Гусарова Т. В. Средокрестье. Обряд четвертой недели Великого поста.

27 октября, 2019

Гусарова Т. В. Средокрестье. Обряд четвертой недели Великого поста. (10.03 Kb)

Зимние обрядовые праздники завершались Масленицей, которая, по мнению И. М. Снегирева, являлась « главным из праздников весенних языческого происхождения, знаменовала собой союз природы с жизнью человеческой – заклинание весны, соединенное с изгнанием мертвящей зимы, или смерти…»
Таким образом, Масленица становится как бы началом определенного цикла обрядовых действий, связанных с приходом весны, возрождением жизни, природы.
Изгнание зимы, сожжение Масленицы еще не означало появления весны: ее надлежало зазвать, закликать на очищенное пространство, оповестить о том, с каким нетерпением ее ожидают.
    Жаворонушки, да прилетите к нам,
    Жаворонушки, да принесите нам
    Весну красну да тепло летицо.
    Жаворонушки!
    Нам зима-то надоела,
    Весь и хлебушек поела.
    Жаворонушки!
    Всю куделю перепряли,
    На мотушки пермотали.
    Жаворонушки!
    На базарик пертаскали,
    Детям хлеба покупали.
    Жаворонушки!
Так пели в с. Б Болдино, закликая весну.
Основные обряды закликания весны в Нижегородской области приходились, в соответствии с природными условиями региона, на конец февраля – начало апреля, от Сретенья (15. 02) до Благовещенья (7. 04), хронологически вписываясь в семинедельный Великий пост, который, в свою очередь, становился как бы периодом длительного ожидания прихода весны, преддверием начала полевых работ. Середина поста – среда на четвертой его неделе (в текущем году она приходится на 29. 04) – в народе получила название « перелом»: Великий пост ломался пополам, шел на убыль, а вместе с ним уходило время ожидания, сменяясь временем предвкушения:
    Тетушка! Крестик!
    Говеньице треснет!
    Кадка с молоком опрокинется,
    Христов день пододвинется,
    Красные сапожки с неба упадут,
    Добрые старушки нам по крестику дадут!
Так пели дети, обходя в этот день соседские дворы. «Добрые старушки» давали детям гостинец – выпеченный из постного теста крестик.
Обычай отмечать перелом, или Средокрестье, зафиксирован на всей территории Нижегородской области, сопряжен с определенным кругом обрядов, обычаев и поверий, на первом месте из которых – уже отмеченный обход дворов детьми. Дети же оповещали всех о приходе Средокрестья: обычно кто-нибудь из взрослых незаметно с громким треском ломал под столом сухую ветку или щепку (по другим версиям – громко ударял палкой в пол избы или в стену снаружи дома), вызывая радостный детский крик: «Пост переломился!»
Особое внимание к детям в этот день было, возможно, вызвано определенной аналогией: детство – начало жизни, весна – пробуждение природы, начало ее расцвета, они родственны между собой, могут взаимно помогать и поддерживать друг друга в начале пути к зрелости. Такое толкование в известной степени подкрепляет анализ смыслового содержания обряда посевания в составе зимних Святок (13. 01), когда именно дети осуществляют обход изб, имитируя посев зерна с приговорками: «Уродись, пшеница, горох, чечевица, всякое жито…», что должно было инициировать успешный сев и богатый урожай.
Важнейшей частью средокрестных обрядов было особое обрядовое печенье – крестики. Выпекалось оно из обычного постного теста, чаще пресного, иногда кислого, нередко из ржаной муки. Форму креста ему придавали разными способами: накладывали полоски теста крест-накрест друг на друга; раскатывали лепешку диаметром 10 – 12 см, делая 4 надреза от краев к центру и загибая уголки или накладывая на большую лепешку с надрезами меньшую, уже без надрезов и др. В любом случае крестик был с начинкой: под слой теста закладывали обычно какой-нибудь мелкий предмет: пуговку, монетку, лоскуток, уголек, щепочку, щепотку зерна… Каждый такой крестик играл магическую роль: по доставшемуся ему предмету в выбранном крестике человек мог прогнозировать свою судьбу (соответственно вышеперечисленному: нищета, богатство, быть портным или выйти за него замуж, пожар, смерть, изобилие; были и другие предметы и толкования ).
Крестиков – «оракулов» выпекали ровно столько, сколько было членов семьи; в остальные закладывали несколько изюминок, распаренные сушеные яблоки, сушеные ягоды и пр., иногда слегка присыпали сверху сахарным песком или оставляли без всякой начинки. Именно эти крестики – без магического значения – получали дети, обходя дома соседей.
Перелом поста ощущался одновременно и как окончательный переход от зимы к весне: печенье-крестики воспринимались как спутники весны – жаворонки, которых ранее просили прилететь, принести весну – и вот они уже летят:
      Крестики, жавороночки,
      Летите к нам из заслоночки!
Или:   Кресты – пироги
     Сели на дороге.
     Трещат, пищат,
     Каравай тащат.
Любопытно, что в некоторых местностях средокрестные припевки приобретают характер святочных или вьюнишных обходов дворов: просьбы «подать креста» могут сопровождаться угрозами, связанными с нарушением женского плодородия, что обычно в ранневесеннем обрядовом цикле отсутствует:
     Тетка-лебедка,
     Подай креста.
     Не подашь креста –
     Заболит….
Вероятно, здесь можно говорить о пересечении или определенном взаимовлиянии обрядов в условиях утраты их магической значимости при достаточной сохранности и активности бытования.
                     Приложения
с. ПОНЕТАЕВКА Шатковского р-на, 1980 г.
На четвертой неделе после Масленицы пекли кресты. В один крест запекали уголек, в другой соломинку, в третий – нательный крестик, в четвертый – деньги.
    Инф. Уханова М. В., 1909 г., Баранова А. С., 1909 г.
    Зап. Вереиной О. П.
 с. ВИЛЕЖ Сокольского р-на, 1998 г.
Дети бегали на Средокрестье с сумками за крестиками.
   «Ты старуха – поленуха,
    Подавай наши кресты ».
Кресты делали просто, палочка на палочку. Тесто было пресное.
    Инф. Логинова П. А., 1914 г.
В Крестовую неделю дети ходили кресты собирали, а учитель сердился.
    Инф. Герасимова А. С., 1922 г.
     Зап. Грановской Н. П.
 
