Музей и его научные исследования. Опыт и проблемы изучения историко-культурного наследия. М., 2020.

13 мая, 2020

 

 

 

 

Музей и его научные исследования

 

 

 

 

 

 

Москва, 2020


 

Московский государственный институт культуры

Факультет дополнительного профессионального образования

Долгопрудненский историко-художественный музей

 

 

УДК 069.01 (о75,8)

ББК 79,1

Р 47

 

 

 

Музей и его научные исследования. Опыт и проблемы изучения историко-культурного наследия. Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, состоявшейся 26-27 апреля 2019 г. в г. Долгопрудном Московской области / Науч. ред. и сост. Н. И. Решетников. М.: Изд-во МГИК, 2020. ‑ 160 с.

 

Редколлегия: И. Н. Калашникова, И. В. Кувырков, Т. В. Петрова, Н. И. Решетников, Н. К. Трусова, Г. В. Якунина.

 

Отв. за выпуск И. Н. Калашникова, Т. В. Петрова.

 

Предлагаемое читателю издание является продолжением серии сборников «Музей и его научные исследования», публиковавшихся ранее кафедрой музееведения Московского государственного института культуры. Кафедра прекратила проведение научных конференций и издание сборников по их материалам. Поэтому очередная конференция была проведена факультетом дополнительного профессионального образования МГИК. В конференции приняли участие научные сотрудники музеев Москвы, Московской области, республик Крым и Саха Якутия, Казани, Гагарина, Переславль-Залесского. Конференция состоялась на базе Долгопрудненского историко-художественного музея (ДИХМ).

 

ISBN 978-5-94778-365-3

 

 

© Московский государственный институт культуры, 2019.

© Долгопрудненский историко-художественный музей, 2019.


 

Оглавление

 

Предисловие                                                                                                                5

Программа конференции                                                                                           8

Решетников Н. И.

Проблемы музеефикации материального и нематериального наследия              14

Березина Н. М.

Роль музеефикации объектов культурного наследия

в их сохранении и популяризации                                                                           23

Безрукова А. В.

Научный потенциал музея в формировании туристической

дестинации                                                                                                                   32

Лоевская М. М.

Практики студентов-культурологов на Русском Севере и на Кипре                   36

Жбанкова Е. В.

Региональные музейные коллекции

как основной источник знаний об истории культуры России                              40

Великовская Г. В.

Неизвестный С. П. Щипачёв                                                                                     46

Иджилова Ю. Г.

Обзор работ художника-керамиста

Коковихина Николая Алексеевича в коллекции

Раменского историко-художественного музея                                                        52

Рябцева И. А.

Популяризация историко-культурного наследия

Воскресенского района: экскурсионный маршрут

«Воскресенская летопись»                                                                                         59

Кондратьева Н. Ю.

Печатная продукция Переславской типографии. Афиши.                                     66

Калашникова И. Н., Решетников Н. И.

Долгопрудненский музей и его деятельность по сохранению

историко-культурного наследия                                                                                72

Перестенко М. В.

Из опыта работы в малых музеях                                                                              80

Чугунова И. В.

Концепция развития Егорьевского историко-художественного музея                84

Терпиловская Л. В.

Исследование культурно-просветительной

формы работы Егорьевского историко-художественного музея                           93

Наземцева К. Н.

Музыкальное образование – критерий профессионализма сотрудников музыкальных музеев в интерпретации музыкального наследия (на примере Российского национального музея музыки)                                                                                              98

Сергеева Н. В.

Использование коллекций Клинского краеведческого

музея на музейных занятиях с детьми                                                                      103

Александрова Н. А., Ерешко А. Е., Ефимова Е. А.

Экспозиционная и массовая работа Музея истории детского

движения ГБПОУ «Воробьевы горы» по теме «100-летие системы

дополнительного (внешкольного) образования детей»                                          107

Садыкова Т.В.

Вопросы индивидуализации в проектировании

дополнительных общеобразовательных программ

туристско-краеведческой направленности                                                               114

Кувырков И. В.

Малотиражные издания как источник получения

численных данных о заключенных Дмитровского

исправительно-трудового лагеря НКВД СССР                                                      118

Копытков В. В., Щипин В. И.

История дома Ф. С. Мокеева в с. Черевково и судьба его хозяина                                   122

Гаврилина Е. А.

Выбор приоритетных направлений в каталогизации

вспомогательного документального фонда

Центрального музея МВД России                                                                             127

Балабаев С. А.

История одного кирпича и судьбы людей                                                               127

Чувилькина Ю. В.

Законодательство РФ в области частного коллекционирования

культурных ценностей                                                                                               135

Кириллова К. Д.

Краеведческое исследование – как прожитая жизнь                                              139

Резолюция                                                                                                                    142

Список сокращений                                                                                                    144

Наши авторы                                                                                                                145

Приложения. Иллюстрации к авторским статьям                                                   147

 

 

 

Предисловие

Историко-культурное наследие – понятие широкое. Всё, что связано с нашей историей и нашей культурой. Музей, как никакое иное учреждение, изучает и сохраняет памятники истории и культуры в полном объёме: вещевые, письменные, изобразительные, движимые и недвижимые. Но при этом научным сотрудникам музеев приходится решать множество различных проблем. Среди них недостаточный уровень научного потенциала музейных работников, их слабая музееведческая подготовка, отсутствие надлежащей материально-технической базы, переориентация музеев от научно-исследовательской, хранительской и научно-просветительной работы к культурно-развлекательной деятельности. В связи с этим, изучение и сохранение историко-культурного наследия становится всё более актуальным. Этому и была посвящена наша конференция.

На предыдущих восемнадцати конференциях рассматривались как общие вопросы научно-исследовательской работы, так и проблемы, связанные с научно-фондовой работой, музейной педагогикой, маркетингом и менеджментом. Конференция 2018 года была посвящена изучению и сохранению материального и нематериального наследия. Постоянными участниками конференций и авторами фундаментальных статей были доктор исторических наук Л. В. Беловинский (основатель кафедры музееведения), кандидат исторических наук Н. Г. Самарина (организатор научной музееведческой школы), кандидаты исторических наук И. Б. Хмельницкая, М. В. Самбур, А. В. Калашникова, Н. И. Решетников, кандидат культурологии С. М. Шестова, доцент А. В. Лучкин и др. Первоначально конференции проходили с участием студентов, аспирантов и преподавателей кафедры музееведения. Затем в них стали принимать участие выпускники кафедры. К ним стали присоединились научные сотрудники музеев, преподаватели высших учебных заведений. Конференции стали носить всероссийский характер, иногда с международным участием.

Конференция 2019 года также носила всероссийский характер. В ней приняли участие научные сотрудники вузов и музеев из Москвы, Московской, Владимирской, Смоленской областей, республик Крым, Татарстан и Саха Якутия. Доклады для конференции и статьи для сборника подготовили научные сотрудники МГУ, РГГУ, МГИК, культурно-исторического центра «СвЪточь», агентства творческих инициатив «Музейный город», Центрального экспертно-криминалистического таможенного управления Федеральной таможенной службы Российской Федерации. Своих научных сотрудников делегировали на конференцию Центральный музей МВД РФ, Музей-заповедник «Дмитровский кремль», Переславль-Залесский музей-заповедник, культурный центр «Усадьба Кривякино» (Воскресенск), Клинский краеведческий музей, Долгопрудненский историко-художественный музей, Егорьевский историко-художественный музей, Раменский историко-художественный музей, Музей истории детского движения «Воробьёвы горы» (Москва), Музей Боевой славы пос. Николаевка (Крым), Российский национальный музей музыки (Москва), Государственный литературный музей, Музей музыки и фольклора Якутии, Музей Ю. А. Гагарина (Смоленская область), Музей археологии Республики Татарстан, Музей экслибриса и миниатюрной книги (Москва). С интересными сообщениями выступили также выпускница магистратуры МГИК, студент Московского  института электронной техники, педагог и ученица Долгопрудненской школы № 14.

К сожалению, не все участники конференции смогли своевременно представить статьи для включения в сборник. С тематикой их выступлений можно познакомиться в прилагаемой программе конференции.

Участники конференции заслушали и обсудили доклады по самому широком у кругу вопросов изучения и сохранения историко-культурного наследия. Наряду с учёными, докторами (3) и кандидатами (4) наук в конференции приняли участие исследователи-краеведы (6) и школьный педагог. В конференции приняли участие 54 человека. Как докладчики заявку прислали 29 человек, из них выступили с докладами 24 человека.

Конференция проходила при активном обсуждении докладов и с выступлениями в ходе дискуссионной сессии.

После приветственных слов заведующей отделением повышения квалификации МГИК Т. В. Петровой и заместителя руководителя администрации города Долгопрудного Г. В. Якуниной с сообщением об опыте популяризации историко-культурного наследия выступила директор ДИХМ И. Н. Калашникова.

Конференция проходила в форме пленарных заседаний без деления на секции. После каждого выступления следовало активное обсуждение. При подведении итогов состоялась дискуссия о возможных путях изучения и сохранения историко-культурного наследия, а затем была принята резолюция конференции.

Проблемы музеефикации историко-культурного наследия рассмотрел Н. И. Решетников, введя в научный оборот понятия демузеефикации и ремузеефикации. Эти проблемы затем с разных позиций рассматривались и в других выступлениях. На эту же тему выступила Н. М. Березина с докладом «Роль музеефикации объектов культурного наследия в их сохранении и популяризации» на примере музеефикации Музея-заповедника «Дмитровский кремль».

Свой взгляд на изучение историко-культурного наследия изложил С. В. Григорьев в докладе «Психоисторический и музееведческий подходы к изучению традиционной и современной празднично-игровой культуры Московии». Он же принял активное участие в дискуссионной сессии.

Об использовании потенциала историко-культурного наследия в рамках развития туризма в музейном  деле свои позиции раскрыли А. В. Безрукова («Научный потенциал музея в формировании туристической дестинации») и В. Н. Пересветов (“Музейно-туристские комплексы как механизм взаимодействия музейной и туристической сфер”).

Об особенностях изучения и использования музыкального наследия было представлено два доклада: «Интерпретация музыкального наследия в Российском национальном музее музыки» (К. Н. Наземцева) и «Особенности экспонирования нематериального культурного наследия в современных условиях (на примере ГБУ РС (Я) «Музей музыки и фольклора народов Якутии»)» (И. А. Меккюсарова). Доклад И. А. Меккюсаровой сопровождался исполнением музыкальных мелодий на варгане, что вызвало большой интерес у слушателей.

Запоминающимся было выступление М. М. Лоевской о художественных промыслах Русского Севера с наглядным представлением каргопольской игрушки.

Ю. Г. Иджилова посвятила свой доклад художественной коллекции музея: «Обзор работ художника-керамиста Коковихина Николая Алексеевича в коллекции Раменского историко-художественного музея».

В свою очередь Г. В. Великовская познакомила слушателей с неизвестным поэтическим творчеством Степана Щипачёва.

О популяризации историко-культурного наследия Воскресенского района Московской области рассказала И. А. Рябцева. Н. Ю. Кондратьева обратилась к теме «Печатная продукция Переславской типографии. Афиши».

Организацию студенческой практики по изучению работы региональных музеев раскрыла Е. В. Жбанкова в работе «Региональные музейные коллекции как основной источник знаний об истории культуры России».

Работу конкретного музея представила И. В. Чугунова а работе «Научная концепция Егорьевского историко-художественного музея». Формы работы этого музея раскрыла Л. В. Терпиловская, а работу с молодёжной аудиторией – В. М. Сумин.

Работу музея с детской аудиторией раскрыла Н. В. Сергеева: «Использование музейных предметов на занятиях по программе «Клин, сотканный веками». Об истории детского движения прозвучал рассказ в изложении Е. А. Ефимовой: «Экспозиционная и массовая работа Музея истории детского движения ГБПОУ «Воробьевы горы» по теме «100-летие системы дополнительного (внешкольного) образования детей». А с программой организации работы с детьми ознакомила Т. В. Садыкова: «Опыт краеведческих исследований обучающихся через реализацию дополнительной общеобразовательной программы».

Интересный аспект исследования нашёл И. В. Кувырков: «Малотиражные газеты как источник по изучению жизни заключённых ГУЛАГа». В. В. Копытков раскрыл практическую сторону исследования: «История дома Ф. С. Мокеева в с. Черевково и судьба его хозяина». И. Р. Николаев выявил  особенности морских музеев постсоветской России. Е. А. Гаврилина сообщила о выборе приоритетных направлений в каталогизации документального фонда Центрального музея МВД России. С. А. Балабаев – о краеведческом поиске в докладе «О чём может рассказать один кирпич (Предприниматель Иван Карпович Рахманов)».

Ю. В. Чувилькина представила статью «Законодательство РФ в области частного коллекционирования культурных ценностей»

Об опыте работы по патриотическому воспитанию в районном музее Крыма рассказала М. В. Перестенко.  Её тему продолжила Е. А. Мальцева в докладе “Три века Всехсвятского сада. Парк, некрополь, мемориал».

Активно прошло обсуждение проблемы изучения и сохранения историко-культурного наследия на дискуссионной сессии.

По разным причинам не все участники конференции представили свои статьи для публикации.

Состав участников конференции характеризует преемственность поколений. С одной стороны, выступали опытные научные сотрудники музеев и специалисты научных учреждений, доктора и кандидаты наук. С другой – молодые, только начинающие работать в музее, для которых конференция явилась не только обменом опытом, но и повышением квалификации. С третьей – учителя и краеведы. Редколлегия сочла возможным включить в сборник также и эссе школьницы Ксении Кирилловой, приобщающейся к научным исследованиям. Она выступала с докладом о дирижаблистах на городской и всероссийской конференциях и делится с нами своими впечатлениями.

Особенность прошедшей конференции заключается в том, что она проводилась как научная, с одой стороны, и как повышение квалификации с другой. Тем, кто выполнял предварительные задания и активно участвовал в обсуждении докладов, были вручены соответствующие удостоверения факультета дополнительно профессионального образования МГИК.

Редколлегия сборника выражает благодарность всем, кто принимал участие в конференции и надеется на продолжение творческого сотрудничества.


 

Московский государственный институт культуры

Факультет дополнительного профессионального образования

Долгопрудненский историко-художественный музей

 

 

Программа

Всероссийской научно-практической конференции

«Музей и его научные исследования.

Опыт и проблемы изучения историко-культурного наследия»

26-27 апреля 2019 г.

 

Организатор: Факультет дополнительного профессионального образования Московского государственного института культуры.

Место проведения: г. Долгопрудный Московской области, Долгопрудненский историко-художественный музей.

Регламент выступлений: 15 минут доклад + 5 минут дискуссия по докладу

Ведущий – Решетников Николай Иванович

 

26 апреля. Пятница.

 

10.00. Регистрация участников конференции с выдачей набора информационных материалов; экскурсии по музею.

10.30.-11.00. Начало пленарных заседаний.

Якунина Галина Викторовна. Заместитель главы города Долгопрудного по вопросам социально-культурной сферы.

Приветствие и вступительное слово.

Петрова Татьяна Владимировна. Заведующая отделением повышения квалификации Московского государственного института культуры.

Приветствие и вступительное слово.

Калашникова Ирина Николаевна. Директор Долгопрудненского историко-художественного музея.

Приветствие и выступление об опыте популяризации историко-культурного наследия

Решетников Николай Иванович. Профессор Факультета дополнительного профессионального образования МГИК, научный сотрудник Долгопрудненского историко-художественного музея, кандидат исторических наук, Отличник народного просвещения.

«Проблемы музеефикации историко-культурного и природного наследия».

 

Выступления участников конференции

 

11.00-11.20.

Безрукова Алла Владимировна (Москва).

Научный сотрудник Государственного Литературного музея. Руководитель агентства творческих инициатив “Музейный город”

«Научный потенциал музея в формировании туристической дестинации».

11.20-11.40.

Пересветов Владимир Натанович (Химки Московской области).

Профессор Московского государственного института культуры

“Музейно-туристские комплексы как механизм взаимодействия музейной и туристической сфер”.

11.40-12.00.

Наземцева Ксения Николаевна (Москва).

Преподаватель кафедры музейного дела и охраны культурного наследия МГИК, методист научно-просветительской деятельности Российского национального музея музыки. Магистр искусствоведения.

«Интерпретация музыкального наследия в Российском национальном музее музыки».

12.00-12-20.

Меккюсярова Ия Александровна (Якутия).

Научный сотрудник ГБУ Республики Саха (Якутия) «Музей музыки и фольклора народов Якутии», аспирант Института этнологии и антропологии РАН

«Особенности экспонирования нематериального культурного наследия в современных условиях (на примере ГБУ РС (Я) «Музей музыки и фольклора народов Якутии»)»

12.20.12.40.

Березина Наталия Михайловна (Дмитров).

Заместитель генерального директора по реконструкции и реставрации Муниципального бюджетного учреждения “Музей-заповедник “Дмитровский кремль”.

«Роль музеефикации объектов культурного наследия в их сохранении и популяризации».

12.40-13.00.

Иджилова Юлия Геннадьевна (г. Раменское, Московской области).

Зав. отделом учёта фондов МУК «Раменский историко-художественный музей»

«Обзор работ художника-керамиста Коковихина Николая Алексеевича в коллекции Раменского историко-художественного музея».

 

13.00-13.30. Перерыв. Чайная пауза

 

13.30-13.50.

Великовская Галина Викторовна (Москва).

Ведущий научный сотрудник Государственного музея истории российской литературы им. В.И. Даля (ГМИРЛИ), заслуженный работник культуры РФ, отличник народного просвещения.

«Неизвестный Щипачёв».

13.50-14.10.

Рябцева Ирина Александровна (Воскресенск Московской области).

Специалист Муниципального учреждения «Культурный центр «Усадьба Кривякино» Лектор, бакалавр.

«Популяризация историко-культурного наследия Воскресенского района: экскурсионный маршрут «Воскресенская летопись»

14.10-14-30.

Кондратьева Наталья Юрьевна (Переславль Залесский).

Хранитель музейных предметов Переславль-Залесского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника.

«Печатная продукция Переславской типографии. Афиши».

14.30-14.50.

Сергеева Наталия Владимировна (Клин Московской области).

Старший научный сотрудник муниципального автономного учреждения культуры «Клинское музейное объединение».

«Использование музейных предметов на занятиях по программе «Клин, сотканный веками»

14.50-15.10.

Кувырков Игорь Владимирович (Долгопрудный Московской области).

Научный сотрудник Долгопрудненского историко-художественного музея.

