Глава VIII. Руководящий состав советско-администра­тивных органов.

21 августа, 2019

Глава VIII. Руководящий состав советско-администра­тивных органов. (24.49 Kb)

[110]

 

Руководящий состав Рабкрина

 

«Несомненно, что Рабкрин представляет для нас громадную трудность, и что трудность эта до сих пор не решена». (Ленин. «Как реорганизовать Рабкрин?».)

Что же сделала партия в осуществление задачи улучше­ния Рабкрин?

За 1924 год личный состав Рабкрина был значительно сокращен. Если привести данные, рисующие состав работ­ников по наркомату и местам к XII и XIII с’ездам, то полу­чим следующую картину.

Из всего числа сотрудников в 1924 г. имеется 26,3% чле­нов партии, 73,7% беспартийных. В 1923 г. процент членов партии был равен 16,4. Таким образом в 1924 г. при значи­тельном сокращении штатов Рабкрина партия увеличила количество коммунистов в нем на 10%.

Среди всего количества ответработников, числящихся по центральному наркомату, процент ответственных работников- коммунистов составляет 31,3%. Из общего же числа комму­нистов наркомата находится на ответственной работе 92,1%; это же соотношение среди беспартийных сотрудников составляет 68,7%. Процент, как видим, очень большой, таких цифр не найдем ни по одному наркомату. Очевидно, что это явление есть результат определенного подбора квалифицирванных сил и увеличения квалифицированной части аппарата за счет канцелярской.

Охватила ли в таком случае партия действительно команд­ные высоты Рабкрина? Не означает ли наличие 68,7% беспар­тийных из всего числа ответственных работников по Наркома­ту, что партия сдала эти высоты? На этот вопрос лучший ответ дают данные о соотношении к XIII с’езду по партийности наиболее ответственной взятой на учет ЦК группы работни­ков наркомата.


 

[111]

Эта группа работников делится в зависимости от степени ответственности выполняемой работы на три категории:

Первая категория — Нарком, члены Коллегий, зав. Упра­влениями и отделами на правах Управлений.

Вторая — Зав. Отделами Управлений и Зам. Зав. Управле­ний.

Третья — Зав. П/отделами.

Приведенные цифры свидетельствуют, что руководящие вы­соты РКП полностью в руках партии. На-ряду с этим следует’ остановиться на партстаже и социальном положении, т.-е. на качественном отношении указанных групп работников, по со­поставлению к XII и XIII с’здам партии.

Как видим, за 1924 г. в 1-ой и 2-й группах увеличивается число работников с дореволюционным стажем. Такое же явле­ние мы наблюдаем в отношении социального состава. Так, в 1923 г. процент рабочих в 1-й группе равнялся 0, в 1922 г. этот процент уже составляет 38,5.

Эти цифры в достаточной мере отражают ту линию, кото­рую вела партия в области укрепления Рабкрина. Большое внимание усилению Рабкрина уделяли и местные парторганы: •так, только по 14 губерниям, по которым мы имеем материалы, Губкомами послано для усиления органов РКП 70 человек, из коих 50 являются работниками губернского и уездного мас­штаба.

В заключение следует еще остановиться на составе заве­дующих ГубРКИ, сопоставив для наглядности данные о парт-

 

[112]

 

стаже и соц. положении 67 заведующих к XII иартс’езду и 87 заведующих ГубРКИ к XIII с езду.

За текущий год на местах партия бросила в Рабкрин груп­пу испытанных работников и значительно его укрепила. Но несомненно, что Рабкрин представляет для нас громадную трудность еще и сейчас. Дальнейшая работа по пополнению РКИ партийными силами и, главное, его орабочиванию являет­ся очередной задачей ближайшей работы. Вместе с тем пар­тия должна взяться за подготовку партийных специалистов по работе в Рабкрине, подготовляя их, помимо Ком. ВУЗ’ов, на практической работе (практикантство) в органах Рабкрина.