д. ГАРИ Сокольского р-на
Вот на «Кресты» пели:
     Тетушка Ненила
     Говеньице ломила.
     Говеньице-то ломится,
     Крестика-то хочется.
     Не режь, не ломай,
     Подай целай коровай.
      Инф. Новикова А. А., 1925 г.
       Зап. Грановской Н. П.
п. СОКОЛЬСКОЕ
Ходили по домам дети. Споют, им подают крестик:
     Тетушка, крестик,
     Говеньице-то треснет,
     Середа переломится,
     Крынка масла опрокинется,
     Ко Христову дню пододвинется.
     Ты не режь, не ломай,
     А по целому давай.
      Инф. Степанова К. П., 1931 г.
       Зап. Грановской Н. П. 20. 08. 98.
 д. БАХАРЕВО Воскресенского р-на, 1976 г.
   Тетушка, крестик!
   Говинье-то треснет.
   Середа переломится,
   Солнышко закатится,
   Под гору укатится.
    Инф. Беленова Т. Я., 1900 г.
    Зап. Смирновой Н. Н. 6. 06. 1976 г.
с. ЧЕРНОВСКОЕ Большеболдинского р-на.
Кресты пироги.
Кресты пироги
сели на дороге.
Трещат, пищат,
каравай тащат.
Исполняет Тихомирова Анна Ивановна 1917 г. р.
Запись 1995 г. Грановской Н.П.
Расшифровка 2006 г. Тихомировой Е.В.
Гусарова Татьяна Васильевна.
© Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов). Копирование материала – только с разрешения редакции