Круглый стол с острыми углами-2015: «Российские музеи и археология: аспекты взаимодействия». Проблемная статья К.А. Руденко

26 июня, 2019

Круглый стол с острыми углами-2015: «Российские музеи и археология: аспекты взаимодействия». Проблемная статья К.А. Руденко (9.11 Kb)

Руденко К.А. (Казань)

Российские музеи и археология: аспекты взаимодействия

Необходимой и важной составляющей частью археологических исследований является сохранение полученных находок. Согласно российскому законодательству, полученные в ходе археологических изысканий находки в течение трех лет должны сдаваться в музеи (государственный музейный фонд), где им должны быть обеспечены необходимые условия хранения. Реализация этого требования сталкивается с рядом непростых проблем, которые требуют своего неотлагательного решения, причем значительная часть их не зависит от самих археологов. Сложившаяся в начале второго десятилетия XXI в. ситуация в российском обществе, науке, и в различных областях культуры, включая музейную сферу, актуализировала часть этих проблем. В числе первоочередных, можно считать комплектование музейных фондов археологическими материалами, а также возможности музеев (в зависимости от их типа и статуса) в приемке археологических материалов и научной их обработки.

Музеи страдают из-за отсутствия свободных площадей в фондах и соответствующих условий для хранения находок. Проблема музейных фондохранилищ – одна из самых острых. Это касается практически всех музеев, как в больших городах, так и в районных центрах. Это, кстати нередко заставляет музеи отказывать археологам при обращении принять на хранение археологические коллекции.

Есть и еще одна сложность: это объем, и оценка значимости передаваемого в музей археологического материала. Оценка значимости – это определение категории фондового материала на хранении: основной, вспомогательный фонд или временное хранение. Первоначально любая коллекция поступает на временное хранение для рассмотрения на фондово-закупочной комиссии, но затем необходимо определить, какая вещь в какой фонд попадет. Чаще всего керамика (за исключением целых и реконструируемых форм) из раскопок относится к вспомогательному фонду, а индивидуальные находки в большинстве своем – в основной фонд. Однако и здесь есть множество нюансов – так для средневековых домонгольских памятников поливная керамика – индивидуальная находка, то для золотоордынских – массовый материал. Такая ситуация складывается с артефактами из разных типов археологических памятников – городище, селище, могильник, не говоря уже о особенностях памятников разных эпох, например, мезолита или неолита. Кроме того, имеются разночтения в документации. Так Инструкция по производству раскопок ИА РАН требует сохранения закрытых комплексов, т.е. по сути хранения их в основном фонде, но если в них преобладают изделия плохой сохранности, сильно фрагментированный и невыразительный с экспозиционной точки зрения материал, то хранитель фонда может возражать против этого, ссылаясь на свои инструкции по фондам.

Принимая на себя ответственность за хранение археологического материала, очевидно, что хранитель должен его описать и атрибутировать для создания коллекционной описи. За основу как правило берется полевая опись, но и в этом случае необходимо весьма тщательно проверять данные. Поскольку в настоящее время коллекционные описи создаются через КАМИС, то возникает трудность в этом процессе.

Желательно, что бы в этой должности работал профессиональный археолог с соответствующими знаниями, что в настоящее время практически не осуществимо. Этому также мало способствует отсутствие статуса научного учреждения у большинства музеев, что делает работу там для профессиональных ученых не очень привлекательной. Если эти вопросы не будут своевременно решены, то мы можем лишиться (и уже навсегда) ценнейшего научного материала на стадии, когда он уже поступил на хранение.

Другая особенность музейного хранения в том, что права на поступившую коллекцию полностью переходят к музею. Он может использовать артефакты для создания экспозиционных и выставочных проектов, каталогов, буклетов и т.п. Отношения с археологом в данном случае регулируются договорами, составляющимися при передаче коллекции находок, или оговариваются в акте приема-передачи составляемым при этом.

