ПРИЛОЖЕНИЯ

23 сентября, 2019

ПРИЛОЖЕНИЯ . (104.03 Kb)

ПРИЛОЖЕНИЯ
ИЗ НИЖЕГОРОДСКОГО ЛЕТОПИСАНИЯ.
1. Летописные известия XIV в.
Древнерусский текст летописных известий приводится по изданию «Рогожского летописца»: Полное собрание русских летописей. Том XV. Выпуск I. Пг., 1922. (Фототипическое переиздание: М., 1965).
            В лето 6849 (1341)… Того же лета седе в Новегороде в Нижнем на Городце на княжении на великом Костянтин Васильевичь Суждальскы.
            В лето 6851 (1343) князь великий Семен Ивановичь сперъся с князем Костянтином Василиевичем Суждальскым о княжении Новагорода Нижняго и поидоша во Орду и яшася бояре Новогородскыи и Городечьскыи за князя Семена Ивановича, да с ним и в Орду поидоша. И бысть им в Орде суд крепок, и достася княжение Новогородское князю Костянтину и выдаша ему бояр, и приведени быша в Новъгород в хомолъстех и имение их взя, а самех повеле казнити, по торгу водя.
            В лето 6855 (1347)… Того же лета князь Костянтин Василиевичь слил колокол болши святому Спасу.
            В лето 6858 (1350)… Того же лета князь Костянтин Василиевичь дал дчерь свою Онтониду за князя Андрея Федоровича в Ростов. Того же лета князь Костянтин Василиевичь порушал церковь камену старую и ветшаную святаго Спаса, а новую заложил.
            В лето 6860 (1352)… Тое же осени оженися князь Михаило Александровичь Тферьскый у князя у Костянтина в Новегороде в Нижнемь. Тогды же и князю Борису приведоша из Литвы дчерь Олгордову Огрофену и венчася в Новегороде у святаго Спаса месяца октября.
            В лето 6863 (1355)… Того же лета в Филипово говение преставися князь Костянтин Васильевичь Суждальскый месяца ноября 21, на Введение святыя Богородици, в черньцех и в скиме, и положен бысть в церкви святаго Спаса в Новегороде в Нижнемь. А княжил лет 15, а по нем седе на княжении сын его князь Андрей.
            В лето 6864 (1358)… Тое же зимы прииде из Орды князь Андрей Костянтиновичь и седе на княжение в Новегороде в Нижьнемь.
            В лето 6867 (1359)… Того же лета…приидоша вси князи Русьскыи и бысть им в Орде роздел княжением их … По Кулпе царствова Наврус, к нему же первое прииде князя великого сын Ивана Ивановича Дмитрей и вси князи Русьстии и виде царь князя Дмитрея Ивановича уна суща и млада возрастом и насла на князя Андрея Костьнянтиновича, дая ему княжение великое, 15 темь, он же не яся, но соступися брату своему меньшему князю Дмитрею, а сам поите на Русь, а остави брату своему на помочь бояр своих Степана Александровича и иных многих.
            В лето 6869 (1361)… Того же лета тогды побежа из Орды на Русь князь Андрей Костянтиновичь и наеха нань Ординскый князь Аратехозя. И начаша Татарове оступати его с оба полы и со все стороны, князь же Андрей, поострив крепость свою и не убояся грозы их, но напрасно устремився и пробився сквозе полкы Татарскыя, биючися с ними, и тако Божиею милостию приеха на Русь добр здрав. А князь Дмитрей брат его оста в Сарае цел схранен бысть.
            В лето 6871 (1363)… Того же лета князь Дмитрей Костянтиновичь приеха в град в Володимерь и пакы седе на великом княженьи в другое, а с ним князь Иван Белозерец, пришел бо бе из Муратовы Орды с тритьцатью Татаринов, и тако пребысть в Володимири неделю едину. А от Мамаева царя князю Дмитрею Ивановичю ярлык привезли на великое княжении и сед на княженье. Се же слышав князь великий Дмитрей Ивановичь прогна его пакы с великаго княжениа с Володимеря, с своее отчины, в его град в Суждаль. Не токмо же се, но и тамо иде на него ратию к Суждалю и стояв рать неколико дней около Суждаля и взяша мир межи собою.(…) Того же лета Новъгород Нижней погоре двожды на одиной неделе. Того же лета приеха ис Суждаля князь Дмитрей Костянтиновичь в Новъгород Нижни, а с ним мати его княгиня Олена да владыка Алексей. Брат же его молодший князь Борис не съступися ему княжениа, он же пакы возвратися въсвояси и отъеха в Суждаль. Тое же осени князь Борис заложи город сыпати. Тое же осени приехаша в Новъгород Нижний от митрополита Алексея архимандрит Павел да игумен Герасим, зовучи князя Бориса на Москву, он же не поеха, они же церкви затвориша, он же посла бояр своих на Москву. И наеха на них князь Василей Дмитреевичь в нощь и овых изнима, а Василей Олексичь утече на Москву и тамо урядися. (…) Тое же осени…в Новегороде Нижнем показа Бог милосердие свое на князи на Ондреи, владыка поя обедню в церкви благослови крестом князя Андрея и в том часе тако поиде изо креста миро.
В лето 6872 (1364)… О мору о великом. Того же лета гневом Божиим за умножение грехов наших бысть мор силен велик на люди в Новегороде в Нижнем и на уезде, и на Сару, и на Киши, и по странам, и по волостем. Овии хракаху кровию, а друзии железою, и не долго боляху, но два дни или три, или един день поболевше и тако умираху. На всяк же день мнози умираху и толь множество их, яко не успеваху живии мертвых погребати.(…) А пришел с низу от Бездежа в Новгород в Нижний, а оттоле на Коломну, а с Коломны на другое лето в Переяславль, а от Переяславля на другое лето на Москву. Тако в всех странах и градех и в всех пределех их был мор великый, страшный. Увы мне! Како могу сказати беду ту грозную и тугу страшную, бывшую в великый мор, како везде туга и печаль горкаа, плачь и рыдание, крик и вопль, слезы неутешимы. Плакахуся живии по мертвых, понеже умножися множество мертвых и в градех мертвые, и в селех и в домех мертвые, и во храмех и у церквей мертвые. Много же мертвых, а мало живых, тем не успеваху живии мертвых опрятывати, ниже доволни беху здравии болящим послужити, но един здрав и десятерым болемь на потребу да послужить. Погребаху же овогда два, три в едину могилу, овогда же 5, 6, иногда же до десяти, есть же другоици егда и боле 10 в едину могилу покладаху, а в дворе инде един человек остася, а инде два, а инде же един детищь остася, а инде мнози дворы пусты быша.
Тое же зимы прииде из Орды князь Василей Дмитреевичь Суждальскый от царя Азиза, а с ним царев посол, а имя ему Урусъманды, и вынесе ярлыкы на княжение на великое князю Дмитрию Костянтиновичю Суждальскому, он же ступися княжениа великаго князю великому Дмитрию Иавановичю Московьскому, а испросил и взял собе у него силу к Новугороду к Нижнему на брата своего на князя Бориса. Князь же великий Дмитрей Ивановичь послы свои посылал межи их о том и вдасть силу старейшему на меншаго брата, князь же Дмитрей Костянтиновичь еще к тому в своей отчине в Суждали събрав воя многы, в силе тяжце поиде ратию к Новугороду к Нижнему и егда доиде до Бережца и ту срете его брат его молодъший князь Борис с бояры своими, кланяяся и покоряяся и прося мира, а княжениа ся съступая. Князь же Дмитрей Костянтиновичь, не оставя слова брата своего, взяша мир межу собою и поделишася княжением Новогородскым и воя распустиша, а иную силу назад увернуша, а сам седе на княжении в Новегороде в Нижнем, а князю Борису брату своему вдасть Городець. Тое же зимы преставися епископ Суждальскый Алексей.
            В лето 6873 (1365)… Того же лета месяца иуня в 2 день, на память святаго отца Никифора, в неделю пянтикостную, преставися благоверный христолюбивый смиреный князь Андрей Костянтиновичь в черньцех и в скиме и положен бысть в церкви святаго Спаса в Новегороде в Нижнемь, иде же бе и отець его князь Костянтин Василиевичь.
            В лето 6874 (1366)… Того же лета проидоша Волгою из Новагорода из Великаго полтораста ушкуев Новгородци, разбойници ушкуйници, избиша множьство Бесермен в Новегороде в Нижнем, множьство мужь и жен и детей, товар их бесчислено весь пограбиша, а съсуды их кербаты и лодии и учаны и павозкы и стругы, то все посекоша, а сами отидоша в Каму и проидоша до Болгар, тако же творяще и воююще.(…)
Тое же зимы месяца генваря в 18 день, на память святых отець наших Афонасиа и Кирила, в неделю промежю говении, оженися князь великый Дмитрей Ивановичь у князя у Дмитриа у Костянтиновича у Суждальскаго, поя за ся дщерь его Овдотию, и бысть князю великому свадьба на Коломне.
            В лето 6875 (1367)… Того же лета в Нижнем Новегороде пострижеся княгини Андреева Василиса. Того же лета князь Ординьскый именем Булат Темирь прииде ратию Татарьскою и пограби уезд даже и до Волги и до Сундовити и села княжи Борисовы. Князь же Дмитрей Костянтиновичь с Борисом и с Дмитреем и с своими детми, собрав воя многы, и поидоша противу его на брань, он же окаанный не ста на бои, но бежа за реку за Пиану, и тамо множество Татар останочных избиша, а друзии в реце в Пиане истопоша и по зажитиемь множьство их побиени быша, им же несть числа. А Булак Темирь отътуду бежа в Орду, гоним гневом Божиим, и тамо убиен бысть от Азиза царя. Того же лета месяца иуля в 23 день побил гром черньцев и черниць на Городци в монастыри в святом Лазари на вечерни, а иных по селом изби.
            В лето 6877 (1369)… Того же лета князь Борис Костянтиновичь Суждальскый на Городци постави церковь зборную в имя святаго архангела Михаила.
            В лето 6878 (1370)… Того же лета князь Дмитрий Костянтиновичь Суждальскый, собрав воя многы, посла брата своего князя Бориса и сына своего князя Василиа, а с ними посол царев именем Ачихожа, и посла я на Блъгарьскаго князя Осана. Осан же посла противу их с челобитием и с многыми дары, они же дары вземше, а на княжении посадиша Салтан Бакова сына и възвратишася на Русь.(…) Тое же зимы в Новегороде Нижнем уползе мног снег и упаде з горы высокы и великы, еже над Волгою за святым Благовещением и засыпа и покры дворы и с людми.
            В лето 6879 (1371)… Того же лета князь Дмитрей Костянтиновичь в Новегороде в Нижнемь постави церковь камену в имя святаго Николы.
            В лето 6880 (1372)… Того же лета в Нижнем Новгороде у святаго Спаса болший колокол прозвони сам о собе трижды. Того же лета князь Дмитрей Костянтиновичь заложи Новъгород камен. Тое же осени князь Борис Костянтиновичь постави собе город на Суре на реце и нарече имя ему Курмышь.
            В лето 6882 (1374)… Того же великаго говеина на збор на Москве пресвященный архиепископ Алексей митрополит постави архимандрита Печерьскаго монастыря, именемь Дионисиа, епископом Суждалю и Новугороду Нижнему и Городцю, избрав его мужа тиха, кротка, смерены, хитра, премудра, разумна, промышлена же и расъсудна, изящена в божественых писаниих, учителна и книгам сказателя, монастырем строителя и мнишьскому житию наставника и церковному чину правителя, и общему житию началника и милостыням подателя, и в постном житии добре просиавша и любовь к всем преизлише стяжавша и подвигом трудоположника, и множеству братства предстателя, и пастуха стаду Христову, и спроста рещи всяку добродетель исправлешаго.(…) Того же лета Новогородци Нижьняго Новагорода побиша послов Мамаевых, а с ними Татар с тысящу, а старейшину их именем Сараику рукама яша и приведоша их в Новъгород Нижний и с его дружиною. Того же лета идоша на низ Вяткою ушкуйници разбойници, совъкупишася 90 ушкуев, и Вятку пограбиша и шедши взяша Блъгары и хотеша зажещи и взяша откупа 300 рублев. И отътуду разделишася на двое: 50 ушкуев поидоша по Волзе на низ к Сараю, а 40 ушкуев поидоша вверх по Волзе и, дошедше Обухова, пограбиша все Засурье и Марквашь, и, переехавше за Волгу, лодьи, поромы и насады и павозкы, и стругы, и прочаа вся ссуды посекоша, а сами поидоша к Вятце по суху на конех и идучи много сел по Ветлузе пограбиша. (…)
            В лето 6883 (1375) месяца марта в 31 в Новегороде в Нижнем князь Василий Дмитриевичь Суждальскый посла воины своя и повеле Сараику и его дружину разно развести. Он же ока[а]нный, то уразумев, поганый, и не въсхоте того, но възбеже на владычень двор и с своею дружиною и зажже двор и нача стреляти люди и многи язви люди стрелами, а иных смерти преда и въсхоте еще и владыку застрелити и пусти на нь стрелу. И пришед стрела и коснуся епископа перием токмо въскраи подола монатии его. Се же въсхоте окаанныи и поганый того ради, дабы не один умерл, но Бог заступи епископа и избави от таковыя стрелы летящиа, якоже рече пророк: не убоишися от стрелы летящиа в день. Сами же Татарове ту вси избиени быша, и ни един от них не избысть. А в то время быша князи на съезде. Того же лета приидоша Татарове из Мамаевы Орды и взяша Кишь и огнем пожгоша и боярина убиша Парфениа Феодорович[а] и за-Пиание все пограбиша и пусто сотвориша и людей посекоша, а иных в полон поведоша. (…)
Того же лета Татарове приида за Пианою волости повоевали, а заставу Нижняго Новагорода побили, а иных множество людии потопло, а полон, бежа назадь, метали.(…)
…В то время пришедше Новогородци Великаго Новагорода ушкуйници разбойници 70 ушкуев, а старейшина у них бяше именем Прокоп, а другый Смолнянин, и пришедше взяша град Кострому. (…) И отъидоша от Костромы и шедше на низ по Волзе пограбиша Новъгород Нижний и много полона взяша муж и жен и девиц и град зажгоша. (…)
            В лето 6884 (1376)… Тое же зимы князь великий Дмитрий Ивановичь посла князя Дмитриа Михайловича Волыньскаго ратию на безбожныя Блъгары, а князь Дмитрий Костянтиновичь Суждальскый посла сына своего князя Василиа и другаго сына своего князя Ивана, а с ними бояр и воевод и воя многы. И приидоша к Блъгаром в великое говение месяца марта 16 день в понедельник на вербной недели, погании же Бесерменове изыдоша из града противу их и сташа на бой и начаша стреляти, а инии из града гром пущаху, страшаще нашу рать, а друзии самострельныя стрелы пущаху, а инии выехаша на вельблудех, кони наши полошающе, наши же никако же устрашаються грозы их, но крепко противу сташа на бой и устремишася нань единодушно и скочиша на них, они же окааннии побегоша в град свой, а наши после биючи и убиша их числом Бесермен 70. И высла из города князь Болгарьскый Осан и Махмат Солтан и добиста челом князю великому и другому 2000 рублев, а воеводам и ратем 3000 рублев. Наши же возвратишася, всю свою волю вземше, а даригу и таможника посадиша, а ссуды и села и зимници пожгоша, а люди посекоша и отъидоша с победою.
