6. Октябрь-ноябрь 1943 г. К лютежскому плацдарму

29 октября, 2019

6. Октябрь-ноябрь 1943 г. К лютежскому плацдарму (11.49 Kb)

 

//[112]

27.10. [1]  [1943г.]   с[ело] Воронков.[2]     Вчера-таки достали бензина. Ведь стоял я с одной машиной с 9 утра до 4 ч. дня.

А на переправе немного растерялись. 2 автомаш[ины] отстали по инстр[укции] и 5 – по неизв[естным] прич[инам]. Переправились сначала только 5 маш[ин]. Тут же на берегу были приданы 69 бриг[аде] и посланы для выполнения особого задания.  Оказалось, что в 9 км от Воронков в селе Килов [3] высадились с правого берега немцы. Ну мы уже опоздали. Без нас уничтожили и отогнали.

Остальная часть артдив[изиона] в Цибли[4]. Сижу и жду указаний, куда дальше ехать. Кажется придется на Киев. А пока отдыхаем. Мучает грипп.

Сегодня двигаемся вновь по маршруту: Воронков, Глубокое, Борисполь, Бровары, Залесье, Коммуна 1-го мая, Летки, Вышняя Дубечная.

Не выехали. Ожидали бензина, получил указания.

 

28.10. [1943г.]      Едем в Рогозев, где встретимся со своими, а там по маршруту. Хоть немного отсидимся в тепле. Но еще грипп не прошел.

//[113]

Незаметно прошел месяц на правом берегу в излучине Днепра южнее Переяслова. Результат неважный, но 16 чел. награждено. А теперь, кажется, поедем брать Киев. Неужели мое давнешнее предположение сбудется?

Рогозев! Бориспольск[ого] р-на Киевск[ой] обл.

Приехали часов в 10.00. Заняли кв[артиру]. Мне пришлась хорошая. Сколько рассказов стариков. Кажется, что за месяц нам тысячу раз уже рассказывали, но рассказывают опять и опять. Старушка плачет. Да и как не плакать! Рогозев сожжено 30%, Воронков – 75%, а Борисполь до тла, и уничтожено тысячи. Забиты все колодцы детьми, стариками, женщинами. А грабеж трудно передать. Убитый скот, сожженный хлеб. И два года при такой каторге!

Сегодня, кажется, выедем дальше.

Вспомнить после войны хозяина: Списовский Никита Петрович и Софья Савватьевна.

 

29.10.      Выехали в 7.00. Остановились в В[еликой] Александровке для заправки.

//[114]

30.10. [1943г.]      Княжичи.    Вчера продвинулись сюда, т.к. негде было остановиться. Тут тоже еле-еле разместились. Мне досталась неважная кв[артира]. Сами голодные. А мне главное, чего хочется – это молоко. Остального у меня хватает всего.

Приходится сидеть и ждать заправки.

 

1.11.43г. [5]  Староселье, у переправы [6]

Вчера некогда было. Часов в 8.00 выехали из Княжичи. Быстро и хорошо добрались до леса за В[ысшая] Дубечня. Опять ожидание бензина. Нет. Отправили 1 и 2 бат. на своем. Я остался с 3-й. Выехали к переправе сегодня с рассветом. Маршрут: Староселье, Лютеж (лес зап[аднее] Лютеж 2 км). А там в 4 км фронт. К переправе у Староселье опоздали – неисправность, поехали в 7 км южнее у Староселья. А тут закрыта. Сидим и ждем.

3.11. [1943г.] [7]       Лес в 1 км зап[аднее] Лютеж

Вчера просидели в ожидании горючего[8]. Сегодня предполагалось двигаться в прорыв. Артподготовка (без нас) прошла. А пока ничего. [9] Ранен Загребин. […]

//[115]  Позавчера и сегодня получил 6 писем. От Гитуси, Вовы, Миши.

 

 Публикуется впервые

 


[1] подчеркнуто в дневнике

[2] в 46 км на юго-восток от Киева

[3] правильнее – Кийлов

[4] около переправы

[5] Битва за Днепр: К 1 ноября севернее Киева на лютежском плацдарме были сосредоточены 38-я армия К. С. Москаленко, 3-я гвардейская танковая армия П. С. Рыбалко, 5-й гвардейский танковый корпус А. Г. Кравченко, 7-й артиллерийский корпус прорыва и большое количество артиллерийских частей и других родов войск.

