней среды существования человеческого организма и ответной его деятельностью; соответственно этому различают разнообразные виды воспринимающих раздражение механизмов — анализаторов (см.), которые слагаются: из рецепторов — специфических окончаний чувствительного нерва, центростремительного проводника, состоящего из цепи невронов, и соответственного участка коры головного мозга — высшего центра восприятия, где полученное внешнее раздражение превращается в ощущение. К периферическим окончаниям анализаторов относятся прежде всего органы чувств: глаз (см.), воспринимающий световые раздражения; ухо (см.), воспринимающее звуковые раздражения; обоняния органы (см.) в полости носа; вкусовые органы'(см.) в полости рта, воспринимающие химические раздражения; рецепторы кожи, воспринимающие механические, температурные и болевые раздражения. Все они относятся к т. н. экстерорецепторам. Нервные аппараты, воспринимающие состояние внутренней среды: химический состав крови и тканей, кровяное давление и пр., составляют группу интерорецепторов (см. Рецепторы). Ответная деятельность организма в рефлексах выражается в движении мышц (произвольных и непроизвольных), в секреции всех видов желез, в регуляции обменных химических процессов в тканях и клетках. Отделы центральной нервной системы представляют собой систему этажей, надстроенных один над другим, из которых каждый нижележащий подчинён вышележащему. Спинной мозг содержит: 1) проводящие пути всех видов чувствительности, проникающие в него от всех уровней человеческого тела (кроме головы) и направляющиеся к высшим отделам центральной нервной системы; 2) нисходящие двигательные пути от коры мозга и узлов стволовой части мозга к мышцам также всех уровней человеческого тела; 3) центры вегетативной нервной системы (сосудодвигательные, потоотделительные, мочеполовые и др.); 4) центры простых двигательных рефлексов. Ромбовидный мозг включает продолговатый мозг и задний мозг (мозговой мои и мозжечок, или малый мозг); он содержит центры дыхания, кровообращения, сердечной деятельности, защитных рефлексов (кашля, рвоты и пр.), слюноотделения, центры путей, ведающих равновесием. Средний мозг (четверохолмие и ножки мозга) содержит центры зрительных, глазодвигательных, слуховых путей и центры, обеспечивающие мышечный тонус. Промежуточный мозг (зрительные бугры и подбугровая область) является местом концентрации всех (кроме обонятельных) чувствительных импульсов на пути их к коре головного мозга; он содержит также высшие центры регуляции обмена, терморегуляции и является местом концентрации болевых путей; считается, что вся эмоциональная окраска ощущений связана с функцией промежуточного мозга. Узлы основания мозга (полосатое тело, ограда и пр.) представляют собой место высшей (после коры) интеграции двигательных нисходящих путей. Кора полушарий большого мозга господствует над всеми нижележащими образованиями нервной системы и является высшим распорядителем и распределителем всех жизненных функций (см. Центральная нервная система).

С центральной нервной системой, образуя единую систему нейрогуморальной регуляции, взаимосвязаны в качестве её механизма гуморальная (жидкостная) регуляция обмена, система желез внутренней секреции, или эндокринная, в число которых входит щитовидная и надпочечная железы, островковая часть поджелудочной железы, нижний мозговой придаток (гипофиз), внутрисекреторная часть мужских и женских половых желез и др. (см. Внутренняя секреция, Гормоны).

Деятельность центральной нервной системы выражается в безусловных и условных рефлексах. Первые представляются врождёнными, постоянными, установившимися в филогенезе; к ним относятся автоматические движения, протекающие без обязательного участия коры полушарий большого мозга, все вегетативные рефлексы (кровеносных сосудов, желез и др.). Для них существуют постоянные анатомические пути и рефлекторные дуги, заложенные в спинном мозге и в стволовой части большого мозга. Условные рефлексы представляют систему временных связей, приобретаемых в течение индивидуальной жизни. Субстратом их является кора полушарий большого мозга. Они обеспечивают связь организма со средой, ориентируя его на постоянно изменяющиеся её условия, и лежат в основе высшей нервной деятельности (см.). Наивысшее анатомическое и функциональное развитие головного мозга и его коры отличает человека от всех животных, в т. ч. от высших позвоночных. Выражением особого развития высшей нервной или интеллектуальной деятельности у человека служит наличие, кроме первой сигнальной системы — системы условно рефлекторных связей, сформировавшихся при непосредственном воздействии раздражений, исходящих из внешней и внутренней среды (свет, звук, боль и пр.). — ещё второй сигнальной системы (см.), заключающейся в восприятии речи, слова (слышимого, видимого, произносимого), как опосредованных сигналов, заменяющих непосредственные раздражители первой сигнальной системы. Вторая сигнальная система лежит в основе процесса мышления, свойственного в развитой форме лишь человеку. Она возникла в процессе труда, являющегося функцией человеческого организма и вызвавшего потребность общения между индивидами на заре развития человеческого общества.

 

III. Антропологический очерк.

Место человека в системе животного мира. В современной зоологической системе человек входит в тип хордовых, подтип позвоночных, класс млекопитающих, отряд приматов, семейство гоминид.

Уже К. Линнеем (см.) в 10-м издании его «Системы природы» (1758) человек был помещён в класс млекопитающих, отряд приматов, куда, кроме человека, входили обезьяны, лемуры и некоторые другие животные. Почти двухсотлетние попытки учёных-идеалистов выделить человека или в особый отряд «двуруких», или даже в особое «царство» (А. Катрфаж, 1861), разорвать связь человека с обезьянами и другими приматами оказались безуспешными, и теперь подавляющее большинство антропологов признаёт, что по морфолого-физиологическим особенностям своего организма, а также по ходу эмбрионального развития человек разделяет признаки приматов и вместе с последними входит в состав класса млекопитающих, в подтип позвоночных.