*   *

*

Руководящие советско-административные, а также судебные и следственные органы, находятся в благоприятном положении в отношении коммунистического влияния. Особое значение этих органов, призванных в обще-руководящем порядке осу­ществлять и контролировать государственную работу, являет­ся основной причиной того, что руководящий состав их, исклю­чая узких специалистов, является в подавляющем большин­стве коммунистическим.

В наши данные о группе руководящих советско-адм. орга­нов включены: президиум ВЦИК, СНК, НКВД, НКЮ (с проку­ратурой и Верхсудом) и их органы на местах.

Анализ насыщенности коммунистами сов.-адм. органов, по сравнению с данными к XII с’езду, можно привести по аппа­ратам 3-х центральных учреждений (НКВД, прокуратура, ГПУ).

Всего в аппарате этих трех учреждений состояло работников:

К XII с’езду……………2.80Э

„ XIII с’езду ……………3.407

Коммунистов в аппарате этих учреждений состояло

К XII с’езду ……………955,      т.-е.     34%

„ XIII с’езду……………1.292, что составляет 37,9%.

Таким образом % коммунистов в отношении к общему числу сотрудников в среднем возрос почти на 4%. Рассма­тривая это соотношение по отдельным учреждениям, мы полу-

 

[113]

 

чим следующие данные: наиболее высокий процент комму­нистов в ГПУ—45,3% и очень небольшой в НКВД—8,5%, где мы имеем даже уменьшение % коммунистов по сравнению с прошлым годом на 2%. Следует также отметить, что процесс роста коммунистической прослойки гораздо значительнее в местных органах этих учреждений, чем в центральных.

Рассмотреть данные об ответработниках мы сможем гораз­до полнее, сопоставив их с состоянием к XII с’езду партии.

Овладение партией к ХШ-му с’езду аппаратами сов.-адм. органов как в центре, так и на местах характеризуется сле­дующим:

В данную и последующие таблички вошли, кроме централь­ных учреждений, перечисленных в начале обзора, также и следующие местные работники: пред. ГИК, зампред. ГИК, начгубмилицшт, предгуботд. ГПУ, пред. Губсудов и Губпро- куроры.

В среднем по центру и местам коммунисты составляют 91,7% общего числа этих работников.

В центральных же аппаратах мы имеем 194 коммуниста из общего числа ответработников, что составляет — 75,8% обще­го числа ответработников. В составе же местных органов имеется 542 коммуниста из общего числа 557, т.е. 99%.

Следующая таблица характеризует рабочую прослойку сре­ди членов РКП — ответработников всей группы в целом:

[114]

 

В среднем, как видим, рабочие составляют немного менее 28%, крестьяне около 8% и служащие, интеллигенты — 64%. Следует отметить, что процент рабочих значительно больше в местных органах, чем в центральном аппарате. В местных органах мы имеем 164 рабочих из 537 ответработни­ков, что составляет 30,5%. В составе же центрального аппарата. — 39 рабочих, из числа 194, т.-е. 20,1%, меньше на 10,4%.

По сравнению с прошлым годом, в отношении прослойки рабочих не произошло сколько-нибудь значительных перемен: процент рабочих в среднем остался прежним, уменьшилось почти на 2,5% крестьян и соответственно увеличилась груп­па служащих и интеллигентов.

Приводимая ниже сводка характеризует распределение от­ветработников по партстажу:

По партстажу в целом—около 48% со стажем до Октябрьской революции (из них 25% подпольников) и около 52% с послереволюционным стажем.

По сравнению с прошлым годом следует отметить умень­шение подпольников на 5%. Это уменьшение компенсируется увеличением как абсолютным, так и. относительным числом членов РКП, вступивших между февралем и октябрем.

1923 Г. — 132 чел., 20,2%.

1924 Г. — 166 «,  22,7% (увеличение на 2,5%).

Данные всех трех сопоставлений (прослойка коммунистов,

орабочение и партстаж) показывают, что партия почти пол­ностью овладела этими органами.

Переходя дальше к рассмотрению состава ответработников отдельных центральных органов и их местных учрежде­ний, а также выборных органов, мы получим следующие данные.

 

[115]

 

Состав ЦИК СССР 2-го созыва.