«Малотиражные газеты как источник по изучению жизни заключённых ГУЛАГа».

15.10-15.30.

Александрова Наталья Анатольевна (Москва).

Руководитель отдела «Музей истории детского движения» Государственного бюджетного профессионального образовательного учреждения города Москвы «Воробьевы горы», канд. пед. наук; Ерешко Александр Евгеньевич (Москва) ‑ старший методист Музея истории детского движения Государственного бюджетного профессионального образовательного учреждения города Москвы «Воробьевы горы»; Ефимова Елена Алексеевна ‑ старший методист Музея истории детского движения Государственного бюджетного профессионального образовательного учреждения города Москвы «Воробьевы горы», канд. пед. наук (Москва).

«Экспозиционная и массовая работа Музея истории детского движения ГБПОУ «Воробьевы горы» по теме «100-летие системы дополнительного (внешкольного) образования детей».

15.30- 15.50.

Николаев Иван Романович (Москва).

Соискатель аспирантуры кафедры музеологии Российского Государственного Гуманитарного Университета; руководитель Отдела морского, речного и подводного культурного наследия Культурно-исторического центра «Свѣточъ». Преподаватель-исследователь (выпускник аспирантуры).

«Cтановление и особенности морских музеев постсоветской России».

15.50-16.10.

Копытков Василий Викентьевич (Дубна Московской области).

Действительный член Вологодского союза писателей-краеведов, заместитель генерального директора по научной работе Культурно-исторического центра «Свѣточъ»; Щипин Владимир Игоревич (Дубна), полковник в отставке, действительный член Вологодского союза писателей-краеведов, руководитель отдела исследований социально-политической истории России Культурно-исторического центра «Свѣточъ».

«История дома Ф.С. Мокеева в с. Черевково и судьба его хозяина»

16.10-16.40.

Григорьев Сергей Владимирович (Москва)

Главный координатор Международного общества друзей игры, канд. психологических наук, Ph.D., проф. Международной академии национальной самоидентификации г. Сиэтл (International Academy of National Selfidentification – IANSI); Кичин Сергей Федорович Ph.D (доктор философии) независимый исследователь г. Охрид, (Македония)

Психоисторический и музееведческий подходы к изучению традиционной и современной празднично-игровой культуры Московии

16.40-17.0 0

Дискуссионная сессия «Проблемы отражения нематериального наследия в музейной деятельности». Выступления, суждения, комментарии, предложения.

 

Экскурсии по экспозиционным залам. Обмен мнениями в кулуарах.

 

  • апреля. Суббота

 

10.00-10.30.

Регистрация участников конференции.

10.30-10.50.

Жбанкова Елена Васильевна (Москва).

Профессор кафедры региональных исследований МГУ имени М.В. Ломоносова, доктор исторических наук, профессор.

«Региональные музейные коллекции как основной источник знаний об истории культуры России».

10.50-11.10.

Лоевская Маргарита Михайловна (Москва).

Профессор, доктор культурологии МГУ им. М.В. Ломоносова (факультет иностранных языков и регионоведения).

«Художественные промыслы Русского Севера: каргопольская игрушка».

11.10-11.30.

Чугунова Ирина Васильевна (Егорьевск).

Зав. экскурсионно-массовым отделом Егорьевского историко-художественного музея.

«Научная концепция Егорьевского историко-художественного музея».

11.30-11.50.

Терпиловская Любовь Владимировна (Егорьевск).

Ведущий методист по образовательным программам Егорьевского историко-художественного музея.

«Формы работы музея».

11.50-12.10.

Сумин Василий Михайлович (Егорьевск).

Методист по работе с посетителями Егорьевского историко-художественного музея.

Формы работы с молодёжной аудиторией»

12.10.-12-30.

Гаврилина Екатерина Александровна (Москва). Ведущий научный сотрудник ФКУ «Центральный клуб МВД» (Постоянно действующая выставочная экспозиция, посвященная созданию и истории МВД России).

«Выбор приоритетных направлений в каталогизации вспомогательно-документального фонда Центрального музея МВД России»

 

12.30-13.00. Чайная пауза

 

13.00-13.20.

Чувилькина Юлия Викторовна (Москва, Зеленоград).

Магистрант МГИК.

«Законодательство РФ в области частного коллекционирования культурных ценностей»

13.20-13.40.

Балабаев Сергей Андреевич (Москва).

Студент Московского Института Электронной Техники (3 курс)

«О чём может рассказать один кирпич (Предприниматель Иван Карпович Рахманов)».

13.40-14.00.

Садыкова Татьяна Вячеславовна (г. Долгопрудный Московской области). Педагог дополнительного образования Автономного общеобразовательного учреждения муниципального образования города Долгопрудного «Средняя общеобразовательная школа № 14».

«Опыт краеведческих исследований обучающихся через реализацию дополнительной общеобразовательной программы»

14.00-14.20.

Мухаметшина Асия Салимзановна (Республика Татарстан, г. Казань) Заведующая музеем археологии Республики Татарстан Института археологии им. А. Х. Халикова Академии наук Республики Татарстан.

 «Опыт музея археологии в деле сохранения археологического наследия Татарстана»

14.20-14.40

Перестенко Марина Владимировна (Симферополь)

Зав. музеем боевой славы п. Николаевка МКУК «Симферопольский районный музей им. Николая Островского».

«Из опыта работы в малых музеях»

14.40-15.00

Подведение итогов. Закрытие конференции. Принятие резолюции.

Вручение удостоверений слушателям курсов повышения квалификации

15.00-15.20.

Мальцева Наталья Александровна (Москва)

Выпускница магистратуры кафедры музеологии и охраны культурного наследия.

“Три века Всехсвятского сада. Парк, некрополь, мемориал»

15.20-16.00.

Дискуссионная сессия.

 

Участники конференции и курсов повышения квалификации

(без докладов, но с выступлениями и участием в дискуссионной сессии)

Михайлова Ольга Юрьевна (г. Гагарин Смоленской области). Зам. директора по научной работе СОГБУК “Музей Ю.А. Гагарина”

Рогачева Ольга Николаевна (Москва). Ведущий научный сотрудник ФКУ «Центральный клуб МВД» (Постоянно действующая выставочная экспозиция, посвященная созданию и истории МВД России).

Упругова Анна Александровна (Москва). Экскурсовод

Клетнова Алла Игоревна (г. Воскресенск Московской области). Лектор 2 категории муниципального учреждения культурный центр «Усадьба Кривякино» (подразделение историко-краеведческого музея г. Воскресенска)

Великорецкая Марина Павловна (Воскресенск). Ведущий методист Муниципального учреждения «Культурный центр «Усадьба Кривякино»,  бакалавр

Дьяконова Екатерина Игоревна (Воскресенск). Методист 1-й категории Муниципального учреждения «Культурный центр «Усадьба Кривякино», магистр

Шустрова Людмила Владимировна (Москва). Председатель Совета Международного союза общественных организаций книголюбов (МСК), директор Музея экслибриса и миниатюрной книги МС, кандидат педагогических наук

Белодуб Андрей Германович (Москва). Начальник Постоянно действующей выставочной экспозиции, посвященной созданию и истории МВД России – филиала  ФКУ «Центральный клуб МВД  России»;

Токарев Пётр Иванович (Москва). Начальник Центрального экспертно-криминалистического таможенного управления

Лихачёва Олеся Александровна (Москва). Начальник Экспертно-криминалистической службы г. Москвы

Волкова Елена Владиславовна (Москва). Начальник отдела экспертизы культурных ценностей Экспертно-криминалистической службы г. Москвы.

Гераськина Анастасия Ильинична (Москва). Главный государственный таможенный инспектор отдела экспертизы культурных ценностей Экспертно-криминалистической службы г. Москвы.

Трусова Наталья Константиновна. Главный хранитель ДИХМ (Долгопрудный)

Бавыкин Денис Сергеевич (Москва)

Смульская Дарья Сергеевна (Москва, ГТГ)


 

 

Н.И. Решетников

(канд. ист. наук. Московский гос. институт культуры, Долгопрудненский историко-художественный музей)

 

Проблемы музеефикации

материального и нематериального наследия

 

Аннотация. В статье раскрывается понятие музеефикации относительно материального и нематериального наследия. Вводятся в научный оборот понятия: музеефикация, демузеефикация и ремузеефикация. Рассматриваются формы изучения и сохранения памятников материальной и нематериальной культуры.

Ключевые слова: музей, музеефикация, памятник, историко-культурное наследие, достоверность.

 

Reshetnikov Nikolai Ivanovich

kandidat of Science (History) Moscow State Institute of culture, Muaeum of Dolgoprudnyi

 

Abstract. The article reveals the problem of researching and preserving the monuments of the great Patriotic war. For Example, the problem of loss of monuments. Also, the author offered the way of their preservation. The question of the formation of historical consciousness becomes more acute. The author introduces the concept of museumification, demuseumification, remuseumification.

Key words. museumification, demuseumification, remuseumification, historical consciousnes, social memory/

 

 

При рассмотрении проблем изучении и сохранения материального и нематериального наследия естественно возникает вопрос о его музеефикации[1].

В музееведческой литературе музеефикация рассматривается несколько односторонне. Она определяется в разных изданиях. В словаре музейных терминов говорится: «Музеефикация памятников – направление культурной политики и отрасль музейного дела, сущность которой заключается в превращении недвижимых памятников истории и культуры или природных объектов в объекты музейного показа»[2] Из музейной энциклопедии следует, что музеефикация ‑ направление музейной деятельности, заключающееся в преобразовании историко-культурных или природных объектов в объекты музейного показа с целью максимального сохранения и выявления их историко-культурной, научной, художественной ценности. Как видим, при определении музеефикации рассматриваются только объекты как недвижимые памятники материальной культуры. А памятники нематериальной культурны из поля зрения теоретиков музейного дела выпадают. Почему? Не следует ли из этого, что наши теоретики от музееведения практики музейного дела не ведают  или плохо знают? Но ведь сам по себе памятник как объект музеефикации ничего не значит без своего внутреннего содержания, то есть без нематериального (духовного) наследия. Для непосвящённого человека памятник может представляться, например, просто как «мужик в пинжаке» (вспомните кинофильм «Джентльмены удачи»). Но когда мы знаем, что в этом объекте заключён образ М. Ю. Лермонтова, то сразу же меняется смысл изображения. Только при упоминании имени поэта, воспринимается не столько сам памятник-объект показа, сколько его творчество, жизнь  и деятельность, то есть его нематериальное наследие. Материал изготовления памятника (медь, бронза, камень, дерево), размер, цвет, полный рост, бюст, литьё из металла или резьба по камню  и т.д. – вся эта  информация второго плана. На первом плане – кто изображён, высечен, отлит, написан; каково его  место в истории и культуре. Иными словами, каково содержание в изображённом объекте, какое в нём заключено нематериальное наследие. И только потом мы интересуемся физическими свойствами памятника. Следовательно, раскрывая понятие музеефикации, следует, прежде всего, выявлять, изучать и популяризировать нематериальное историко-культурное наследие, а потом уже раскрывать его материальные свойства.

Это одна сторона вопроса, когда музеефикации подлежат недвижимые объекты (дворцы, мосты, обелиски, природные объекты). Но ведь предметы музейного значения, движимые, которые мы выявляем в результате комплектования и превращаем их в музейные предметы (а потом и в экспонаты) тоже ведь музеефицируются. В них мы определяем, прежде всего, содержательную часть, то есть его историко-культурную ценность, а потом уже атрибутируем его внешние признаки.

Однако при этом не рассматриваются некоторые важные аспекты в понятии музеефикации. Во-первых, музеефикацией в широком смысле слова можно считать переход в музейное состояние любого объекта, не только относящегося к недвижимым или средовым объектам. Во-вторых, если объект подлежит музеефикации и, следовательно, он определён как памятник, существенным является раскрытие социальной памяти, заключённой в музеефицируемом объекте. В третьих, важна характеристика социальной среды вокруг памятника и восприятие его человеком. В полной ли мере он осознаёт действительную значимость памятника? Если осознаёт, будет к нему бережно относиться. Если не осознаёт, в лучшем случае, будет его игнорировать, проходить мимо, не замечая, не задумываясь о музеефикации, в худшем – подвергать вандализму.

Рассмотрим примеры отношения к памятнику со стороны разных категорий людей. В Сибири под Томском находится город Северск[3]. Это закрытый город с секретными разработками, и именовался он ранее как почтовый ящик Томск-7. Там работает городской музей с интересными и эффективными формами работы. Однако директор музея на конференции «Шатиловские чтения» (2012) сетовала на то, что памятники в городе подвергаются постоянному вандализму. Даже новые, не имеющие отношения к советской власти музеефицированные объекты, оскверняются. В противоположность этому, директор музея в отдалённом районе Томской области отмечает, что к памятникам у них относятся бережно, и никто, никогда не подвергал их осквернению. В чём причина такого разного отношения к памятникам? А причина как раз в состоянии социальной памяти людей, отчего и зависит их поведение. Томск-7 строился узниками ГУЛАГа. Там проводились разработки химического производства. Тяжёлые условия работы на предприятиях, рабочий состав которых формировался из числа уголовников. Ныне там работают их дети и внуки. Это особый контингент людей, негативно относящихся к любой власти. Неприязнь к власти сохраняется. Выражается она в разного рода пакостях, в том числе и по отношению к памятникам, ежели эти памятники исходят от власти. А в далёком районе местные жители знают и уважают свою историю, потому и бережно относятся к памятникам любой эпохи.

В музееведческой литературе отмечается, что наибольшее количество среди музеефицированных объектов составляют памятники архитектуры. Полно и разносторонне рассматривает музеефикацию М. Е. Каулен, посвящая этой проблеме свою монографию[4]. Однако в её и других работах рассматриваются лишь памятники архитектуры как таковые. Градостроительное наследие и окружающая среда не рассматриваются или только упоминаются в связи с изучаемой темой. Не рассматривается и состояние социальной памяти, а также проблемы восприятия сущности памятника.

Но ведь проблему изучения и сохранения памятников нужно рассматривать с разных позиций:

1) памятники архитектуры и градостроительства как объект специального изучения;

2) изучение их в контексте  историко-культурной среды;

3) изучение и сохранение памятников храмовой и гражданской архитектуры;

4) музеефикация и формирование социальной памяти;

5) отношение к памятникам и памятным местам местного населения и восприятие им историко-культурного наследия.

Если первые три позиции так или иначе рассматриваются исследователями, то проблема музеефикации и формирования социальной памяти практически не раскрывается и поэтому требует специального изучения.

Любой памятник – будь то храм, обелиск, дворец, крестьянский дом, святой родник, пещера… ‑ представляет для нас интерес не столько своим внешним обликом, сколько тем содержанием, которое в памятнике заключено. Нам важно, какую историко-культурную значимость имеет памятник, какая социальная память в нём заключена, с какими событиями ассоциируется.

Памятник может сохраняться в условиях, когда в нём испытывают потребность местные жители. Ни законы, ни материальные средства, ни охранные таблички не сохранят памятник, если в этом не заинтересованы местные жители. Отсюда необходимость формирования общественного сознания по сохранению национального достояния. Усилиями музея и научной общественности эту проблему, по большому счёту, не решить. Только при совместных, скоординированных действиях всех сторон, при непременном участии органов власти, может быть решена проблема сбережения памятников и сохранения сложившейся историко-культурной и природной среды.

Проблема сбережения памятников тесно взаимосвязана с проблемой использования, как самих памятников, так и окружающей среды.

Это одна сторона вопроса – использование памятников в окружающей городской среде. Другая сторона заключается в характере использования. Например, на Соборной площади Каргополя Архангельской области логично вписываются ярмарки, праздники мастеров, фестивали колокольного звона. Но совершенно не вписываются концерты рок-исполнителей да ещё и непременно в ночное время.

Здесь важно понять, что любое мероприятие в городской среде, имеет воспитательное значение для молодёжи, формирует её моральный облик и характер поведения в обществе.

Известно, что отношение к памятнику зависит от складывающейся социо-культурной обстановки. Меняется эпоха, меняется политический строй, меняются экономические условия развития. Всё это ведёт к смене историко-культурных приоритетов. В каждом социуме создаются свои памятники, утверждающие господство той или иной части общества. Происходит процесс музеефикации. В эпоху революционных преобразований, либо при завоевательных войнах победители стремятся свергнуть памятники прошлого и утвердить новые. Происходит обратный процесс ‑ демузеефикация. Это опасное явление. Оно приводит к утрате исторической памяти и, следовательно, не позволяет использовать опыт поколений прошлого для строительства будущего. Однако, история, развиваясь не по кругу, а по эллибсу, повторяется на более высоком уровне. Возникает потребность возвращения к прошлому опыту. И тогда общество восстанавливает порушенные памятники. Происходит процесс ремузеефикации. Общество в разных его формациях затрачивает физические и моральные силы в одном случае на создание памятников, в другом ‑ на их разрушение и в третьем – на их восстановление. Нужны ли обществу такие затраты? Не пора ли задуматься обществу над тем, что, прежде чем музеефицировать какой-либо объект, надобно проанализировать последствия такой музеефикации? Не последует ли вслед за скороспелой музеефикацией в угоду политической ситуации демузеефикация? Не возникнет ли необходимость ремузеефикации после разрушения существующих памятников?

Можно с уверенностью сказать, что рассматриваемую проблему можно решить при комплексном подходе к сохранению национального наследия. Восстановление памятника и его использование, то есть музеефикация, достигает своей цели в случае совместных усилий архитекторов, искусствоведов, реставраторов, инженеров, музееведов, церковных деятелей, работников культуры, молодёжных организаций, местного населения и, конечно же, органов власти. И здесь представляется необходимым рассмотреть наиболее важные позиции.