Признаки человека, общие с позвоночными. Человек обнаруживает ряд диагностических  признаков позвоночных (см.): двусторонне-симметричное тело, сохранившее во внутренней структуре остатки древней сегментации (в строении позвоночника, грудной клетки, в распределении нервов, мышц, сосудов); наличие в зародышевом периоде спинной струны и трубчатое строение центральной нервной системы; кожа человека состоит из двух слоев — эпидермы (эпидермиса) и собственно кожи (дермы); сердце расположено на брюшной стороне тела, а центральная нервная система — на спинной; дыхательная система развивается как дериват глотки, стенки которой у эмбриона несут на себе ряд жаберных борозд; конечности имеются в числе двух пар; печень обладает воротной веной; всё тело поддерживается внутренним костным скелетом, растущим вместе с ростом тела. Все это — важнейшие признаки всех позвоночных, приобретённые ими еще в палеозойскую эру (см.).

Признаки человека, общие с млекопитающими. Общие со всеми млекопитающими (см.) животными анатомия, и физиология, признаки человека указывают на глубоко зашедшую адаптацию (приспособление) его отдалённых предков к живорождению и существованию в среде, для которой характерны периодические, большого размаха колебания температуры. Волосяной покров, хотя и перешедший на большей части поверхности тела в рудиментарное состояние, обилие в коже потовых желез, высокодифференцированная иннервация (см.) густой сети капилляров в собственно коже — всё это средства для поддержания температуры тела человека на одном уровне. Интенсивность окислительных процессов обеспечивается, с одной стороны, наличием ритмически работающей диафрагмы — главной дыхательной мышцы, свойственной только млекопитающим, с другой — особым строенном носителей гемоглобина крови — эритроцитов (см.), которые во взрослом состоянии лишены у млекопитающих клеточных ядер. Пища тщательно обрабатывается уже в ротовой полости зубами трёх родов (резцы, клыки и коренные), которые к тому же, как у всех почти млекопитающих, принадлежат к двум последовательно сменяющимся поколениям — молочным и постоянным (см. Зубы). Компактная и более или менее массивная нижняя челюсть сочленяется непосредственно с черепной коробкой (автостилия), входя своим сочленевым отростком в углубление височной кости. Далее, у человека имеются следующие признаки млекопитающих: 7 шейных позвонков, 2 мыщелка затылочной кости для сочленения с позвоночником, 3 косточки в полости среднего уха (молоточек, наковальня и стремечко), наружное ухо в виде кожной складки, поддерживаемой хрящом, одна, и притом левая, дуга аорты (см.), расположение голосового аппарата в верхней части дыхательной трубки. С живорождением связаны такие признаки, как наличие молочных желез, снабжённых сосками, а также развитие подвижных губ и мускулистых щёк, обеспечивающих новорождённому возможность сосать. Живорождение у человека (и других млекопитающих) сопровождается длительным вынашиванием плода в утробе матери и развитием ряда специальных зародышевых оболочек. Весь ход эмбрионального развития человека совершается по типу зародышевого развития млекопитающих (см. Зародышевое развитие, Беременность).

Признаки человека, общие с приматами. Многие признаки указывают на ближайшие филогенетические связи человека с приматами (см.) и среди них — с обезьянами. Из внешних особенностей следует отметить пятипалые конечности, способность большого пальца к противопоставлению (на верхних конечностях) и достаточную подвижность остальных пальцев рук. Концы пальцев с тыльной стороны одеты плоскими ногтями, а с ладонной покрыты, так же как и кожа ладони, особыми папиллярными линиями и узорами (см.), резко повышающими осязательную способность. По относительной длине пальцев руки человек примыкает к обезьянам и долгопятам (см.). У человека самым длинным оказывается средний палец, за которым (обычно) следует четвёртый, затем второй, пятый и, наконец, первый. На нижней конечности картина относительной длины пальцев варьирует. Подвижность кисти, столь важная для труда, усиливается благодаря способности костей предплечья (лучевой и локтевой) совершать вращательные движения — пронацию и супинацию. Кроме приматов, эта способность свойственна лишь немногим животным, да и то в ничтожной степени. Свобода движений верхней конечности достигается также сохранением в скелете приматов хорошо развитой ключицы, благодаря которой плечевой сустав отодвинут от грудной клетки. Большое сходство обнаруживается также в строении половых органов; в частности, мужские половые железы, как у большей части приматов, перед рождением опускаются из полости тела в мошонку. Половая активность приматов, как и человека, не связана с определённым сезоном, растягиваясь на весь год, в связи с чем и рождение детей не приурочено к определённому времени года. Число одновременно рождаемых детёнышей у большинства приматов равно одному; у всех высших приматов имеется лишь одна пара млечных желез, расположенная довольно высоко на груди. Матка (см.) у обезьян, как и у человека, простая; плацента (см.) имеет дисковидную форму.