Всего членов ЦИК’а 414 человек, из них 303 от РСФСР и ill — от Украины, Закавказья и Белоруссии.

Среди членов ЦИК’а мы имеем 353 чл. РКП, что составляет 87,5%, и 51 человек беспартийных, т.-е. 12,5%.

Беспартийные в своем составе имеют: 10 рабочих, 40 кре­стьян и 1 интеллигента.

Из них 6 рабочих работают непосредственно у станка, 1 на низовой советской работе, 6 крестьян от сохи, 4 работают в Волисполкомах, а остальные связаны непосредственно с сель­ским хозяйством.

Остальные сведения о членах ЦИК’а будут даны о 320 чле­нах РКП, вошедших в разработку.

По партстажу среди них мы имеем: 84% со стажем до Октябрьской революции (из них 67% подпольников) и 16% с послереволюционным стажем.

По социальному составу:

Таким образом, мы видим, что этот рабочий парламент является действительно лучшим рабочим представитель­ством.

Аппарат ВЦИК и СНК и их комиссий.

Из 73 ответработников в аппарате ЩИК’а и СНК (взятых на учет) 55 членов РКП (75,4%) и 18 беспартийных (24,6%).

Беспартийные работают на должностях зав. и/отделами и ответработников аппарата.

По партстажу мы имеем следующие группы:

[116]

 

Наиболее высокий процент подполковников мы имеем центральном промышленном районе — 37,5%, в нацио­нальных республиках и областях подпольники составляют лишь 16,3%.

По социальному положению мы имеем следующие данные:

Таким образом мы видим некоторое уменьшение в этом году % рабочих.

 

Пленумы Губисполкомов.

(По данным к II с’езду СССР.)

Данные о пленумах Г’ИК’ов разработаны по 69 губерниям. Мы имеем сведения о 2.623 работниках.

Беспартийных в пленумах ГИК’ов 292 человека, что соста­вляет 11%.

Наиболее высокий процент беспартийных мы имеем в Си­бири и ДВО, где он равен почти 20%, затем в промышленном районе РСФСР —16,7%.

В нац. республиках и областях беспартийных лишь 7%. Беспартийные по своему социальному составу делятся на сле­дующие группы:

 

 

Следует оговорить, что, рассматривая в дальнейшем состав пленумов, мы будем брать лишь членов РКП, общее число которых равно 2.331.

По партстажу мы имеем следующие группы:

[117]

 

Наиболее высокий процент подполковников мы имеем центральном промышленном районе — 37,5%, в нацио­нальных республиках и областях подпольники составляют лишь 16,3%.

По социальному положению мы имеем следующие данные:

Наиболее высокий процент рабочих в центральном районе, где он больше почти в 2 раза среднего и равен 63,1%. Кре­стьян больше всего в нац. республиках и областях, где они со­ставляют 12,3%.

Выходцев из других партий в среднем всего около 17%, на Украине же % выходцев доходит почти до 40%.

По возрасту—56,1% составляет группа от 26—35 лет, т.-е. самый работоспособный слой работников.

Сравнение с данными прошлого года к I с’езду СССР можем произвести по 17 губерниям.

К I с’езду СССР было в пленумах этих губисполкомов 35 беспартийных из числа 444, что составляет 3,8%. К III же с’езду СССР мы имеем по этим же губерниям 78 беспартий­ных, из общего числа 570, т.-е. 13,7%.

Таким образом мы видим, что директива партии о привле­чении лояльных беспартийных в советы выполнена удовле­творительно.

Подпольников относительно уменьшилось почти на 3% и увеличилось на 2% членов РКП, вступивших в партию в 1917 г.

Сравнение по социальному положению дает нам сле­дующее:

 

[118]

Мы видим увеличение прослойки рабочих на 5,3% за счет крестьян и соответственное увеличение служащих и интел­лигентов.

Интересны данные порайонно о прослойке коммунистов в Горсоветах и Уисполкомах.

(В данную разработку вошло по несколько типичных гу­берний для каждого района, кроме советов столиц.)