  • Культурно-познавательный туризм. Тема эта становится всё более и более актуальной. В условиях развала народного хозяйства, когда остановлено производство, пахотные земли зарастают бурьяном, кустарником и деревьями, крайне важно найти формы выживания малых исторических городов и сёл. Опыт такого выживания уже имеется, и его полезно изучать и применять, учитывая свои местные традиции. Например, в Тотьме Вологодской области проводятся научно-практические конференции «Культурно-познавательный туризм как фактор развития российской глубинки». При взаимодействии с сохранившимися колхозами и лесхозом здесь отреставрированы практически все архитектурные памятники. В двух храмах располагаются музеи, две церкви восстановлены как действующие, третья находится в стадии начала реставрации. Восстанавливается и Спасо-Суморин монастырь, на территории которого располагаются хранилище Тотемского музея и гостиница «Монастырские кельи». В селе Никольском Тотемского района создаётся Школа русского слова на родине вологодского поэта Николая Рубцова. Здесь планируется создание летних лагерей с активными формами познания края и организуются научно-просветительные экскурсии с проведением различных мастер-классов. В селе Биряково Сокольского района Вологодской области действует интерактивный музей с новым познавательным природным объектом «Кульсевель». На его основе решаются наболевшие вопросы вымирающей деревни в рамках программы культурно-образовательного туризма. Примечательно, что объектами музеефикации здесь стали: бывшее здание машино-тракторной станции (МТС) с сохранением всей её сельско-хозяйственной техники, конюшня с шестью лошадьми; действующая пекарня; некоторые сельские дома; бывшая автостанция в доме Рубцовых; урочище и гора Кульсевая; и другие объекты. И всюду в активной форме проводятся мастер-классы, в том числе школа верховой езды, прогулки на тракторах и комбайнах, выпечка хлеба в пекарне. Здесь приступили к реставрации двух полуразрушенных храмов, в центре села построена новая церковь, а неподалеку в лесу облагорожена площадка у родника святого Вассиана Тиксненского.
  • Формы восстановления. Необходимость единства в сохранении экстерьера и интерьера, как реставрируемых памятников, так и городских строений. При восстановительных работах, прежде всего, следует решать проблемы консервации, а затем уже и реставрации. Отсюда и предназначение восстановленного памятника. Если восстанавливается в его первоначальном использовании, это одно дело. Если ‑ в приспособлении для другого назначения в качестве памятника, то требует музеефикации. Важно при этом восстановление не только самих памятников как объектов наследия, но и культурно-ландшафтной среды, в которой находятся памятники как её неотъемлемая часть. Как отмечает Ю. А. Веденин, культурный ландшафт есть «результат сотворчества человека и природы»[5].
  • Ответственность реставраторов. Качество реставрационных работ и их долговечность. Необходимость фиксации в договорах условий материальной ответственности и возмещения утрат в случае некачественно проведённых работ.
  • Согласованность действий пользователей историкокультурного наследия. Необходимость отчисления доходов предпринимателей и турфирм на реставрацию памятников. Положительным примером можно назвать опыт Тотемского района Вологодской области, где проблемы сохранения историко-культурного и природного наследия решают совместно и согласованно Тотемское музейное объединение, муниципальное унитарное предприятие «Туризм и народные промыслы», Молодёжный центр «Тотьма», местный театр, Школа путешественников Фёдора Конюхова, отдел культуры и туризма администрации Тотемского района. При этом тесная связь осуществляется с Клубом деловых людей Вологодского землячества, Петровской ремесленной школой, музеями Вологодской области, а также с Центром научного просветительства «Бирюзовый дом», национальным заповедником Форт Росс (Калифорния, США) и научно-просветительным обществом «Русская Америка» (Москва). В таком взаимодействии в Тотьме музеефицируются новые памятники истории и культуры, разрабатываются новые экскурсионные маршруты, в т.ч. на Дедов остров и Лось-камень.
  • Предназначенность памятников при их использовании. Каждому зданию-памятнику может быть своё предназначение. Например, в зданиях православных храмов могут создаваться музеи церковного искусства, истории православия, истории православных праздников, житийных деяний святых, православных обрядов, духовной музыки, истории церкви, истории прихода и т.д. Жилые сельские дома могут быть музеефицированы как дома-памятники крестьянского быта с проведением в них мастер-классов, как это делается в сёлах Биряково и Никольское Вологодской области или в селе Шушенское Красноярского края.
  • Сакрализация объектов культурного и природного наследия. Понятие сакральный означает священный, относящийся к религиозному культу и ритуалу. Сакраментальный – «священный, обрядовый, освящённый традицией; традиционный»[6] В реальности сакрализация происходит в живой повседневности и закрепляется в народной памяти. Так, например, в Архангельской области как сакральные есть святые рощи, родники, камни. На их месте сооружены часовни, поставлены обетные кресты. Всё это издавна сложилось в традицию почитания святых мест. И они сохранялись в течение веков самими местными жителями. Никакой государственной охраны и, естественно, их учёта не существовало. С исчезновением сельского населения в связи с разрушением деревни возникла угроза их исчезновения и забвения традиции. Но с созданием на этой территории Кенозерского национального парка все эти памятные места музеефицированы как историко-культурное достояние. Они поддерживаются на должном уровне. К ним проложены тропы. Они являются объектом публичного показа. Следует отметить три уровня музеефикации сакральных мест. Первый уровень заключается в создании национальных парков и музеев-заповедников иногда на довольно обширной территории (Кенозерский национальный парк, Водлозерский национальный парк, музей-заповедник «Малые Корелы» и т.д.). Второй уровень – музеефикация отдельных сакральных мест. Третий уровень – это традиционное сохранение памяти сакральных мест, не взятых на государственную охрану. Они посещаются туристами и паломниками, не говоря уже о местных жителях. Эти памятные места ничем не обозначены, но их сакральность общепризнана, и они являются местом поклонения. Примером может служить место в окрестностях Ошевенска Каргопольского района Архангельской области, где речка Чурьега вдруг уходит под землю и через пару километров вновь выходит на поверхность. Связано это с карстовыми явлениями. Но непонятное для крестьян это природное явление обросло легендой. Она гласит, что некогда проходил по этой земле святой Александр Ошевенский (основатель здешнего монастыря) и попросил у местных жителей воды напиться. Но они ему отказали. Тогда он ударил посохом о землю и с досадой сказал: «Быть вам у воды без воды» ‑ и вода ушла под землю. Так произошло слияние природного явления с духовным его восприятием. Место это ныне значимо и как памятник природы, и как святое место. В этом его сакральность. Можно надеяться, что со временем оно будет музеефицировано в связи с созданием по инициативе местного населения музея «Ошевенская слобода», где предполагается музеефицировать храмы, сельские дома, а также местные историко-культурные и природные достопримечательности, всю ландшафтную зону с разработкой различных туристских маршрутов и восстановлением традиционного быта и сельскохозяйственного производства.
  • Город мастеров. Каждый исторический город имеет свои особенности, свои привлекательные стороны. Музеефикацию можно осуществить в различных вариантах: 1) музеефикация каждого дома народного мастера, разработка экскурсионных маршрутов, обеспечение деятельности мастер-классов; 2) оборудование городка мастеров с организацией мастерских и выставок-продаж.
  • Пешеходная зона в исторической части города. Такие зоны создаются во многих странах, в том числе и в городах нашей страны. Создание историко-культурной заповедной зоны в каждом историческом городе – это и есть одна из форм музеефикации. Этим достигается, с одной стороны, сохранение историко-архитектурного наследия, с другой – привлекается внимание гостей, увеличивается их количество, расширяются формы работы с посетителями, что приносит доход в городской бюджет.
  • Памятник и окружающая среда. Памятники могут сохраняться при условии, если будут «жить» в среде бытования, если будут востребованы местным населением, если буду действовать в разнообразной форме, если внешние формы будут соответствовать внутреннему содержанию, если органы власти будут обеспечивать меры по сохранению историко-культурного наследия. Наша задача – формировать общественное сознание и ответственность за сохранение историко-культурного наследия. Объект культуры может быть признан памятником, если он востребован людьми, если он «вживается» в окружающую среду, если местное население знает и понимает его историко-культурное значение. Отсюда как следствие возникает необходимость активного использования памятника в соответствии с его изначальным предназначением.
  • Памятник и окружающий ландшафт. Когда мы говорим о целостности историко-культурного наследия, то чрезвычайно трудно его понять без восприятия окружающего ландшафта. У человека всегда были разные причины поселения в том или ином месте. Кто-то поселялся на крутом берегу излучены реки, кто-то на возвышенности, кто-то в низине, кто-то в лесу и т.д. Кому-то важен был окружающий пейзаж, кому-то уединённое труднодоступное место (как в случае основания монастырей), кому-то близость реки как пути сообщения и т.д. Окружающий ландшафт диктовал и форму бытия (постройки, образ жизни, способ ведения хозяйства, семейные отношения). Ландшафт во многом определяет не только образ жизни, но и характер человека. Известно, что жители гор отличаются своим характером, от жителей равнин или лесов. У каждого свой нрав, свои обычаи, своя мифология, свои отличные от других орудия труда и способы производства. Здесь мы наблюдаем исторические связи материальной и духовной культуры, человеческого сообщества с окружающим ландшафтом, который играет немаловажную роль в формировании этнической идентичности. Поэтому при музеефикации крайне важно учитывать роль ландшафта в формировании историко-культурного и природного наследия.
  • Памятник и его мемориальное значение. Безусловно, что при решении вопроса о музеефикации важно определить принадлежность памятника к какому-либо лицу, обществу, предприятию или событию. Он должен иметь своё лицо и непосредственную коренную связь с автором, владельцем, строителем, архитектором и т.д., а также с теми событийными явлениями, которые вокруг него происходили. Когда утрачивается мемориальная связь, утрачивается и память, что приводит к разрушению самого памятника. Об утрачиваемом наследии сегодня задумываются многие музееведы, в т.ч. на местах. Так профессор Алтайского госуниверситета Л. А. Брагина пишет, что мемориальность есть «наиболее яркое и выразительное наследие, так как оно связано с образом носителя культуры – человеком»[7]. При этом яркость и выразительность, как отмечает боснийский доктор музееведения Д. Оташевич, достигается тогда, когда документируются «не только мемориальные события, но и исторические условия, в которых они произошли»[8]. Важное обстоятельство отмечает А. А Алфёрова: «Любой памятник является частью коммеморации[9], и, в то же время – своего рода маркером городского пространства. Потому для изучения роли памятника необходимо учитывать, какое место в коллективной памяти занимает то событие, что репрезентировано в мемориале, и то, как и где он установлен»[10].
  • Достоверность. Это одна из важных проблем как в деле комплектования музейного собрания[11], так и в сфере музеефикации историко-культурного и природного наследия. Объекты, требующие музеефикации, как правило, имеют историю своего существования. В разное время они предназначались для разных целей, использовались по различному назначению, переделывались, перестраивались, разрушались, возобновлялись. Поэтому, прежде чем музеефицировать тот или иной объект, важно выяснить, как он использовался в окружающей среде, как формировалось общественное сознание в связи с его функционированием, а также определить содержательную часть музеефикации. К чему мы будем стремиться, чтобы памятник природы, городская или сельская среда стали историко-культурным достоянием? Восстанавливать первоначальный облик, первоначальную среду бытования или сохранять в том виде, в котором она дошла до наших дней. Какую методику при этом будем применять? Что будет лежать в основе нашей работы: консервация, реконструкция или реставрация? Вопросов много. Но для их решения требуется, прежде всего, проведение научных исследований, всестороннего изучения, комплексного обследования объекта, предназначенного для музеефикации.
  • Таким образом, музеефикация – это не просто «превращение недвижимых памятников истории и культуры или природных объектов в объекты музейного показа». Это сложный процесс всестороннего изучения, многогранного сохранения памятников и формирования исторического сознания. Процесс этот предполагает комплекс мероприятий, в котором задействованы все виды восприятия окружающего пространства. По известному выражению Конфуция, если человеку что-либо сказать, он это забудет, если при этом показать, он, возможно, и запомнит, а если вовлечь в дело, он не забудет никогда.

Музей в этом отношении играет немаловажную роль. Он рассказывает, показывает и вовлекает в дело. При таком подходе и при содействии с другими учреждениями и организациями музеефикация может иметь успех. Наглядный пример эффективного проведения музеефикации показывает нам опыт наших музеев под открытым  небом, музеев-заповедников, национальных парков. В последние годы музейная общественность всерьёз заговорила об экомузеях, которые, как отмечает В. М. Кимеев, «позволяют местному населению сохранить свою этническую специфику, ретранслировать потомкам и одновременно интегрировать её в современную этнокультурную среду, сохранить экологию и развить рекреацию»[12].

Рассуждая о взаимодействии культурного наследия и музея Е. Н. Мастеница пишет: «Взаимодействие музея и культурного наследия осуществляется непрерывно, ибо культурное наследие, как и музей, не есть что-то неизменное. Возникающие сегодня культурные связи, создаваемые ценности, вырастая на почве освоения культурного наследия, завтра сами превращаются в его составную часть, достающуюся новым поколениям… Постулирование тезиса о важности культурного наследия недостаточно без ясного понимания его духовно организующей роли в современном мире и без определения путей его сохранения…»[13]. Одним из путей сохранения историко-культурного наследия является его музеефикация.

Однако, как бы музеи ни взаимодействовали с различными общественными и государственными организациями и учреждениями, проблему музеефикации невозможно решить только их усилиями. Необходимо, как отмечает С. М. Шестова, выделить «основные аспекты изучения вопросов охраны и использования памятников истории и культуры: социально-политический, историко-культурный, финансово-экономический и правовой»[14].

Можно согласиться с мнением Л. С. Именновой, которая пишет, что музей «показывая события в пространственно-временном единстве, призван восстанавливать и сохранять историческое пространство»[15]. Но согласимся лишь в том случае, если будем не только показывать, но и рассказывать и привлекать к практической деятельности, а под историческим пространством будем понимать всю совокупность историко-культурного и природного наследия. Это с одной стороны. С другой – музей может выполнять свою историческую миссию по изучению и сбережению историко-культурного и природного наследия только при взаимодействии с государственными учреждениями, научными и общественными организациями. С третьей – важно взаимопонимание музейной и научной общественности, как местной, так и центральной. В этом отношении предстоит решать многие проблемы, связанные с тем, что научные сотрудники периферийных музеев являются практиками, хорошо знают местные условия, но слабо подготовлены теоретически. В то же время, научные сотрудники центральных музеев и НИИ лучше подготовлены теоретически, но слабо владеют информацией о состоянии дел на местах[16]. Отсутствие взаимодействия затрудняет решение проблемы сохранения памятников.

Всё вышеперечисленное и вместе взятое следует рассматривать как музеефикацию памятников историко-культурного и природного наследия, что может служить его сохранению для будущих поколений. При наличии общественного движения, важное значение имеет решение проблем музеефикации государственными органами. Когда местное население участвует в восстановлении памятников, решаются узконаправленные локальные задачи. В целом задача сохранения историко-культурного и природного наследия в регионах не решается. Для этого необходимо разрабатывать долгосрочные программы и включать их в национальную целевую программу «Культура России».

Реализация обозначенных и иных проблем может способствовать решению вопроса музеефикации памятников и включение их в состав историко-культурного и природного наследия.

А если памятник (материальная часть) и заключённая в нём память (не материальная часть) не музеефицированы и не включены в социальную сферу жизни, то историко-культурное наследие перестаёт быть востребованным, подвергается забвению или разрушению. Музеефикация и предназначена для того, чтобы этого не происходило.

 

 

 

Н. М. Березина

(Московская область г. Дмитров.

Музей-заповедник «Дмитровский кремль»)

 

Роль музеефикации объектов культурного наследия

в их сохранении и популяризации

 

Аннотация:

Вопрос музеефикации объектов культурного наследия сегодня особенно актуален. Через воссоздание и сохранение памятников и их приспособление к приёму посетителей, погружение в атмосферу эпохи возникновения и жизни объекта, мемориальные дома-музеи живут и рассказывают о себе через музейные экскурсии, событийные мероприятия. Необходимость их  содержания в надлежащем состоянии обусловливаются постоянным экскурсионным потоком и вниманием общественности и специалистов. Вместе с тем, важность научной работы по изучению и популяризации объектов культурного наследия сложно преувеличить как в части пополнения исторических знаний, так обогащения экскурсионных программ, привлечения новых посетителей и популяризации объектов, что является важнейшей задачей музеев.

Ключевые слова:

музеефикация; воссоздание, сохранение и популяризация памятников, пополнения исторических знаний, обогащения экскурсионных программ.

 

  1. M. Berezina (Dmitrov)

 

The role of museumification of cultural heritage

in their preservation and popularization

 

Annotation.

Issues of museumification of cultural heritage today is particularly relevant. Through the reconstruction and preservation of monuments and their adaptation to the reception of visitors, immersion in the atmosphere of the era of the emergence and life of the object, memorial houses-museums live and talk about themselves through Museum tours, events. The need for their maintenance in good condition is due to the constant flow of excursions and the attention of the public and professionals. At the same time, the importance of scientific work on the study and promotion of cultural heritage is difficult to exaggerate both in terms of replenishment of historical knowledge, enrichment of excursion programs, attracting new visitors and promotion of objects, which is the most important task of museums.

Keywords:

preservation; recreation, preservation and promotion of monuments, enrichment of historical knowledge, enrichment excursions.

 

На сегодняшний день музеефикация недвижимых объектов историко-культурного наследия одно из интенсивно развивающихся и перспективных направлений современного музееведения, однако методика музеефикации недвижимых объектов находится в стадии становления.

Исследовательский интерес к музеефикации в настоящее время чрезвычайно высок. Он объясняется тем, что быстро меняющийся мир обостряет музейную потребность, а потому сейчас музеефикации подвергаются культура, сознание, человек. В данный момент музеефикация является не только самым оптимальным вариантом сохранения и использования памятников культуры, но и активно содействует органичному соединению памятника с регионом, обществом, средой бытования. Повышенное внимание, которое представляет собой эта музейная практика, объяснимо значительной ролью историко-культурного наследия в формировании отечественной культуры. Современная музеефикация расширяет круг объектов, меняет прежний взгляд на главенство временной категории над пространственной, уравновешивает их значимость. Необходимо отметить, что музеефикация по-прежнему остаётся самым оптимальным вариантом не только сохранения историко-культурного наследия, но и репрезентацией его в привычном пространственном окружении. Стремительные и порой необратимые утраты культурного пространства очевидны. В связи с этим, необходимо музеефицировать всё то, что сохранилось. Музеефикационная практика стала реальным явлением. Однако существует расхожее мнение о том, что утерянный памятник якобы легко можно реконструировать без ущерба подлинности, что не совсем верно. Освоение историко-культурного наследия не может существовать обособленно, не взаимодействуя с семиосферой культуры.

До сих пор в музейной теории и практике термин «музеефикация» использовался достаточно узко, в основном применительно к недвижимым памятникам, осваиваемым исключительно на месте своего бытования[17]. Однако наметилась тенденция активного приспособления музейной среды, находящейся вокруг историко-культурного памятника в качестве музейного объекта[18]. Активизация музеефикационных практик повлекла за собой множество разноречивых трактовок. Музеефикация ещё не вполне осмыслена в музееведении, так как долгое время являлась прерогативой архитекторов и реставраторов. Поэтому при формировании нового типа комплексных музеев, мегамузеев, возникающих на основе музеев-заповедников, возникает острая проблема, связанная с использованием фрагментов среды, интерпретацией материальных и нематериальных объектов наследия, их отбором, сохранением и приведением в музейное состояние. Музеефикация, как и любой вид музейной деятельности, имеет и практический, и теоретический аспекты. Теории, определяющей направление практической работы, не всегда

уделяется достаточное внимание.