Человек и человекообразные обезьяны. Из всех приматов наибольшую близость к человеку по морфофизиологическим особенностям обнаруживают человекообразные обезьяны (см.), именно — шимпанзе, горилла и орангутан. По величине тела они наиболее приближаются к человеку. Небольшие сравнительно с ними гиббоны в общем дальше отстоят от человека. Крупных антропоморфных объединяет с человеком отсутствие наружного хвоста, защечных мешков и седалищных мозолей; наличие червеобразного отростка слепой кишки; плоская фор, ма грудины; большая, чем у низших обезьян, дифференциация строения и функций передних и задних конечностей; большое развитие головного мозга и его расчленение посредством борозд, распределение и характер которых в основном повторяет человеческий тип. Совокупность этих и многих других фактов привела Т. Гексли к известному выводу: «Какую бы часть животного организма мы ни избрали для сравнения, тот ли или другой ряд мышц, те или другие внутренности, результат остался бы все тот же: различие между низшими обезьянами и гориллой оказалось бы все-таки значительнее, чем между гориллой и человеком» (Гёксли Т. Г. О положении человека в ряду органических существ, СПБ, 1864, стр. 95).

Биологические и физиологические особенности человека проявляют не меньшую близость к чертам, характерным для высших обезьян, чем структурные признаки. Таковы, например, биохимические свойства крови, обнаруживаемые реакциями преципитации и агглютинации (см. Кровь), одинаковое течение некоторых фаз в обмене веществ. Сравнительная патология также даёт факты, подтверждающие глубокое сходство между сравниваемыми формами: человекообразные обезьяны страдают многими специфическими для человека болезнями (аппендицит, брюшной тиф и др.), причём как картина течения заболеваний, так и способы применяемого лечения одинаковы. Понятно поэтому, что человекообразные обезьяны представляют собой незаменимый объект для медицинских и фармакологических исследований; в Советском Союзе в большом масштабе такие работы ведутся на Сухумской биостанции Академии медицинских наук СССР (пока на низших обезьянах).

За последние десятилетия проводилось много исследований над процессами размножения высших обезьян. Периодичность менструального цикла, длительность беременности (ок. 9 месяцев) и лактации новорождённых (ок. 1 года), процесс роста, ход прорезывания зубов (с некоторыми отступлениями) весьма сходны с аналогичными явлениями у человека. Зрелость у человекообразных обезьян наступает в возрасте 8—12 лет. Средняя продолжительность жизни крупных обезьян, по-видимому, лишь немногим короче наблюдаемой у человека. Следует отметить, что у человекообразных обезьян движения тела в большей мере подчинены контролю со стороны мозговой коры, чем у низших приматов. Эта зависимость движений от коры головного мозга в максимальной мере выражена у шимпанзе и в значительно меньшей степени у гиббона.

Из человекообразных обезьян наибольшую близость к человеку по совокупности анатомических и физиологических данных обнаруживают африканские формы — шимпанзе и горилла (хотя по некоторым отдельным признакам человек ближе всего к орангутанам и гиббонам). Этот факт, однако, ни в коем случае нельзя толковать в том смысле, что человек произошёл от какой-либо из ныне живущих на земле обезьян. Против этого говорят как высокая степень специализации современных обезьян приспособительно к условиям жизни в тропическом лесу, так и многочисленные данные палеоантропологии (см.). Сходство человека с человекообразными обезьянами указывает лишь на происхождение от общих предков: ими были ископаемые третичные человекообразные обезьяны (см. Антропогенез).

Специфические черты организации человека. Эволюция животных предков человека первоначально была обусловлена возникновением некоторых морфологических особенностей, среди которых основная роль принадлежала прямохождению; последнее повлекло за собой перестройку ряда органов, направление же, в котором они изменились у человека, определилось как приспособление к осуществлению трудовых процессов. В этом свете становятся понятными многие специфические для человека особенности строения, равно как и тот факт, что строение человеческого тела не адаптировано, в отличие от организации животных, к какой-либо определённой естественной среде (напр., к горной, степной, лесной, болотной местности и т. п.). Лишь основе прямохождения мог выработаться характерный для человека сложный структурный комплекс: способная к точным и тонким движениям рука, высокоразвитый мозг и пригодная для членораздельных звуков гортань. В связи с этим в процессе эволюции человека произошли многочисленные морфологические изменения, превратившие тело обезьяны в человеческий организм.

Нижние конечности человека, сохраняя основные черты конечностей приматов, уклонились от этого типа в связи с приспособлением к вертикальному положению тела. Стопа (см.) человека сильно пронирована, т. е. обращена подошвенной стороной к земле и опирается на неё. Кости стопы так сочленяются между собой, что образуют пружинящий свод, на вершину которого (таранная кость) и опирается тяжесть тела. В связи с этим предплюсна, т. е. проксимальная часть стопы, укрупнена, тогда как дистальная –– фаланги пальцев –– резко укорочена. Линия, делящая пополам в поперечном направлении контур человеческой стопы, проходит по границе между предплюсной и плюсневыми костями, тогда как аналогичная линия на контуре стопы оранг-утана проходит вдоль границы между плюсной и фалангами пальцев. Большой палец стопы человека очень толст, длинен и плотно прилегает ко второму пальцу, почти утратив свою первоначальную подвижность; сочленовная поверхность его плюсневой кости — плоская; такова же и поверхность первой клиновидной кости, к которой эта плюсневая причленяется (у обезьян соответствующий сустав шаровидный). Скелет голени (см.) человека мощен: большая берцовая кость –– самая крепкая в теле человека, выдерживает нагрузку в 1650 кг; малая берцовая опускается своим мыщелком значительно ниже мыщелка большой берцовой, что создаёт тесный охват таранной кости обеими костями голени. Мускулатура голени, приводящая стопу в движение, достигла у человека очень сильного развития: трёхглавая мышца голени, прикрепляясь к пяточной кости мощным ахиллесовым сухожилием, которое слаборазвито у человекообразных обезьян, придаёт характерную для человеческой ноги округлённость икре; у мужчин в среднем мышца эта весит около 700 г, тогда как у крупного оранг-утана –– около 100 г; наконец, голень человека обладает отсутствующей в норме у обезьян специальной «третьей малоберцовой» мышцей, поддерживающей пронированное положение стопы. Бедренная кость человека –– самая длинная в скелете (особенность, свойственная только человеку) и очень прочная (см. Бедро). Мышцы-разгибатели, особенно для тазобедренного и коленного суставов, обеспечивающие вертикальное положение тела, развиты у человека несравненно сильнее, чем соответствующие мышцы обезьян. Выступание ягодиц характерно для человека. Приспособленный к вертикальному положению и коррелирующий с размерами головы таз (см.) человека характеризуется развитием в ширину, более отлогим положением подвздошных костей, шире расставленными вертлужными ямками, широким выходом из полости малого таза, наличием сильно выступающего вперёд «мыса» на границе поясничного и крестцового отделов позвоночника, развитием сильного связочного аппарата, поддерживающего равновесие тела, укорочением симфиза лобковых костей и резко выраженным половым диморфизмом. Грудная клетка (см.) человека уплощена в передне-заднем направлении и имеет широкую грудную кость. Позвоночник (см.) волнообразно изогнут, с двумя выпуклостями, обращенными вперёд (в шейной и поясничной областях), и с двумя, обращенными назад (в грудной и крестцовой части). Шейный отдел позвоночника относительно длиннее и подвижнее, чем у обезьян. Построенный так, позвоночник имеет свойства рессоры и умеряет толчки и удары, получаемые телом человеком при ходьбе, прыжках, беге, падении и т. д.; его гибкость придаёт движениям туловища плавность и точность.

