ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

17 ноября 2018 г. размещены материалы: Глава 11 из книги Н. Баттерворта "Гайдн", повестка дня городской партийной конференции Горьковского горкома КПСС 1985 г.


   Главная страница  /  Текст истории  /  Историография  /  Историки  / 
   Росcийские

 Росcийские
Размер шрифта: распечатать





А.А. Кузнецов. Материалы к биографии Л.В. Черепнина в фонде Н.И. Приваловой (28.49 Kb)

 
 
Л.В. Черепнин в очерке, посвященном С.В. Бахрушину, очертил круг  участников его семинария: «Вместе со мною у Сергея Владимировича работали Н.В. Устюгов, С.В. Киселев (ныне профессор МГУ и заместитель директора Инстиута истории и материальной культуры, Л.М. Вадиковская (сейчас сотрудница Исторической библиотеки), Н.И. Привалова (работник музея в Горьком и др.»[1]. Перечень участников «надомного» семинария С.В. Бахрушина приводился в показаниях И.С. Макарова от 16 сентября 1930 г. на следствии по «Академическому делу»: «Приблизительно с начала 1926 г. вокруг Бахрушина организовалась группа молодых историков, которые часто собирались на его квартире для заслушивания очередных докладов на исторические темы. В группу входили следующие лица: 1) я – Макаров, 2) Черепнин Л.В., 3) Устюгов Н.В., 4) Привалова Н.И., 5) Сперанский А.Н., 6) Киселев С.В., 7) Никифоров А.С., причем двое последних группу посещали только до 1928 г., а остальные без пропуска – систематически»[2].
Среди известных фамилий историков в этих перечнях особняком стоит имя Надежды Ивановны Приваловой. Оно малоизвестно в исторических кругах России и даже в Нижнем Новгороде (г. Горьком), где исследовательница провела значительную часть своей жизни. Тем не менее, крупный специалист по средневековой истории России, Надежда Ивановна Привалова дала шанс постичь потомкам сложность и увлекательность научной, краеведческой жизни провинции 1930–1970-х гг. Будучи опытным источниковедом, архивистом-«поисковиком», Н.И. Привалова собрала обширный личный фонд документов и сдала его в Горьковский областной архив. Данный фонд хранит много исследовательских материалов, не потерявших своей ценности для науки по сей день[3]. И, несмотря на это, приходится констатировать, что ряд моментов биографии и научного пути Приваловой восстанавливается на уровне гипотез [4].
Судьба Надежды Ивановны Приваловой интересна тем, что она пересекалась с судьбой Льва Владимировича Черепнина. Будучи однокурсниками, они вместе в 1920-е гг. посещали семинарии Факультета общественных наук, оба попали в жернова «Академического дела». Они были обречены стать его жертвами, если учесть обстоятельства «раскручивания» дела в Москве: «Что же касается производства по «Академическому делу» в Москве, то поскольку здесь перед следователями не ставилась задача получения «признательных» показаний, многие их решения, возможно, в известной мере были обусловлены быстротой выявления степени близости арестованных ученых к С.В. Бахрушину… Разумеется данные объяснения не исчерпывают вариантов ответа на поставленный вопрос. Наверняка существовали и другие причины, лежавшие в основе того или иного решения органов ОГПУ в каждом отдельном случае… Разыскания в обоих этих направлениях необходимо продолжить»[5].
   «Академическое дело» не прервало отношений Л.В. Черепнина и Н.И. Приваловой – лишь сделало их подчеркнуто-сдержанными и эпизодическими. По возможности они «отслеживали» жизненные пути друг друга. Ценным источником являются три письма  Л.В. Черепнина к Н.И. Приваловой[6].
За строками этих посланий можно увидеть и другие точки соприкосновения двух исследовательских биографий. На подаренных Н.И. Приваловой С.Б. Веселовским двух томах книги «Сошное письмо» ее рукой сделана надпись: «В 1923 г. книга подарена Н.И. Приваловой. Подарок передал Л.В. Черепнин»[7]. Вместе с Л.В. Черепниным Н.И. Привалова посещала семинарий Д.М. Петрушевского. В семинарии Н.И. Привалова подготовила доклад о составе населения королевской виллы по установлениям Карла Великого по управлению королевским поместьем «Capitulare de villis». Подобно дипломной работе по «Русской Правде», Н.И. Привалова после возвращения из ссылки в 1934 г. готовила материалы этого доклада для публикации[8]. В ходе подготовки ею были учтены результаты источниковедческого исследования Л.В. Черепнина «Capitulare de villis», опубликованного в 1934 г. в «Известиях АН СССР»[9]. Этот замысел не был реализован, возможно, по причине трудностей, возникавших на пути в науку молодых историков, пострадавших в результате «Академического дела». Работа над «Русской Правдой» в студенческие и аспирантские годы также является общим моментом в биографии обоих историков. Это обстоятельство отразилось в дарственной надписи Л.В. Черепнина на обложке совместной с А.И. Яковлевым публикации «Русской Правде»: «Неутомимой исследовательнице Русской Правды Надежде Ивановне Приваловой от Л. Черепнина. 26.1.28»[10].