Необходимо придать музеефикации чёткие формы и содержание. Соединение музееведческих приёмов и методов исследования с категориями и понятиями философии, культурологии, географии, регионоведения требует рассмотрения темы исследования в междисциплинарном контексте. До сих пор феномен музеефикации историко-культурного наследия изучали преимущественно архитекторы, реставраторы, музееведы, историки, краеведы, оставляя вне поля зрения пространственно-контекстуальные связи и социокультурные аспекты. Особую важность представляют работы М. Е. Каулен[19], касающиеся природы «средовых музеев». Большой интерес имеет концептуальный и эмпирический материал, содержащийся в публикациях журналов «Museum» и «Мир музея». Однако, собственно музееведческих методов, ввиду недостаточной методологической разработанности вопроса, не так уж много. К тому же, феномен историко-культурного наследия изучен далеко не полностью и не вполне систематизирован.

Проблемы музеефикации применительно к социальной среде рассматриваются в работах Н. И. Решетникова. В частности, он при выступлениях на конференциях и в опубликованных статьях заостряет внимание на изучении окружающей среды и формирование исторической памяти, раскрывает понятия музеефикации, демузеефикации и ремузеефикации, отмечает необходимость формирования социального сознания как местного населения, так и вообще всех посетителей музея[20].

Важной тенденцией современности является ускорение, процесса музеефикации историко-культурной среды методом создания музейных комплексов под открытым небом – архитектурного ансамбля как удовлетворение объективной культурной потребности в сохранении; дошедших до нас элементов историко-культурной среды для использования в социокультурном, научном, экономическом процессах[21].

Музей под открытым небом в среде его бытования – архитектурного ансамбля с его территорией археологического наследия – наиболее перспективный в современном обществе метод сохранения историко-культурного наследия, позволяющий не только музеефицировать отдельные уникальные предметы (объекты), но и фрагментарно реконструировать, консервировать и транслировать будущим поколениям историко-культурную среду в наиболее неискаженном виде.

Музеефикация — направление музейной деятельности, заключающееся в преобразовании историко-культурных или природных объектов в объекты музейного показа с целью максимального сохранения и выявления их историко-культурной, научной, художественной ценности. Хотя музееефикацией в широком смысле слова можно считать переход в музейное состояние любого объекта, термин, как правило, употребляется по отношению к недвижимым объектам, средовым объектам и объектам нематериального наследия.

Понятие «музеефикация» употреблял в своих работах еще Фёдор Иванович Шмит[22], но утвердился этот термин в советском музееведении после Великой Отечественной войны в период широкомасштабных работ по реставрации историко-культурного наследия и организации музеев-заповедников. В этот период принято было выделять две формы музеефикации: «под музей», т.е. использование памятника под экспозиции и музейные службы, и «как музей», то есть превращение памятника в самостоятельный объект музейного показа. Сегодня всё чаще используется частичная (или «мягкая») музеефикация, не предполагающая полного изъятия объекта из среды бытования и допускающая выполнение им изначальных функций (напр., музеи-храмы, находящиеся в совместном использовании музея и религиозной общины). Выбор формы и методов музеефикации определяется типом памятника, его историко-культурной ценностью и состоянием. Наибольшее число среди музеефицированных объектов составляют памятники архитектуры. Важной тенденцией развития современного музейного мира является неуклонно возрастающий удельный вес ансамблевых и средовых музеев, созданных на основе музеефицированных памятников, которые становятся всё более многочисленными и посещаемыми среди общего числа музеев.

В последние десятилетия появилась очень полезная тенденция, вписывающаяся в рамки зарубежного опыта сохранения историко-культурного наследия — музеефикация археологических памятников в условиях естественного ландшафта. На территории бывшего СССР имеется множество территорий, достаточно удалённых от районов с большой техногенной нагрузкой, на которых существуют крупные и важные археологические памятники, принадлежащие самым различным культурам[23].

Многие из них имеют сохранность, при которой можно проектировать сохранение и музеефицирование памятника в естественной обстановке природной среды, когда он производит наиболее выигрышное впечатление на посетителей. В ряде случаев уже можно говорить о воплощении этих идей в реальности: Генуэзская крепость в Судаке (Крым), античный город Горгиппия (Краснодарский край), парк «Зарядье» в Москве и некоторые другие.

Мы рассмотрим принцип музеефикации комплексного объекта – памятника культуры, искусства, архитектуры и археологии на примере малого города России Дмитрова, имеющего на территории своей центральной части архитектурный, культурный и исторический памятник «Ансамбль присутственных мест, XIX в.». Город знакомит нас с древнейшим памятником оборонного зодчества древней Руси, который в 1154 году был заложен ростово-суздальским князем Юрием Долгоруким как пограничная крепость. Со временем, меняя облик и обрастая посадами вокруг земляного вала, к концу XIX века сформирован и по сей день сохранён в большей своей части каменный город с архитектурной застройкой, выполненной в смешанном стиле. Определить однозначно архитектурный стиль этого ансамбля очень сложно, поскольку чего здесь только не намешано, но всё-таки не эклектика, уж слишком гармонично всё выглядит. Состояние самих зданий сегодня требуют реставрационных работ. Сами же земляные валы, которые также являются памятником истории, археологии и архитектуры федерального значения «Земляные валы, XVI в.», обрамляют территорию древнего Дмитрова, формируют его микросреду и микроклимат, несмотря на некоторую деформацию и утрату прежней высоты стен укрепления. Природная среда и открытый доступ любопытных пешеходов неумолимо сказываются на степени сохранности объекта: наблюдаются изъязвления склонов, оползание насыпи склонов,

Говоря про музеефикацию ансамблевой застройки, важно понимать, что разработку концепции музеефицирования памятников необходимо вести в условиях естественного ландшафта и микросреды всех имеющихся объектов внутри вала, на территории Исторической площади, поскольку это и есть его среда бытования. Археологическое наследие здесь неразрывно вплетено страницами истории древней Руси, сочетая отпечатки каждого этапа жизни населения и становления государственного строя, о чём мы сможем более подробно узнать из научных трудов историков и археологов. Археологическое

изучение Дмитровского кремля было начато относительно недавно, в 1933-1934 годах, отрядом экспедиции ГАИМК (ныне Институт археологии РАН) под руководством Н. П. Милонова.

В большинстве случаев определяющим является влияние геологической среды, имеющее направление, как на сохранение, так и на разрушение различных элементов памятника. В конечном итоге, искать вариант грамотной реконструкции, консервации и музеефикации приходится именно в геологической среде. При раскопках, в любом случае, изменяются сложившиеся в течение длительного времени условия консервации разрушенных или полуразрушенных памятников, и начинается иногда невиданное по скорости разрушение, вызванное переменой обстановки (взаимодействие с атмосферой, изменение температурно-влажностного режима и т.д.). И это, по-видимому, послужило, толчком к ухудшению условий сохранения фундаментов и самих стен объектов. Болевой точкой для зданий ансамбля в последние годы стало недостаточное обеспечение систем водоотведения и отсутствие дренажной системы, тем самым неся существенную проблему по сохранению памятника. К сожалению, решения о способе музеефикации того или иного памятника часто принимаются без учета состава, состояния, свойств грунтов, слагающих и окружающих объект, а также технологических возможностей реставрации и последствий их применения. При сохранении археологических памятников в условиях естественного ландшафта необходимо учитывать возможность их длительного, управляемого, безаварийного существования. По естественным причинам не все грунты могут соответствовать этому требованию. Музеефикация ни в коем случае не должна становиться печальным эпилогом в истории существования памятника. Она обязана базироваться на строго рассчитанном эксплуатационном режиме, основу которого составляет тщательное изучение инженерно-геологических условий функционирования природно-археологической системы. Сейчас к решению археологических проблем инженеры-геологи привлекаются чаще. Изучение изменения геологической среды требуется производить с известной периодичностью, поскольку ситуация может меняться. Опыт показывает, что цели и задачи, возникающие при этом, весьма разнообразны. Это объясняется как спецификой того или иного памятника (тип, возраст, степень сохранности, геологические условия), так и планируемым вариантом его сохранения (консервация, реставрация, реконструкция, музеефикация). Инженерно-геологические исследования памятников позволяют оценить влияние природных геологических процессов на способы хозяйствования, условия жизни древнего населения, а также давать обоснованные рекомендации по вариантам музеефикации природно-археологических систем с учётом реального состояния объекта, окружающей его геологической среды и уровня современных природных и техногенных воздействий. Без детального инженерно-геологического изучения, ориентированного на специфику конструкций, технологию первоначального строительства и историю эксплуатации архитектурных и археологических памятников, в настоящее время невозможно получать полностью достоверные сведения, необходимые для музеефикации. Мало формально знать возраст памятника, его назначение и конструкцию, геологическое строение, свойства грунтов и положение уровня грунтовых вод. Необходимо определить формы и виды взаимодействий различных элементов природно-археологической системы и подобрать оптимальный режим сохранения или музеефикации памятника.

Благоустройство территории Дмитровского кремля как туристического объекта началось в начале нынешнего века – в 2001 году. У Пятницкого пролома установили памятник Юрию Долгорукому; в 2004 году рядом с Успенским кафедральным собором появился монумент Кириллу и Мефодию; реконструирована деревянная Никольская проездная башня.

Вопросы, к сожалению, сегодня решаются фрагментарно, с условным учётом возможности размещения новых малых архитектурных форм.

Музеефикация исторических зданий, которые являются памятниками истории, архитектуры и культуры, могут и становятся музейными выставочными инсталляциями, посвящёнными истории каждого здания, известным людям, проживавшим или работавшим в нём, а также основным историческим событиям, к которым здание имеёт отношение. Сегодня перед Музеем-заповедником «Дмитровский кремль» стоит объёмная задача не только сохранения вверенных в управление объектов истории и культуры, но и их популяризация ‑ музеефикация в целях развития внутреннего туризма. Одним из таких примеров которого в начале XXI века стало восстановление и реставрация Успенского кафедрального собора, прежде в помещениях которого находился Дмитровский краеведческий музей. В ближайшие годы здание «Тюрьма», которое входит в состав памятника «Ансамбль присутственных мест, XIX века» также может стать памятником истории и архитектуры через организацию экспозиции ‑ воссоздание интерьеров тюремных камер. Реализация таких проектов является возвращением исторического долга и даёт возможность более полного использования потенциала исторических зданий и ансамблей. Выставочные инсталляции в исторических зданиях ансамблей представляют собой выставки, расположенные в витринах и на стендах, где представлены предметы, документы, фотографии и другие экспонаты, раскрывающие те или иные исторические темы, связанные с этим зданием. Такие выставки могут быть размещены в отдельном зале или в части зала, в коридорах, на лестничных площадках. Особенно важным условием таких инсталляций является дизайнерское и художественное оформление. Таким образом, каждый сотрудник или посетитель этого здания имеет возможность познакомиться с его историей. Эти инсталляции напоминают нам об исторических корнях наших предков, которые строили и укрепляли Российское государство, доставшееся нам в наследство. Тем самым мы возвращаем людям историческую память. Это создает современную интеллектуальную и культурную среду, позволяющую вдохнуть новую жизнь в исторические памятники города.

Музеефицируемые элементы исторической среды объективно присутствует в современной среде, и их перевод – музеефикация в первую категорию памятника историко-культурного наследия требует специфических адекватных научно-исследовательских процедур и практических мероприятий, важнейшими из которых являются: определение памятника как материализованного носителя традиционной строительной традиции; определение духовной и материальной ценности объекта; теоретическое обоснование процента музеефикации, практическая работа по дальнейшему сохранению объекта. Важным аспектом в формировании интереса и проблематики сохранения памятников и активизации интеллектуального профессионального сообщества является проведение форумов, симпозиумов и конференций, где освещается наработанный опыт и имеется возможность получения рекомендаций и компетентных проектных решений. Также важно вовлекать в процесс реставрации и музеефикации объектов и заручаться поддержкой Всероссийского общества по охране памятников истории и культуры (ВООПИиК), Союза реставраторов России и Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест ИКОМОС РФ, волонтёров и студентов специализированных ВУЗов. Следуя целям  музеефикации, мы тем самым преодолеваем путь не только исследования, изучения, восстановления и популяризации

памятников, но и частично решаем вопрос финансирования на его содержание через привлечение дополнительных туристических потоков.

Реставрация в архитектуре и искусстве, укрепление и восстановление разрушенных, повреждённых или искажённых памятников истории и культуры (архитектурных сооружений, произведений изобразительного и декоративно-прикладного искусства, археологических находок и пр.) с целью сохранения их исторического и художественного значение (как частный случай — с целью вернуть первоначальный облик). Реставрация является составной частью охраны памятников истории и культуры и имеет важное значение для общей истории и истории культуры. Проводимые при реставрации исследования нередко коренным образом меняют сложившиеся концепции исторического развития объекта. Попытки реставрации памятников архитектуры известны уже в античный период, однако до рубежа XVIII и XIX веков они обычно сводились к простому ремонту. На рубеже XVIII и XIX веков задачей реставрации стали считать «восстановление первоначального облика» или «великолепия» повреждённых или искажённых позднейшими перестройками и переделками памятников. Однако цель была поставлена ошибочно. Отсутствовала и научно разработанная методика реставрации. Это приводило к искажениям и даже утратам выдающихся памятников культуры. Существенные ошибки допускались при реставрационных работах в России и в середине XIX века. Отдельные ценные научные реставрации проводились уже в первые десятилетия XIX века. Лишь с конца XIX века накопление систематических знаний в области истории искусств и материальной культуры, а также инженерно-технических знаний сделало возможной подлинно научную реставрацию. В России на производство реставрационных работ начала оказывать благотворное влияние Археологическая комиссия Русского археологического общества. На рубеже XIX и XX веков складывается научная теория реставрации, наиболее разработанная в отношении памятников архитектуры.

Основу теории современной реставрации составляет понятие о реставрационном методе и дифференциации различных реставрационных методов, из которых для современной практики имеют значение три: консервация ‑ работы, не меняющие облик памятника, сохранившийся к моменту начала этих работ; реставрация – укрепление памятника с сохранением внешнего облика, воссоздание – полное воспроизведение памятника или его частей. Для реставрации могут применяться различные материалы, но внешне они должны приближаться к материалам, из которых был сооружен памятник, хотя подделка под подлинный материал не допускается. Разборка подлинных частей памятника, как правило, исключается, так как современная техника реставрации позволяет укреплять поврежденную кладку без её нарушения. Реставрационным работам предшествует тщательное и всестороннее исследование памятника: натурное (архитектурное и инженерное) и историко-архивные изыскания. На натуре изучаются причины обветшания, повреждений, нарушения статического равновесия памятника; для исследования состояния конструкций используются технические средства. Выясняются возможные способы устранения повреждений и деформаций памятника и исследуются специфические особенности основных строительных материалов и растворов. Если состояние памятника угрожающее, то уже в процессе предварительного обследования принимаются меры по аварийному ремонту.

Изучаются элементы и детали, относящиеся к первоначальному облику здания, его стилевая характеристика, имеющиеся позднейшие наслоения, пристройки и переделки с их строительными и стилистическими особенностями, историческая и художественная ценность этих наслоений, пристроек и переделок. Часто одновременно с реставрацией составляется проект приспособления памятника к его новому использованию (например, бывшего жилого дома для размещения музейной экспозиции), и здание приспосабливают уже под нужды и интересы туристов, правообладателей и пользователей объекта. Сегодня такие здания могут принадлежать как государственному учреждению, так и частному лицу, готовому исполнять охранные обязательства по его содержанию и пользованию. При реставрации внутреннего и наружного убранства необходимые раскрытия ведутся послойно и с большой осторожностью, так как в наслоениях могут быть ценные фрагменты или их следы. Раскрытия проводятся только после предварительных зондажей или шурфов, когда известно, что под наслоениями есть ценные и хорошо сохранившиеся элементы. Замена и восстановление разрушенных элементов производятся только на основе бесспорных данных об их первоначальном или прежнем облике. В количественном соотношении подлинных и восстановленных частей и элементов обязательно должны преобладать первые. Нередки примеры восстановления фресок в православных храмах по всей России. При невозможности проведения оперативных реставрационных работ применяется меры по консервации объектов (от лат. conservatio — сохранение), совокупность мер, обеспечивающих на длительное время сохранение облика (первоначального или к моменту поступления на консервацию), механической прочности и химической инертности памятников истории и культуры, археологических находок, произведений архитектуры, изобразительных и декоративных искусств. Консервация тесно связана с реставрацией. При консервации сооружений укрепляют грунт, стены, своды, возводят защитные павильоны и навесы, предотвращая разрушение памятника в период до его реставрации. Деревянные постройки пропитывают бесцветными водоотталкивающими и укрепляющими синтетическими соединениями и другими защитными составами. Монументальную живопись на стенах архитектурных памятников укрепляют преимущественно высокопрочными смолами, которые сохраняют цвет и фактуру живописи, не нарушая воздухо- и паропроницаемости красочного слоя и грунта.

Это все те меры, которые могут позволить предотвратить стремительное разрушения памятников до момента реставрационных работ.

Успех консервации зависит от соблюдения режима хранения, определённого для каждого рода предметов. Разработкой методов консервации и её осуществлением занимаются специализированные лаборатории и реставрационные мастерские, археологические институты с использованием материалов библиотек, музеев и их архивов, а также специальные архитектурные научно-реставрационные мастерские. Музей-заповедник «Дмитровский кремль» имеет богатейшие архивы, графические материалы, литературные научные работы, которые необходимо изучать и учитывать при реставрации и музеефикации исторических объектов, представляющих кладезь городов древней Руси. Все перечисленные выше способы сохранения недвижимых памятников являются необходимой и неотъемлемой частью работы и пристального внимания органов охраны памятников и их пользователей. Музейное использование, как правило, единственный возможный вариант использования памятника архитектуры и археологии. Соответственно, музеефикация – не просто оптимальный, но единственный путь включения таких памятников в современную культуру. Одновременно она позволяет решить проблему сохранения, ибо после археологических раскопок и полевой научной фиксации археологический объект, как правило, разрушается, зарастает, засыпается и со временем исключается из охранных списков. Так и памятник архитектуры, попав в руки коммерческой организации, становится закрытым для доступа широкого круга туристов и исследователей. Туризм по охраняемым природным территориям может быть ключевым фактором в деле сохранения природного и культурного наследия. Он генерирует финансовые ресурсы за счёт взимания платы за вход и обслуживание, отчисления налогов в местный бюджет и за счет других поступлений.