Этим не исчерпываются проблемы, связанные с археологией в музеях. Необходимость обновления и создания музейных экспозиций и выставок вызывает потребность в археологических предметах, но не в виде массового материала, который интересен в научном плане, но для экспозиционного показа малопригоден, а в единичных и выразительных артефактах. Путь решения проблемы достаточно традиционен – это приобретение музеями отдельных древних предметов или коллекций от частных лиц.

Особенностью нескольких последних лет стало и появление на рынке древностей поддельных древностей, выдаваемых за подлинные изделия, что особенно опасно для музейных коллекций.

Кодекс музейной этики ИКОМ (2007) носящий рекомендательный характер гласит в пункте 2.4, что музеи не должны приобретать произведения, если они получены из незаконных полевых исследований и поддерживать незаконный оборот артефактов (п.8.5), однако с другой стороны в пункте 2.11 отмечено, что «музей имеет право хранить неустановленного происхождения, незаконно собранные или обретенные предметы (образцы) с территории, за которую он несет юридическую ответственность». Тем самым в определении этической стороны приобретения сомнительных артефактов музейщики могут руководствоваться в первую очередь законом, а в профессиональном плане только общими нормами и собственной интуицией.

Таким образом, проблема взаимоотношений музеев и профессиональных археологов, работающих по открытым листам в отношении приема-сдачи археологических материалов из раскопок, а также полевой документации, заключается в следующем:

-отсутствие четко определённых правил такого рода действий в музейных инструкциях и положениях;

-разногласие в требованиях к принимаемым на хранение материалам при постановке на учет по имеющимся инструкциям с одной стороны по музейно-фондовому хранению, а с другой по проведению полевых археологических исследований;

-нехватка места в фондохранилищах, что нередко служит причиной отказа в приемке археологического материала, а также предложение к сдаче в фонды только части коллекции пригодной для экспонирования и исключение массового материала (в последнем случае нередко это связано с плохой сохранностью археологического материала и невозможностью из-за отсутствия финансов его реставрировать);

-кадровый вопрос: наличие специалиста-археолога в музее, который мог бы работать с данной коллекцией (составить коллекционную опись, профессионально описывать и исследовать материал), а также ограниченный штат сотрудников в муниципальных музеях, не редко совмещающих несколько должностей, в том числе и хранителя фондов,

– субъективный фактор: не комплектность представляемого материала (отсутствие отчета и полевой описи) или его неподготовленность к сдаче (представление находок не прошедших камеральную обработку).

-особая проблема со сдачей и хранением остеологического (археозоологического и палеоантропологического) материала.

Решение вышеперечисленных задач во многом зависит в общих вопросах от приведения в соответствие требований нового закона к музейной нормативной базе, в частных – от возможностей конкретного музея.

Необходимо также учитывать потребности экспозиционно-выставочной работы краеведческих музеев, которые заинтересованы в пополнении фондов археологическими артефактами из научно документированных и законных раскопок.

В поисках решения о хранении археологических коллекций нужно соблюсти ряд обязательных требований. Это, во-первых, не разделять коллекции по принципу: массовый материал отдельно – индивидуальные находки – отдельно. Во-вторых, нежелательно делить коллекции с одного памятника по разным хранилищам (за исключением особых случаев).

Еще один крайне необходимый шаг – издание каталогов-определителей археологического материала, справочников, каталогов и т.п. изданий для сотрудников музеев не археологов.

Не менее важно издание общих и региональных учебных пособий, методической и популярной литературы по археологии (может быть и специально для музейных работников), поскольку для ориентации в археологических понятиях, терминологии, археологических культурах и т.п. требуются специальные публикации, написанные доступным языком; требуются терминологические словари по различным категориям предметов разных эпох и культур.

Публикуется впервые

 


(0.3 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 26.02.2015
  • Автор: Руденко К.А. ([email protected])
  • Размер: 9.11 Kb
  • © Руденко К.А.
© Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов). Копирование материала – только с разрешения редакции