Несомненно, дружеское участие Л.В. Черепнина в подготовке к публикации статьи Н.И. Приваловой о торгах города Касимова в середине XVII в. в «Исторических записках» 1947 г. Он ведь был ответственным секретарем этого выпуска[11]. Каких-либо источников о процессе подготовке статьи Н.И. Приваловой к печати в ее личном фонде найти не удалось. Интересно и то, что текст публикации представляет собой вариант выступления по экономике Касимова в XVII в., звучавшего на заседании Исторического Разряда Государственного Исторического Музея»[12], где мог быть и Л.В. Черепнин.
Другим узлом, сомкнувшим судьбы двух историков во второй половине 1940-х гг., стала их преподавательская деятельность в ВУЗах. Н.И. Привалова работала совместителем на открытом в 1946 г. Историко-Филологическом факультете Горьковского государственного Университета. На протяжении почти 10 лет Н.И. Привалова читала лекции, вела спецкурсы и семинарские занятия по источниковедению истории СССР с древнейших времен до 1917 г., древнерусскому языку и палеографии, исторической географии[13]. При разработке учебных программ Н.И. Привалова обратилась к учебно-методическому опыту кафедры вспомогательных исторических дисциплин Историко-Архивного Института. Эта кафедра была тогда «законодательницей моды» в преподавании отечественного источниковедения[14]. Учебно-методические разработки кафедры были выдержаны в лучших научных традициях, и на них менее всего ощущалось влияние политико-идеологической атмосферы. При утверждении своих программ на кафедре истории СССР ГГУ Н.И. Привалова неизменно указывала на авторитет Л.В. Черепнина, чьи курсы она использовала как методическую базу[15]. В фонде Н.И. Приваловой хранятся программы различных вспомогательных исторических дисциплин, источниковедения, стеклографированный курс Л.В. Черепнина и др. Учебно-методические материалы кафедры вспомогательных исторических дисциплин попали в руки Н.И. Приваловой благодаря тогдашнему заведующему кафедры А.И. Андрееву, также проходившему по «Академическому делу» в Ленинграде.
В тяжелый для этой кафедры 1949 г., когда на ее сотрудников (и на Л.В. Черепнина) обрушились обвинения в уклонении от марксистско-ленинской методологии в преподавании, когда началась ревизия учебных программ (все это грозило возможными политическими обвинениями)[16], Н.И. Привалова ничего не растеряла из дара московских коллег. Более того, она по-своему поспешила на помощь Л.В. Черепнину. В выступлении на конференции в ГГУ она отметила правильность позиции Л.В. Черепнина по отношению к методологии А.С. Лаппо-Данилевского[17], выраженной в покаянной статье в журнале «Вопросы истории (в ней появились вставки и замечания, которые не делал Л.В. Черепнин)[18].
Откуда же Н.И. Привалова получала информацию о ситуации в столичных научных кругах? Это были поездки на конференции типа совещания в Москве в Институте истории АН СССР, посвященного вопросам археографии и источниковедения. 2–3 ноября 1954 г. Н.И. Привалова там присутствовала. В ее архиве хранится протокольная запись этого совещания. В ней особо отмечено с сожалением, что Л.В. Черепнин отсутствовал, так как находился в Варшаве[19]. Это были выезды в столичные архивы для сбора документов для сборника «Нижний Новгород в XVII веке», для проведения студенческих преддипломных практик. Круг общения Н.И. Приваловой в Москве был обширен: друзья гимназической и университетской юности, родственники. Она часто навещала их. Многое Н.И. Привалова могла узнавать из переписки с друзьями и коллегами. Особенно в этом отношении показательны письма Ольги Алексеевны Яковлевой, хранящиеся в фонде Н.И. Приваловой[20].