Если в строении ноги прочность и крепость суставов и сила мышц сочетаются со значительной ограниченностью движений, то в верхней конечности преобладают наибольшая свобода, тонкость, точность и разнообразие движений; её кости тоньше, легче, подвижнее. Кисть (см.) руки человека несравненно подвижнее кисти обезьян, отличаясь от последней, кроме того, сильным развитием большого пальца, который стал в 1 ½ раза длиннее (по отношению к 3-му пальцу), чем у высших обезьян, и снабжён более мощной и более дифференцированной мускулатурой. Соответственно величине и типу функциональной нагрузки, пропорции тела человека характеризуются относительно большей длиной нижних конечностей, гораздо большей шириной подвздошной кости, меньшей по отношению к длине туловища длиной верхних конечностей, более длинной шеей.

Для человека характерна некоторая асимметрия строения конечностей (связанная с право- и леворукостью), сказывающаяся в том, что примерно в 75% правая рука длиннее левой, в 18% их длина одинакова и лишь в 7% левая превосходит правую. У обезьян асимметрия выражена гораздо слабее. Различие в длине между правой и левой нижними конечностями у человека незначительно. Асимметрия сказывается также в неодинаковом развитии мышц на обеих руках: в подавляющем большинстве случаев измеренная на динамометре сила мышц правой кисти на 2—3 кг больше левой. Вопрос о причине преобладания у человека праворукости, вызвавший обширную литературу, до сих пор не нашёл в антропологии окончательного разрешения.

 

Некоторые пропорции тела человекообразных обезьян и человека

(по А. Шульцу; сокращено)

 

 

Признак Гиббон Оранг-утан Горилла береговой Человек
Длина шейного отдела (в % от длины туловища) 17 24 26
Ширина плеч (в % от длины туловища) 53 59 72 67
Полная длина верхних конечностей (в % от длины туловища) 238 182 184 150
Полная  длина нижних конечностей (в % от длины туловища) 147 119 131 171
Ширина подвздошной кости (в % от её высоты) 46 72 90 122
Полная длина  верхних конечностей (в % от полной длины нижних) 162 1 5 3 140 88

 

Для черепа (см.) человека характерно прежде всего резкое преобладание мозгового отдела над лицевым. Кроме того, лицевой отдел у человека помещается под мозговым, тогда как у высших приматов он лежит несколько впереди мозгового. Эта особенность, связанная с малыми размерами челюстного аппарата человека, обязана своим происхождением также и тому, что основание черепа человека больше изогнуто в своей центральной части, чем у животных.

Кроме своих крупных размеров, мозговой отдел черепа человека характеризуется сравнительной гладкостью поверхности, на которой не развиваются ни высокие гребни, ни другие резкие выступы рельефа, наблюдаемые у высших обезьян. В лицевом отделе, напротив, заметно выступание носовых костей и подбородочной области нижней челюсти, не выраженной ни у одного животного.

Гладкий рельеф мозгового отдела черепа и выступающий подбородок характеризуют современный человеческий тип. У большей части ископаемых людей мы находим более резкий рельеф и слабое развитие или полное недоразвитие подбородка.

Большое затылочное отверстие на черепе человека вынесено дальше вперёд, чем у обезьян, поэтому череп человека опирается на позвоночник своей центральной частью, что сильно облегчает поддержку равновесия головы. Обонятельный аппарат и наружный нос человека развиты больше, чем у обезьян, в связи с чем межглазничное пространство у человека больше. Наконец, лоб у человека поднимается круче, мозговая коробка выше и объёмистее, теменная область шире и длиннее.