1 ноября южнее Киева с Букринского плацдарма перешли в наступление 27-я и 40-я армии 1-го Украинского фронта. Немецкое командование срочно перебросило на это направление танковую дивизию СС «Райх», находившуюся в резерве, и части двух пехотных дивизий 8-й армии, действовавших ранее против 2-го Украинского фронта.

[6] Из статьи «Битва за Киев» («Комсомольская правда в Украине»):  « […] в нашей Ставке как раз и рассчитывали на то, что противник не успеет перебросить свои силы к Лютежу. Этот участок был выбран неслучайно – там раньше было самое узкое место Днепра, шириной всего лишь 200 метров. Правда, сегодня увидеть участок, где осуществлялась переправа, невозможно: эти территории затопили при строительстве дамбы. Теперь там плещутся волны Киевского водохранилища, а расстояние от левого до правого берега составляет 30 км.

В 1943-м заветные 200 метров удалось преодолеть с большим трудом. Как вспоминают участники событий, из 20 тысяч человек, которые пытались переплыть реку, добирались всего 5 тысяч…

27 октября Днепр начали форсировать подразделения 240-й стрелковой дивизии, но удача улыбнулась только взводу сержанта Нефедова. Он закрепился на правом берегу и, несмотря на малочисленность своего отряда, прикрывал переправу своих товарищей. Когда на берегу Днепра в районе Лютежа сконцентрировалась большая часть советской пехоты, начали переправлять танки. Поскольку времени на сооружение плотов не было, пришлось полностью задраить в машинах все щели и переходить по дну реки. Задумка удалась: уже 3 ноября по правому берегу на Киев шли наши танки, а немцы с незначительными боями стали отходить – сначала к столице, а потом дальше, по направлению к Житомиру. »

[7] Началась Киевская наступательная операция войск 1-го Украинского фронта, продолжавшаяся до 13 ноября 1943 года.

Утром 3 ноября с лютежского плацдарма перешла в наступление на Киев 38-я армия 1-го Украинского фронта. Советские части прорвали первую позицию обороны врага и медленно продолжали продвигаться вперед. Боевые действия велись преимущественно в лесах, которые вблизи Киева тянутся на многие километры. Противник оказывал сильное сопротивление.

Ставка Верховного Главнокомандования, придавая большое значение начавшемуся наступлению с Лютежского плацдарма, вечером 3 ноября приказала командующему 1-м Украинским фронтом «операцию, начатую на правом крыле фронта, не затягивать, так как каждый лишний день дает только преимущество противнику, позволяя ему сосредоточивать сюда свои силы, пользуясь хорошими дорогами, тогда как у нас разрушенные противником дороги затрудняют и ограничивают манёвр». Ставка потребовала не позже 5—6 ноября овладеть Киевом. В директиве указывалось, что киевский плацдарм является важнейшим и наивыгоднейшим плацдармом на правом берегу реки Днепр, имеющим исключительно важное значение для изгнания немцев с Правобережной Украины.

[8] слово подправлено

[9] Киевская наступательная операция: С утра 4 ноября бои приняли исключительно напряженный характер. В сражение был введен второй эшелон и резервы армии. Однако решительного успеха наступавшие войска добиться не смогли. В этот день погода ухудшилась, пошёл моросящий дождь. Плохая видимость затрудняла ведение огня артиллерией и совершенно исключала применение авиации. Почти непроезжими стали дороги. Чтобы быстрее завершить прорыв вражеской обороны, командующий 1-м Украинским фронтом вынужден был 4 ноября ввести в сражение 3-ю гвардейскую танковую армию. В середине дня её танковые корпуса обогнали пехоту и продвинулись в глубину на 8 километров. Ломая сопротивление немецко-фашистских войск, они продолжали свое движение и с наступлением темноты. Танки шли в атаку с зажженными фарами, воющими сиренами, ведя сильный огонь из пушек и пулеметов. Ночная танковая атака оказала ошеломляющее действие на противника.

 


(0.2 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 18.07.2015
  • Автор: Хорошунов А.Д.
  • Размер: 11.49 Kb
  • © Хорошунов А.Д.
© Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов). Копирование материала – только с разрешения редакции