            В лето 6885 (1377)… О побоищи иже на Пиане. Того же лета перебежа из Синее Орды за Волгу некоторый царевичь именем Арапша и восхоте ити ратию к Новугороду Нижнему в силе тяжьце, и не бысть вести про царевича Арипшу, и возвратися на Москву, а посла на них воеводы своя, а с ними рать Володимерьскую, Переяславьскую, Юриевьскую, Муромьскую, Ярославьскую, а князь Дмитрий Суждальскый посла сына своего князя Ивана да князя Семена Михайловича, а с ними воеводы и воя многи. И бысть рать велика зело, и поидоша за реку за Пиану, и прииде к ним весть, поведаша им царевича Арипшу на Влъчии воде, они же оплошишася и небрежениемь хожаху, доспехи своя въскладоша на телеги, а ины в сумы, а у иных сулици еще и не насажены бяху, а щиты и копиа не приготовлены, а ездят, порты своя с плечь спущав, а петли ростегав, аки роспрели, бяше бо им варно, бе бо в то время знойно. А где наехаху в зажитии мед или пиво и испиваху до пиана без меры и ездят пиани, по истине за Пианою пиани. А старейшины или князи их, или бояре старейшии и велможи, или воеводы, те все поехаша ловы деюще, утеху си творяще, мнящеся, акы дома. А в то время погании князи Мордовьстии подведоша в таю рать Татарьскую из Мамаевы Орды на князей наших, а князем не ведущим, и про то им вести не было, и доидоша наши Пару [речка Пара, приток Пьяны. – Б.П.], абие погании разделишася на 5 плъков и внезапу из невести удариша на нашу рать в тыл, биюще и колюще и секуще без вести. Наши же не успеша ничто же, что бы им сотворити, побегоша к реце к Пиане, а Татарове после, биюще, и ту убиша князя Семена Михайловича и множьство бояр, князь же Иван Дмитриевич прибежа въторопе к реце к Пиане, гоним напрасно, и вержеся на коне в реку и ту утопе и с ним истопоша в реце множьство бояр и слуг и народа бещислено. Си же злоба сдеяся месяца августа 2 день, на память святаго мученика Стефана, в неделю в шестый час дне, о полудне. Татарове же одолевше христианом и сташа на костех, полон весь и грабежь ту оставиша, а сами поидоша к Новугороду к Нижнему изгоном без вести. Князю же Дмитрию Костянтиновичю не бысть силы стати противу их на бой, но побежа в Суждаль, а люди горожане Новогородстии разбежашася в судех в верх по Волзе к Городцу. Татарове же приидоша к Новугороду Нижьнему месяца августа 5 день, в среду на память святаго мученика Еусегния, в канун Спасову дни, останочных людей горожан избиша, а град весь и церкви и монастыри пожгоша и сгрело церквей в граде 32. Отидоша же погании от града в пятницу иноплеменници волости Новогородскыя воюючи, а села жгучи и множьство людей посекоша, а жены и дети и девици в полон бещисла поведоша.
            Того же лета пришед прежереченый царевичь Арипша и пограби Засурие и огнемь пожьже и тогда того же месяца августа и приеха князь Василий Дмитриевичь из Суждаля в Новъгород Нижний, посла и повеле выняти из рекы изо Пианы брата своего князя Ивана, и привезоша его в Новъгород и плакашася над ним и положиша его в церкви каменой Святаго Спаса во притворе на правой стороне за неделю по Оспожине дни, в тъй же день месяца августа в 23. Тое же осени нечестивии поганая Моръдва, собравшеся без вести и удариша изгоном на уезд, и множьство людей посекоша, а иных полониша и останочныя села пожгоша и отидоша. И стиже их не во мнозе князь Борис Костянтиновичь у рекы у Пианы, они же окааннии побегоша за реку за Пиану, а осталцевь избиша, а иныя вметаша в реку в Пиану, и истопоша. Тое же зимы велми студено было, мразы велици зело. Тое же зимы во другие посла князь Дмитрей Костянтиновичь брата своего князя Бориса и сына своего князя Семена ратию воевати поганую Мордву, а князь великий Дмитрей Ивановичь послал же свою рать с ними, воеводу Феодора Андреевича, нарицаемого Свибла, а с ним рать. И они же шедше взяша землю Мордовьскую и повоеваша всю и села их и погосты их и зимници пограбиша, а самих посекоша, а жены и дети их полониша, и мало тех кто избыл от руку их, и всю землю их пусту сотвориша и множество живых полонивше и приведоша их в Новъгород и казниша их казнию смертною, травиша их псы на леду на Волзе. (…)
            В лето 6886 (1378) преставися княгини Андрееваа Василиса в черницах и в скиме, и положена бысть в монастыри святаго Зачатиа, еже сама создала. Не зазрите же ми грубости, еже мало нечто изорку, въспоминая сию княгиню Василису, иже оставила земную честь и въсприала смирениа образ и мнишьскаго житиа. О тацех рече писание: память праведных с похвалами бываеть. Си убо преподобнаа княгини Василиса беяше от града Тфери, рода славна и велика, от отца именуемаго Ивана и матери нарицаемыя Анны, а родилася в лето 6839, в царство царя Андроника Цареградскаго, а патриарха Калиста, а в Орде тогда царь был Озбяк в Сарае, а на Руси в княжение великое Иваново Даниловича Калитино, при архиепископе Фегнасте, митрополите. И еще сущи отроковица изучена бысть грамоте, и егда бысть 12 лет от рожениа ея, въдана бысть за христолюбиваго князя Андрея Костянтиновича и пожиста в законе Господни, яко Божии угодници, постом и молитвою и честною милостынею, и пожиста лет 24 и князь Андрей преставися в черньцех и в скиме, и положиша его в церкви святаго Спаса, иде же бе отець его князь Костянтин. Княгини же Василиса много плакавши по князи своем пребысть вдовою 4 лета, по сем пострижена бысть от Дионисиа архимандрита Печерьскаго и наречено бысть имя ей Феодора. И бысть тогда ей от рожениа лет 40 и раздава все имение свое и казну свою церквам и монастырем и нищим, а слугы своя рабы и рабыня роспустила на слободу, а сама нача жити в монастыри у святаго Зачатиа, иже сама создала при князи своем. Живяше же в молчании, тружаяся рукоделием, постом, поклоны творя, молитвами, слезами, стоянием нощным и неспанием, многажды и всю нощь без сна пребываше в смерении же и кротости и тихости жестоко пребываше и постяшеся овогда чрес день, овогда чрес два, иногда же и пять дней не ядяше, в мовницю не хожаше, в срачице не хожаше, но власяницю на теле своем ношаше, пива и меду не пиаше, на пирех и на свадьбах не бываше, из монастыря не исхожаше, злобы ни какоего же не дръжаше, гнева и ярости никакого же не имеяше, ко всем любовь имеяше. Таковое же доброе и чистое житие ея видевше, мнози болярыни, жены и вдовици и девици мнози постригошася у нее, яко бысть их числом и до девяноста, и вси общее житие живяху. Княгини же Василиса, нареченнаа преподобнаа Феодора, поживши в черницах 8 лет и поболевши неколико дней преставися к Богу, преиде от труда в покой, от суетнаго сего житиа в жизнь вечную и бысть ей вечнаа память.
            Того же лета приидоша Татарове изгоном к Новугороду Нижнему, а князя в Новегороде несть, а люди ся розбегли, гражане град повергъше побежаша за Волгу, и в то время приеха с Городца князь Дмитрей и виде град взят и посла к Татаром, дая окуп з города, они же окупа не взяша, а град пожгоша в самый Боришь день, а на завътрее от града отидоша и идучи повоеваша Березово поле и уезд весь. Тогды у святаго Спаса иконы пожгоша и двери выжгоша чюднее, иже беша устроены дивно медию золоченою.(…)
            В лето 6889 (1381)… Того же лета Дионисий, епископ Суждальскый, посла изо Царяграда с черньцем с Малахием с Философом икону, преписав образ Пречистыя Божиа Матере, иже исходит в Одигитрие в вторник, в тот же образ в долготу и в ширину, а другую икону посла образ тое же Пречистыя Божиа Матери, юже преписавше и привезоша на Русь, и едину убо поставиша в церкви в Святом Спасе в Новегороде в Нижнем, а другую поставиша в Суждале в сборной церкви. (…)
            В лето 6890 (1381/1382)… Тое же осени князь Борис Костянтиновичь Городецьскый поиде в Орду с своего Городца. (…) Тое же зимы месяца генваря в 1 день, на память святаго отца великаго Василиа, преставися раб Божий Павел Высокый, Печерскый чернець, книжнии, грамотный, чюдный старець, пожив добрым житием святым, и положен бысть в Печерском монастыри честно, и вся братиа по нем плакаша, яко и самому Дионисию прослезити по нем. Тое же зимы прииде изо Царяграда на Русскую землю Дионисий, епископ Суждальскый, а в Суждаль приеха месяца генваря в 6 день и воду крестил на Богоявление, а исправил себе архиепископию, благослови его вселенскый патриарх Нил и великаа зборнаа и апостольскаа церковь и весь священичьскый вселеньскый збор повеле ему зватися и быти архиепископом в Суждали и в Нижнем Новегороде и на Городце, и по нем пребыти сущим в тых делех тако же иным епископом. Еще же вда ему патриарх и вселеньскый сбор фелонь с четырми кресты, а стихарь со источникы. Еще же вынесе изо Царяграда страсти Спасовы и мощи многых святых.
            В лето 6891 (1383)… Того же лета поиде в Орду князь Иван сын княжь Борисов Костянтиновича к своему отцю князю Борису. Того же лета князь Димтрей Костянтиновичь Суждальскый посла в Орду сына своего князя Семена. Того же лета по Петрове дни поиде в Царьград Дионисий, архиепископ Суждалскый, а князь великий Дмитрей Ивановичь отъпусти с ним вкупе отца своего духовнаго игумена Феодора Симоновьскаго, о управление митрополиа Русскыя. Того же лета месяца иуля в 5 день в неделю,на память святаго отца Еулампада, в 6 час дни, преставися раб Божий князь великий Дмитрей Костянтиновичь в черньцех и в скыме, наречено в святом крещении Фома, а в мнишьском чину наречен бысть Феодор. И положен бысть в своей отчине в Новегороде Нижнем в церкви каменой в святом Спасе на правой стороне подле отца своего князя Костянтина Василиевича и подле брата своего князя Андрея, быв на великом княжении два лета, а в своей отчине тако же на княжении на великом 19 лет, а жив от рождьства своего 61. Царь же Токтамышь, то слышав в Орде преставление, въдасть княжение Нижнего Новагорода князю Борису Костянтиновичю, брату его, тогда сущу ему в Орде и со своим сыном с Иваном. И выиде на Русь тое же осени князь Борис месяца ноября в 8 день, на събор святаго архангела Михаила, и седе на княжении болшем на столе на своей отчине, а князь Семен, братаничь его, выиде из Орды с ним вместе. (…)
            В лето 6892 (1384) прииде изо Царяграда в Киев Дионисий епископ, его же поставиша в Цареграде митрополитом на Русь и помышляше от Киова ити на Москву, хотя быти митрополитом на Руси, и изнима его Киовьскый князь Володимер Олгердовичь, глаголя ему: пошел еси на митрополию в Царьград без нашего повелениа. И тако пребысть в нятие и в заточении и до смерти.(…)
            В лето 6893 (1385)… Тое же осени месяца октября в 15, на память святого мученика Лукиана, преставися в Киеве архиепископ Дионисий, поставленный митрополитом на Русь, и положен бысть в Киевьской Печере великаго Антониа, и есть тело его и доныне цело и нетленно.(…)
            В лето 6894 (1386) князь Борис Костянтиновичь поиде во Орду весне да тое же осени выиде из Орды. Того же лета сгоре церковь святый Михаило на Городце. Того же лета побежал из Орды князь Василей Дмитриевичь Суждалского, и срети его посол да изнимал его и приведе в Орду ко царю и потом приат от татар за то велику истому.(…) Тако же и в тоже время из Новаграда из Нижняго Ефросин архимандрит Дионисие поиде в Царьград на поставление своея епископиа Суждальскыя.(…)
            В лето 6896 (1388) князь Борис Костянтиновичь посла сына своего в Орду князя Ивана. Того же лета прииде из Орды князь Василей Дмитриевичь Суждальскый и поручи ему царь, вда ему Городець. Тое же зимы князь Василей да князь Семен Дмитреевичи, собрав воя многы с своее отчины, Суждалци и Городчане, и у князя великаго у Дмитриа Ивановича испросиша собе силу в помощь рать Можайскую и Звенигородскую и Волотскую, и со всеми сими поидоша к Новугороду Нижнему на своего дядю, на князя Бориса, и приидоша к Новегороду в великое говение месяца марта в 10 день, во вторник на Похвалной неделе, и стояша рати у города межю собою 5 ден, и потом умиришися. Князь Борис съступися им волостей ноугородскых, а они ему отъступишася его уделов, и тако взяша мир межи собою и възвратишася кождо въсвояси.(…)
            В лето 6897 (1389)… Того же лета князь Борис Костянтиновичь ходил в Орду, а в то время царь Токтамышь пошел на войну ратию на Темирь Аксака, князь же Борис стиже его на пути и иде с ним в дорогу 30 дней и потом царь, пощадев его, и уверну его от места, нарицаемого от Урукътана, и повеле ему без себе пребыти и дождати своего пришествиа в Сарае, и сам шед воева землю Темирь Аксакову и град его далнии повоева, а самого не возможе доити и възвратися пакы в свой улус.(…)
            В лето 6899 (1391) прииде из Орды князь Борис Костянтиновичь.(…)
            В лето 6900-е (1392)… Того же лета сложи князь великий Василий Дмитреевичь целование крестное князю великому Борису Костянтиновичю и поиде в Орду к царю к Токтамышу и нача просити Новагорода Нижняго, княжениа князя великаго Борисова на кровопролитие, на погыбель христианьскую. Безбожныи же Татарове взяша и сребро многое и дары великии, и взя Нижний Новъград златом и сребром, а не правдою. Яко же рече писание: безумнаго очи конець вселеныя. И поиде на Русь с послом, и бысть на Коломне, сам поиде к Москве, а посла отпусти в Новъград Нижний с бояры своими. Князь же великий Борис, то слышав, и созва свои бояре и нача им молитися с плачем и с слезами: братиа бояре и дружина, поминаите крестное целование и нашу любовь и доброту. В них же бяше старейший боярин, именем Василей Румянець, и рече ему: княже великый, главы свои сложим за тя, льстя ему яко же древний Бут, льстя своему князю, а чюжему добра хотя. И внидоша Татарове в град и бояре Москвичи и начаша в колоколы звонити, стекошася людие. Князь же великий Борис посылаше к своим бояром: братиа бояре, помянете крестное целование, не выдавайте мя. И отвещеваше от них един, именем Василий Румянець: княже, не надейся на нас, несть есмы с тобою, но на тя есмы. О злаа лесть человеческаа, яко же рече Давид: мужа крови льстива гнушаеться Господь. Божественый Лествичник рече: душа мятежна седалище диаволе. Тако и си Василей Румянець, ненавистник Божий, а друг дияволь, оставив своего князя, изменив крестьное целование и отиде к Татаром, не бяше ли многым казнем достоин. По мале же времени приде князь великий Василей Дмитреевичь в Новъград в Нижний и посади свои наместникы, и князя великаго Бориса повеле по градом развести со княгинею и с детми, безбожных же Татар, чтив и дарив, отпусти в Орду, сам же возвратися въсвояси на Москву.(…)
            В лето 6901 (1393)… Того же лета побежаша князи Суждальстии Василей, Семен в Орду ко царю к Токтамышу.
            В лето 6902-е (1394) преставися князь великий Суждальскый Борис.
Пример работы с летописным источником.
 