Между этими женщинами были дружеские отношения, они постоянно обменивались письмами. Наиболее интенсивная переписка велась в 1950-е гг. О.А. Яковлева сообщала новости московской академической жизни. Поэтому содержится ряд новостей о Л.В. Черепнине. В письме Яковлевой от 17 января  1952 г. сообщается: «В Институте Истории Грекова заместитель Новосельский (он член партии), а во главе  сектора до XIX в. – Л.В. Черепнин»[21]. Следующую весточку о Л.В. Черепнине Привалова получила в письме от 16 февраля 1956 г.: «Черепнина никогда не вижу»[22]. 24 февраля 1956 г. О.Я. Яковлева написала: «Л.В. Черепнин продвигается, теперь он уже член партии. Это хорошо»[23]. 20 октября 1957 г. О.А. Яковлева написала: «Ходила в Ин[ститу]т Истории – носила свою работу в сектор публикации. Видала многих знакомых, но со всеми только кланялась издали (Черепнин, Будовниц и др.)»[24].
Содержание писем Яковлевой позволяет поставить вопрос об отношениях между людьми, попавшими в жернова «Академического дела». Вероятнее всего, Привалова познакомилась с Ольгой Алексеевной Яковлевой через ее отца. Алексей Иванович Яковлев был одним из учителей Н.И. Приваловой и Л.В. Черепнина[25]. А.И. Яковлев передавал в письмах дочери поклон Н.И. Приваловой, дарил свои опубликованные труды с дарственными надписями[26]. После смерти А.И. Яковлева его дочь передала фотопортрет Н.И Приваловой, сделав надпись: «Надежде Ивановне Приваловой на память от О. Яковлевой. 27 января 1954 г.»[27]. То есть, отношения Н.И. Приваловой и А.И. Яковлевым после «Академического дела» поддерживались. Сближало обоих ученых нижегородское прошлое[28]. 
Показательна фраза О.А. Яковлевой о том, что Черепнин продвигается. С другой стороны, уже после смерти отца О.А. Яковлева писала о том, что ее обидели Б.Д. Греков и С.В. Бахрушин[29]. В фонде Приваловой имеются дарственные экземпляры трудов С.В. Бахрушина до «Академического дела»[30]. Отсутствие каких-либо материалов (книг, писем) после него является, на наш взгляд, косвенным показателем, того, что отношения  Приваловой с руководителем семинария не возобновились. Формальными стали отношения Приваловой с Н.В. Устюговым, который, как и она, был активным слушателем семинария С.В. Бахрушина. Письмо Устюгова к Н.И. Приваловой является вежливым, сухим отказом разместить ее статью о делопроизводстве касимовских кабаков и кружечных дворов в сборник[31]. Правда, делать окончательные, безапелляционные выводы на этом зыбком основании нельзя. Если это даже так, то объяснение избирательного восстановления отношений между бывшими фигурантами «Академического дела» надо искать в продолжавшимся контроле со стороны силовых органов за ними. Поэтому, если предполагать наличие приятельских отношений Н.И. Приваловой и Л.В. Черепнина в 1920-е гг., то не будет удивлять сдержанный тон его писем в 1950–1960-е гг.  Сами отношения Л.В. Черепнина и Н.И. Приваловой после Великой Отечественной войны можно охарактеризовать как подчеркнуто официальные.    
Весточки о Л.В. Черепнине Н.И. Приваловой от других корреспондентов. Историк из Подольска Игорь Александрович Жарков в письме 1966 г. передавал привет от Л.В. Черепнина, его высокую оценку исследования о делопроизводстве касимовских кабаков и кружечных дворов и совет направить его для публикации в журнал «История СССР»[32]. О вышедших трудах Л.В. Черепнина писал Н.И. Приваловой С.В. Фрязинов, переехавший в Москву после работы на ИстФиле ГГУ[33]. Книгу Л.В. Черепнина и Н.С. Чаева «Русская палеография» Н.И. Приваловой передала О.А. Яковлева[34]. Такая опосредованность контактов могла быть порождена опасениями Л.В. Черепнина и Н.И. Приваловой относительно контроля соответствующих органов за лицами, проходившими по «Академическому делу». Ведь и с А.И. Яковлевым Н.И. Привалова общалась в основном через его дочь. Все это и могло быть причиной указанной сдержанности, которая проявилась в письмах Л.В. Черепнина. Большой временной интервал между письма объясняется эпизодичностью отношений двух историков.
Как печальный итог долгой дружбы двух историков в фонде Н.И. Приваловой представлен некролог Л.В. Черепнина из газеты «Известия» от 15 июня 1977 г.[35].
Письма Л.В. Черепнина к Н.И. Приваловой интересны характеристиками, данными некоторым историкам. Также они позволяют увидеть отношение Л.В. Черепнина к собственной загруженности в учебной и научной деятельности, заниженную самооценку результатов его деятельности. Письма посвящены событиям московской научной жизни и учебной деятельности Л.В. Черепнина. Также он дает оценку двух трудов Н.И. Приваловой, которые к нему попадали. Воспоминания о студенческих и аспирантских годах почти отсутствуют. Видимо, они не хотели упоминать «Академическое дело», разделившее их жизнь на две половины.
 