Это — признаки приспособления черепа к крупному размеру мозга. Зубная формула человека совпадает со свойственной обезьянам Африки и Азии и заключает с каждой стороны каждой челюсти по 2 резца, 1 клыку, 2 предкоренных и 3 коренных зуба (см. Зубы). Равным образом, совпадает число (20) и состав молочных зубов. Однако зубы человека по отношению к размеру его тела отличаются небольшой величиной: клыки по высоте коронок почти не превышают уровня соседних зубов. С этим связано отсутствие промежутков между зубами (диастем), которые у обезьян служат для вмещения больших клыков. Малые коренные верхней челюсти укреплены в ячейках б. ч. с помощью одного, редко двух корней, тогда как у обезьян они часто имеют три корня; на первом коренном верхней челюсти части имеется на язычной стороне коронки добавочный бугорок (бугорок Карабелли), отсутствующий у обезьян. В целом зубная дуга человека коротка и имеет подковообразные очертания. Это связано с более прямой линией профиля человеческого лица (см. Ортогнатизм).

Гортань (см.) человека, построенная в общем по типу гортани высших обезьян, имеет ряд отличий, делающих её более пригодной для членораздельной речи. Она расположена относительно низко (на уровне 3—6-го шейных позвонков), что создаёт значительное резонаторное пространство над гортанью, весьма важное для фонации. Гортань человека соединена с поддерживающей её подъязычной костью посредством довольно длинных связок, тогда как у обезьян здесь б. ч. имеет место хрящевое сочленение. Связочное соединение допускает сравнительную подвижность, необходимую для произношения звуков разной высоты тона. Мускулатура гортани человека более дифференцирована, а голосовые связки плотнее и короче, чем у высших обезьян. Они расположены низко, направлены горизонтально и при соответствующих движениях черпаловидных хрящей почти нацело замыкают голосовую щель. Всё это обеспечивает возможность более богатой и разнообразной фонации, чем у животных.

Головной мозг (см.) человека имеет большой объём и вес (1350—1400 г в среднем). Относительный вес мозга (т. е. отношение веса мозга к весу тела) гораздо больше у человека (около 1/40), чем у высших обезьян (1/60—1/200). Для выявления соотношения абсолютного и относительного веса мозга целесообразно использовать т. н. квадратный указатель мозга, получающийся путём умножения абсолютного веса мозга на его относительный вес [применение квадратного указателя предложено советским антропологом Я. Я. Рогинским (1933) на основе указаний голл. антрополога Е. Дюбуа]; у человека он составляет около 32 и выделяет человека из всех животных, у слона этот индекс близок к 9, у человекообразных обезьян — от2 до 7, у низших обезьян — от 0,5 до 2, и т. д. У человека особенно развиты теменная и лобная доли, полушария вполне прикрывают собой мозжечок, а почти замкнутая сильвиева щель закрывает центральную дольку (островок Рейля). Соединяющее оба полушария мозолистое тело достигает наибольшего развития. Поверхность мозга покрыта многочисленными извилинами; между ними проходят более или менее постоянные и глубокие борозды, число которых много больше, чем у высших обезьян. Прогрессивное развитие связанных со зрением, слухом и осязанием центров коры сопровождается отставанием в развитии обонятельных областей мозга. Особенно большой дифференциации достигают микроскопии, структуры коры (цитоархитектонические поля), в которых отчетливо намечается разделение на подполя, мало заметные у обезьян. Большая область мозговой коры оказывается в лобной, височной, нижнетеменной и частью в теменно-затылочной областях (по Бродману поля: 10, 37, 39, 40, 41, 45 и 46). У обезьян они слабо выражены.

Волосяной покров современного человека в значительной мере редуцирован. Распределение волосяного покрова на теле человека обнаруживает отличия от обезьян: у них в большинстве случаев отсутствуют волосы под мышками и на лобке, борода развивается лишь у некоторых из них, например у оранг-утана. Утрату волос Дарвин объяснял половым отбором (см.), однако это объяснение далеко не всеми принято; в частности, нельзя игнорировать того, что в жарком поясе поредение и частичная утрата волос могли быть средством приспособления к климату. «Первичный волосяной покров» (lanugo) у человеческого зародыша, равномерно покрывающий почти всё его тело, указывает на наличие волосяного покрова у предков человека. Этот пушок, исчезнув ко времени рождения, сменяется «вторичным», или детским, волосяным покровом, состоящим из более толстых волосков. Ко времени полового созревания развивается «третичный покров», продолжающий у мужчин усиливаться до начала старости. Волосы у человека, как и у обезьян, растут пучками по 3—5 вместе, хотя каждый волос выходит из кожи через отдельное отверстие и снабжён особым волосяным мешочком (см. Волосы). У женщин на голове и на теле больше закладок волос, чем у мужчин. Различные формы волос на голове, а также степень волосатости тела имеют территориальные вариации и издавна служат одним из важнейших признаков, по которым различаются человеческие расы (см.).

Пигментация (см.) наружных покровов человека и радужной оболочки глаза зависит от присутствия в них особых красящих веществ — меланинов (см.). В коже меланин залегает в виде бурых зёрен в глубоком слое эпидермы, внутри клеток или, реже, между ними, а также в небольшом количестве в дерме. От его количества зависят оттенки цвета кожи, колеблющиеся у разных рас от светло-розового до шоколадного. Меланин волос обусловливает их окраску, колеблющуюся от светло-льняного и пепельного до иссиня-чёрного (цвета «воронова крыла»). Утрата пигмента с возрастом выражается в поседении волос. Свойственная многим обезьянам кольчатость окраски волос не встречается у человека. Цвет глаз зависит от количества меланина в радужной оболочке. Окраска волос, глаз и кожи в известной мере находится в коррелятивной связи: светлые оттенки глаз чаще встречаются среди населения вообще слабее пигментированного, тогда как у народов жаркого пояса встречаются почти исключительно тёмные глаза. Характер окраски кожи зависит, помимо передачи по наследству, и от действия световых лучей, под влиянием которых наблюдается сезонное потемнение (см. Загар) и посветление кожи. Пигментация вообще, в частности и загар, носит защитный характер, так как пигмент кожи, задерживая тепловые лучи, предохраняет глубокие слои кожи от перегревания.