Поход на Волжскую Булгарию
Текст (в переводе на современный русский язык)
В лето 6884 (1376)… В ту зиму великий князь Дмитрий Иванович послал князя Дмитрия Михайловича Волынского воевать с безбожными болгарами, а князь Дмитрий Константинович Суздальский послал сына своего князя Василия и другого сына своего князя Ивана, а с ними бояр, воевод и многих воинов. И пришли они к болгарам в Великий Пост, 16 марта, в понедельник на вербной неделе. Поганые же бесермены вышли из города против них, приготовились сражаться и стали стрелять, а другие из города гром пускали, а третьи выехали на верблюдах, напугав наших коней. Наши же не испугались грозы их, но приготовились крепко биться, и устремились единодушно, и ударили по болгарам. Они же, окаянные, побежали в город свой, а наши продолжали биться и убили 70 бесермен. И вышли из города князь болгарский Асан и Маахмат Султан, и добили челом великому князю и другому князю, дав им 2000 рублей, а воеводам и ратям 3000 рублей. Наши же возвратились, взяв всю свою волю, посадив даригу и таможника, а села и зимницы пожгли, людей перебили и отошли с победой.
Комментарии и методические советы
«Поход на Волжскую Булгарию» – летописный воинский рассказ. Его композиция традиционна для данного жанра: перечень отправляющихся в поход князей с войском – сроки похода – военные действия обеих сторон – итоги похода. Традиционны и стилистические формулы, повторяющиеся во многих воинских повестях: «…не испугавшись грозы их, но приготовились крепко биться, и устремились единодушно», «возвратились, взяв всю свою волю». В тексте есть лишь одна живая подробность событий – испуг коней русской рати при виде верблюдов. При рассмотрении этого летописного рассказа в процессе преподавания истории края в школе обратите внимание учащихся на эту деталь, предложите им подумать, откуда монах-летописец мог об этом узнать, и сформулируйте вывод об использовании при подготовке летописания рассказов непосредственных участников боев и походов.
При чтении текста надо пояснить несколько древнерусских терминов:
            бесермены … – «бесерменами», или «басурманами» на Руси называли мусульман (искажая это название). Иногда так называли всех чужеземцев (в том числе и язычников).
            дарига –  татарский термин, обозначающий наместника.
зимницы – зимние поселения, строения (то же, что и зимовище).
Данный летописный фрагмент, используемый в качестве исторического источника, позволяет объяснить изучающим историю края некоторые реалии второй половины XIV века.
1. Роль Суздальско-Нижегородского княжества в защите русских земель. Суздальско-Нижегородское княжество, расположенное при слиянии рек Оки и Волги, выполняло важнейшую роль защиты русских земель с востока. В описываемый исторический период именно здесь велика была опасность вторжения на Русь воинственных степных кочевников – татарской Орды. Постоянно существовала угроза набегов и со стороны Волжской Булгарии – феодального государства булгар (болгар) волжско-камских (тюрко-язычные племена, потомками которых ученые считают чувашей и ,возможно, казанских татар). Это государство, находившееся в Среднем Поволжье и Прикамье, активно торговало с русскими княжествами, а также с Византией и Арабским халифатом. Усилившееся к началу XIII в. торговое и военное соперничество с Волжской Булгарией заставило владимирско-суздальского князя Юрия Всеволодовича основать в 1221 г. Нижний Новгород в качестве оплота русских земель на востоке. Нападения на русские земли участились после покорения Волжской Булгарии монголо-татарами в 1241 г. Для обороны своих земель суздальско-нижегородские князья и их союзники неоднократно совершали ответные походы на Волжскую Булгарию и ее столицу. Один из таких походов описан в приведенном летописном тексте.
2. Взаимоотношения русских князей. Между названными в летописном рассказе русскими князьями существовали сложные феодальные отношения, наглядно иллюстрирующие средневековую «лесенку» сеньоров и вассалов. Целесообразно проанализировать эти взаимоотношения, обратив внимание на титулы князей и степень их подчиненности друг другу.
Верховный правитель («сюзерен») Северо-Восточной Руси – московский князь Дмитрий Иванович (1350-1389) – внук Ивана Калиты, продолжатель политики объединения русских земель вокруг Москвы; одержал победы над татарами в 1378 г. на р.Воже и в 1380 г. на Куликовом поле, получив прозвище «Донской». Роль Дмитрия Ивановича как верховного правителя  отражает в тексте титул «великий князь».
Союзник Дмитрия Ивановича – Дмитрий Константинович, князь суздальский и нижегородский (род. в 1322 г., правил в 1365-1383 г.), обеспечивший наивысший расцвет княжества.[1] Дмитрий Константинович отказался от верховного правления на Руси в пользу юного московского князя Дмитрия Ивановича (будущего «Донского»). В системе княжеских взаимоотношений Дмитрий Константинович занимал положение чуть ниже, чем Дмитрий Иванович Московский (образно говоря, на феодальной «лесенке» стоял ступенькой ниже). Поэтому суздальско-нижегородский правитель назван здесь просто «князь», без прибавления «великий» (хотя он был таковым в своей вотчине). Вместе с тем, следует обратить внимание учащихся на то, что Дмитрий Константинович не подчинен Дмитрию Ивановичу, а является его полноправным союзником: московский великий князь не отправляет суздальско-нижегородского князя в поход, а оба они самостоятельно посылают свои рати в совместный поход.
В тексте упомянуты и служилые князья – вассалы, полностью подчиненные своим правителям. Великому князю московскому служит князь Дмитрий Михайлович Волынский (прозвище Боброк); именно он в Куликовской битве 1380 г. командовал Засадным полком, решившим исход сражения. Суздальско-нижегородскому князю служат его сыновья – князья Василий («Кирдяпа», предок князей Шуйских) и Иван («Брюхатый»; погиб через год в битве у Пьяны). Еще ниже служилых князей на феодальной «лесенке» – бояре, воеводы и воины.
При анализе летописного текста в классе (в рамках преподавания истории края в средней школе) необходимо подчеркнуть выражения, показывающие подчиненное положение служилых князей и других вассалов (великий князь «послал воевать»). Возможны различные методические приемы для анализа текста – например, вопросы к учащимся, типа: «Какими словами летописец показывает подчиненность служилых князей великому князю?», «Кто, кроме служилых князей, подчинялся великому князю?». Итогом такого разбора текста может стать домашнее задание: схематично изобразить феодальную «лесенку» в средневековой Руси, во главе которой – великий князь московский, ниже – князья-правители областей, еще ниже – служилые князья, затем бояре, воеводы, воины (дружинники).
3. Исторические реалии в тексте. При внимательном и вдумчивом прочтении текста можно обнаружить скупые, но все же заметные исторические реалии. Прежде всего, воинское оснащение враждующих сторон: русская рать была конной (следовательно, маршрут похода – по льду Волги); у булгар были верблюды: применялся «гром» (огнестрельное оружие?). Далее, показана система подчинения побежденной стороны: 1) взят выкуп (общая сумма в 5000 тогдашних «рублей» – слитков серебра, по-видимому, соотносима с годовым бюджетом всей Северо-Восточной Руси; для сравнения: за поставление своего кандидата в митрополиты «всея Руси» Дмитрий Донской был готов заплатить 10000 рублей); 2) назначен наместник и учреждена таможня; 3) уничтожены укрепленные поселения булгар, контролировавшие пути подхода вглубь русской территории.
Кроме того, приведенный летописный фрагмент удобен для объяснения учащимся системы отсчета лет (хронологии), принятой в Древней Руси. В средние века (вплоть до 1700 г.) принято было отсчитывать год от легендарной даты «сотворения мира» («В лето 6884…»). Для перевода на современное летоисчисление («от Рождества Христова») из указанного в летописи номера года надо вычесть 5508 (если событие происходило с января по август) или 5509 (если событие происходило с сентября по декабрь). Если же точная дата события неизвестна, то обычно вычитают 5508 (как наиболее вероятное).
Следует обратить внимание учащихся, что при уточнении даты летописцы чаще всего указывали не день и месяц (как принято сейчас), а события церковного календаря. За этой особенностью кроется своеобразие восприятия исторического процесса древнерусскими людьми: происходящее в данный момент соотносится и осмысляется через церковную историю человечества. Именно значимость происходящего побуждала летописца давать подробную отсылку к православному календарю. Желательно на данном конкретном примере показать это ученикам: битва русских с булгарами начинается не просто 16 марта, но «в Великий Пост», «в понедельник на вербной неделе». В христианской традиции это время подготовки к наиболее значительному празднику – Пасхе, сопровождавшееся особым душевным настроем (покаяние, готовность искупить грехи, ожидание светлого и великого праздника). Знание этих особенностей поможет понять настроение у русских воинов перед битвой и их радость победы.
В целом приведенный нами пример анализа текста «Похода на Волжскую Булгарию» убедительно показывает большие возможности работы с летописными источниками в процессе преподавания истории края.
2. Методика самостоятельного анализа летописного известия
(общие рекомендации)
            При изучении фрагмента летописи для оценки достоверности приводимых в ней фактов может быть рекомендован следующий ход рассуждений:
1.   Из какого летописного памятника заимствован исследуемый фрагмент? Когда, где и в чьих интересах составлена данная летопись (или свод), насколько достоверны ее сообщения в целом, по мнению специалистов?
2.   Сохранились ли источники данной летописи (свода) и исследуемого фрагмента? Что из себя представляют эти источники? (Необходимо проанализировать, насколько они полны и достоверны по сравнению с исследуемым фрагментом, представлены более ранними списками и т.п.).
3.   По какому списку изучается летописный фрагмент? Считается ли данный список самым ранним и исправным? Сохранились ли более ранние списки, есть ли в них отличия от текста исследуемого фрагмента?
4.   Какие сведения можно извлечь из рассматриваемого летописного фрагмента? Какое место занимают эти сведения в общем ряду известной информации – сообщают новые факты, отчасти дополняют уже известные факты или полностью их опровергают?
5.   Насколько достоверно содержание данного фрагмента? Нет ли в нем явных несоответствий с реалиями (событиями, людьми, объектами, датами), упомянутыми в заведомо достоверных источниках?
6.   Общие выводы: а) можно ли на основании изучаемого летописного сообщения пересмотреть традиционные версии того или иного события? б) можно ли сообщаемые в летописном известии факты рассматривать как дополнение к традиционной версии событий? в) не следует ли данное известие отвергнуть как недостоверное?
В качестве примера для самостоятельной работы предлагается известный фрагмент из «Нижегородского летописца» о «Старом городке».
            Въ лето 6930… Въ томъ же году въ Нижнемъ Нове городе подъ Старымъ городкомъ въ верху по Оке реке была слобода на берегу Оки реки. И изволениемъ Божиимъ грехъ ради человеческих гора отъползла и съ лесомъ сверху на слободу и засыпало въ слободе 150 дворовъ съ людьми и со всякою животиною. А тотъ городъ поставленъ былъ какъ великие князи суздалские ходили на взыскание, где поставити городокъ и распространити княжение свое суздалское на Низовской земле за Волгою и за Окою реками, где были леса великие и в нихъ жили поганая Мордва, которыхъ они отогнали и землю ихъ отняли и населили Русью.
Печатается по списку: ГАНО. Ф.2013. Оп.602а. Д.105. Л.4-4об.
(Дополнительную информацию о памятнике и его списках см.: Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып.3 (XVII в.). Ч.2. СПб., 1993. С.254-257. В ходе самостоятельного анализа отрывка рекомендуем обратить внимание также на известия «Рогожского летописца» под 6871, 6878 и 6880 годами).
 