Эти финансовые ресурсы могут напрямую использоваться для возмещения расходов на охрану природы, поддержание культурных традиций и повышение уровня образования. Опосредованно, через демонстрацию экономической значимости охраняемых территорий для региона или страны в целом, можно получить общественную и государственную поддержку в вопросах сохранения наследия. Благодаря реставрационным работам, которые масштабно прошли в преддверии юбилейной даты города Дмитров в 2000-2004-х годах на территории Дмитровского кремля, мы сегодня можем наблюдать все здания памятника культурного наследия «Ансамбль присутственных мест, XIX века». Достопримечательное место притягивает туристов и горожан.

Организованный и управляемый туризм любой исторической территории может содействовать охране или восстановлению культурного наследия, как на местном, так и на региональном уровне. Туризм может обеспечить дополнительные доходы для содержания и ремонта исторически ценных зданий и ландшафтных особенностей. Средства могут собираться напрямую через взимание платы за посещение, либо опосредованно, через уплату местных налогов. Культурное наследие края также присутствует через бытование и инсталляции обычаев в местных традициях.

Время от времени туристы ищут подлинных впечатлений. Поэтому важно развивать имеющиеся ценности и развивать мощности, грамотно приспособив их и оборудовав для посещения, создавая культурные фестивали и другие традиционные события. Обогащая впечатлениями туристов от посещения исторических мест, тем самым поощряя их более длительное пребывание на территории. Демонстрация культурного богатства помогает изменять поведение и взгляды местных жителей и туристов, тем самым они становятся сторонниками охраны памятников старины и народных традиций. Кроме того, сохранение местных традиций и памятников на должном уровне развивают в местных жителях чувство гордости своим краем.

В настоящее время, на волне развития туризма в нашем регионе, было бы недальновидным не использовать сохранившееся в полном объёме здания всего ансамбля в среде его бытования – территории Дмитровского  кремля.

Неповторимая особенности архитектуры, богатое историческое прошлое, возможность прикоснуться к нему, использование театральных эффектов привлечет в Дмитровский кремль  большое количество туристов. При этом очень важно подходить к вопросу комплексно, в том числе с привлечением таких организаций как АЭРОНАТЦ (базируется в Дмитровском районе).

Культурная политика фактически формирует жизненное пространство, в котором живёт, действует и творит человек. Таков процесс взаимодействия: политика заинтересована в культуре как средстве очеловечивания её прагматических решений, а культура заинтересована в политике как связующем звене с жизнью человека и общества.

Культура всегда приобретается дорогой ценой. Да, не сохранилось многое, что сегодня, безусловно, было бы признано культурным наследием. Но правомерно ли говорить в таком случае о катастрофической утрате культурного наследия?

Новый подход к пониманию ценности памятников истории и культуры должен в известной мере снять стресс, возникающий при мысли об утраченном наследии. Движение в поддержку экологии культуры с каждым днём нарастает, что обеспечивает возможность действенного контроля со стороны общественности за сохранением культурного наследия. И, наконец, человеческий фактор, которому ныне уделяется первостепенное значение, становится истинным гарантом активизации общественного интереса к памятникам истории и культуры во всем их многообразии и неповторимости.

Историческая преемственность развития культуры, воплощённая в памятниках, и осознание живой их связи с современностью, являются главными побудительными мотивами общественного движения в защиту культурного наследия. Памятники истории и культуры являются носителями определенного исторического смысла, свидетелями народной судьбы, а значит, служат воспитанию поколений, пресекая национальное беспамятство и обезличивание.

 

 

 

☼☼☼

 

 

 

А. В. Безрукова (Москва)

 

Научный потенциал музея в

формировании туристической дестинации

 

Аннотация. В статье анализируется ключевое понятие современного туристического дискурса – «туристическая дестинация». Анализируется  понятие «научный потенциал музея». Автор обосновывает роль музея в формировании туристической дестинации.

 

Ключевые слова: научный потенциал музея, туристическая дестинация, имидж музея, бред.

 

A.V. Bezrukova (Moscow)

 

The scientific potential of the museum in the formation of a tourist destination

 

This article discusses the key concept of the modern tourist’s discourse –  «tourist destination». The notion «scientific potential museum» is analyzed. The author substantiates the role of the Museum in the formation of the tourist destination .

 

Key words: scientific potential museum, tourist destination, the image of the museum, brand.

 

Мы достаточно часто оперируем понятиями: культурный потенциал музея, воспитательный потенциал музея и значительно реже упоминаем о его научном потенциале. Что мы подразумеваем под научным потенциалом музея?

Научный потенциал любого музея представляет собой мощный ресурс, который включает кадровую, материально-техническую, финансовую, организационную и информационную составляющие.

Почему я выделяю научный потенциал музея? Потому что всё чаще основным направлением работы музея нам навязывают работу с обслуживанием посетителя, и она носит  поверхностный характер, задействует сторонние ресурсы никак не связанные с особенностями музея и это во многом связано с не востребованностью научных музейных разработок.

Второе понятие, которое нуждается в расшифровке – это понятие «дестинация». Оно широко в настоящий момент используется в сфере туристического бизнеса и пока не часто звучит в стенах музеев, хотя имеет к ним непосредственное отношение.

Само слово «дестинация» в переводе с английского означает «местонахождение;  место назначения». Термин был введен профессором Мейсенского университета (г. Окленд, Новая Зеландия) Нейлом Лейпером в 1979 году[24].

Дестинация – это территория, имеющая определенные границы (не обязательно совпадающая с границами районов, поселений и т.д.), с налаженной системой  удобств, средствами обслуживания и услугами для обеспечения всевозможных нужд туристов, т. е  дороги, стоянки, гостиницы, кафе, магазины.

Туристическая дестинация – это основной, можно сказать решающий элемент, туристской системы. При желании любой музей может создать свою дестинацию.

Так каким образом музей своим научным потенциалом может участвовать в формировании туристической дестинации, и какие дивиденды может иметь от этого участия сам музей?

Актуальность этого вопроса очевидна: либо музей входит в туристическую дестинацию  или остаётся на обочине и выпадает из объектов показа. Или музей начинает создавать туристический продукт и учиться продавать его, или его существование становится зыбким и неустойчивым, а порой над ним нависает угроза закрытия.

Надо понимать, что слабая связь туристических организаций и музеев формирует искажённую картинку возможности музея. Турфирмы обращаются к рекламным ресурсам музея – на сайте, печатным (буклеты, листовки), самые активные доходят до отделов, которые занимаются организацией экскурсий и работой с детьми. Видел ли кто-нибудь  главу туристической фирмы на приёме у главного хранителя музея, заместителя по научной работе? С одной стороны, разумно возразить, что это вне их компетенции, а с другой стороны, напрашивается вопрос, а является ли научная работа музея, только материалом для внутреннего пользования?

Турфирмам иной раз проще самим создавать объекты показов. Возьмём комплекс под Хабаровском. Компания «Велком» взяла на берегу несколько гектаров и сделала филиал Хабаровского этнографического музея. Прекрасный филиал. У них там и экологическая тропа по тайге, и наскальная живопись, и рядом поселок нанайцев[25].

Наше агентство за прошедшие 2 года работала с музейными проектами на территории Рязанской и Тверской области[26]. И мы постоянно сталкивалось с вопросом как музею повысить свою значимость, не теряя своего подлинного лица, не превращаясь в развлекательный центр, клуб  и не подменяя научную работу  культурно-массовой.

Пример – поселковый краеведческий музей в Кимрском районе Тверской области. Существует при клубе, находится в стадии активного комплектования. Из состояния симбиоза их вывело появление рядом, в 3 км, музея Гадюки Васильевны, развлекательная программа с гастрономической составляющей. Успех ошеломляющий, приезжают из Твери и Москвы, с музеем работают многие солидные туристические фирмы, сделан на деньги фонда Потанина. Сотрудники краеведческого музея, проанализировав опыт коллег, поняли, что не выбирают эту дорогу. И фактически сейчас мы совместно разрабатываем проект развития музея как составляющей  будущей туристической дестинации Кимрского района.

С той же проблемой мы столкнулись, работая с частным музеем ёлочной игрушки в Рязани и государственным музеем обороны и тыла в деревне Баграмово Рязанской области. У музеев отсутствовала программа собственного позиционирования, и все усилия наладить работу превращалась в цепочку мероприятий, может быть, и ярких, но случайных и между собой несвязанных.

Выявление общих проблем для музеев различной подчинённости, направленности и величины позволили нам  сформировать общий план действия, который потом с успехом дорабатывается для каждого музея индивидуально.

Рассмотрим наш план действий последовательно. Фактически в результате его реализации музей, преодолевая или беря в союзники свою репутацию, создаёт свой имидж, а затем, войдя в туристическую дестинацию и формирует себя как самобытный образ.

У любого музея есть репутация. Репутация – общественная оценка, которая формируется в течение долгого периода времени. Это нематериальный актив компании, который делает ее «доброе» имя (оценка, мнение). И его задача, поддерживая или разрушая эту репутацию, сформировать имидж. Разрушение репутации не такая уж криминальная история, если репутация определялась словами – «скучный», «однообразный», «унылый».

Имидж – это искусственный образ, который формирует эмоциональное отношение человека или общественности к восприятию музея (образ, портрет). Этот образ складывается из совокупности того, что предлагает музей посетителю, как он себя позиционирует через свои действия.

Часто происходит подмена понятий имидж и бренд. Бренд музея сформируется только после вхождения его в туристическую  дестинацию.

Бренд происходит от английского “brand”, что означает клеймо. Скотоводы  Дикого Запада использовали его для того чтобы клеймить  свой скот, чтобы можно было отличить свою скотину от соседской. Ныне бренд – это созданное впечатление от музея, его сотрудников и услуг, которые он представляет в сознании потребителя. Бренд, по сути, есть благоприятные воспоминания и ожидания туристов, оставшихся довольными от посещения музея. Но главное в бренде это их приверженность или лояльность, то есть готовность снова и снова возвращаться, предпочитая данный музей всем другим. То есть, музей проделывает путь от репутации к имиджу, а затем к бренду.

Важное дополнение –  если музей признаёт за собой право быть главным  носителем информации о территории, главным художественным центром и т.д., он принимает на себя ответственность за презентацию себя как особенного, то обычно этот путь не составляет никаких затруднений.

Теперь рассмотрим последовательно все составляющие научного потенциала музея:

  • Численность и квалификация научных сотрудников.

Мы не можем влиять на наше штатное расписание, но, как показывает практика, наличие общей идеи и стремление к её реализации очень меняет рабочий настой в коллективе. Мы работали с музеями, где два сотрудника ‑ и горы сдвинуты, а есть…

И если музей хочет развивать научный потенциал, то профессиональный рост сотрудников – это его первейшая задача – возможность сотрудников бывать в других музеях, активность обсуждения подобных мероприятий, поддержание тонуса активности – это вопрос не затраты средств, а вопрос уровня вопросов, которые ставит перед собой музей

  • Наличие научной базы.

Мы работали с музеями, которые хранили и 500 единиц хранения, и 50 000. И разница заключается не в объёме фондов, а в степени их изученности и связи фондовых отделов с другими отделами музея. Частая история – фондовик сидит, пыхтит, изучает, а экспозиционер, берёт вещь на выставку и обходится формальной информацией о предмете. Часто вещь приходит от реставраторов с готовой историей, а сотрудники не берут на себя труд оставить для работы копию заключения по экспертизе. Очень бы хотела сказать, что это не так, но сталкиваюсь с этим на каждом шагу. Ещё более частая ситуация – уходит сотрудник и с ним «уходит» и информация об изученных вещах, потому что никто не удосужился её зафиксировать и не поставил в обязанность сделать это сотруднику.

  • Техническая оснащённость музея. Сложный вопрос для провинциальных музеев, но при желании ноутбука хватает, чтобы установить нужные программы и составить базу музея.
  • Ассигнования на научные исследования. Мы не могли обойти этой составляющей научного потенциала, хотя это, несомненно, слабое звено. Копии в архивах за свой счёт, командировки за свой счёт – знакомо! Но те, кто интересуются базой фонда Потанина, наверное, обратили внимание, что часто небольшие, просто крохотные музеи получают деньги на реализацию своих проектов. Главное, чтобы проекты были, и кто-то взял на себя ответственность за изменение имиджа своего музея.

Отдельно могу сказать об изданиях научных работ. Проблема, с которой музеи сталкиваются постоянно. Дорого, говорят мне музеи, а когда считаю им себестоимость научных сборников и буклетов удивляются. Часто музеи губит «не любопытство» – но у нас много конференций, издающих сборники, много вариантов, где можно представить свои работы, много возможностей в интернете.

Так что же происходит при активации всех составляющих научного потенциала? Создаётся конкурентно способный туристический продукт, который в свою очередь формирует имидж музея. Достигается это естественно активацией и других потенциалов музея – досугового, развлекательного и т.д. Но, на наш взгляд, именно, научный потенциал должен быть ведущим, он должен стоять у истоков создания незабываемого образа данного музея. Только тогда понятие туристический продукт и не будет осквернять наших ушей и трепетных музейных душ.

Как имидж музея соотноситься с формированием туристической дестинации?

Во многих районах они уже сформированы, и музею необходимо грамотно оценить, и вписать себя крупными буквами в существующую конструкцию, и не только собственной самобытностью, но и удобной парковкой, подъездными дорогами, магазином сувениров. В некоторых случаях музей сам вынужден формировать свою туристическую дестинацию самостоятельно, пример музеи-усадьбы – Пушкиногорье, Ясная Поляна, Щелыково. Все для приёма гостей – гостиницы, рестораны, магазины и т.д.

Несомненно, дестинация должна представлять собой культурную ценность, и посетители (не только туристы, но и местные жители) должны считать её  привлекательной, комфортной. Удача по формированию туристической дестинации оценивается фактически по одному критерию ‑ посетители возвращаются и считают, что посещение заслуживает потраченного времени и денег.

 

 

 

 

 

 

 

М. М. Лоевская (Москва)

 

Практики студентов-культурологов

на Русском Севере и на Кипре

 

Аннотация: Студенты-культурологи Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова факультета иностранных языков и регионоведения каждое лето уезжают на производственную практику, которая считается обязательной. Несколько лет подряд это были поездки на Русский Север – Каргополь; затем Елец, Рязань. В период зимних каникул для желающих организуется поездка на Кипр. Цель данных поездок заключается в изучении и сопоставлении культуры разных регионов. Посещение каргопольских и кипрских музеев позволило студентам сделать интересные открытия, позволяющие увидеть удивительное сходство кипрских и каргопольских глиняных фигурок.

Ключевый слова: практика, студенты, Кипр, Каргополь/

 

M.M. loevskaya (Moskou)

 

The Traineeships in the Russian North and Cyprus

for Culture Studies Students

 

Abstract: Every summer, students of Culture Studies at the Faculty of Foreign Languages and Area Studies (Lomonosov Moscow State University) leave for their compulsory traineeships. Several years in a row, they took trips to the Russian North – Kargopol, Yelets, Ryazan’. During their winter holidays, an optional trip to Cyprus is organized. The trips are aimed at the comparative study of local cultures. In Kargopol and Cyprus museums, the students discovered amazing similarities between the Cypriot and Kargopol clay figures.

Key words: traineeship, students, Cyprus, Kargopol.

 

Студенты-культурологи Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова факультета иностранных языков и регионоведения каждое лето уезжают на производственную практику, которая считается обязательной. Несколько лет подряд это были поездки на Русский Север – Каргополь; затем Елец, Рязань. В период зимних каникул для желающих организуется поездка на Кипр. Цель данных поездок заключается в изучении и сопоставлении культуры разных регионов. Посещение каргопольских и кипрских музеев позволило студентам сделать интересные открытия: удивительное сходство таких персонажей, как Китоврас и Полкан

Эти образы встречаются в ветхозаветных апокрифах и произведениях русского народно-поэтического творчества. Возможно, объясняется это общими корнями, несмотря на то, что принадлежат они разным эпохам, разным цивилизациям и имеют разные судьбы.

Образ Китовраса встречается в ветхозаветных апокрифах о премудром Соломоне (этот текст студенты изучали на втором курсе на лекциях по древнерусской литературе). Имя этого фантастического существа (с греческого – κένταυρος) неразрывно связано с персонажами греческой мифологии – Кентавром.

Апокриф (от греч. άπόκρυφоς – «тайна сокровенная») означает книгу «спрятанную», «потаенную», не признанную Церковью и запрещённую ею как литературу «душепагубную», «душеотводную», «отречённую». Столь суровое отношение объяснялось тем, что авторы ветхозаветных апокрифов пытались дополнить библейское сказание, раскрыть то, что «спрятано» в Библии. Запретный плод сладок – этим можно объяснить и необычайную популярностью апокрифов, кроме того, в доходчивой форме в них объяснялись сложные явления, которые в текстах Священного Писания были изложены недостаточно ясно и доступно для простого человека. Главное внимание при этом уделялось тому, чего не было в Св. Писании.

В XIV веке в список отречённых книг было включено «Сказание о том, как взят Китоврас Соломоном». Сам же персонаж был известен на Руси довольно рано, его можно было встретить на стенах Дмитриевского собора во Владимире (XII в.); на резных каменных рельефах Георгиевского собора в граде Юрьев-Польской (XIII в.); на монетах Серпуховско-Боровского княжества (XIV в.). На Корсунских вратах Софии Новгородской (XIV в.) Китоврас представляет собой лучника с густыми и красиво уложенными прядями. Есть мнение, что это символ самого дьявола, поражающего греховными помыслами (стрелами) человеческие души. «Лукавый» (лукав буквально – вооружен луком) напоминает, что за порогом церкви надо всегда иметь щит веры, чтобы угасить раскалённые стрелы (Еф. 6,16).

Иногда Китоврас изображается с крыльями и короной на голове, что может восходить к легенде, что он, как и Соломон, является сыном царя Давида, т.е. родным братом премудрого Соломона, которого превосходит мудростью и хитростью. Из мести он похищает жену царя Соломона и (видимо, для пущей сохранности) носит ее в ухе. Последний отправляется за ней, спрятав войско в лесу. Жена узнает Соломона и предаёт его Китоврасу. Предательски отвергнутый муж просит казнить его по-царски, перед повешением ему разрешено сыграть на рожке. Появляется войско Соломона и освобождает царя, а на приготовленной виселице вешают Китовраса и неверную жену.