Мы видим, что данные по этим выборным органам почти одинаковы, причем интересно следующее: в районах с боль­шой рабочей прослойкой мы имеем большее количество бес­партийных, в районах же крестьянских и в особенности национальных количество беспартийных незначительно, а про­цент коммунистов очень высок.

 

Низовые советские органы.

1) Сельсоветы.

В сравнении с прошлым выборным составом, следует кон­статировать изменение в отношении социальных групп: кре­стьян увеличилось на 1,4%, группа рабочих уменьшилась на 1,3%, группа служащих уменьшилась только на 0,1%. Число коммунистов в Сельсоветах увеличилось на 1%.

 

[119]

 

Наибольший процент коммунистов—13,7% на Дону и на Сев. Кавказе—20,1% и наиболее низкий—в Вятско-Ветлужском районе—0,6% и Cев.-Западном—3,6%.

Волисполкомы.

По соц. составу группа крестьян уменьшилась на 2,9%, рабочие уменьшились на 0,8%, служащие получили больше мест на 3,7%.

Число коммунистов увеличилось на 8,7%.

На основе этих данных следует сделать следующие выводы:

а)% коммунистов повысился на 2-х ступенях сельского управления, при чем % повышения в каждой избирательной стадии выше, чем предыдущий (повышение в сельсоветах на 1%, в волиополкомах даже на 8,7%).

б)Увеличилось участие сельской интеллигенции.

 

Состав председателей Губисполкомов.

Состав председателей Губисполкомов на апрель 1924 г. ри­суется в следующем виде:

Процент рабочих увеличился, по сравнению с прошлым го­дом, на 1%, крестьян почти на 2%.

Процент подпольников уменьшился по сравнению с про­шлым годом на 4,2%, зато почти на 4% увеличилась группа со стажем дооктябрьским.

 

[120]

Наиболее молодой по партстажу кадр работников работает исключительно в национальных республиках. Интересны данные о практическом стаже совработы у Пред. ГИКов.

Некоторое уменьшение к XIII с’езду партии практического стажа среди Пред. ГИК’ов (стало больше работников, имею­щих стаж до 1 года) об’ясняется тем, что за истекший год в 51 губерн. состав Пред. ГИК’ов был обновлен друг, работниками.

В течение года 25% всего состава Пред. ГИК’ов обновлены, заменены другими выдвигающимися работниками.

Местные органы НКВД.

Из взятых на учет 92 Зам. Пред. Губисполкомов и 70 Нач-губмилидии процент беспартийных очень незначительный— всего 3% (5 человек). По партстажу мы имеем следующие группы:

[121]

[122]

По партстажу мы имеем среди Зам. Пред. ГИКов почти 35% с до октябрьским стажем, но зато в этой группе высок и % партийного молодняка, что об’ясняется тем, что на этой ра­боте гораздо больше работников, выдвинутых с уездных ор­ганов.

Социальный состав этих работников таков:

Рабочая прослойка больше среди Зам. Пред. Губисполкома, где они составляют почти одну треть. Процент крестьян среди Нач. Губмилиции, 20,3%, является самым высоким. Он боль­ше, чем в два раза аналогичного среднего по всем рассматри­ваемым органам.

Сравнивая с данными прошлого года следует заключить: прослойка рабочих в составе Зам. Пред. Губисполкома возрасла—11,4% за счет крестьян и в главной своей части за счет служащих и интеллигентов.

 

НКЮ с прокуратурой.

а)         Центральный аппарат.

Из 62 ответработников НКЮ и прокуратуры (взятых на учет) 30 членов РКП (48,4%) и 32 беспартийных, т.-е. 51,6%.

Даже принимая во внимание необходимость в работниках специалистах, приходится констатировать, что такое соотно­шение является не совсем благоприятным, тем более что и в остальных Наркоматах данной группы прослойка коммунистов несравненно больше.

 

[123]

 

По социальному составу мы имеем:

Рабочих………6,7%

крестьян………нет

служ. и инт………93,З%

Надо отметить, что такой низкий процент рабочих (6,6%) является исключительно для рассматриваемой группы орга­нов, он ниже аналогичного среднего на 21%.