II. АКТЫ ПРИКАЗНОГО ПЕРИОДА
 
1. Образцы приказных документов
№ 1
между 1426–1431 гг. – Жалованная грамота, тарханно-несудимая и льготная, в. кн. Даниила Борисовича архимандриту митрополичьего нижегородского Благовещенского монастыря Малахии на село Мигино, Лысковские и Курмышские пустоши и пустынку на Стобищах.
Святого деля Спаса и святого для Благовещениа се яз князь великий Данило Борисович пожаловал есмь архимандрита спасского и благовещенского Малахиа з братьею или кто по нем иный архимандрит будет. Что их село монастырское Мигино да пустоши на Лыскове и на Курмыши, Савины Сюзева, да Митроховскаа пустош, да пустынка на Стобищах, и кого к себе в то село и на те пустоши перезовут людей тутошних старожильцев, и тем людем не надобе моа дань, ни ям, ни подвода, ни писчаа белка, ни инаа никотораа пошлина на три годы. А кого к себе в то село и на те пустоши перезовут людей из иных княженей, а не из моее отчины, и тем людем пришлым не надобе моа дань, ни ям, ни подвода, ни тамга, ни мыт, ни костки, ни восмничее, ни весчее, ни езовое, ни побережное, ни писчаа белка. Ни становщик к ним не въежжает ни по что, ни наместници мои курмышские, ни лысковские, и их тиуни, ни столник, ни посельской к тем людем к пришлым не всылают, ни судят, ни доводшики не въежжают ни по что, опроче душегубства и розбоя с поличным, судит те люди архимандрит или кому прикажет. А смешается суд смесной с волостными людьми, и наместници мои, или волостели, или их тиуни судят, а архимандрит с ними судит, или кому прикажет. А будет виноват волостной человек, и он поедет к наместнику и в вине, и в продажи, и в всех пошлинах. А будет виноват монастырской человек, и он поедет и в вине и в продаже к архимандриту, и в всех пошлинах. А наместници мои и волостели в то ся не вступают. А будет правежь на монастырском человеце, ино правит архимандрич пристав, а не встворится виноват, и наместници мои пристава дадут да и судят. А как отсидят те люди пришлые свои урочные лета, и они потянут в дань с монастырскими людьми по силам. А коли придет моа дань, и архимандрит за них сам платит мою дань по силе. А что ми сказывал Малахий архимандрит, что перенял моих сирот, Черньцовых детей Вешняка, да Палку, да Яковка, и они деи пошли из моее отчины, и он их у себя осадил, и те люди и ведает и судит архимандрит по пошлине, а дает с них мою дань по силам. А у кого учинится какова гибель и хто пригонит какой след на монастырские земли на Мигино и на те пустоши х кому на чью земл., и государь тое земли обрез у него возмет да следом ведет, а не сведет следу с своее земли, и гибелщик у него обыщет двор и поля, а не вымет поличного, ино у него гибель пропала, а тому государю гибели не платить, у кого ся след утеряет; а кого позовут на след, и он на след не поедет или обреза не возьмет, и тому та гибель платить. А через сю мою грамоту кто на ком что возьмет или чим изъобидит, быти тому от меня в казни. А на которые грамоты свои грамоты даю, а на сю грамоту иные моее грамоты нет.
            А дана грамота маиа в 8 того лета, коли князь великий Данило Борисович вышол на свою отчину от Махметя царя в другий ряд.
Печатается по изданию: Акты феодального землевладения и хозяйства XIV – XVI вв. Ч. 1. М., 1951. С. 204–205. Прочтение издателя сохранено.
Вопросы для самоконтроля: 1) Какие льготы предоставлялись монастырю данной грамотой; в чем выгода этих льгот для монастыря? 2) Какие представители княжеской админситрации указаны в грамоте; в чем заключались их полномочия?
 