ПРИМЕЧАНИЯ
1. Черепнин Л.В. С.В. Бахрушин как учитель. К 65-летию со дня рождения, 1947 г. // Черепнин Л.В. Отечественные историки XVIII–XX вв. М., 1984. С. 288.
2. Ананьич Б.В., Панеях В.М. Следствие в Москве по «Академическому делу» 1929–1931 // Русский исторический журнал. 1999.  Т. II. № 3. С. 99.
3. Центральный архив Нижегородской области (далее – ЦАНО). Ф. 885. Оп. 1.
4. О биографии Н.И. Приваловой см.: Кузнецов А.А. Жизнь и научная деятельность Надежды Ивановны Приваловой // Отечественная история XIX–XX веков: историография, новые источники. Материалы региональной научно-практической конференции. Нижний Новгород, 2003. С. 110–117.
5. Панеях В.М. М.Н. Тихомиров в «Академическом деле». 1930 г. // Археографический ежегодник за 1993 год. М., 1995. С. 37–39; Ананьич Б.В., Панеях В.М. Следствие в Москве по «Академическому делу» 1929–1931 // Русский исторический журнал.  1999.  Т. II. № 3. С. 111–112.
6. ЦАНО. Ф.885. Оп. 1. Д. 289.
7. ЦАНО. Ф.885. Оп. 1. Д. 293 а–б.
8. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 22, 23, 24. Работы Н.И. Приваловой по другим проблемам медиевистики на семинарии Петрушевского в ее фонде хранятся в делах: ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 168, 172, 175.
9. Черепнин Л.В. К вопросу о составе и происхождении «Capitulare de villis» // Известия АН СССР. Отделение общественных наук. 1934. № 5. С. 359–386.
10. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 379.
11. Исторические записки Института истории АН СССР. М., 1947. № 21. На 333 с.
12. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 41. Л. 2.
13. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 181–232.
14. Простоволосова Л.Н., Станиславский А.Л. История кафедры вспомогательных исторических дисциплин. М., 1990. С. 16–25; Медушевская О.М. Источниковедческое научно-педагогическое направление: гуманитарное знание как строго научное // Научно-педагогическая школа источниковедения Историко-архивного института. М., 2001. С. 14–15.
15. ЦАНО. Ф.885. Оп. 1. Д. 182. Л. 1; Д. 203 – В это дело входит стеклографированный курс лекций Л.В. Черепнина, составленный Е.Н. Даниловой в 1946 г.
16.  Простоволосова Л.Н., Станиславский А.Л. История кафедры... С. 26–37; Медушевская О.М. Источниковедческое научно-педагогическое направление... С. 14–15.
 17. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 212. Л. 7–8.
 18. Подробнее о публичном выступлении Л.В. Черепнина и его статье см.:  Простоволосова Л.Н., Станиславский А.Л. История кафедры... С. 33; Медушевская О.М. Источниковедческое научно-педагогическое направление... С. 15, 20.
19. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 224. Л.1–2.
20. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 280.
21. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 280. Л. 9 об.
22. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 280. Л. 25 об.
23. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 280. Л. 29.
24. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1.Д. 280. Л. 43.
25. О том, что своим учителем Л.В. Черепнин считал А.И. Яковлева см.: Пушкарев Л.Н. Лев Владимирович Черепнин – человек и ученый // Отечественная история. 2001. № 1.С. 175.
26. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 280. Л. 1: «Алек[сей] Ив[анович]  Ольга Петр[овна] очень Вас поздравляют, благодарят за поклоны и кланяются» (Письмо О.А. Яковлевой – Н.И. Приваловой от 26.09. 1948).
Первая дарственная надпись, которая является свидетельством самого раннего контакта (по данным фонда Н.И. Приваловой) А.И. Яковлева и Н.И. Приваловой после «Академического дела», на книге А.И. Яковлева «Холопство и холопы в Московском государстве XVII в.»: «Дорогой Надежде Ивановне с приветом от автора. 1943. А.И. Яковлев» (ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 382).  
Дарственная надпись на обороте обложки сборника «Записки Научно-исследовательского  института при Совете Министров Мордовской АССР. История и археология. Вып. 6. Саранск, 1946»: «Дорогой Надежде Ивановне Приваловой от авторов статей «В.О. Ключевский» и «К истории псковских летописей» А.И. Яковлева и О.А. Яковлевой. 24.4. 1947. Москва» (ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 384).
 27. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 383.
28. Из переписки Н.И. Приваловой с О.А. Яковлевой в 1940-1950-х гг. явствует, что жена и дочь А.И. Яковлева знали С.И. Архангельского, передавали ему поклоны в 1953 г. (ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 280. Л. 18). Узнав о его смерти, Ольга Петровна и  Ольга Алексеевна Яковлевы «…очень, очень сожалели» (ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 280. Л. 45). Годы учебы в МГУ у А.И. Яковлева и С.И. Архангельского совпадали. Кроме прочих соображений по этому поводу, надо указать на то, что у Ольги Петровны Яковлевой (урожденной Приклонской) в Горьком жил брат Павел Петрович, умерший осенью 1955 г. в возрасте 66 лет (ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 280. Л. 24). Все это толкает на поиск нижегородских корней жены А.И. Яковлева в семье Приклонских. В одной из последних статей об А.И. Яковлеве, к сожалению, ничего не сказано об этом (Александров Г.А. Алексей Иванович Яковлев – историк, археограф, педагог // Вопросы истории. 2003. № 8. С. 152).
29. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 280. Л. 15, 15 об.
30. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д.: 286 – Бахрушин С.В. Исторические судьбы Якутии. Л., 1927. С дарственной надписью Н.И. Приваловой от автора.
287 – Бахрушин С.В. Агенты русских торговых людей XVII века//Ученые записки Института истории АН СССР. IV. – Отдельный оттиск с дарственной надписью Н.И. Приваловой от автора.
 31. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 275.
 32. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 248. Л. 6–7.
 33. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 277. Л. 3 об.: «Видели ли прямо связанную с предметами Ваших занятий недавно выпущенную  «Русскую палеографию» хорошо знакомого Вам Л.В. Черепнина (ц. 16 р.)?».
 34. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 379а. Надпись на книге: «Милой Надежде Ивановне Приваловой от Ольги Алексеевны Яковлевой 21.08. 1947».
35. ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 463.
 