Эволюция гоминид. На основании морфологической близости человека к человекообразным обезьянам и учитывая его специфические особенности, современного и ископаемого человека выделяют в самостоятельную систематическую группу — семейство гоминид (см.) (от лат. homo — человек), входящее в отряд приматов.

Это выделение было сделано Т. Гексли (см.) в 1863 и Ч. Дарвином (см.) в 1871. Сейчас этой системы придерживается большинство антропологов. Включение семейства человека в отряд приматов, в непосредственной близости от человекообразных обезьян, указывает прежде всего на его возникновение из недр этого отряда и далее на его близость по происхождению к человекообразным обезьянам.

Эволюция предков человека известна благодаря многочисленным находкам ископаемых гоминид и человекообразных обезьян, из которых наибольшее значение имеют открытые в 1-й половине 20 в. формы, стоящие к человеку ближе, чем современные человекообразные. Таковы находки различных австралопитеков (см.) в Юж. Африке, а также раннечетвертичных форм в Северной, в Экваториальной Африке, в Азии и на Яве. Основные морфологические особенности австралопитековых: 1) прямохождение; 2) сходство зубов с человеческими; 3) сравнительно (в соотношении с размерами тела) крупная величина мозговой коробки и, стало быть, величина мозга (от 420 до 650 см3, что стоит у верхнего предела объёма мозга современных африканских человекообразных).

Авторы этих находок (австралопитеков) и некоторые другие исследователи считают, что объём мозговой коробки телантропа, стоящего ближе других к гоминидам, мог достигать 800—900 см3. Геологическая датировка остатков австралопитековых до сих пор не может считаться вполне установленной. По мнению палеонтолога Р. Брума (англичанина по происхождению), слои, в которых найдены остатки этих форм, относятся ко времени от середины плиоцена (см.) до середины плейстоцена (см.), т. е. имеют давность от 4 до 0,5 млн. лет. Некоторые другие авторы склонны считать их возраст только плейстоценовым, т. е. не превышающим 1 млн. лет. Так как в плейстоцене уже существовали люди, то, очевидно, некоторые австралопитеки были современниками человека. Но если даже согласиться с наиболее поздней из предлагаемых геологами датировок, всё же время возникновения этих форм из общего с другими человекообразными обезьянами ствола придётся отнести к плиоцену. Об этом говорит, во-первых, то, что обнаруженные виды австралопитеков уже успели далеко зайти в своей морфологической дифференциации, для выработки которой требовалось время по меньшей море в несколько миллионов лет; во-вторых, они уже не были древесными существами (период уменьшения влаги и поредения лесов в Юж. Африке приурочивается ко 2-й половине плиоцена). Распространившись в это время по открытым, отчасти полупустынным областям Юж. Африки, австралопитековые вынуждены были стать наземными существами и выработать приспособления к прямохождению. Они питались; не только растительной,  но и животной пищей, о чём свидетельствуют найденные вместе с ними раздробленные кости мелких животных. В начале (или середине) плейстоцена австралопитековые вымерли, вероятно, в связи с расселением древнейших людей. Они особенно интересны для нас как формы, стоящие ближе всех других к исходному для человека типу приматов. Вследствие позднего геологического возраста известных нам представителей австралопитеков, их не приходится считать прямыми предками человека, однако они дают наглядное представление о предчеловеческой стадии эволюции, когда уже возникло двуногое хождение и очень усложнилась биология этих животных в связи с необходимостью приобретения новых ориентировочных реакций и с неизбежным расширением состава пищи. То и другое стимулировало развитие головного мозга и в известной мере преобразовало строение черепа. Довольно близкие к африканским австралопитекам формы были открыты на Яве (мегантроп древнеяванский), в Азии (гигантопитеки) и в тропической Африке (мегантроп африканский). Если не хронологически, то морфологически семейство (или подсемейство) австралопитековых служит связующим звеном между гоминидами и современными высшими обезьянами. Африканские находки познакомили нас с последними, дожившими до плейстоцена представителями этого семейства; его более ранние, плиоценовые формы, распространённые гораздо шире, были исходными для развития древнейших гоминид (их древность не больше 1 млн. лет). Этот процесс возникновения гоминид из недр семейства австралопитеков, т.е. возникновение людей из обезьян, хронологически приурочивается к концу плиоцена (т. е. к концу третичного периода), что вполне согласуется с двумя важнейшими фактами начальной предистории человечества: 1) с находками древнейших представителей человека еще в раннем плейстоцене (см. Моджокерто, Питекантроп), находкой атлантропа и 2) с отсутствием в плиоцене несомненных следов человека в форме ли костных остатков или в форме обработанных человеческой рукой орудий. Ф. Энгельс в своей работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» обрисовал последовательный ход эволюционного развития, начиная с обезьяньей стадии. Прямохождение было основной биологической предпосылкой очеловечения: необычайно развитая порода человекообразных обезьян переходит от четвероногого хождения к двуногому, в результате чего руки освобождаются от локомоторных функций. Тем самым, говорит Энгельс, был сделан решительный шаг для перехода от обезьяны к человеку. Рука стала совершенствоваться в ловкости, гибкости и мастерстве, причём эти приобретённые качества, всё усиливаясь, закреплялись, передаваясь по наследству. Отмечая морфологическую близость человеческой руки к обезьяньей, Энгельс в то же время указывает, что обезьянья рука не в состоянии выполнить и сотой доли тех работ, которые доступны человеку.