№ 2
1571-72 гг. – Наказная память Андрею Михайлову сыну Колупаева (Приклонскому) об аресте и доставке в Москву васильгородского воеводы кн.Ивана Федоровича Бахтеярова Ростовского
(л.1) Память Ондрею Михайлову сыну Колупаеву.
Царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии велел ему ехати в Васильгород, а приехав в Васильгород, взяти ему воеводу князя Ивана Бахтеярова Ростовского и велети ему ехати с собою вместе. И того беречи накрепко, чтоб князь Иван з дороге не утек и дурна над собою никоторого не учинил, и береженье к нему держати великое по сей наказной памяти. А будет князя Ивана в Васильгороде не застанут, и где его скажут, и ему и там ехати за князем Иваном, да где его наедут или на дороге встретят, и ему князя Ивана взяв, по тому ж велети ехати с собою вместе наспех. А живот князя Иванов, казну, золотое и жемчюжное и серебря//(л.2)ное, и денги и золотые, и бразы золотые с мощми и бразы окладные и неокладные, и платье, и всякая его рухлядь, и седла и наряд конской, и оловяное и меденое и деревеное, и лошади, и всякой живот переписати на список подлинно порознь и запечатати, и приказати беречи в Василегороде городовому приказщику Несветаю Васильеву, и сторожей велети учинити. А лошади приказати кормити и беречи тому ж приказщику городовому и посадцким людем до государеву указу. Да тот переписной привести //(л.3) ему к Москве с собою вместе. А будет Ондрей Колупаев князя Ивана в котором городе встретит, и Ондрею тот князь Иванов живот за своею печатью в том городе приказати беречи приказным людем, хто в том городе приказные люди, и целовалником. А кому князь Иван живот в котором городе прикажет, и Ондрею имена тем людем переписати, а тот живот велети поставити в крепком месте для береженья и от огня б, где было по тому ж стояти безстрашно князь Иванову животу.
На обороте и в конце:
Диок Никита Шелепин.
Печатается по изданию: Акты служилых землевладельцев XV – начала XVII века. Т.I. М., 1997. С. 210. Оригинал: РГАДА. Ф. 135. Приложение. Рубрика III. № 29. Л. 1–3.
Вопросы для самоконтроля. 1) Чем могло быть вызвано распоряжение об аресте кн.Ивана? (Обратите внимание на датировку документа). 2) Какие должностные лица обеспечивали охрану арестованного и его имущетсва? 3) В чем заключалось имущество кн.Ивана?
№ 3
1585 г. февраля. – Доходный список, данный Никифору Павловичу Клементьеву на пожалованный ему в кормление г. Арзамас с уездом с Благовещения (25 марта) 1585 г.
            (л.1) Лета 7093-го, февраля в день, царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии пожаловал Микифора Павловича Клементьева городом Арземасом в кормленье с судом з боярским з Благовещеньева дни лета 7093-го году. А корм ему и иные намесничи пошлины имать по сему списку.
            В Арземаском в уезде с сох с помещиковых и с вотчинниковых и с монастырских сел и з деревень и з дворцовых сел корму в год по сороку по три алтыны без дву денег с сохи. Да с посадцких дворов за намеснич доход з двора по полуполтине, а верстаютца в том посадцкие люди меж себя сами по животом и по промыслом. Да с посадцких же дворов и с пушкарских и з затинщиковых и с плотничьих и с воротниковых имать поворотного в год на три празники, на Рождество Христово з двора по денге, на Велик день з двора по денге, на Петров день з двора по денге же. А з детей боярских и с их людей и с поповъских и з дияконских и царя и великого князя бортных дворов и с мордовских, которые на посаде, намеснику корм не имати. Да намеснику же на посаде полавочное, а имать с лавки с лутчие по две гривны, а с середние по пяти алтын, а с полков и с прилавков по гривне. Да намеснику же на посаде баня.
            А судить намеснику в Арземасе детей боярских и служилых князей и мурз и татар и их людей и крестьян и посадцких всяких людей и государевых дворцовых сел крестьян во всяких делех, опричь бортников и мордвы, а бортников и мордву судити в розбое и в душегубстве в тадбе с поличным, а опричь того не судить. А которые приезжие люди учнут бити челом на арземасцов на детей боярских и на их людей и на крестьян и на татар и на дворцовых сел крестьян в обидах, или арземасцы на которых приезжих людей учнут бити челом в обиде о управах, и намеснику их с приезжими людми судити. А держати намеснику в городе в Арземасе тиуна да четырех человек довотчиков да дву праведчиков. А в суде у намесника быти и у его тиуна старостам и человалником, а дела судные записывати //(л.2) земскому дьячку, а к судным спискам ко всяким старостам и целовалником руки свои прикладывати, а у себя держати с судных дел противни. А имати намеснику с суда на виноватом пошлину по Судебнику, с рубля по гривне, то ему и с тиуном, а довотчику ево хоженово четыре денги, а езду на версту по денге, а на правду вдвое.
            А явитца в Арземасе на посаде и в Арземаском уезде у князей и у детей боярских и у их крестьян и у бортников и у мордвы и у мордовских князей и у мурз и у их крестьян и у дворцовых сел крестьян убитая голова, а душегубца не доищетца, и намеснику на тех людех, на чьей земле та убитая голова явитца, имати веры четыре рубли и четыре алтыны; а доищутца душегубца, и душегубец намеснику в продаже. А с холопа вязчего намеснику имати четыре алтына, коли холопа выдадут. А за выводную куницу имати гривна, да за новоженной убрус восмь денег, да за полотно по два алтына. А пойдет вдова замуж по одной земле или пойдет за рубеж, ино с тово восмь алтын. А за рубежем кто женитца, посадцкой человек и волостной, а поимет вдову или девку, а приведут в Арземас город на посад или в деревню волостную, и намеснику с тех имати гривна. А хто придет в Арземас иногородец, и с того намеснику явки имати, с пешево по две денги, а приедут на санех гости торговати, и с тех имати полозового всего по алтыну. А пойдут через Арземас из ыных ис которых городов казаки на поле на порошу и за рубеж на зверь и на рыбу, и как пойдет назад, и с тех людей намеснику по кунице с человека, а с атамана куницы нет, а нелюба куница, ино за куницу гривна.
            Да намеснику же в Арземасе держати два кабака – один на посаде, а другой в Ычалове, а держати на кабаке питья, мед и пиво и вино. А детем боярским и приказщиком городовым и сотником стрелетцким и казацким и стрелцом и казаком и пушкарем и воротником и посадцким людем и ямские слободы охотником по подворьям питья, меду и пива и вина и браг пьяных у себя на продажю не держати никому, а держати //(л.3) посадцким людем и стрелцом и казаком и пушкарем и воротником и ямские слободы охотником питье и пити две недели в году, масленая да великоденская. А являти им то питье намесничю кабатчику, а кабатчику с них имати явка по государеву указу. А опричь им тех дву недель в год питья не держати. А у ково вымут какое питье, кто не явяся намесничю кабатчику учнут держати, и на тех имати заповеди по два рубля, рубль на царя и великого князя, а другой рубль намеснику. А в Арземаском уезде в деревне в Кобылине и в деревне в Нечаеве и в деревне в Гаврилове держать крестьяном на себя братчина пивная и медвяная одинова в год три дни, а являти о том намесничю кабатчику, а явки с них ему имати с пуда меду по алтыну, а с четверти солоду по алтыну ж. А опричь тех урочных трех день братчин у себя не держати. А учнут у себя братчины держати сверх тех урочных день, и те у них братчины выимати и заповедь на них имати по государеву указу. А выимати питье приказщику городовому да с ним целовалником лутчим людем, а намесничю кабатчику у выимки с ними ж быть.
            Да намеснику ж в Арземасе держати пятно, хто в Арземасском уезде или в городе купит или продаст или менит лошадь, и он являет намесничю пятенщику, а пятенщик у них лошадь пятнит. А пятна с лошади – с купца денга, а с продавца денга же московская. А имена лютцкие и лошади в шерсть пишет в книгу памяти для. А хто в Арземаском уезде купит лошадь или продаст или менит, а намесничю пятенщику не явит до такова ж дни, и он, уличив, емлет заповеди и пропятенья два рубля.
            Да намеснику ж в дворцовых селех в Обрамове и в Докукине и в Водоватове смолоть на мелницах шестьсот чети хлеба, по двести чети на мелнице.
            А брати намеснику всякая пошлина по сему доходному списку, как в списке написано.
            А подписал царя и великого князя диок Ондрей Яковлев сын Щелкалов.
На обороте по склейкам:
            Диак Ондрей Щелкалов.
Печатается по изданию: Акты служилых землевладельцев XV – начала XVII века. Т. I. М., 1997. С. 289 – 291. Оригинал: ГИМ, ОПИ. Ф.450. Ед. хр. 902.
Вопросы для самоконтроля. 1) Составьте список источников доходов наместника. 2) Перечислите судебные льготы наместника. 3) Какие еще должностные лица упомянуты в документе, какие обязанности они исполняли?
В работе со студентами или на факультативе с хорошо подготовленными старшеклассниками можно смоделировать различные ситуации – обращение служилых людей по конкретному вопросу или иск на бортниках – и вместе разобрать возможные действия наместника, исходя из указанных в тексте его полномочий.
 
№ 4
Из «Дозорной книги Нижегородского уезда» 1613 г.
Книга Нижегородского уезда боярских, дворянских, и детей боярских, и иноземцов дозору Силы Микитича Грекова да подъячего Клементия Козодавлева. Лета 121 году.
Стан Березопольский.
1. За Павлином, да за Тихоном, да Шиголеем Степановыми детьми Матюнина в поместье дер. Малая Еленка на речке на Еленке-же, а в ней 7 дворов крестьянских, да 8 мест крестьянских пустых. Пашни паханыя 10 четвертей, да перелогом и лесом поросло пашни 32 четверти, и обоего 42 четверти в поле, а в дву потому ж. Земля добра. Сена 50 копен.
2. За Павлином-же, да за Тихоном, да за Шиголеем Степановыми детьми Матюнина в поместье дер. первая Столбища, а в ней крестьянских дворов 2, да нижняя деревня другая Столбища, а в ней крестьянских дворов – 7, да 7 мест дворовых пустых. Пашни паханыя в обеих усадех 10 четвертей, да перелогом и лесом поросло пашни 32 четверти и обоего 42 четв. в поле, а в дву потому-ж. Земля добра. Сена за рекою за Козловкою, да за рекою за Волгою, в межах Печерскаго Монастыря по смете 50 копен.
3. За нижегородцем за Мисерем Головиным сыном Соловцова в поместье сельцо Кстова поляна на реке на Волге, а в нем 5 дворов крестьянских да 2 места дворовых пустых. Пашни паханыя 8 четверт., да перелогом и лесом поросло пашни 72 четверти, и обоего 80 четверт. в поле, а в дву потому-ж. Земля добра. Сена за рекою за Волгою в Кстовских лугах 20 копен.
За Мисерем-же жеребий в пустошь в Сосновке. Пашни перелогом и лесом поросло 37 четвертей с осминою в поле, а в дву потому-ж. Земля добра.(…)
Печатается по изданию А.Я. Садовского: Сборник НГУАК, т. V, отд. 3, с.17. Н.Новгород, Прочтение издателя сохранено.
Вопросы для самоконтроля: 1) Какую историческую информацию может извлечь исследователь из дозорных книг? 2) Вместе с учащимися (или слушателями краеведческого факультатива) определите по карте месторасположение перечисленных в отрывке населенных пунктов; сделайте вывод об истории хозяйственного использования этих земель.
 
№ 5
Из «Писцовой книги Арзамасского уезда», 1621–1623 гг.
Стан Тешской. За бояры и за околничими и за дворяны и за столники и за детми боярскими и за вдовами за недорослями в помес[ть]ях.
            За боярином за князем Борисом Михаиловичем Лыковым в селе Собакине на реке на Теше на усть речки Вонячки, да к селу же припущено в пашню Калистовой пустоши Собакина что было в помесе за боярином за Богданом Юрьевичем Сабуровым, а после него было за князь Никитою Болховским.
            А в селе церков Николы Чюдотворца древяна, а в церкве образ местной Пречистые Богородицы, образ Николы Чюдотворца да двери царские на красках, да перед меснымиобразы две свечи поставных. Книг: евангелье писмяное поволочено выбойкою, евангелистые медные; Апостол да Минея общая писменые, ризы поповские полотняные, оплечье выбойчатые, сосуды церковные древяные, три колокола восмь пуд. Строене мирское приходных людей. Да церковных дворов, во д[воре] поп Стефан Микитин, другой поп Логин Давыдов живет во крестьянском дворе, во д[воре] пономарь Михейко Давыдов, в келе проскурница, да четыре дворишка, а в них живут нищие питаютца о церкви Божии. Пашни церковные написано и примерные земли что примерено у боярина у князя Бориса Михаиловича Лыкова да у Ивана Нарматцкого пятнатцет чети в поле, а в дву потому же, сена за рекою за Тешею на Крутом Враге на полянке тритцат копен.
            Да з боярской да лютцких дворов: во д[воре]: Федка Семенов, во д[воре]: Ивашка Жюк.
            Да крестьян, во д[воре]: Тренка Кузмин, во д[воре]: Гришка Никитин, во д[воре]: Осташко Деревнин з братею с Степанком да с Венедиктком, во д[воре]: Федка Деревнин, во д[воре]: Костька Кузмин (…)
            И всего: двор помещиков да двора лютцких, двадцать шесть дворов крестьянских, а людей в них тридцат два человека, да два двора бобылских, людей в них тоже, да двор пустой, да сорок четыре места дворовых.
            Пашни паханые боярские сто пятдесят чети, да крестьянские пашни семь чети, да перелогу сто девяносто три чети и всего пашни и перелогу триста пятдесят чети, да сверх дач прибыло по мере перелогу дватцать чети и всего триста семдесят чети в поле, а в дву потому же, земля добра. В живущем семь чети. Да переложныя земли и лесом поросло и с Калистовские пустоши Собакина написано на сено тритцать десятин, сена станет шестьсот копен (…)
            Да за рекою ж за Тешею по болшой Курмышской и Олаторской дороге по обе стороны дороги поляна Керзат Кужа, сена шестьдесят копен, да поляна по мордовски Таштовеле, а по руски Старое Селище сена тритцат копен, да по реке по Теше вниз от Иванова Усадища Норматцкого две поляны идучи к мелнице, сена сто копен. Да против мосту за рекою за Тешею Песочной Вражек, а в нем сенных покосов три десятины, сена станет шестьдесят копен. Да в селе Собакине за боярином за князем Борисом Михаиловичем Лыковым на реке на Теше мелница колесо неметцкое и вся снасть мелничная вопче с Ываном Нарматцким, да под селом Собакиным в усаде боярина князя Бориса Михайловича Лыкова, да озеро Долгое, да озеро Круглое (…)
Печатается по изданию А.Я.Садовского: Сборник НГУАК, т. XV, вып. 8. Н.Новгород, 1915. Прочтение издателя сохранено
Вопросы и задания для самоконтроля: вместе с учащимися (или слушателями краеведческого факультатива) найдите на современной карте упомянутые в отрывке населенные пункты, сделайте вывод о населенности сел в XVII в.
 