Согласно русской версии апокрифа, царь Соломон нуждался в помощи Китовраса для того, чтобы построить Иерусалимский храм. Однако по Божиему повелению при создании Святая Святых «не дозволяется тесать камни железом», т.е. строительство должно происходить абсолютно бесшумно.  Справиться с такой сложной задачей Соломон не мог, поэтому по его приказу Китовраса обманным путём ловят и приводят в цепи с заклятием именем Божьим к царю. Но «дивий зверь» может ходить только прямым путём, поэтому он сносит всё на своем пути. Здесь сама собой напрашивается аналогия с античными кентаврами, которые также все сносили на своем пути. Но, в отличие от них, Китоврас способен на благородные поступки. Так, когда «убогая вдова» умоляет его свернуть и не разрушать её домик, милосердный Китоврас, пожалев её, «изогнулся около угла, не соступясь с пути, и сломал себе ребро»[27]. Премудрому Соломону всё-таки придётся расплатиться за своё коварство. После того как храм будет построен, Китоврас похитит его жену, отомстив тем самым за своё похищение, а самого царя он забросит «на край земли обетованной», наказав таким образом за гордыню.

Апокрифический Китоврас своими положительными качествами подобен мудрым кентаврам Фолу и Хирону. В сказании также используется мотив похищения. Так, в античной мифологии кентавр Несс похищает Деяниру, кентавр Эврит  – Гипподамию[28].

На русском Севере до сей поры необычайно популярен образ Полкана – «полуконя», вернее получеловека-полуконя. Он является неотъемлемым образом традиционных русских керамических игрушек в Каргополе. Лепили его на счастье. Фигурку Полкана с добродушным лицом, окладистой бородой можно найти в любой сувенирной лавке от Архангельска до Соловков.

О каргопольском Полкане говорится следующее: «Полкан, огромный и добрый богатырь, защитник людей от сил зла. Он наполовину бравый генерал: грудь у него крепкая, лицо круглое с большой окладистой бородой, а туловище – как у коня, и на ногах копыта. На груди Полкана – лучистое солнышко». Очень редко лепили Полкана удалым и молодцеватым, обычно он статный «стар матёр человек». Известная игрушечница Ульяна Бабкина говорила: «В старину жил такой. Хлеб помогал людям растить, землю от врагов оберегать. Руки у Полкана сильные, грудь могучая. А на груди – солнышко. Ноги – что у коня – быстрые. А на них – золотые копыта». Этот богатырь являет собой образ тихой несокрушимой силы народной [29].

Это фантастическое существо пришло из народных легенд и преданий. «В нём сохранилась древняя основа мифологического образа, на которую наслоились сказочно-бытовые черты. Упоминания о Полкане встречаются в русских былинах и сказках: он является кормчим корабля, которым командует Илья Муромец; в споре с Аникой-богатырём Смерть упоминает Полкана как самого сильного и непобедимого богатыря; в свите князя Владимира он стоит в одном ряду с самыми сильными богатырями, такими как Самсон Колыванович и Святогор. Имя Полкан стало нарицательным для людей необыкновенной силы. Сам же герой русского эпоса обладает сверхъестественной силой и скоростью бега (одним прыжком может преодолеть расстояние в семь вёрст. Царствует он в граде Лукоморье: днём – над людьми, ночью – над зверями и птицами[30].

Как и античные кентавры, Полканы были как добрыми по отношению к людям, так и злыми. «Чудище Полканище» – своего рода «близнец» Идолища Поганого – кровожадного и беспощадного. Он «в Киеви людей поедает, по туриному жвачку жует»[31]. Илья Муромец, обменявшись одеждой с каликой, является в Киев, застает Полкана за едой и, посмеявшись над его обжорливостью, раскалывает надвое.

В сказках о Добрыне Полканы – свирепые чудовища из «за-астраханских степей». Вид их устрашающ и поистине ужасен: глаза сверкают, как огонь, из пасти вылетает пламя; они в крови с головы до ног… Непобедимые воины, они мечут по врагам камни величиною с горы и тучи трехсаженных стрел[32].

Совершенно иным предстает Полкан в сказке о Бове королевиче. Сначала он выступал как враг Бовы и преследует его, когда тот спасается бегством из плена. Они вступают в бой: Полкан бьёт беглеца огромным вырванным дубом (на рисунке – мечом), но побеждает бесстрашный королевич. После сражения бывшие враги становятся друзьями и соратниками. Полкан верой и правдой служит Бове, защищает и помогает ему сражаться с недругами. Полкан считается практически неуязвимым, но помнит и отлично знает, что должен погибнуть от львиного когтя, что впоследствии и происходит (защищая детей и жену Королевича от когтей и клыков хищных и кровожадных львов, он погибает) как благородный герой.

Люди с туловищем коня – полулюди-полукони, – можно сказать, кочуют из одного мифа в другой, из одной цивилизации в другую. Античная культура, создавшая основные образы, роды, виды и жанры литературы, способствовала тем самым развитию византийской литературы, которая, в свою очередь, в значительной степени обогатила древнерусскую литературу и культуру, повлияла на ход её формирования. Вероятно, не без влияния апокрифической литературы и народного эпоса на Руси появляется свой Китоврас – Полкан.

В керамической мастерской студенты под руководством опытного мастера пытались слепить фигурки Полкана и Полканихи (образ последней мы также видели в кипрском археологическом музее).

После обжига фигурки мы забрали с собой в Москву. На занятиях, посвященных культуре Русского Севера, эти фигурки студенты раскрашивали, используя традиционный северные орнаменты.

Выездные практики важны для научно-исследовательской самостоятельной работы студентов, так и для творческого процесса. Во время поездок устанавливаются неформальные отношения между студентами и преподавателями, которые в дальнейшим благотворно сказываются на продолжающемся учебном процессе и усвоении учебного материала.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Е. В. Жбанкова (Москва)

 

Региональные музейные коллекции

как основной источник знаний об истории культуры России

 

Аннотация. В учебный план факультета иностранных языков и регионоведения МГУ им. М. В. Ломоносова входит выездная  практика, во время которой студенты изучают Россию, в том числе и провинциальные музеи. О состоянии, перспективах и проблемах музея Н. Бенардоса в Ивановской области, музея А. Герасимова в  Тамбовской области и Борисоглебского историко-художественного музея  в Воронежской области идет речь в данном докладе.

 

Ключевые слова: практика, студенты, провинциальный музей, усадьба, проблемы, регион, перспективы

  1. V. Zhbankova (Mosco)

 

Regional museum collections

as the main source of knowledge about history of Russian culture

 

Annotation. The curriculum of the Faculty of Foreign Languages and Area Studiesof  the Lomonosov Moscow State University includes onsite practice, during which students study Russia, including the local museums. The present report is dedicated to the analyses of the current state, prospects and problems of the Museum of N. Benardos in the Ivanovo Region, the Museum of A. Gerasimov in the Tambov Region and Borisoglebskii History and Art Museum in Voronezh Region.

Key words: practice, students, local museums, mansion, problem, region, prospects.

 

В учебный план факультета иностранных языков и регионоведения МГУ им. М. В. Ломоносова включена обязательная выездная регионоведческая практика для студентов II курса. Летом, после окончания сессии, студенты группами в 20-25 человек едут в разные регионы России с целью их подробного изучения.

Одной из самых главных задач, стоящих перед студентами во время практики, является задача ознакомления с работой провинциальных музеев, о существовании которых большинство из них до поездки даже не подозревают. Кроме того, студенты в обязательном порядке в своих письменных работах должны высказать пожелания и рекомендации по оптимизации деятельности музеев для их дальнейшего перспективного развития.

Основными направлениями регионоведческих практик 2014-2016 гг. стали город Иваново и Ивановская область, город Воронеж и Воронежская область и город Тамбов и Тамбовская область.

Во время практики студенты посетили значительное количество различных музеев трёх областей. В их число входили как крупные краеведческие музеи и картинные галереи, широко известные в стране, так и небольшие, но не менее интересные и значительные музеи, расположенные в районных городах и посёлках. Так, в данной статье будет уделено внимание трём музеям: музею Н. Н. Бенардоса в г. Лух Ивановской области, историко-художественному музею в г. Борисоглебске Воронежской области и музею-усадьбе А. М. Герасимова в г. Мичуринске Тамбовской области.

Лух – одно из древнейших поселений Ивановской области, получивший свой герб в 1785 г. На червлёном поле изображена золотая лестница, означающая, что городу дарованы средства для восхождения на вершины благосостояния. В 2005 году герб был частично изменён. В новом  геральдическом описании герба говорится: «В червлёном поле золотая лестница в левую перевязь, в лазоревой главе – расторгнутый серебряный пояс с заостренными концами обеих частей, между которыми – касающаяся их золотая восьмилучевая звезда» – символ того, что Лух – родина электросварки[33].

В 1981 году по решению ЮНЕСКО весь мир торжественно отметил 100-летие изобретения электросварки. Первым в мире электрическую дуговую сварку осуществил Николай Николаевич Бенардос. Он является создателем основных видов электрической дуговой сварки, а также контактной сварки, получивших развитие в современной промышленности[34].

Николай Николаевич Бенардос родился в 1842 году в семье военного.  В 1867 году Бенардос побывал в родовом поместье матери в Лухе, где познакомился со своей будущей женой и после женитьбы остался в этих краях. На перешедшем к нему от матери лесном участке, он выстроил помещичью усадьбу «Привольное». При усадьбе были двухэтажный дом, большой фруктовый сад и оранжерея, а также хорошо оборудованные слесарные, механические, деревообделочные мастерские и кузница.

В 1873 году Бенардос взялся за осуществление идеи постройки колёсного парохода-вездехода. Весной 1877 года пароход «Николай» был спущен на воду у Болдыревой пустыни, в трёх километрах от Луха. Для испытания своей модели изобретатель предпринял многокилометровое путешествие по рекам Луху и Клязьме вплоть до Гороховца. Затем судно было доставлено в Санкт-Петербург. Однако новый вид транспорта остался без внимания чиновников и промышленников. В дальнейшем пароход был продан на слом и разобран на дрова[35].

В середине 1870-х годов Бенардос знакомится с инженером и изобретателем Андреем Бюксенмейстером, основавшим в 1878 году неподалёку от Кинешмы завод по производству аккумуляторов, угольных изделий и электродуговых ламп (ныне завод «Электроконтакт»). Дружба с Бюксенмейстером способствовала изобретательской деятельности Николая Бенардоса. Владелец завода снабжал его химическими источниками тока, электроуглями и другими необходимыми материалами. Бенардос получил возможность экспериментировать с электрической дугой, работать в области изыскания конкретных направлений практического использования электричества. В конечном счёте, и была изобретена электросварка[36].

В июне 1981 года в Лухе был открыт музей Н. Бенардоса. В праздновании принимал участие президент Академии наук СССР А. П. Александров и летчик-космонавт В. Н. Кубасов, первым применившим сварку металлов в космосе.

В 1998 году музей получил юридическую самостоятельность и стал муниципальным. Сейчас музей обладает уникальной коллекцией, состоящей из 1500 единиц хранения. В экспозиции выставлен 241 предмет, самыми ценными экспонатами которой являются рукописи и альбом подлинных чертежей Бенардоса с его автографами[37].

После знакомства с музеем студентами были высказаны предложения по его дальнейшему развитию.

Следующий музей, о котором пойдет речь, это историко-художественный музей в городе Борисоглебске Воронежской области.

Основание Борисоглебского историко-художественного музея следует отнести ко второму десятилетию XX века. Для города этот период отмечен развитием промышленности, открытием новых учебных заведений, библиотек, книжных магазинов, кинематографа. В городе Борисоглебске с инициативой создания городского школьного музея выступил учитель 3-го городского начального мужского училища И. Овцынов[38].

Разрешение об открытии музея было получено 30 июня 1912 года, а к 1914 году в инвентарной книге музея уже насчитывалось несколько сотен единиц хранения. После 1917 года поступательное развитие музея было прервано гражданской войной. Город несколько лет пребывал на военном положении, поскольку находился то во фронтовой полосе, то в эпицентре мятежей и восстаний. Только с 1923 года  начинается возрождение городского музея.

С 1 октября 1930 года Борисоглебск перешёл на положение города областного подчинения, поэтому музей стал именоваться городским краеведческим музеем. Качественно новый уровень работы музея связан с его переездом в конце 1980-х годов  в новое современное здание. На площади более 1600 кв. м представлены отделы природы, археологии и средневековья, истории XIX века, современности[39].

В 1987 году отдел изобразительного искусства Борисоглебского краеведческого музея принял своих первых посетителей, а в 2001 году состоялось торжественное открытие картинной галереи имени П. И. Шолохова. С этого года музей получил статус историко-художественного, а также статус крупного научно-просветительского центра Воронежского Прихоперья.

Студентам более всего запомнилась выставка «Декабристы ‑ первые борцы за свободу», являющаяся постоянно действующей экспозицией в доме Р. К. Вейса. Выставка была открыта в 1918 году С. М. Волконским.

С. М. Волконский занимает особое место в русской культуре: крупный театральный деятель, искусствовед, литератор, критик и мемуарист. Он  был крупным землевладельцем Борисоглебского уезда Тамбовской губернии (ныне Воронежская область), владел 12 757 десятинами земли, имел дом в Борисоглебске, в котором довольно долго жил[40]. Принимал активное участие в общественной жизни города, являлся председателем съезда мировых судей, почётным мировым судьей. В сентябре 1914 года в его доме был устроен лазарет для раненых. Газета «Борисоглебский листок» отмечала заботливое отношение Волконского к раненым: для них князь выписывал столичные газеты, купил струнные музыкальные инструменты, шашки, лото[41].

Яркой страницей деятельности С. М. Волконского в Борисоглебске явилось открытие весной 1918 года выставки, посвящённой декабристам, из материалов семейного архива. На ней были представлены картины, портреты, рисунки, документы, а также личные вещи: папки, часы, подсвечник, стол, кресло, ноты. Усилиями Волконского в одной из типографий города был отпечатан тираж каталога выставки, являющийся теперь библиографической редкостью. В 2014 году тиражом в 200 экземпляров каталог был напечатан в Борисоглебске с полным сохранением стиля и оформления 1918 года[42].

Изначально все документы и материалы выставки находились в Павловке Тамбовской губернии, родовом имении Волконских. В 1918 году Волконский, опасаясь погрома имения, перевёз музейные предметы в Борисоглебск. Под названием «Декабристы – первые борцы за свободу» выставка была развёрнута в Народном доме[43]. В том же году выставка была вывезена в Москву и представлена в Коллегию охраны памятников Музейного отдела Наркомпроса. В течение долгого времени она находилась в подвалах Румянцевского музея.

В предисловии к каталогу первой в России «Выставки декабристов» говорится: «Да послужит она назиданием для тех, кому дороги прошлая и будущая судьбы нашей родины. Она ознакомит народ с одною из самых трогательных страниц русского революционного движения и послужит посильной данью уважения первым в России борцам за свободу»[44].

Ныне эта выставка почти полностью представлена в постоянной экспозиции Борисоглебского историко-художественного музея. В 2014 году новая экспозиция музея (автор А. В. Аксенов) под названием «Сибирский коридор» (название дано С. М. Волконским) стала победителем ХI грантового конкурса музейных проектов «Меняющийся музей в меняющемся мире» благотворительного фонда В. Потанина в номинации «Технологии музейной экспозиции».

Работа по созданию современной экспозиции длилась 12 месяцев. В результате она заняла три зала музея и парадную лестницу, на которой находится большой портрет князя Волконского. В первом зале представлена реконструкция выставки «Декабристы – первые борцы за свободу», во втором воссоздан кабинет князя С. М. Волконского, а в третьем – гостиная хозяина дома, гласного Борисоглебской городской думы, аптекаря К. Вейса[45].

Возрожденная «Выставка декабристов» стала своеобразным памятником сложного и противоречивого времени. К сожалению, город Борисоглебск не является центром туристического интереса, как, впрочем, и большинство небольших провинциальных городов России. Однако по количеству историко-культурных достопримечательностей и уникальных материалов, Борисоглебск превосходит многие крупные города. К тому же, в историко-художественном музее сложился необыкновенно дружный коллектив сотрудников-энтузиастов, только благодаря усилиям которых сегодня можно прочесть малознакомые страницы истории отечественной культуры.

Третий музей, о котором пойдёт речь, это музей-усадьба Александра Герасимова, жемчужина Тамбовского региона, находящийся в городе Мичуринске (бывшем городе Козлове).

Музей был открыт в доме, выстроенном отцом художника, Михаилом Софроновичем, в котором А. Герасимов провёл свои детские и юношеские годы с 1886 по 1903 г.

В 1977 году, в память о заслугах Герасимова, бывший дом художника приобретает статус мемориального дома-музея, а с 1988 года – музея-усадьбы[46].

К 100-летию со дня рождения А. М. Герасимова на территории усадьбы был открыт выставочный зал общей площадью свыше 800 кв.м. – интересное в архитектурном плане здание, напоминающее раскрытую книгу.

Здесь сейчас представлено самое большое собрание произведений Герасимова, которое имеется в нашей стране ‑ 141 полотно, среди которых «Дворик в Козлове», «Тройка», «Март», «Мастерская в Мичуринске», «Крайняя изба», «Портрет Н. Гиляровской», «Портрет искусствоведа В. Лобанова» и др.

Из этих 141 произведения 54 были подарены Герасимовым лично Мичуринскому краеведческому музею, а 87 произведений собрала со всей страны Тамара Воронова,  директор музея А. М. Герасимова[47].

В доме художника доступны для осмотра пять его комнат. В них размещены мебель конца XIX – начала XX в. и предметы обихода, к примеру, радиоприемник, подаренный художнику его близким другом К. Е. Ворошиловым. В двух первых комнатах расположенных на первом этаже дома-музея, находится документальная экспозиция, отражающая детские и юношеские годы художника Герасимова, его учёбу, а также годы его творчества в Козлове. В витринах выставлены документы из архивов, фотографии и биографические материалы, свидетельствующие о жизни художника[48].

Чтобы попасть на второй этаж дома-музея, нужно подняться по крутой лестнице, сделанной из дерева, и пройти мимо парадного входа. В столовой, которой служила комната на втором этаже, размещена коллекция, повествующая о творческом и жизненном пути Герасимова, начиная с 1925 года. Здесь же можно увидеть фотографии известных произведений художника, оригиналы которых находятся в различных музеях нашей страны.