По партстажу мы видим следующие группы:

Очень низкий процент членов РКП с дооктябрьским ста­жем, он ниже среднего аналогичного процента рассматрива­емых учреждений на 9%, и в два раза выше среднего — про­цент партийного молодняка.

Выходцы из других партий составляют 33,3%, что превы­шает процент прошлого года на 17%.

б)        Местные органы (председатели губсудов и губпрокуратуры).

Наличный кадр руководящих работников прокуратуры и Губсудов характеризуется следующими данными.

Среди взятых на учет 88 пред. Губсудов и 89 Губпрокуроров—беспартийных нет.

По партстажу мы имеем следующие группы:

[124]

 

[125]

Но партстажу мы имеем среди пред. Губсудов с дооктябрь­ским стажем почти 49% (из них 26% подпольников), тогда, как в прокуратуре с дооктябрьским стажем только 36% и подпольников 13,5%.

В сравнении с прошлым годом, среди пред. Губсудов % подпольников увеличился почти на 10%, а среди Гупрокуроров стало меньше почти на 5% подпольников, в то время, как партийный молодняк увеличился почти на 6%.

Социальный состав этих работников таков:

Рабочая прослойка среди пред. Губсудов в два раза боль­ше, чем у прокуроров. Сравнительно высок процент кре­стьян у пред. Губсудов.

 

[126]

 

Сравниая с данными прошлого года, мы видим, что % ра­бочих довольно значительно увеличился у пред. Губсудов, где он возрос на 7,3%. Увеличилось также количество кре­стьян почти на 5%, что является весьма показательным, так как оба эти увеличения произошли за счет группы интелли­гентов и служащих. Рабочая прослойка у прокуроров умень­шилось почти на 10%.

Следует отметить, что процент выходцев из других партий чрезвычайно высок у Губпрокуроров—32,6%, выше аналогич­ного среднего почти на 10%.

Интересны для сопоставления данные о социальном соста­ве массы судебных работников на местах:

Среди членов Губсудов мы имеем в среднем 33% рабочих, среди старших следователей, где требуется специальная юри­дическая подготовка—рабочих лишь 9,6% и интеллигентов и служащих — 65,4%.

Весьма характерен процент крестьян среди Нарсудей: из 2.727 чел. мы имеем крестьян—1.509, что составляет больше половины, т.-е. 55,3%. Средний процент крестьян для всех 4-х должностей 48,8%, т.-е. почти половина.

Таким образом можно констатировать, что разрешение за­дачи, выдвинутые еще в прошлом году перед партией, о под­боре работников суда, значительно подвинулось вперед.

Данные в отношение пред. Губсудов и Губпрокуроров пока­зывают:

а)         состав пред. Губсудов является удовлетворительным, значительно окреп и улучшился по сравнению с прошлым годом.

б)        хуже положение в отношении Губпрокуроров. Ухудше­ние состава их, по сравнению с прошлым годом, заставляет прийти к выводу, что задача подбора, в отношении губернской прокуратуры, до сих пор еще не разрешена.

*    *

*

Данные о состоянии руководящих работников сов.-админ и- страт. и суд.-карат. органов приводят нас к следующим вы­водам:

 

[127]

 

Партия обеспечила в достаточной степени руководство ра­ботой большинство вышеуказанных органов, особенно в наи­более важной части «командных высот».

Несомненно усиление партвлияния по сравнению с про­шлым годом.

С деловой точки зрения члены партии, работающие в этих органах, в особенности суд.-карат., имеют вполне достаточный практический стаж.

Отрицательными явлениями следует признать — довольно высокий процент выходцев из других партий, а также незна­чительность рабочей прослойки среди руководящих работни­ков прокуратуры.


(0.6 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 11.11.2012
  • Автор: Виноградов М.С. (подг. текста)
  • Размер: 24.49 Kb
  • © Виноградов М.С. (подг. текста)

© Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов). Копирование материала – только с разрешения редакции