Классификация ископаемых и современных гоминид. Принимая во внимание последовательность развития морфологических типов ископаемого стадии эволюции его культуры и хронологию четвертичных отложений, можно ориентировочно классифицировать более или менее известные находки ископаемого человека (совместно с современным типом) следующим образом, не придавая, конечно применяемым таксонимическим категориям (род, вид) строгого значения зоологических систематических терминов:

 

 

Семейство Роды Виды и подвиды
Люди (Hominidae)

 

Питекантроп (Pithecantliropus)

 

Питекантроп мощный (Pithecanthropus robustus); к этой форме, кроме питекантропа IV. повидимому, примыкают моджокертская находка и мегантроп древнеяванский (Pitheganthropus раlaeojavanicus). Питекантроп прямостоячий (Pithecanthropus erectus). Питекантроп китайский (Pithecanthropus pekineusis), т. е. синантроп, и, вероятно, атлантроп (Atlanthropus mauritanicus). Питекантроп гейдельберский (Pithecanthropus [Homo] heidelbjrgensis).

 

Homo (человек)

 

Неандертальцы

Неандерталец древний («классический», Homo neanderthalensis primigenius) — тип шапелльского человека. Неандерталец древнейший (Homo neanderthalnnsis vetustior) — штейнгейм, вероятно, сванскомб и др. Неандерталец африканский (Homo neanderthalensis africanus); сюда принадлежат родезиец, неандерталец из Салданга, а также, вероятно, «африкантроп» и «танжерский человек». Неандерталец яванский («явантроп». Homo neanderthalensis javanious). Неандерталец палестинский поздний (Homo neanderthalensis recens).

Человек разумный (Homo sapiens) с 2 подвидами: человек разумный ископаемый (Homo sapiens fossilis) и человек разумный современный (Н. sapiens recens).

 

 

Рассматривая процесс становления человека со стороны его морфологического содержания в пределах семейства гоминид, необходимо отметить коренное изменение, которому подвергся этот процесс в результате возникновения общественного труда. Разъяснением этой принципиальной стороны дела антропологическая наука обязана марксистской диалектике. Ч. Дарвин, понимая, что естественного отбора недостаточно для объяснения хода эволюции у гоминид, воспользовался теорией полового отбора, с помощью которой надеялся объяснить возникновение расовых особенностей. Англ. натуралист А. Уоллес, отвергая половой отбор и считая естественный отбор недостаточным для объяснения эволюционных изменений человека, пришел к признанию участия «высшего разумного существа» в создании человека. Только К. Маркс и Ф. Энгельс, указав на роль труда и развития производительных сил в эволюции человека, сделали понятными основные черты этого специфического качественно нового процесса. Сопоставление хода эволюции животного мира с процессом общественного развития человека приводит к выводу, что направляющей и ведущей силой органической эволюции является естественный отбор. Его действие направлено пли на изменение структуры и функций органов животных, или на изменение норм их поведения. То и другое совершается применительно к условиям среды и служит для дальнейшего приспособления к этим условиям. Общественное развитие человека направляется ростом производительных сил и (не говоря об усложняющем влиянии классовой борьбы в классовом обществе) приводит к перестройке и обогащению искусственной среды в интересах общества (культурные завоевания, открытие и использование новых естественных ресурсов и т. д.). Органический прогресс происходит очень медленными темпами (миллионы лет); его содержание ограниченно и сводится к преобразованию морфофизиологических особенностей животных и их поведения. Общественное развитие идёт всё ускоряющимися темпами, когда столетия и даже десятилетия вносят коронные перемены в общественные формации, оно проявляется во множестве форм и его перспективы совершенно неограниченны. Всякий шаг вперёд в эволюции животных покупается дорогой ценой «борьбы за существование» и гибели менее приспособленных существ. Прогрессивное развитие одних форм сопровождается вымиранием других, примерами чего так богата геологическая история.

Геологическая история знает случаи вымирания целых фаун в результате изменения физико-географических условий. Распространение и развитие млекопитающих на заре третичного времени происходило одновременно с вымиранием многочисленных видов, родов, семейств и даже отрядов пресмыкающихся. Прогрессивная эволюция обезьян сопровождалась быстрым вымиранием многих семейств долгопятовых и лемуровых на пространстве целых материков.

В отличие от этого, развитие производительных сил открывает перед человеком новые источники энергии, новые ресурсы пищи, обеспечивает прирост населения. Органический прогресс ведёт к преобразованию организмов, к подъёму их морфологической структуры на более высокую ступень. Общественный прогресс не имеет непосредственной связи с устройством тела и теми или иными вариантами его. Как только древнейшими людьми был достигнут тот уровень организации, при котором мог беспрепятственно осуществляться общественный прогресс, дальнейшее преобразование человеческого организма перестало играть существенную роль и эволюционный процесс принял иное направление. Хотя на стадии «формирующихся людей» еще имел место отбор, однако его формы уже не повторяли того, что происходило у обезьян. Предметом отбора у человека были такие черты, которые делали человека способным к общественному производству. У древнейших и древних гоминид (т. е. у питекантропов и неандертальцев, см.) отбор формировал организацию в направлении к современному человеческому типу: перестраивался мозг, принимал новую форму череп, в частности нижняя челюсть, которая становилась грациальнее, т. е. тоньше, легче, нежнее, и более приспособленной к разнообразным и свободным движениям мускулатуры языка, изменялось положение гортани и строение голосовых связок и т. д.