Из столовой через створчатую дверь можно попасть в просторный зал, его четыре больших окна делают это помещение очень светлым. В этом зале в 1942 году пили чай Герасимов и член ГКО Ворошилов Климент Ефремович, который по пути на фронт заскочил к другу в гости, о чём свидетельствует мемориальная табличка на фасаде дома[49].

Украшением гостиной является резной мебельный гарнитур, выполненный в стиле модерн, на стене находится портрет матери художника работы 1936 года. Также на стене висит графический портрет самого художника Герасимова, написанный в 1944 году Г. Верейским.

Выйдя из музея, его посетители оказываются во дворе мемориальной усадьбы. Не её территории до сих пор находятся сохранившиеся хозяйственные постройки: сарай для карет, погреб и амбар, который был переделан под мастерскую художника. До мастерской, расположенной в глубине двора, можно дойти по вымощенной булыжным камнем дорожке.

Рядом с мастерской была восстановлена терраса, где работал художник во время своих приездов в Мичуринск. На этой террасе был создан пейзаж Герасимова «Мокрая терраса. После дождя», признанный лучшим в творчестве художника[50].

Удачное сочетание купеческого дома и современного выставочного зала привлекает внимание не только туристов нашей страны и  зарубежья, но и музейных работников-профессионалов. Самую высокую оценку музею-усадьбе А. М. Герасимова дала генеральный директор Государственного музея-заповедника «Петергоф» Е. Я. Кальницкая. Когда летом 2013 года она в сопровождении директора Тамбовского областного краеведческого музея ехала в Мичуринск, то в разговоре с ним сказала: «И куда вы меня везёте? Мичуринск ‑ маленький провинциальный городок, да и Герасимов известен лишь тем, что писал Ленина и Сталина». А когда для неё директором Вороновой была проведена экскурсия по мемориальному дому, по усадьбе, а затем по постоянной экспозиции, то Кальницкая воскликнула: «Да вы понимаете, какой музей вы создали?! Ведь это Клод Моне!». И тут же открыла планшет и показала усадьбу французского художника в Париже, также утопающую в цветах. После посещения музея, она, восхищаясь, рассказывала в областной администрации о том, что увидела в Мичуринске в музее А. М. Герасимова[51].

Сегодня музей, по словам его сотрудников, также широко востребован молодёжью трёх университетов ‑ Тамбовского государственного университета им. Г. Р. Державина, Липецкого государственного педагогического университета, Мичуринского государственного аграрного университета. Студенты этих вузов с удовольствием, и нередко, посещают экспозицию. Приезд студентов-регионоведов из МГУ имени М.В. Ломоносова был воспринят работниками музея с радостью. Когда студенты попросили сотрудников поделиться проблемами, мешающими дальнейшему развитию музея, то главной проблемой было ожидаемо названо отсутствие достаточных денежных средств.

Если делать общие выводы по состоянию и возможностям перспективного развития провинциальных музеев, предложенных студентами в своих письменных работах, то при всей разнице в положении дел в охарактеризованных музеях, их насущные проблемы и возможная оптимизация, предложенная студентами в своих письменных работах, выглядят примерно одинаково.

К главным проблемам, в первую очередь, относятся реальные материальные проблемы музеев. Студенты, видя их, в качестве предложений по улучшению благосостояния рекомендуют искать спонсоров, из числа известных людей, уроженцев данной местности: бизнесменов, политиков, представителей шоу-бизнеса, популярных актеров и пр. Никто из студентов не предложил добиваться дополнительных средств из госбюджета и от муниципальной власти, предполагая, что это бесполезно.

В качестве предложений по улучшению кадровой ситуации в музеях студенты высказались как за суммарное увеличение количества сотрудников, так и за стремление заполнить появившиеся новые рабочие места выпускниками вузов с профильными специальностями: историками, архивистами, музееведами и пр. Их предложили искать в первую очередь в областных государственных университетах: Ивановском, Воронежском и Тамбовском. Никто из студентов МГУ, присутствующих на практике, желания приехать на работу в музей после выпуска не изъявил.

Третий недостаток, обнаруженный студентами в работе музеев, состоял в их малой технической оснащенности. По мнению студентов, только наличие новейших технологий может в действительности оптимизировать музейную деятельность.

Подводя общий итог, с уверенность можно сказать, что ознакомление с работой провинциальных музеев во время выездной регионоведческой практики, позволяет не только получить необходимые студенту-гуманитарию дополнительные знания, которые невозможно приобрести в университетской аудитории, но и привить им серьезные патриотические чувства и желание пытаться что-либо изменить в лучшую сторону в российской действительности.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Г. В. Великовская (Москва)

 

Неизвестный С. П. Щипачёв

 

Аннотация. В статье раскрываются неизвестные стихотворные и прозаические произведения С. П. Щипачёва, взаимоотношения его с А. Н. Толстым и восприятие стихов поэта фронтовиками.

Ключевые слова. С. П. Щипачёв, А. Н. Толстой, проза, стихи, лирика, повесть, фронтовая почта

 

 

О том, кто такой С. П. Щипачёв и как он воспринимался читателем-современником, лучше всего рассказать словами из писем этих читателей. «Я очень люблю Ваши стихи за простоту и в то же время за глубочайшее выражение человеческих чувств по отношению к своим близким сердцу любимым девушкам»[52].

«А в дни окопного томленья,

Я мог прочитанным стихом

На лицах вызвать оживленье,

Заставив вспомнить о былом,

А иногда негромким словом

Зажечь сердца на подвиг мог»[53]

«Из фронтовой почты» сотни солдат переписали и послали своим жёнам или девушкам»[54].

«…сразу же прочёл 1-ю страницу, посвященную матери и про речку Полднёвку. Как это всё понятно мне и похоже на меня самого и на мою деревню»[55].

Краткий обзор фонда № 215 Государственного музея истории российской литературы им. В. И. Даля.

Из 17 наименований 9 дел передано Степаном Петровичем Щипачёвым в 1944 и 1969 годах. Он сам, с присущей ему скромностью, сформировал свой небольшой фонд. В него входят автографы и письма.

  • Творческие беловые автографы стихотворений: «Поединок» (1941-1942), «Перед боем» (1942).
  • Машинопись стихотворений с правками: «В то далёкое загляни-ка» (1961), «Доброта», «Лермонтов», «Я всё понимаю, деревья, трава…», «Уходит день, становится вчерашним»; «Сверкает полночная эта краса» / Комментарий. В черновике стихотворения видно, как тщательно работает поэт над словом и над образом. Спокойные описательные строки он заменяет  на стихи с глубоким смыслом о своей ответственности за будущее и о  том, как он видит это будущее.

В черновике:

Что сколько еще недоделанных дел

И замыслов сколько ещё,

Что мыслями старый мир оскудел

И с ним недалёк расчёт,

Что в жизни иду я не вкривь, не вкось

Дорогой, что веком дана.

Исправления:

Что вместе со всеми держу ответ

за наши и за грядущие дни,

что эти звёзды, льющие свет,

для всех одни,

что жить народам недолго врозь –

дорога у всех одна[56].

«Другу» / Комментарий. Стихотворение «Всё больше и больше примет…» сначала было названо «Старому другу», потом название зачёркивается, появляется новое –  «Другу», а вошло в трёхтомник без названия, только с посвящением «Илье Френкелю». Щипачёв просто конкретизировал имя адресата.

«О верности» / Комментарий. Стихотворение «Хорошая, любимая, родная» (1942) вначале имело заголовок «О верности», который позже был снят. Во фронтовой печати  были опубликованы четыре строфы. Позже в Собрании сочинений[57] появилось только три строфы. Последняя строфа после первой публикации стала особенно популярной и встречается в письмах фронтовиков.

Чем бой трудней, чем дорога круче,

Тем вспоминаем милых мы нежней

Они нас твёрдости солдатской учат

Простою женской верностью своей.[58]

  • Письма С. П. Щипачёву военного времени от читателей-фронтовиков (переданы им в 1944 году). «Я рад тому, что письма на столе (в них почерк, то наклонный, то прямее)…»./ Комментарий. Семь писем, очень живописных: в виде треугольника, на бланке фронтового письма, на листах из блокнота, написанные синими, фиолетовыми, чёрными, зелёными чернилами, карандашом, в стихах и в прозе, с выражением благодарности за стихи и с просьбами прислать сборник стихов. И С. П. Щипачёв посылает его всем, кто просит. Авторы писем: коллектив фронтовой газеты – Иван Попеляев, Савва Говберг, Золь Златопольский, Катя Иванова, Лёля Кудрявцева, «две новые девушки»; гвардии младший лейтенант Фёдор Смирнов; старшина Н. Шибалов; Л. Ларина; сержант Василий Золотов; Александр Лисин и др.
  • Письма С. П. Щипачёва читателям – отзывы о присланных стихотворениях – Полине Кагановой. 1943.
  • Письма С. П. Щипачёва к Коноваловой К.А. в Москву (6 писем) 1952-1964 и сопроводительное письмо Коноваловой в Государственный Литературный музей 1967 г.
  • Письмо от И.Эренбурга Щипачёвым (машинопись с подписью) со словами поддержки в трудные 40-е годы;
  • Тетрадь с черновыми заготовками к повести «Берёзовый сок»[59].

Наш рассказ об этой тетради с планами к повести «Берёзовый сок». Почему вдруг проза? У поэта-лирика так долго шедшего к читателю? Как возникла мысль о создании прозы? И почему она одна единственная? Больше, ведь, ничего не опубликовано.

Привлёк внимание С. П. Щипачёва к возможности создания прозы А. Н.Толстой. Письмо, датированное 6 сентября 1940 года, было написано А. Н.Толстым после получения второго издания сборника стихов «Лирика» и появления статьи С. Трегуба «Необоснованные восторги» в газете «Правда» (конец августа, 1940), резко раскритиковавшего стихотворение «Снежинка». Снежный ком критики вырос до разбирательства в Союзе писателей. Ситуацию выправили и Вишневский, неприглашённым влетевший на совещание, и  страстно и бурно заступившийся за С. П. Щипачёва, и уже выросшая популярность необычного лирического поэта.

Письмо А. Н.Толстого было очень важно и дорого для поэта. Оно хранилось в архиве писателя, и впервые скромно было процитировано С. П. Щипачёвым в своей автобиографии.

А. Н. Толстой благодарил за присланный сборник и дал в письме необычную характеристику лирики Щипачёва: «Своеобразна у Вас особенная лирическая ирония. Это несколько роднит Вас с Гейне. Но там ирония была замешана на политике, у Вас – ирония от большой любви к жизни и её прекрасным проявлениям, которые так быстротечны и хрупки: от сопоставления большого и малого». А. Н.Толстой пожелал поэту не слушать ни похвальбы, ни хулы и подтвердил правильность выбора поэтического пути: «Живите и думайте по-своему. Поэзия – это  редкая удача»эти ключевые слова были впервые процитированы поэтом. И затем  признанный мастер прозы задаёт совсем неожиданный вопрос: «Пишете ли вы прозу? Мне кажется, Вы должны писать. Очень хотелось бы с ней познакомиться, если это так»[60].

Маститый писатель увидел и поверил, что поэт, только-только ещё нащупавший свою тропу в поэзии, сможет создавать прозу. В сложное время для С. П. Щипачёва А. Н.Толстой оказал поддержку избранного пути и дал толчок, напутствие на развитие его таланта в новом качестве –  прозаика.

Очень большие ожидания были у нас, когда в рукописном отделе ГМИРЛИ оказался ответ Степана Щипачёва. Так хотелось там  прочитать что-нибудь о будущей  прозе. Увы! О прозе там ничего не было. Просто слова благодарности и обещание приехать:  «Ни одна статья о моей книге не обрадовала меня так, как Ваш сердечный отзыв. Такой отзыв первоклассного художника – большая редкость. Спасибо за приглашение. Не звоню Вам пока потому, что хочется приехать к Вам с пачкой новых стихотворений»[61].

Четыре короткие фразы с жизненным продолжением: состоялось и посещение А. Н. Толстого на даче в Барвихе  с чтением обещанного нового стихотворения «Соловей», А через пятнадцать  лет, оправдывая ожидания А. Н. Толстого,  появилась и автобиографическая проза Щипачёва.

Из воспоминаний Берты Брайниной[62]. Федин рассказывал, как С. П. Щипачёв на даче А. Н. Толстого в Барвихе поздней осенью 1940 года за вечерним столом прочёл неопубликованное стихотворение «Соловей».

Где берёзняк, рябой и редкий,

Где тает дымка лозняка,

Он, серенький, сидит на ветке

И держит в клюве червяка.

Но это он, простой, невзрачный,

Озябший ночью от росы,

Заворожит посёлок дачный

У пригородной полосы.

Восьмистишие понравилось своей непосредственностью, поэтической прелестью восприятия мира. Федин и Толстой обменялись взглядами.

  • Тетрадь с черновыми планами повести «Берёзовый сок»[63] имеет светло-коричневую твёрдую обложку, застёгивающуюся на ремешок. Заполнено записями всего 24 листа, частично с оборотом. В ней писатель отрабатывал план повести «Берёзовый сок».

Не часто удаётся заглянуть в творческую лабораторию художника и понять, как же он работал, как выстраивал своё произведение, каковы особенности творческой манеры. С. П. Щипачёв задавал себе такие вопросы о поэтической работе других поэтов. Сам же и пытался ответить, как он сочиняет стихотворения[64]. А вот про прозу ничего не рассказал.

По форме записи представляют собой наброски событий, они очень короткие, в одно-три слова, редко небольшие фразы. И почти каждая запись зачёркнута. Прочитать слова удалось, хотя почерк у С. П. Щипачёва в то время был мелкий, но буквы не соединены друг с другом. Зачёркивались строки разными пишущими инструментами: ручкой, толстым и тонким карандашом, что говорит о разном времени зачёркивания, что под руку попалось, то и работало. Частично эти записи  переносились на следующий лист, возможно, в другой черновик, частично расшифровывались, распространялись, попадая в предложения. На четвёртой странице появился уже более сформированный план с подпунктами, например: «семья» – семь сюжетов, «изба» – восемь сюжетов, «брат» – девять сюжетов, «в гости к бабушке» – с подпунктами: «дорога» – четыре сюжета, «представление о Камышлове» – четыре сюжета «девочка, мячик, то моё!», «осмотр комнат», «позвать приказчика», «гуси, беда».

Потом появляются заголовки страниц  «Первоочередные главы», «Ближайшие главы», «Необходимые главы», конкретизируется содержание и названия некоторых глав «Свадьба»,  «Игренька»,  «На пашне», «Зима», «На кудельке», которые без изменений войдут в окончательный текст повести.  Пункты плана перестают зачёркиваться, почерк становится крупнее и намного небрежнее.

Материал явно начинает «жить» своей жизнью, и не хватает писателю кое-каких сведений. Появляется страница с заголовком  «Спросить». У кого спросить? С. П. Щипачёв после войны несколько раз приезжал на родину[65], бывал в Камышлове, в Богдановиче, посещал деревню Щипачи, виделся с односельчанами. О чём спрашивал? Возможно о том, что записал для памяти в этой тетради: «Про Сёмку. Про комету. Как собирались на лугу. …О батрацкой жизни. Частушки девичьи. Про попа. Сухой и мокрый годы. Борьба за опояски. О святости Якова Лапши. О свадебных обычаях и о дружке».
Повесть «Берёзовый сок» завершена, опубликована, дважды вышла отдельной книжкой к Детиздате.

На семнадцатой странице наброски к повести «Берёзовый сок» заканчиваются, и появляется незнакомый заголовок: «Заметки к повести о 1917 г.», причём сразу с попытки обозначить круг героев. «Действующие лица: прапорщик Драгунов. Попов. Бывший студент. Солдат, отравленный газом. Гимназист, у которого я брал уроки». Задумана  новая автобиографическая повесть или пьеса? Этот текст зачёркнут. Несколько укрупняется почерк, меняется система работы: сплошных зачёркиваний нет, если только слово-два заменяется, С. П. Щипачёв больше  не пишет на оборотной стороне страницы. Содержание записей кардинально меняется, они становятся уверенней, но система не выстраивается (как в черновых записях к «Березовому соку»). Здесь сразу даются уточнения сюжетов, без опорных слов.

Можно предположить, что работа над несостоявшейся прозаической вещью проходила в десятилетие между концом 1950-х и концом 1960-х годов. В середине 1950-х закончена и опубликована повесть «Берёзовый сок»[66]. Эти материалы  с черновыми записями новой прозы Степан Петрович Щипачёв передал в Государственный Литературный музей в 1969 году.

На следующей странице появляется знакомое название «Заметки к повести «Курсанты». У С. П. Щипачёва уже есть  стихотворение с таким названием, датированное 1935 годом, когда он искал свои темы, отрабатывал свою интонацию. Стихотворение состоит из двух частей: «Еланин» и «Выпуск».

Поэт рассказал историю появления этого стихотворения и своей  оценки его, как значимого этапа в становлении своего творчества, в работе «Трудная страда (Путь к поэзии)»[67]. В середине 1930-х годов он работал над поэмой «Еланин», «в которой… пытался решать вопросы об отношении поэзии к действительности, о месте поэта в жизни»[68]. Товарищи поэму хвалили, и он попытался отдать её в журнал «Новый мир». «Не потому, что редактор наговорил мне нелепостей, а по каким-то другим соображениям, уже творческого порядка, поэму эту я раздробил на куски, ставшие потом самостоятельными стихотворениями: «Курсанты», «Горный ливень», «Бурка» и др….  стихотворения, приобретшие самостоятельное звучание, и многое другое – уже явственно определило меня как лирика, упорно искавшего и нашедшего  в поэзии самого себя»[69].

В тетради и первое упоминание героя – «Сережа Озорнин»  –  меняется на «Еланин». Это фамилия героя стихотворения «Курсанты». О том, что на восьми страницах черновых набросков  обдумывается автобиографическое произведение, говорят заметки, имеющие прямое отношение к биографии С. П.  Щипачёва.

«Еланину грустно было уезжать из Пугачёва. В нём оставалась могила брата, убитого во время набега казаков. Да и сам он…».

– « Начало повести: узкоколейка, волжский пароход, самарский вокзал, поезд в Оренбург, ищу кавшколу».

– «Изрубленный батальон красноармейцев в помещении школы».