№ 6
21.06.1623 – Запись поручная нижегородцев посадских лююдей Василия Иванова Чермного и др. за нижегородца посадского человека Власа Дорофеева по иску Федора Маркова Козла
            (л.1) Се яз Василей Иванов сын Чермной холшевник, да яз Ждан Клементьев сын Облоухов, да яз Григорей Иванов сын холшевник, – все есмя порутчики нижегородцы посадцкие люди выручили есмя в Нижнем Новегороде у недельщика у Федора Кошкина нижегородца посадцково человека Власа Дорофеева сына холшевника в том: ставитися ему, Власу, за нашею порукою в Нижнем Новегороде у государевы у судные избы по вся дни на первом часу дни на правеже и из Нижнево ему не съехати. А не учнет он за нашею порукою по вся дни на правеже ставитися или из Нижнево съедет, и на нас, на порутчиках, исцов иск – нижегородца посацково человека Федора Маркова сына Козла по записи десеть рублев денег , его Власова повытья во сто рублев. А кои нас, порутчиков, по сей записи в лицах, – на том исцов иск и порука. А на то послуси Потеха Иванов сын Опарин да Олексей Иванов сын Зиновьева да Захарей Родионов сын. А запись писал Обакумко Тимофеев лета 7131 году июня в 21 день.
            (На обороте листарукоприкладства):
Послух Потешка руку приложил
            Послух Олешка руку приложил
            Послух Захарко руку приложил.
Печатается по оригиналу: ГАНО. Ф.1402. Оп.1. Д.20. (на 1 л.)
Примечания: недельщик – судебный пристав в губной избе, исполнявший свои обязанности «по неделям»; судная изба – то же, что и губная изба; послух – свидетель; правеж – взыскание с ответчика, как правило с помощью принудительных средств (др.-русск. «править» – взыскивать).
Вопросы для самоконтроля. 1) В чем причина выдачи поручной записи? 2) Каким могло быть наказание для поручников в случае нарушения ответчиком условий записи?
№ 7
            Из «Платежной книги Нижнего Новгорода», 1629 г.
По местному списку у 136 году во 137 г. осталось за всякими росходы государевых царевых и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии Нижегородцких всяких денежных доходов 10 [тысяч] 751 рубль.
            Да на нынешней на 137 г. государевых же царевых и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии всяких денежных доходов и оброчново меду и посопного хлеба на окладу.
            Да с Нижнево-ж-Новагорода с посаду против прежняго с лавок и с анбаров оброку и пошлин 98 руб. 22 алт. с полуденгою, и те денги на нынешней на 137 г. взяты сполна.
С кузниц оброку и пошлин у Оксенка Ушакова с кузницы оброку и пошлин 15 алт., и те денги на нынешней на 137 г. взяты сполна.
            У Степанка Купреянова с кузничного места оброку 15 алт.,пошлин 5 ден., и те на нынешней на 137 г. взяты сполна.
            У Спирки Яковлева с кузничново места оброку полтина, пошлин 5 ден., и те денги на нынешней на 137 г. взяты сполна.
            У кузнецов у Пашки Лепешкина да у Федки Романова с кузницы оброку 13 алт., 2 ден., пошлин 4 ден., и те денги на нынешней на 137 г. взяты сполна.
            У кузнеца у Федки Ермолина Ярославца с кузницы, что была за кузнецом за Ивашком Онисимовым Папушкиным оброку 30 алт., и те денги на нынешней на 137 г. взяты сполна.
            У Баженка Третьякова сына Козлятева с кузницы, что была за Тренкою Козлятевым оброку и пошлин рубль 6 алт. 4 ден. и те денги на нынешней на 137 г. взяты сполна.
            У Герасимка Федорова Костромитина с кузницы оброку 16 алт. 4 ден., и те денги на нынешней на 137 г. взяты сполна.
            У пушкаря у Стенки Рябкина с кузницы, что была за Баженком Дмитреевым, оброку 10 алт., и те денги на нынешней на 137 г. взяты сполна.
            Духова монастыря у старца у Васьяна с кузницы оброку 8 алт. 2 ден., и те денги на нынешней на 137 г. взяты сполна. (…)
Печатается по изданию: Нижнего Новгорода книга платёжная всяким денежным пошлинам и оброчным сборам и доимкам. 1629 // Сборник НГУАК, т. XIII, вып.3. Н.Новгород. С.35–36. Прочтение издателей сохранено.
Вопросуы для самоконтроля: 1) Из каких источников складывался доход, получаемый государством с нижегородских земель? 2) Как можно объяснить различие в суммах, уплаченных с кузниц Нижнего Новгорода их владельцами?
№ 8
Из «Писцовой книги города Балахны», 1674–1676 гг..
(…) Город Балахна на реке на Нетече, что была река Железница, а устье р. Нетечи у Бабья озера и у р. Волги, деревяной рубленой сосновой, а промеж стен меры по две сажени, ветх, а по мере около всего городу башня Рожественская проезжая, рублена в две стены с почвы до нижнего мосту; вышина той башни и с обломы до кровли 6 сажен, ширина меж углы 4 сажени, крыта тесом четвероугольным шатром. А от тое башни до наугольной башни стены городовой 57 сажен, а вышина той стены и с обломы 3 сажени с полусаженьи. Наугольной башне вышина 6 саж. стены, меж углов 3-х саж. От Наугольной башни до Петровских ворот 64 саж. без четверти, вышина стен 3 сажени с полусаженью. Петровской башне вышина 6 1/3 сажен, стены меж угол 4 сажени с полусаженью…
            Да по городу наряд: в Рожественских воротах 3 пушки железных, да на башне пушка медная да пушка железная; в Наугольной башне, что от Петровскаго озера, пушка железная; в Петровских воротех две пушки железных да пушка медная, да на башне пушка железная; в Воскресенских воротах три пушки медных да пушка железная; в Наугольной башне, что у р. Нетечи, пушка железная;в Никольских воротах две пушки железных да пушка медная, да на башне две пушки железных.
            Да внутри города Соборная церковь Вознесения Господа Бога и Спаса Нашего Иисуса Христа древяная клетцки с папертью, верх шатром. У нея три придела: Живоначальной Троицы, да придел Усекновения Честныя Главы Иоанна Предотечи, да придел Святого Николая Чюдотворца. У церкви и в приделех Божия Милосердия местных образов и Деисусы и праздники и пророки писаны на краске: образ местной Вознесения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа писан на краске; у Спасова образа и у Богородицына венцы и цаты серебряные резные позолоченые; пелена у того образа камка лазоревая опушена тафтою червчатою, крест шит золотом, кисти шелковые с золотом (пелену приложил Тимофей Маракушев). Образ Пречистыя Богородицы Печерския обложен серебром, оклад резной золочен, венцы и цаты резные с каменьем, а в венцах бирюза и винись 32 каменя; у Богородицы на образу убрус и ожерельицо и рясы низаны мелким жемчюгом…
(…) В городе приказная изба на мшанике, против ея сени в длину той избы и сеням 6 саж., поперег 3 саж. А против Приказной избы погреб с выходом каменной, а у него двои двери – одни деревянныя, другия железныя, да решотка деревянная с замком. Длина погребу 3 саж., а поперег 3 саж. без трети, а выходу длина меж стен 1? саж., поперег сажень. А сделан тот погреб с выходом по указу Великаго Государя в 166 году. А в том погребе снаряду пушечка дробовая железная, длина той пушке 9 вершков, 3 пищали медных да 18 пищалей затинных железных в станках с приклады; в семи бочках в больших и в малых зелья 104? пуда; 112 мушкетов; 48 пуд без чети свинцу; ядер каменных по кружалу 67 ядер, весу в ядре по 5 гривенок; ядер железных больших 208 ядер, весу в ядре по 1? гривенке; ядер железных-же 11946 ядер, весу в ядре по гривенке; ядер железных-же к затинным пищалям 9 пуд ядер; железных-же 75 ядер, весу в ядре по 3 гривенке; дробу 9 пуд, 30 ядер железных, а в них весу по 10 гривенок ядро; 40 ядер железных, а в них весу по 6 гривенок ядро; 200 ядер железных, весу по 5 гривенок ядро; 200-ж ядер железных, весу по 3 гривенки в ядре. Да против приказных изб колодезь, а сруб в том колодце стены по сажени с четью на все стороны.
            Двор воеводской; длина того двора и с огородом 54 саж. поперег 30 саж.; и тому-ж двору в огород припущено место дворовое подъяческое, которые бывают с приписью.
            Изба губная; против ея сени в длину 4? саж., поперег 2 1/3 сажени; три тюрмы – одна разбойная, другая опальная, третья женская; земли под ними и сторожнями в длину 20 саж. без чети сажени, поперег 13 сажень. (…)
(…) Дворы же посадцков тяглых середних людей на Боровской гриве. Двор Васка да Алешка да Ефимко Ивановы дети Гордеева, у Васки сын Ивашко 7 л., у Олешки дети Данилко женат, Куземка 20 л.; в длину двора его и с огородом 50 1/3 саж., поперег 28 1/6 саж.; у Васки живет по записи Сидорко Потапов, у Сидорки сын Климка 3 л., у Алешки из найму Любимко Иванов, у Ефимка Якушко Григорьев; тягла платят с двух алтын. Двор Ивашко да Петрушко Ивановы дети Минины, у Ивашки сын Данилко 13 л.; в длину двора их и с огородом 33? саж., поперег 17? саж.; у него-же живет в наймех посадцкой человек Овдюшка Герасимов сын Коцмаков; у Овдюшки дети Мишка 4 л., Оска 3 л.; тягло платит с 10 денег. Двор Максимко Микитин сын Ляпин, у него дети Алешка 6 л., Максимко 1? л.; в длину двора его и с огородом 33 саж., поперег 10 1/3 саж.; у него-ж живет по рядной записи жены его, что написала за собою к нему вдова Дружининская жена Обанина литовского полону вдова Татьянка Степанова дочь с сыном Васкою Ермалиным; у него-ж место дворовое пусто Якимка Красильника, в длину того места 22 саж., а тем местом владеет он-же Максимко Ляпин, тягло платят, с братьями своими вместе (…)
Печатается по изданию: Писцовая книга города Балахны 1674–1676. (под ред. А.Я. Садовского). // Сб-к НГУАК. т. XV. Вып. 1. Н.Новгород, 1913. С. 12, 13, 16, 38. Прочтение издателей сохранено; пунктуация современная.
Вопросы и задания для самоконтроля: 1) На основании прочитанного отрывка попытайтесь сформулировать цели и задачи составления писцовых книг, их предназначение в делопроизводстве. 2) Какие административные учреждения уездногоуправления перечислены в отрывке? 3) Проведите с учащимися или слушателями краеведческого факультатива экскурсию по Балахне, отметив места расположения городских башен и ворот, приказной и губной изб.
№ 9
18.03.1675 г. – Грамота из Поместного приказа в Нижегородскую приказную избу об отказе Гляткову А.И. прожиточного поместья его матери и сестер (с.Бочеево, Березопольского стана).
(л.1) От царя и великого князя Алексея Михайловича всея Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца в Нижней Новгород стольнику нашему и воеводе князю Степану Федоровичу Львову да дьяку нашему Семену Прокофьеву. Бил челом нам, великому государю, жилец Ондрей Иванов сын Глятков. В прошлом-де во 182-м году поступилась ему мать ево вдова Татьяна да сестры ево родные девки Матрена да Наталья прожиточных своих поместей в Нижегороцком уезде в Березопольском стану в селе Бочееве з деревнями и пустошми, а ему-де с того поместья мать свою вдову Татьяну и сестер девок кормить и поить и с приданым сестр выдать замуж, и нам, великому государю, пожаловать бы ево: велеть то матери ево и сестр прожитки по их заручной челобитной за ним справить. А вдова Татьяна Иванова жена Гляткова з дочерми з девками с Матреною да с Натальею нам, великому государю, о том била ж челом, чтоб нам их пожаловать, велеть те их прожиточные поместья за вдовиным сыном, а за девкиными братом за Ондреем Глятковым справить, а ему-де ее, вдову з дочерми, кормить и поить и девок замуж с приданым выдать. Да к той челобитной князь Никита Болховской вместо сестры своей родной вдовы Татьяны да племянниц своих Матрены да Натальи по их веленью руку приложил. А в даче 177 году написано: дано вдове Татьяне Ивановой жене // (л.2) Гляткова з девками с Матреною да с Натальею вдове ис поместья мужа ее, а девкам ис поместья отца их в Нижегороцком уезде в Березопольском стану в селе Бочееве з деревнями и с пустошми, а в них пашни сто две чети в поле, а в дву потому ж, вдове пятьдесят одна четь, а девкам по дватцати по пяти чети с осминою. И как к вам ся наша великого государя грамота придет, и вы б вдову Татьяну Иванову жену Гляткова з дочерми з девками с Матреною да с Натальею велели поставить перед собою в съезжей избе и их допрасили [так! проявилась характерная черта московского говора – «аканье». – Б.П.] прожиточного своего поместья в Нижегородцком уезде в Березопольском стану в селе Бочееве з деревнями и с пустошьми ста двух четей вдова сыну, а девки брату жильцу Ондрею Гляткову поступаютца полюбовно ль, и к челобитной их брат ее, вдовин, князь Никита Болховской руку приложил по их ли веленью. Да будет вдова Татьяна Иванова жена Гляткова и дочери ее девки Матрена да Наталья в допросе перед вами скажут, что они прожиточных своих поместий в Нижегородцком уезде в Березопольском стану в селе Бочееве з деревнями и пустошми ста двух четей вдова сыну, а девки брату родному жильцу Ондрею Гляткову поступаютца полюбовно, и к челобитной их князь Никита Болховской руку приложил по их веленью, и ничем не оспорят, и вы б о том взяли у них скаску за рукою // (л.3) отца их духовного или кому они верят, а допрося и взяв скаску, в Нижегороцкой уезд в Березопольский стан вдовы Татьяны Ивановы жены Гляткова и дочерей ее девок Матрены да Натальи в прожиточные поместья в сельцо Бочеево з деревнями и с пустошми, чем они владели, послали нашея службы отставленного дворянина или подьячего от места добра, а велели ему взять с собою тутошних и сторонних людей, старост и целовальников и крестьян, сколько человек пригоже, да в том поместье велели переписать дворы и в них людей по имяном, и места дворовые и пашню и сено и лес и всякие угодьи переписав, да то вдовино и девкины прожиточные поместья, а в нем пашни сто две чети в поле а в дву по тому ж, буде спору не будет, велели отказать жильцу Ондрею Иванову сыну Гляткову к Нижегородцкому да Отемарскому ево поместью ко сту к сороку ко шти четям в поместье со всеми угодьи. Да что ему в том поместье откажет дворов и в них людей по имяном и мест дворовых и пашни и сена и лесу и всяких угодей, и вы б то все велели написать в книги подлинно порознь земскому дьячку, да те книги тутошних и сторонних людей, которые в том поместье на отказе будут, // (л.4) и за откащиковою руками пересмотря, чтоб приписных и скребеных и переправленых мест не было, и вдовы Татьяны Ивановы жены Гляткова и дочерей ее девок Матрены да Натальи допросные речи отца их духовного или кому они верят, и ты, Семен, за своею приписью прислали к нам, великому государю, к Москве и велели подать в Помесном приказе дьяком нашим думному ГарасимуДохтурову да Ондреяну Яковлеву да Семену Румянцову да Ивану Протопопову да Ивану Рагозинину. Писано на Москве лета 7183-го марта в 18 день.
На л.1об. адрес: «В Нижней Новгород стольнику нашему и воеводе князю Степану Ивановичу Татеву [ошибочно; в это время воеводой был уже кн.Львов, который и назван в тексте грамоты. – Б.П.] да дьяку нашему Семену Прокофьеву»; ниже – дата получения документа и помета об уплате пошлины (чернила выцвели, прочитывается неуверенно: «апреля в 5 день. Взято … алтын 20 денег».)
По краям склей скрепа: «Дьяк Семен Румянцов»; л.4об. – справа подьячего: «Писал Ивашко Обрютин».
Печатается по оригиналу: ГАНО, ф.1402 оп.1 д.439, л.1-4.
Вопросы для самоконтроля. Опишите возможные действия подьячего из приказной избы, посланного с наказной памятью для исполнения грамоты.
 