 
ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 289. – Письма Черепнина Льва Владимировича, действительного члена АН СССР, д.и.н.
Л. 1.
Многоуважаемая
Надежда Ивановна!
Рад был получить от Вас письмо. На первом курсе МГУ история СССР доводится до конца XVIII в. В первом семестре курс читается 2 часа в неделю, во втором – 4 часа в неделю. В общей сложности получается 90 с чем[-то] часов.
Я работаю в Институте Истории Академии Наук, в университете. Много всяких планов, начатых и неокончен-
Л. 2
ных работ. Но старею и чувствую, что уже времени остается на их завершение все меньше и меньше.
Безобразно растолстел, отражается на сердце. Радуют ученики, которые пишут хорошие работы. Если будет время и желание, напишите не только по делу.
Сердечный Привет
Ваш Л. Черепнин
8.IX.55.
Л. 3.
Дорогая Надежда Ивановна!
Спасибо за письмо и книгу. Всегда рад получить от Вас весточку. В нашем возрасте особенно ценится все, связанное с юностью, с университетом, аспирантурой, первыми опытами научной работы. Книга, присланная Вами, интересна. Ваша статья написана со знанием и любовью к делу1.
Что касается Вашей другой статьи, то по заглавию судить несколько трудно о ее содержании. Думаю, однако, что по тематике она вряд ли подходит к трудам Института Истории Материальной культуры. По-моему, ее следует напечатать или в «Исторических записках» (если там
Л. 3. об.
превалирует анализ социально-экономических отношений) или в «Проблемах источниковедения» (если крен статьи – в анализ источников  делопроизводственного характера)2. Пошлите статью в редакцию «Исторических записок» на имя ответственного секретаря редактора Исаака Уриелевича Будовница3. Это очень дельный и милый человек. Я ему скажу, со своей стороны, о Вашей статье.
Вы пишете о моих «научных успехах». Не так уж они велики. Массу времени отнимают коллективные работы. Много лет потрачено на «Очерки истории СССР периода феодализма». Сейчас
Л. 4.
сдали в печать третий том «Всемирной истории», в котором и я участвую в качестве автора и редактора, и учебник истории СССР до 1861 г. А исследовательские монографические работы двигаются медленно. И это, конечно, плохо.
Вот ученики работают хорошо. Вероятно, Вы читали исследование о Великом Новгороде моей ученицы Л.В. Даниловой4. Очень способная молодая научная работница.
Когда приедете в Москву, дайте о себе знать. Я помню, как-то Вас обманул, обещал зайти в архив и не зашел, но это неумышленно, просто
Л. 4 об.
не смог этого сделать. Что-то помешало. Ведь уйму времени занимает административная работа, от которой никак не могу отказаться.
Меня Вы, наверное, не узнаете. Растолстел безобразно. Что-то не в порядке с сердцем, но от врачей бегаю.
О Вас рассказывал один Ваш горьковчанин, который проходит у нас докторантуру. Он, по-моему, заведует у Вас кафедрой в Педагогическом Институте и знает Вас5.
Ну, всего доброго.
Ваш Черепнин. 8/VII 56.
 
