Н. ЗАВАДСКАЯ. Священная война

28 февраля, 2021

Н. Завадская

Любимые песни военных лет (фрагмент)

[7]

Священная война

Музыка А. Александрова

Стихи В. Лебедева-Кумача

[8]

фото

[9]

По тихому московскому переулку шел мальчик лет семи. Чеканя шаг, он гордо нес перед собой красный флаг на длинном самодельном древке. И пел:

Вставай, страна огромная,

Вставай на смертный бой…

Песня в его устах в этот мирный день звучала не боевым призывом, она звучала торжественно и празднично, как гимн. Маленький гражданин не играл в войну. Просто знаменитая песня, с которой, быть может его дед шел в бой, стала в представлении внука символом величия и мощи его Родины…

Это было совсем недавно, ласковым солнечным днём. И прохожие улыбались, глядя вслед малышу. А мне невольно вспоминалась другая Москва, Москва сорок первого. Год рождения песни.

Шел третий день войны. Москва – настороженная, собранная, готовая к обороне. Призывные пункты в бывших школах. Полки, уходящие через весь город на фронт. Дети, повзрослевшие до времени. Тревога затаилась в серебристых аэростатах воздушного заграждения, в торчащих из бульварной зелени стволах зениток, в перекрещенных полосками белой бумаги окнах домов. Тревога, боль затаилась в глазах людей – третий день каждую минуту смерть уносит молодые, полные сил жизни сыновей, отцов, мужей…

Утром 24 июня 1941 года на первой полосе газет «Известия» и «Красная звезда» были опубликованы стихи Василия Ивановича Лебедева – Кумача «Священная война»:

Вставай, страна огромная,

Вставай на смертный бой

С фашистской силой темною,

С проклятою ордой…

Газету со стихами один из командиров Красной Армии показал руководителю прославленного Краснознаменного ансамбля песни и пляски Александру Васильевичу Александрову. Стихи потрясли композитора – в них было то, чем жил он сам все эти первые военные дни, его мысли и чувства…

По дороге с репетиции домой Александров вновь и вновь перечитывал стихи. Постепенно, как бы сам собою возник музыкальный образ, услышалась мелодия.

…Есть великое таинство в рождении настоящей песни. Как произошло, что буквально в первые дни войны поэт сумел уловить, почувствовать дыхание битвы, испепеляющую мощь народного гнева и так точно образно выразить это в поэтических строках? Как случилось что композитор не просто воплотил в музыке художественную идею поэта, а смог эпически широкой мелодией придать стихам какую-то особенную – мужественную и мудрую силу? Наверное даже сами создатели песни не смогли бы об этом рассказать…

[10]

– Когда произведение рождается, трудно угадать его судьбу, – рассказывает народный артист СССР, Герой Социалистического Труда Борис Александрович Александров. – Помню, как утром 25 июня отец написал на грифельной доске «Священную войну». тогда было не до того, чтобы расписывать партитуру по голосам. Мы записали мелодию и слова в свои тетради и стали репетировать… Никто, конечно сразу не мог представить масштаба, значения этой новой песни, хотя прозвучала она мощно, захватив своей внутренней силой.

Лишь во время первого исполнения на Белорусском вокзале, когда мы пели «Священную войну» для уходящих на фронт бойцов, только когда вместе с ними и мы, артисты, испытали настоящее потрясение, которое бывает, когда соприкоснешься с художественным произведением огромной жизненной правды.

Помню, солдаты, сидевшие на деревянных сундучках с нехитрым военным скарбом, курившие, вдруг встали после первого же куплета «Священной войны», загасили самокрутки и в наступившей напряженной тишине стоя слушали песню…

Потом песню требовали повторить еще и еще, пытаясь подпевать, запомнить слова – увезти с собой вместе с прощальной улыбкой матери, жены. Усиленная репродукторами «Священная война» неслась над перронами вслед уходящим эшелонам, она разносилась над площадью, заставляя людей остановиться и выслушать ее до конца.

Знаменательная судьба у этой песни. Её пели на концертной эстраде и в окопах, в глубоком тылу и в фашистской неволе. Вспоминая о фронтовом концерте Краснознаменного ансамбля, генерал-майор запаса  А. Кроник, командовавший в июне 1944 года стрелковой дивизией, которая готовилась к прорыву обороны противника на Карельском перешейке, писал: «Когда зазвучала написанная Александровым, ставшая подлинно народной песней, «Священная война», трепет душевного волнения охватил всех солдат и офицеров, безусых добровольцев и усатых, израненных в боях бывалых солдат. Каждый крепче сжимал своё оружие. Лица посуровели, я смотрел на солдат и офицеров – моих боевых друзей-воинов и чувствовал сердцем их готовность к суровым боям»…[1]

Неслучайно Александр Васильевич Александров так напутствовал первую группу ансамбля, отправлявшуюся на фронт: «Мы – бойцы Красной Армии. Нам с вами дано прекрасное боевое оружие – песни. И пусть каждое наше выступление будет грозным ударом по врагу».

Любовь к Родине, патриотизм – замечательные качества советского человека – передают друг другу поколения, как драгоценную эстафету. Пока живы они в народе нашем, будет жить и песня «Священная война». Значит, жить ей вечно!

[11]

[12]

Вставай, страна огромная,

Вставай на смертный бой

С фашистской силой темною,

С проклятою ордой!

Припев:      Пусть ярость благородная

Вскипает как волна!

Идет война народная,

Священная война.

Как два различных полюса,

Во всем враждебны мы:

За свет и мир мы боремся,

Они- за царство тьмы.

Припев.

[13]

Дадим отпор душителям

Всех пламенных идей,

Насильникам, грабителям,

Мучителям людей!

Припев.

Не смеют крылья черные

Над Родиной летать,

Поля ее просторные

Не смеет враг топтать!

Припев.

Гнилой фашистской нечисти

Загоним пулю в лоб,

Отребью человечества

Сколотим крепкий гроб!

Припев.

Пойдем ломить всей силою,

Всем сердцем, всей душой

За землю нашу милую,

За наш Союз большой.

Припев.

Встает страна огромная,

Встает на смертный бой

С фашистской силой темною,

С проклятою ордой!

Припев:      Пусть ярость благородная

Вскипает как волна!

Идет война народная,

Священная война.


[1] Концерт перед боем. – Ленинградское знамя, 1963,12 апр.

Опубл.: Завадская Н. Любимые песни военных лет. Рассказы. Песни. Фотодокументы. М.: Советский композитор, 1987. С. 7-12.

© Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов). Копирование материала – только с разрешения редакции