№ 10
27.05.1668 г. – Память из Казанской приказной избы в Нижегородскую приказную избу о побеге крестьянина Ивана Леонтьева, по прозвищу Самара.
Господам Максиму Ивановичю, Евсевью Еремеевичю [воевода М.И.Нащокин и дьяк Е.Кобелев в Нижегородской приказной избе. – Б.П.] Юрьи Трубецкой, Микита Боборыкин, Афонасей Ташлыков, Юрьи Блудов челом бьют. В нынешнем во 176-м году майя против 5-го числа в ночи бежал ис Казани ис приказные полаты вор и разбойник Нижегородцкого уезду дворцового села Воронина крестьянин Ивашко Леонтьев сын, прозвище Самара, и приметами он, Ивашко, ростом из середних, не мал, в плечах широк, волосы на голове светлорусы, борода невелика светлоруса ж, голощок, нос ксорос, плоск, глаза серы ямоваты, смугловат, лобаст, пытан и жжон. Платья на нем кафтан белой суконной без ожерелка с снурком. И вам бы, господа, по указу великого государя велеть в Нижнем и в Нижегороцком уезде о разбойнике Ивашке Самаре учинить заказ крепкой под смертною казнью, чтоб нихто всяких чинов люди у себя того Ивашка не держали и не таили, а привели б к вам в Нижней в съезжую избу к записке. И буде кто того разбойника Ивашка, поймав, к вам в съезжую избу к записке приведет, и вам бы, господа, того разбойника Ивашка Самару прислать в Казань за крепкими караулы да о том к нам велеть отписать.
 
Печатается по оригналу: ГАНО, ф.1402 оп.1 д.364, л.1.
Вопросы для самоконтроля: 1) По описанию внешности Ивашки Самары попытайтесь восстановить порядок описания примет разыскиваемых; 2) Какие действия должна предпринять Нижегородская приказная изба для поимки беглого преступника? (попытайтесь подготовить текст наказной памяти).
 
№ 11
июль 1696 г. – Доездная память подьячего Максимова Ф. (Из дела о высылке на государеву службу в Белгород в полк боярина Шереметева Б.П, нижегородских дворян).
Лета 7204 июля в [пропущено] день. По указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца и по наказной памяти ближних стольников и воевод Павла Федоровича да Федора Павловича Леонтьевых да дьяка Прохора Чередеева Нижегородцкие приказные полаты подьячей Федор Максимов ездил в Нижегородцкой уезд в Закудемской стан, а по указу великого государя и по грамоте из Розряду велено мне стольников и стряпчих и дворян московских и жильцов и городовых дворян и детей боярских сотенные службы всех по списку и недорослей, которые в службу поспели, – всех до одного человека выслать на ево великого государя службу в Белъгород в полк к боярину и воеводе к Борису Петровичу Шереметеву. А которые у высылки всяких чинов ратные люди и недоросли учинятца великого государя указу непослушны, и о том мне велено писать. И я, подьячей, в Нижегородцкой уезд в Закудемской стан в поместья и в вотчины стольников и стряпчих и дворян московских и жильцов и городовых дворян и детей боярских и недорослей для высылки доезжал и на службу великого государя в Белгород в полк к боярину и воеводе к Борису Петровичу Шереметеву высылал, и кто имяны учинилися великого государя указу непослушны и тому под сим доездом имянная роспись, а которые до моего приезду пошли в Белъгород и тому под сим же доездом скаски за руками старост их и крестьян.
На обороте в центре листа: «К сему доезду Нижегородцкие приказные полаты подьячей Федька Максимов руку прило[в конце текста]жил».
Вверху: «Взять к отпуску». Внизу по краю склеи след пометы дьяка.
Печатается по оригналу: ГАНО, ф.1402 оп.1 д.671, л.1.
Вопросы для самоконтроля: 1) Чем была вызвана поездка подьячего Ф.Максимова? 2) Какими документами была оформлена эта поездка? 3) Какие документы должен был приложить подьячий к доездной памяти? (укажите тип документов и их примерное содержание).
№ 12
10.03.1681 г. – Отпись из Стрелецкого приказа властям Макарьевского м-ря о взятии в казну ямских и полоняничных денег с монастрыских вотчин.
Лета 7189-го марта в 10 день. По государеву цареву и великого князя Феодора Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца указу взято в ево великого государя казну в Стрелецкой приказ Нижегороцкого уезду с вотчин Макария Желтовоцкого монастыря з деревнями с крестьянских изб бобыльских з двухсот з дватцати дворов да с ремесленых з двунатцати дворов ямских и полоняничных денег на нынешней на 189-й год по гривне з двора, итого дватцать три рубли шесть алтын четыре деньги. Платил того же монастыря стряпчей Павел Уткин.
 
Скрепа дьяка (л.1): «Диак Леонтей Кондратьев».
Справа подьячего (л.1об.): «Справил Филька Коверин».
Печатается по оригиналу: ГАНО, ф.998 оп.588 д.166, л.1.
Вопросы для самоконтроля: Какова была цель взимания указанных в отписи денег, и на какие нужды они расходовались?
№ 13
Около 1690 г. – Челобитная Зиновьева И., подьячего Нижегородской приказной избы, об утверждении его в должности старого подьячего.
Великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем бьет челом холоп ваш приказные избы подьячей Ивашко Зиновьев. Работаю я, холоп ваш, вам, великим государем в Нижнем Новегороде в приказной избе со 180-го году и пишу ваши великих государей всякие дела безотступно. И в прошлом, государи, во 188-м году по вашему великих государей указу посылан был я, холоп ваш, из Нижнего Новагорода ис приказные избы к Москве в Новгородцкой приказ с приходными и росходными книгами. Да я ж, государи, холоп ваш, отдан был для письма в прошлом во 191-м году к сыскным делам к стольнику и полковнику к Прохору Аввакумову сыну Иевлеву. Да я ж, государи, холоп ваш, работал вам, великим государем в Нижнем Новегороде в приказной избе в прошлом в 192-м году, писал ямские отпуски во весь год. Да я ж, государи, холоп ваш, был у порохового дела в прошлом в 194-м году мая с 4 числа да июля по 13-е число. Да я ж, государи, холоп ваш, отдан был в прошлом во 195-м году к стольнику к Тимофею Устимову сыну Хрущеву для письма, как по вашему великих государей указу высылали на службу ратных людей в первой Крымской поход. Да я ж, государи, холоп ваш, посылан был в прошлом во 196-м году для сыску раскольников в леса за реку Керженец апреля с 30-го числа да майя по 15 число. Да я ж, государи, холоп ваш, работал вам, великим государем, в Нижнем Новегороде в приказной избе в прошлом во 197-м году, писал ямские ж отпуски во весь год. Да в том же, государи, в прошлом во 197-м году отдан был я, холоп ваш, к стольнику к Ивану Иванову сыну Злобину для письма, как по вашему великих государей указу высылали на службу ратных людей в Крымской поход. А моя братья в то время корыстовались, и быв я, холоп ваш, у тех ваших великих государей дел бескорыстно, оскудал и одолжал. А сижу, государи, я, холоп ваш, у ваших великих государей дел в молодых подьячих, а во 194-м году июля з 29 числа по вашему великих государей указу и по приказу стольника и воеводы князь Василья княж Васильева сына Кропоткина и по помете на челобитной дьяка Артемья Степанова поверстан я, холоп ваш, в делах старым подьячим, а без вашего великих государей указу я, холоп ваш, никаких дел ведать за собою справкою не смею. Милосердые великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевичь, Петр Алексеевичь всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, пожалуйте меня, холопа своего: велите, государи, мне за многую мою работишко всякие дела ведать справкою за собою, и своею братьею у ваших великих государей дел быть по отдаче впредь поочередно, чтоб мне, холопу вашему, будучи у ваших великих государей дел голодною и холодною смертью з женишкою и з детишки не умереть. Великие государи, смилуйтеся!
Печатается по оригналу: ГАНО, ф.1402 оп.1 д.557, л.1.
Вопросы для самоконтроля: По тексту челобитной попытайтесь составить список «государевых служб» И.Зиновьева в форме таблицы: 1) дата «службы»; 2) наименование «службы»; 3) события, происходившие в это время в стране. Основываясь на составленной таблице, попытайтесь сформулировать вывод об степени участия приказной администрации в управлении страной (для этого посмотрите, какие значительные события «прошли мимо» И.Зиновьева).
№ 14
21.02.1695 – Кабала служилая Лебедева А.И., данная им Зубатову Д.Ф.
            (л.1) Се аз, волной человек Алексей Иванов сын Лебедев, послуживец Василья Игнатьева сына Мусина Пушкина, в нынешнем в двести третьем году бил челом я, Алексей, в кабалное холопство Дмитрею Федоровичю Зубатову и служилую кабалу даю я, Алексей, на себя волею своею, и служити мне, Алексею, у него, государя своего Дмитрея Федоровича по ево живот. А на то послуси: Нижегородцкой площади подьячие Иван Никитин, Василей Ломоносов. А служилую кабалу писал тое ж площади подьячей Сенька Сырейщиков лета 7203-го году февраля в 21 день.
Вверху листа помета дьяка: 203-го февраля в 21-й день Алешка сказался волной и ся де кабала на него. Осмотреть и записать.
Ниже помета: А по осмотру Алешка ростом средной, волосом рус, круглолиц, лицем смугол, на правой щеке бородавка неболшая, на бороде рубец, глаза серы, у левой руки на указателном персте рубчик неболшей, глаза серы, нос немного вскорос. От роду сказался дватцети трех лет.
 