Этот процесс завершился в эпоху верхнего палеолита, когда в основном уже сформировался современный человеческий тип — Homo sapiens, т. е. приблизительно 50—70 тысяч лет тому назад. С появлением же человека современного типа хронологически совпадает значительный прогресс в изготовлении орудий труда, которым характеризуются археологические культуры этого периода (см. Каменный век). Здесь впервые появляются копьеметалки, иглы и гарпуны из кости, кремнёвые наконечники копий и другие орудия, что свидетельствует о способности позднепалеолитического человека к конструктивной деятельности; появляются орудия, служащие для выделки орудий; от этого же времени дошли до нас древнейшие изображения животных на стенах пещер и на человеческих изделиях. Орудия, созданные неандертальским человеком, несравненно примитивнее. Наконец, с появлением Homo sapiens не только самоустраняется отбор, но и затухает биологическая эволюция человека, если под этим термином понимать образование новых родов и видов. Остаётся лишь биологическая изменчивость — образование территориальных, конституциональных и т. п. групп, имеющих второстепенное значение (см. также Антропогенез).

Наибольшее внимание антропологов привлекают территориальные группы, из которых основные возникли в период становления Homo sapiens в связи с его расселением по эйкумене. Под влиянием разных физико-географических условий на основе единого исходного типа возникли территориальные типы, получившие название рас (см. Расы). Человеческие расы в силу своеобразия процесса человеческой эволюции принципиально отличаются от рас животных: они не представляют собой возникающих видов, лишены строго адаптивного характера и лишь исторически связаны со своей первоначальной территорией; они неограниченно могут смешиваться между собой, давая вполне жизнеспособное и плодовитое потомство. В возникновении вторичных, или малых, рас, на которые разделились основные расы, большая роль принадлежала процессам длительной изоляции групп (в результате исторических условий) и последовательному неоднократному смешению, большей частью в результате миграций, тоже вызванных социальными, а не биологическими причинами. Механизм изменений человеческого типа может быть только биологическим, причины же и направление изменчивости находятся в непосредственной зависимости от исторических и социальных условий. Этими условиями определяются численность человечества на земном шаре (достигшая 2 млрд. чел.), средняя продолжительность жизни, распространение тех или иных типов конституции, возрастные изменения и т. д. В доисторические времена средняя продолжительность человеческой жизни (на основании подсчётов возраста дошедших до нас человеческих скелетов) была очень низкой (не выше 25 лет). В древности в Египте средняя продолжительность жизни равнялась 22—23 годам, в Древнем Риме — 20—25 годам, в средневековой Европе (10—15 вв.) — 25—26 годам, в Индии (в конце 19 — начале 20 вв.) — 24—26 годам. При общем улучшении благосостояния народа, напр. в СССР, после второй мировой войны происходит резкое уменьшение детской смертности и повышается средняя продолжительность жизни. Средняя продолжительность жизни населения в дореволюционной России составляла 32 года, к 1927 она достигла 44 лет, а в настоящее время составляет 64 года (из докладам. А. Суслова на торжественном заседании Московского совета 6 ноября 1956).

Несмотря на то, что антропология — не только советская, но и мировая, признаёт, что никаких «высших» и «низших» рас не существует, идеологи империализма и колониализма продолжают развивать человеконенавистнические расовые теории, опираясь гл. обр. на лженаучные психологические «тесты» и «испытания». Эти «теории» находят своё распространение гл. обр. в США и Южно-Африканском Союзе, где проводится жестокая расовая дискриминация. Совершенно очевидно, что не только никакого обоснования, но и ни малейшего оправдания эти теории не имеют. См. Расизм.

Лит.: Дарвин Ч., Происхождение человека и половой отбор,.., Соч., т. 5, М.—Л., 1953, Бонч-Осмоловский Г. А., Скелет стопы и голени ископаемого человека из грота Киик-Коба, М.—Л., 1954 (Палеолит Крыма, вып. 3), Вейнерт Г., Происхождение человечества, пер. [с нем.], М.—Л., 1935; Гексли Т. Г., О положении человека в ряду органических существ, пер. [с англ.], СПБ, 1864; Гремяцкий М. А., Анатомия человека (для биологов), М., 1950; его же, Как произошел человек. М., 1954; Грегори В К., Эволюция лица от рыбы до человека, пер. с англ., М.—Л., 1934; Левин М. Г., Новая теория антропогенеза Ф. Вейденрейха, «Советская этнография», 1946, [№] 1; Нестурх М. Ф., Человеческие расы, М., 1954; Окладников А. П., Неандертальский человек и следы его культуры в Средней Азии, «Советская археология», 1940, т. 6; Рогинский Я. Я. и Левин М. Г., Основы антропологии, М., 1955; Северцов А. Н., Эволюция и психика, М., 1922; Происхождение человека и древнее расселение человечества, М., 1951; Тешик-Таш, Палеолитический человек, М., 1949; Ashley Montagu М. P., An introduction to physical anthropology, 2 ed., Springfield, 1951; Boule M. (and H. V. Vallоis), Les homines fossils, 4 ed., P., 1952; Keith A., New discoveries relating to the antiquity of man, L., 1931; Sonntag Ch. F., The morphology and evolution of the apes and man, L., 1924.

 

Большая советская энциклопедия / гл. ред. Б. А. Введенский. – 2-е изд. – М., 1957. – Т. 47. Цуруока – Шербот. – С. 93-106.


(2.1 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 24.12.2014
  • Ключевые слова: человек, общественная сущность человека, анатомо-физиологический очерк, внтропологический очерк, общественная сущность человека
  • Размер: 86.14 Kb
© Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов). Копирование материала – только с разрешения редакции