Л. 6.
Дорогая Надежда Ивановна!
Большое Вам спасибо за книгу, которую Вы мне прислали6. Она очень полезна и интересна. За последние годы я о Вас ничего не слышал и не знаю, как Вы живете, работаете ли сейчас.
Желаю Вам всего наилучшего. Еще раз спасибо.
Л. Черепнин. 24/Х-61
 
ПРИМЕЧАНИЯ
1. Привалова Н.И. Дом, в котором родился Николай Иванович Лобачевский//Историко-математические исследования. Вып. IX. М., 1956. С. 49–64.
Сборник открывается статьей академика А.А. Андронова: Андронов А.А. Где и когда родился Николай Иванович Лобачевский // Историко-математические исследования. Вып. IX. М., 1956. С. 9–48. Эта статья была опубликована после смерти А.А. Андронова. Подготовила ее к печати Н.И. Привалова, которая входила в рабочую группу А.А. Андронова по изучению нижегородского периода жизни будущего математика. В ходе работы была уточнена дата рождения Н.И. Лобачевского, установлен дом, где он родился и провел детские годы. Исследования А.А. Андронова и Н.И. Приваловой стали отправной точкой для продолжения исследования этого вопроса Д.А. Гудкова, установившего имя истинного отца математика и ряд обстоятельств из жизни Н.И. Лобачевского. См.: Гудков Д.А. Н.И. Лобачевский. Загадки биографии. Н. Новгород, 1992. Благодаря работам А.А. Андронова и Н.И. Приваловой, имевшим резонанс в ученой среде математиков столицы, ГГУ было присвоено имя Н.И. Лобачевского.
2. Речь идет о большой работе «Делопроизводство касимовских кабаков и кружечных дворов в XVII в.» (2-е название: «К истории экономики города Касимова в XVII в.»). В 1956 г. Н.И. Привалова написала эту работу для «Вестника ГГУ» (ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Дд. 44–47), были собраны три рецензии (ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 46. Л. 128–130) и даже набраны гранки. Но публикация по невыясненным причинам не состоялась. Поэтому Н.И. Привалова и обратилась за помощью к Л.В. Черепнину, памятуя его редакторскую работу в «Исторических записках», где была напечатана статья о торгах Касимова.
3. Н.И. Привалова пыталась определить в 1959 г.  эту статью и в «Исторические записки», и в сборник по источниковедению под редакцией Н.В. Устюгова (ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 279), и в журнал «История СССР» (ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 47). Везде последовал отказ либо из-за большого объема работы, либо из-за ее жанра, который мог определяться как бытовая история, как источниковедческое исследование, либо как изучение социально-экономической истории.
На сегодняшний день нижегородским архивистам и историкам очевидна необходимость публикации этой доныне не потерявшей своей научной значимости работы.
4. Данилова Л.В. Очерки по истории землевладения и хозяйства в Новгородской земле в XIV–XV вв. М., 1955.  Изд-во Академии Наук СССР. Тираж 2000. П.л. 27,8. Отв. редактор – Л.В. Черепнин.
5. Личность не установлена. В 1954–1956 гг. докторскую диссертацию на тему «Вопросы преобразования государственного строя России в 1801–1825 гг.» готовил Александр Иванович Парусов (об можно узнать из его писем к Н.И. Приваловой: ЦАНО. Ф. 885. Оп. 1. Д. 261. Л. 1–3, 5). Но он работал на кафедре истории СССР ГГУ, но не в пединституте. В период 1950–1952 гг. докторантуру Института истории АН СССР проходил заведующий кафедрой истории СССР Николай Михайлович Добротвор (Федоров В.Д. Жизненный путь профессора Н.М. Добротвора // Россия и Нижегородский край: актуальные проблемы истории. Нижний Новгород, 1998. С. 11). Н.И. Привалова была знакома и сотрудничала с обоими учеными. Возможно, у Л.В. Черепнина произошло совмещение сведений об этих ученых.С другой стороны, Л.В. Черепнин мог просто припомнить давний разговор с Н.М. Добротвором и передать его только в этом письме. К тому же защита докторской диссертации Н.М. Добротвора проходила в июне 1957 г. в Институте истории АН СССР. Поэтому он мог появляться в Институте до 1956 г., решая вопросы  будущей защиты, и общаться с Л.В. Черепниным.  
6. Нижний Новгород в XVII в. Горький, 1961.
 
Опубл.: Россия в XX веке, общество и власть: проблемы региональной истории, историографии и источниковедения. Материалы  межвузовской научно-практической конференции 12 декабря 2007 года. Нижний Новгород: ННГАСУ, 2008. С. 94–101.
 
 
 
 
размещено 5.02.2009

(0.7 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 01.01.2000
  • Автор: Кузнецов А.А.
  • Размер: 28.49 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Кузнецов А.А.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции


2004-2018 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100