На обороте помета: 7203-го февраля в 21 день по указу великих государей и по приказу ближних столников и воевод Павла Федоровича да Федора Павловича Леонтьевых да дьяка Прохора Чередеева сия служилая кабала в Нижнем Новегороде в Приказной полате в записные кабалные книги записана и пошлины по указу взяты. Диак Прохор Чередеев.
Ниже рукоприкладства: К сей служилой кабале вместо Алексея Иванова сына Лебедева по ево велению площадной подьячей Логинко Однаряткин руку приложил.
Послух Ивашко Никитин руку приложил.
Послух Васка Ломоносов руку приложил.
Справа: Смотрил Матюшка Гаврилов.
Печатается по оригиналу: ГАНО. Ф.2013. Оп.602. Д.524 (на 1 л.). Опубликовано: Н.Новгород в XVII веке. Горький, 1961. С.271 (№ 190).
Вопросы для самоконтроля: 1) По описанию внешности А.И.Лебедева попытайтесь восстановить принятый порядок описания примет; 2) Чем могло быть вызвано желание Лебедева поступить в кабальное холопство к Д.Ф.Зубатову? (Вспомните, что вам известно о холопстве, социальном статусе холопов, о причинах, приводивших вольных людей в холопство).
Пример анализа документального источника в процессе преподавания истории края
1662 г. – Из расспросных пыточных речей о чеканке фальшивых медных денег (фрагмент).
…И Ивашка Еремеев поднят на дыбу и пытан, а на пытке было ему кнутом пятнадцать ударов, а с пытки он, Ивашка, винился и говорил: … он де, Ивашка, воровские медные деньги делал, напечатав деньгами, лил в опоки, а делает де он, Ивашка, такие деньги, льет в опоки, тому другой год, и на те де воровские медные деньги покупал он, Ивашка, на торгу всякие товары, смешав с серебряными деньгами…
Печатается по оригналу: ГАНО, ф.2013 оп.602 д.716, л.1.
Комментарии и методические советы.
Приведенный документ представляет интерес для преподавания исторического краеведения в школе и заслуживает анализа с нескольких сторон. Прежде всего, он удобен для знакомства учащихся с денежной системой Русского государства в середине XVII в., для изучения причин и последствий Медного бунта 1662 г. Как известно, основной денежной единицей на Руси был серебряный рубль достоинством в 100 копеек. В ходу были также серебряные монеты в 50 копеек (полтина), в 10 копеек (гривенник), собственно копейка и деньга (полкопейки). Однако с 1654 г. правительство царя Алексея Михайловича, стремясь покрыть растущие государственные расходы, стало выпускать медные деньги, а прежние серебряные стало изымать из обращения, удерживая в казне. Появление неполноценных медных монет привело к росту цен на все товары, в результате чего низшие слои общества (посадские, служилые люди, крестьяне) оказались в бедственном положении. Бедствовавшее население стало подделывать медные деньги, обесценившиеся к началу 1660-ых годов. Именно это и отразилось в документе об изготовлении И.Еремеевым и его сообщниками фальшивых медных денег. Текст документа достаточно полно показывает процесс подделки монеты: Ивашка Еремеев, изготовив специальные глиняные формы для отливки монет («опоки») и сделав на них отпечаток с настоящей монеты, лил в эти формы медь и получал, таким образом, фальшивые деньги, на которые, смешав их с настоящими серебряными, покупал на торгу необходимые ему товары. Желательно, чтобы учащиеся попытались самостоятельно определить социальную принадлежность И.Еремеева. На его принадлежность к «податному сословию» (крестьянам или городской бедноте) указывает уничижительная форма имени («Ивашка»), отсутствие фамилии («Еремеев» – это отчество; у представителей знати оно было бы написано в форме «-ич», т.е. «Еремеевич»); отсутствие каких-либо указаний на род занятий и звание. Вероятно, он все же был представителем городской бедноты (у крестьян и кабальных холопов обычно указывалась фамилия их владельца).
От разбора содержательной стороны документа можно перейти к изложению истории Медного бунта 1662 г. Как известно, массовое появление фальшивых медных монет и жестокие наказания людей с такими деньгами (зачастую ни в чем не виновных) вызвали сильное недовольство народа. Восстание, получившее название «Медный бунт», вспыхнуло 25 июля 1662 г. Его ход – появление «воровских листов» с перечнем преступлений бояр, приход толпы к царю в подмосковное село Коломенское, ее разгон стрельцами и отрядами дворян, жестокая казнь зачинщиков и последующая отмена медных денег – подробно изложен в учебных пособиях по описанию современника и очевидца событий Г.Котошихина. [Полный текст см., например, по изданию: Григорий Котошихин. О Московском государстве в середине XVII столетия // Русское историческое повествование XVI-XVII веков. М., 1984. С.162-315. О Медном бунте – с.252-258.]
Кроме содержательной стороны документа об И.Еремееве, необходимо разобрать с учащимися на уроке и его формальную сторону. По форме своей данный акт – хороший образец так называемых «пыточных речей», то есть записи показаний обвиняемого, полученных от него в результате пытки. Допрос, сопровождавшийся истязаниями, был обычным при расследовании уголовных и политических преступлений в Древней Руси. В качестве орудия пытки чаще всего применялась упомянутая в нашем документе дыба – перекладина или блок с перекинутой через него веревкой. Обвиняемого, поднятого на дыбу за связанные руки, били кнутом. Так, в рассматриваемом документе Ивашка Еремеев на дыбе подвергся страшным мучениям, получив 15 ударов кнутом: в те времена профессиональные палачи («заплечных дел мастера»), орудуя специальным кнутом-«длинником», могли с 10 ударов рассечь тело человека до позвоночника. Считалось, что под «длинником» невозможно было утаить правду (отсюда выражение «подлинная правда»). Понимание этих особенностей поможет учителю на уроке затронуть тему средневекового суда. Разговор об этом, начатый изучением документа об И.Еремееве, желательно сопроводить часто публикуемой иллюстрацией «Суд в Московском государстве» (репродукция с картины С.В.Иванова), очень наглядно показывающей ход следствия, роль судьи, дьяка, подьячего. В итоге работы с «пыточными речами» как историческим источником у учащихся должно сложиться ясное представление о несправедливости суда с применением пыток. Подвергнутый мучениям человек мог сознаться в преступлениях, которых он не совершал, или оговорить невинных людей. Школьники должны понять, что результатом такого суда становилось не установление истины, а получение признаний. Несправедливость суда и следствия вызывала недовольство властями, приводила к попыткам сопротивления. Разбор «пыточных речей» в таком ключе позволит преподавателю затем логично и последовательно перейти к изучению крестьянской войны под руководством С.Т.Разина и связанных с ней событий в Нижегородском Поволжье.
Пример работы с нарративным текстом как историческим источником.
««»Поминальное слово»
(Из введения к «Синодику» Нижегородского Печерского монастыря)
Текст[2]
Помяни, Господи, … кровь свою проливших и за весь мир жизнь отдавших. Помяни весь народ православный, всех убитых в сражениях и всячески погубляемых от руки безбожных на пути и на распутиях – от татар, от литвы, от немцев, от ляхов и от иноязычных, и от разбойников, и от междоусобиц, и от всякого насильства умерших.
Помяни, Господи, столпников и столпниц, пустынников и пустынниц, мучеников и мучениц, заключенных в темницы царями нечестивыми, и скончавшихся в полонах поганских, и упавших с высоты гор, храмов и деревьев, а также упавших с коня, в водах утонувших, в лесах, и в болотах, и в дебрях, и в колодцах и по-иному напрасною смертию умерших.
Помяни, Господи, души сожженных и в пещерах умерших, и от мороза замерзших, от голода и жажды скончавшихся, в пещерах и расщелинах каменных, и в пропастях земных принявших смерть, и в горах и в пустыне заблудившихся, и зверями съеденных и растерзанных, – всех умерших православных.
Помяни, Господи, по улицам скитающихся, которым негде головы приклонить, и от болезней и мора умерших, в городах и селах, в чужой земле и в скудельницах, и в божьем дому лежащих, и нищих, которых некому помянуть, веровавших во святую Троицу – Отца, Сына и Святого Духа.
Комментарии и методические советы
            «Поминальное слово» – фрагмент из вступительной части к «Синодику» Нижегородского Печерского монастыря. «Синодиками» в древнерусской письменности назывались книги, в которые записывались имена умерших для церковного поминовения их душ за упокой (так называемые «синодики-помянники»). «Синодики» имели повсеместное распространение на Руси, по крайней мере, с XII века и составлялись в церквах и монастырях, в крестьянских и княжеских домах, в царской семье. Спискам умерших, которых надлежит поминать за литургией, обычно предшествовали вступительные обращения к слушателям и читателям, написанные в жанре учительного или торжественного красноречия. Именно таков «Синодик-помянник» Нижегородского Печерского монастыря, составленный повелением архимандрита Иоакима в 1556 году.
В качестве источника для изучения истории Нижегородского Поволжья «Поминальное Слово» интересно развернутой картиной реальных условий жизни и смерти древнерусского человека. В тексте произведения упоминается гибель «от татар, от литвы, от немцев, от ляхов…, и от разбойников, и от междоусобиц», «скончавшихся в полонах поганских», «от мороза замерзших», «от голода скончавшихся», «от болезней и мора умерших» и т.п. Методически целесообразно, по-видимому, дать задание ученикам подготовить сообщение, какие события истории Нижегородской земли до середины XVI в. имел в виду  автор «Поминального Слова», перечисляя обстоятельства гибели людей. В этом случае анализ текста позволяет повторить и систематизировать знания по истории края в XIII-XV вв., полученные на предыдущих уроках. Указания на эти события буквально рассыпаны по тексту:
1) «убитые в сражениях» и «всячески погубляемые» –
            а) «от татар» – возможность вспомнить, в частности, Пьянское побоище 1377 г., , нашествие Едигея 1408 г., набеги Улуг-Мухаммеда и Мамутека («момотяковщина») 1445 г., а также Ахмет-Амина 1505 г.;
            б) «от литвы», «от ляхов» – намеки на длительные войны Русского государства с Великим княжеством Литовским и Королевством Польским в 1487-1494, 1499-1503, 1512-1522 гг.;
            в) «от немцев» – конфликты в Прибалтике, приведшие в 1558 г. к началу войны России с Ливонским орденом;
            г) «от междоусобиц» – подразумевались в том числе и феодальные распри потомков нижегородско-суздальских князей (Семен и Василий Дмитриевичи, Даниил Борисович) с московскими великими князьями, включившими в 1392 г. Нижний Новгород в состав Московской Руси; эти междоусобицы, сопровождавшиеся приглашением ордынцев, обескровили Нижегородский край;
2) «заключенные в темницу царями нечестивыми», «скончавшиеся в полонах поганских» – возможно, намек на конфликты с Казанским царством, от которых страдали, в первую очередь, нижегородцы – жившие на пограничных землях крестьяне и торговавшие по Волге купцы (известно, что в 1551 г. в Казани насчитывалось несколько десятков тысяч русских людей, угнанных в рабство во время набегов);
3) «упавшие с высоты деревьев» – не исключено, что здесь намек на погибших бортников; бортничество (сбор лесного меда), широко распространенное в Нижегородском крае, было очень опасным промыслом;
4) «от болезней и мора умерших» – отзвук страшных эпидемий, время от времени случавшихся на территории Нижегородского края (например, упомянутый в «Рогожском Летописце» под 6872-ым (1364) годом «великий мор»); в средние века такие эпидемии уносили тысячи жизней;
5) гибель в лесных дебрях, «в водах утонувших», «зверями растерзанных», несомненно, была частой среди нижегородцев, живших в суровом лесном краю;
6) смерть «в пещерах и расщелинах каменных, и в пропастях земных» – вероятно, и это воспринималось как отражение нижегородской природы, где из-за особенностей почвы нередки оползни и карстовые провалы (например, оползень в Благовещенской слободе Нижнего Новгорода, упомянутый в «Рогожском Летописце» под 6878-ым (1370) годом).
            Приведенный в качестве примера анализ литературного произведения как исторического источника, разбор содержащихся в нем намеков на реалии, с которыми сталкивались нижегородцы, дает наглядную и хорошо понятную ученикам панораму средневековой жизни Нижегородского края.


[1] Вновь обращаем внимание на то, что Дмитрия Константиновича, названного при крещении «Фома», ошибочно отождествляют с его младшим братом, тоже Дмитрием, прозванным «Ноготь» и «Одноок» (пример ошибки – в книге «Нижегородский край. Факты, события, люди». Н.Н., 1994. С.36). Против их отождествления свидетельствуют «Рогожский Летописец» (текст под 6875 (1367) г.), а также древние родословцы, проанализированные в исследовании: Зимин А.А. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV – первой трети  XVI в. М., 1988. С. 68-69.
[2]  Полностью опубликовано в переводе на современный русский язык с оригинала в издании: Древняя нижегородская литература. Тексты и рекомендации учителю (Составитель Б.М.Пудалов).Н.Новгород, 1999. С. 9-12.

(2.6 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 01.01.2000
  • Автор: Пудалов Б.М.
  • Размер: 104.03 Kb
  • © Пудалов Б.М.

© Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов). Копирование материала – только с разрешения редакции