– «Казарма, где были курсы, – бывшее казачье училище, несколько недель тому назад тут был истреблён батальон красногвардейцев»

– «Сережа на посту у склада. Морозная ночь. Луна в кольце». – Это уже сюжет стихотворения  «Еланин».

Повесть «Курсанты» так и не была написана. Возможно, поэт решил, что самое важное сказал в стихотворении? Или так сложились жизненные обстоятельства, что ему было не до погружения в разработку этого сюжета? Может, еще какие-то обстоятельства, о которых мы вряд ли узнаем…

Вот такая кольцевая композиция получилась у С. П. Щипачёва с обращением к еще одной автобиографической теме: от поэмы к стихотворению, от стихотворения к прозе, от прозы к стихотворению.

Так случилось, что глубоким изучением наследия Степана Петровича Щипачёва исследователи почти не занимались. Самое полное издание, прижизненное, собрание сочинений (Степан Щипачёв. Собрание сочинений в трёх томах. М.: Художественная литература, 1976-1977) бесхитростно представило  произведения поэта в хронологическом порядке. В нём нет никаких комментариев. Мы по нему не можем даже узнать первую публикацию произведений, в какие сборники вошли те или иные стихотворения, после каких событий они были написаны, где именно и т.д.

Но жизнь и творчество поэта интересует читателей, особенно в тех местах, которые связаны с его пребыванием, судьбой, творчеством. На Урале в Богдановиче, что в нескольких километрах от угасшей деревни Щипачи, 25 лет работает Литературный музей Степана Петровича Щипачёва, проходят вечера его творчества, конференции, издаются произведения поэта. Может, здесь вырастет новый исследователь творчества советского поэта Степана Щипачёва и воспользуется материалами этой статьи?

 

 

 

 

Ю. Г.  Иджилова

(Московская  обл., г. Раменское)

 

Обзор работ художника-керамиста

Коковихина Николая Алексеевича

в коллекции Раменского историко-художественного музея

 

Аннотация: В статье дается описание деятельности художника Н. А. Коковихина и его работа на Конаковском заводе. Конаковский фаянсовый завод просуществовал почти 200 лет. Много талантливых художников на нём работало, в том числе и Николай Алексеевич Коковихин (1936-2012). Небольшая коллекция его работ хранится в МУК «Раменский историко-художественный музей».

Ключевые слова: Коковихин, Конаковский фаянсовый завод, Раменский историко-художественный музей, коллекция.

Julia Gennadievna Idjilova.

(Moscow region, Ramenskoye)

 

The article describes the activities of the artist N.A.Kokovikhin and his work at the Konakov plant. Konakovskiy faience factory has existed for almost 200 years. Many talented artists worked on it, including Nikolai Alekseevich Kokovikhin (1936-2012). A small collection of his works is kept in the “Ramenskoye Museum of history and art”.

Keywords: Kokovikhin, Konakovskiy faience, Ramenskoye Museum of history and art, collection.

 

Муниципальное учреждение культуры «Раменский историко-художественный музей» в 2018 году отметил 100-летие музейного собрания. Сегодня коллекция насчитывает более 70 тысяч единиц хранения основного и научно-вспомогательного фондов. Коллекция фарфора, керамики и стекла в Раменском музее составляет свыше 5 тысяч единиц хранения. В основном, это произведения Гжельских художников–керамистов. Но также в коллекции имеются изделия завода Гарднера в Вербилках, Кузнецовского фарфора, Ленинградского фарфорового завода, Дулевского фарфорового завода, мастеров из г.Скопина, Нижегородской, Пензенской областей. В 2013 году в собрание музея была принята коллекция работ Н. А. Коковихина – художника Конаковского фаянсового завода. Коковихин Николай Алексеевич (1936-2012) выставлял свои работы в 2012 году в Раменском музее, которые были переданы в дар музею его сыном после выставки[70].

Конаковский фарфоровый завод одно из старейших предприятий фарфоро-фаянсовой промышленности, основанное в 1809 году в селе Кузнецово Тверской губернии (ныне г. Конаково Тверской области) выходцем из Богемии аптекарем Фридрихом  Бриннером. Однако, нехватка средств и опыта организации привели к тому, что предприятие сразу стало испытывать трудности. Опасаясь полного банкротства, Бриннер в июне 1810 года продал фабрику выходцу из Лифляндии провизору А. Я. Ауэрбаху. Андрей Яковлевич Ауэрбах был неплохим организатором производства. К концу первого десятилетия деятельности завод Ауэрбаха представлял собой крупное по тем временам предприятие. Всего фабрика состояла из 33-х огромных деревянных корпусов «для разных мастерских с машинами, инструментами и прочими»[71]. На беду Ауэрбаха, земля под его фабрикой ещё в 1815 году перешла к другому помещику Ф. А. Головачёву. В 1825 году он предупредил  Ауэрбаха о том, что согласно арендному договору, к 1829 году тот должен «всю движимую и недвижимую его собственность вывезти, куда он заблагорассудит и землю возвратить». Андрей Яковлевич 14 января 1826 года купил у помещицы Киари за 6500 рублей: «…в сельце Кузнецове и в деревне Белавино «пашенную и непашенную, усадебную, огородную и огуменную землю…»[72].

Сразу же после оформления покупки Ауэрбах начал перевозку своего хозяйства из Домкино в Кузнецово. К 1829 году сюда было перевезено из Домкина всё заводское имущество, здания и мастеровые ‑ крепостные и вольнонаёмные. На Второй мануфактурной выставке в Москве в 1831 году Ауэрбах получил золотую медаль. При раздаче наград было отмечено, что Ауэрбахом развёрнуто «обширное производство фаянсовой разного рода посуды, удовлетворяющей ныне вполне внутреннему потребителю»[73]. Ещё через два года в 1833 году Ауэрбах одним из первых владельцев фарфоровых и фаянсовых заводов России удостоился права употребления на своих изделиях государственного герба (двуглавого орла), что являлось государственным признанием высокого качества продукции.

В 1870 году бывший завод Ауэрбаха стал собственностью Матвея Сидоровича Кузнецова, главы крупной фарфоро-фаянсовой фирмы. С приобретением фабрики М. С. Кузнецовым началось её бурное развитие. Построили новые каменные цеха, ввели самые современные, по тем временам, технологии. М. С. Кузнецов не только расширил производство, но и начал изготовление новых видов продукции. Появилось фарфоровое производство, производство майолики, санитарного фаянса, улучшилось техническое качество изделий. В огромных количествах вырабатывалась посуда (маслёнки, кувшины, икорницы, табачницы, пепельницы), в том числе весьма оригинальная ‑ в форме плодов, фруктов, рыб, животных, птиц и т.д. В конце XIX в. и в первое десятилетие XX в. на Кузнецовской фабрике выпускались майоликовые иконостасы и киоты, которые имели широкий спрос среди русских церквей. В 1918 году фабрика была национализирована, но выпуск продукции, разработанной мастерами фаянса во времена владения ею М. С. Кузнецовым, не прекратился[74]. Его продукция – разнообразная фаянсовая и майоликовая посуда, скульптура малых форм – с успехом демонстрировалась на отечественных и зарубежных  выставках, охотно использовалась в быту, для украшения. После революции Конаковский завод имени М. И. Калинина одним из первых встал в строй советской керамической промышленности[75].

Конаковский фаянс получил мировое признание на Всемирной Парижской выставке в 1937 году, где предприятие было удостоено высшей награды Диплома «Гран-При». Его работа была прервана войной. Художественная лаборатория вновь развернула активную деятельность лишь по окончанию Второй мировой войны, в конце 1940-х годов[76].

Конец 1950-х – начало 1960-х годов время для больших перемен для советского искусства. В живописи и скульптуре наметился отход от помпезности и фальшивой патетики, в архитектуре шла борьба с излишествами и украшательством, в декоративно-прикладном искусстве активизировался отход от «многоречивости» и иллюстративности, начались поиски простоты и декоративности образа.

Становление нового направления в искусстве Конаковского завода шло нелегкими путями. Как реакция на многодельные цветочные орнаменты, тонкими узорами покрывавшие сервизы, появилась столовая посуда, декорированная полосками, точками, чёрточками. Этот стиль был ярко выражен в течение 5-6 лет. Следует отметить, что подобные тенденции существовали и на других керамических заводах страны. В поисках сильного обобщённого образа в фаянсе конаковские художники отбрасывали не только надоевшие, иногда натуралистические букеты, венки, но и уходили от прямолинейной изобразительности, стремясь к более глубокому пониманию декоративности, к эмоциональности произведения. Однако порою вместе с устаревшими орнаментами из конаковской посуды исчезал и дух праздничности, оставалась лишь холодная, безликая геометризованная схема. На керамику в какой-то степени оказывало влияние зарубежное промышленное искусство, ведь в это время значительно расширилось общение советских творческих работников, с зарубежными, стали практиковаться поездки за границу, в Москве организовывалось множество выставок из различных стран[77].

В 1960-е годы в фарфорово-фаянсовой промышленности стал вырисовываться образ нового типа художника, с одинаковой энергией и мастерством работающего в двух направлениях: над образцами посуды для тиражирования и над уникальными выставочными произведениями. Два таких разных аспекта расширяют кругозор художника. Работая на заводе, он хорошо знает секреты технологии, условия и требования своего производства, наряду с вопросами художественного творчества ему приходится вникать и в современную проблематику советского дизайна, вместе с тем он обладает высоким мастерством скульптора и живописца, имеет тончайшие профессиональные навыки, отличается широкой и разносторонней эрудицией, необходимой для воплощения в уникальных выставочных произведениях, сложных общечеловеческих тем. Таким мастером, талантливым, глубоко образованным, с широким диапазоном творчества является Николай Алексеевич Коковихин[78].

Н. А. Коковихин заслуженный художник РСФСР. Родился в 1936 году в деревне Сезенево Кировской области. В 1960 году окончил отделение керамики и стекла в Ленинградском высшем художественно-промышленном училище имени В. И. Мухиной. Преподавателями Коковихина были В. Ф. Марков, Б. А. Смирнов, В. С. Васильковский. Они внесли большой вклад в привитие юному студенту интереса к декоративному искусству. Когда Николай Алексеевич в 1959 году проходил практику на Конаковском фаянсовом заводе имени М. И. Калинина, он окончательно для себя решил, что его материал — это фаянс[79]. Он ощутил всю прелесть этого материала, пригодного для создания как бытовой посуды, так и сложных тематических произведений. Для того, чтобы владеть им, надо освоить работу с формой и обладать влечением к цвету, живописи. За немногие месяцы, отведённые студентам для практики, Коковихин сделал несколько декоративных тарелок с росписью, посвящённой спорту. Его дипломной работой стала серия фаянсовых декоративных блюд для выставок за рубежом. Он собирался показать что-то русское, характерное именно для нашей страны, нашего народа. Прежде чем выполнить свои замыслы в фаянсе, Николай Алексеевич с увлечением работал в Государственном Русском музее и Третьяковской галерее, изучая, копируя древнерусскую живопись с её изумительным звонким цветом, певучей линией, крепкой композицией. Работа пошла споро, было сделано шесть вариантов фаянсовых  блюд, лучшим из которых оказался «Сенокос» со сложным построением человеческих фигур, лошадей, стогов сена, полный динамики труда и очарования бескрайных русских просторов. В произведениях дипломника уже наметились искания, захватившие впоследствии зрелого художника: воплощение в фаянсе многофигурной тематической композиции и достижение яркого декоративного звучания всего произведения.

Профессиональный путь Н. А. Коковихина начался в Средней Азии на Ташкентском фарфоровом заводе, куда он попал по распределению, где основным декором посуды служила восточная орнаментальная вязь, запутанная, бесконечная и основанная на математически точной повторяемости узора. Всё здесь было чуждо Н. А. Коковихину, он мечтал о сложной тематической росписи на фаянсе и стремился вернуться на фаянсовый завод в Конаково, куда был, наконец, принят в 1961 году[80].

Простота, рационализм, утилитарность активно пропагандировались в декоративном искусстве первой половины 1960-х годов. В те годы казались свежими и современными простые геометрические орнаменты – клетки, полосы и т.д.  Лучшие росписи конаковских художников на фаянсовой столовой посуде  компоновались так, чтобы оставалось много ничем не заполненного фона. Это объяснялось вполне понятным желанием любоваться прекрасным фаянсом, отличавшимся в те годы необыкновенной белизной, порою даже превышавшей белизну фарфора, а также стремлением разрядить интенсивность росписи, дать деликатный, не надоедающий декор. Художники учитывали, что фаянсовой посудой пользуются в быту ежедневно, поэтому её орнаменты и расцветки не должны быть утомительно броскими, навязчивыми. Над росписями столовой посуды в то время среди признанных художников также работал и молодой Николай Коковихин. В 1961 году он предложил на столовый сервиз рисунок из кубиков. Увлечение художников линейным декором – полосами, клетками, контрастным сочетанием цветов – коснулось и майоликовых изделий. Новый декор фаянсовых и майоликовых изделий требовал и новых форм. Это были простые, обобщённые изделия, тяготеющие к геометрическим фигурам: шарообразным, коническим, цилиндрическим и другим. В 1960-х годах в ассортименте конаковского завода были заменены многие сервизы, наборы, вазы[81].

Придя на Конаковский фаянсовый завод в 1961 году достаточно подготовленным художником со специальным высшим образованием и некоторым опытом работы в промышленности, Николай Алексеевич Коковихин в своем творчестве отразил путь нашего декоративно-прикладного искусства в целом. С середины 1960-х годов Коковихин начал заниматься подглазурной живописью и, всё больше и больше увлекаясь ею, стремился к передаче в своих произведениях определенного настроения[82].

Попав во второй половине 1960-х годов в водоворот всеобщего увлечения цветом, декоративностью живописи и пластики, дремавший до сих пор талант Николая Коковихина стал быстро расцветать. Именно в эти годы сформировалось всё своеобразие его дарования, отличающегося не только стремлением к декоративности, но и какой-то внутренней собранностью, логичностью, даже рационализм. В его произведениях отсутствует безудержная стихия цвета: живописность гармонично сочетается с пластичностью. Это характерно и для выставочных и производственных вещей Коковихина. Работая над созданием форм посуды, художник сумел крепко построить целый ансамбль, исходя как бы из единого модуля. Его произведения наделены сильным «мужским» характером, определенностью и завершенностью пластического строя, слитностью с живописным решением.

Из года в год Николай Алексеевич Коковихин всё более укреплялся в своих художественных позициях. Крупные монументальные формы выставочных ваз «Летние мелодии»(1967), «Мехико», «Не боги горшки обжигают»(1968), «Земля и люди»(1969) нашли отклик в образности производственных образцов: кофейном сервизе (1967), детском наборе (1968), столовом сервизе №19 (1971), вазе для цветов (1972), которые, отличаясь «фаянсовостью» и устойчивостью форм, глубоко продуманы с производственной и функциональной стороны. Наборы и сервизы Коковихина легко шли в массовое производство, в быту для хранения они занимают мало места, так как складываются входя друг в друга. Созданная к столетию со дня рождения В. И. Ленина большая ваза «Земля и люди» раскрывает сложнейшую тему человеческого труда. Николай Алексеевич сумел мастерски построить композицию тематической живописи и наделить своё произведение всеми богатствами подглазурной техники: сочностью цвета, глубиной тонов, красотой колорита[83].

В каждой своей работе, будь то уникальная вещь или образец для тиражирования художник ставил и решал сложные задачи. Среди его произведений нет «проходных», все для него важны либо глубиной проблематики, неповторимостью живописи, либо пластической завершённостью, выверенностью всех объёмов и декора. Показателен в этом смысле выставочный столовый сервиз «Август» (1973), экспонировавшийся на Международной выставке керамики в Фаэнце. Сервиз очень обширен по набору входящей в него посуды, однако все его предметы не сложны по форме и в исполнении. Они были бы даже слишком просты, если бы не великолепная живопись, целиком закрывающая их. Среди кобальтовых, мягко расплывающихся полос и сеточек неожиданно появляются прекрасные натюрморты: спелые яблоки, груши, сливы. Их полихромное богатство в сочетании с прихотливой синевой кобальта создает незабываемый эффект. Произведение Коковихина имело заслуженный успех. Казалось бы, автор мог быть доволен. Однако Николай Алексеевич не успокоился на этом. Он разработал специально для завода компотный набор, который явился репликой на сервиз «Август». Формы и роспись продуманы на заводское тиражирование. Таким образом, работа над уникальным произведением породила и заводской эталон[84].

Со второй половины 1960-х годов в искусстве конаковского фаянса наблюдается постепенный отход от предельной простоты, лаконичности и утилитарности в формах. Росписи в виде геометрических орнаментов уступают место цветочным мотивам. Живопись на фаянсе становится по-новому яркой и декоративной, цветочные элементы укрупняются, решаются обобщеннее, формы живой природы переосмысливаются для фаянса, делаются рукотворнее, дополняются легкими орнаментальными сеточками, плетёнками, полосами. Всё большее внимание художника привлекает народное искусство[85].

В 1967 году, экспериментируя с фактурой фаянса, Николай Алексеевич Коковихин пришел к удачному решению, давшему ему возможность при помощи подглазурной живописи создавать насыщенность цвета, мягкость тональных переходов, сохранять прозрачность живописи при наложении одной краски на другую[86]. Таким образом, достигалась необыкновенно глубокая колористическая гамма в живописи на фаянсе.

К концу 1960-х годов Н. А. Коковихин был уже сложившимся мастером с твёрдыми взглядами на декоративное искусство, его назначение.  К этому времени он осознал, что может и должен по-разному творить для выставок и промышленного производства. Что эти две ветви творчества для него неразрывно связаны, обогащают и укрепляют друг друга. Работая над уникальными выставочными произведениями, художник раздвигал границы своих поисков в направлении массовых изделий, непосредственное же участие в ежедневном созидательном труде огромного промышленного предприятия дисциплинировало его дарование, придавало его вещам черты основательности и законченности. В произведениях для выставок Николай Алексеевич Коковихин по своему решал вопросы декоративности, создавая вазы тяжёлых монументальных форм с глубокой живописью. На заводе образцы для производства отличались простотой форм, ясностью пластики и декора, удобством для изготовления и при пользовании в бытовых условиях. Однако он придаёт столь же большое значение и образно-эмоциональной стороне произведения. Своей задачей он считает не просто создание хорошей нужной посуды, но и высокохудожественного произведения, достойно представляющего фаянс Конаковского завода[87].

Большое внимание художников было обращено на декорирование тарелок, которые в 1970-е годы выпускались с отводками, деколями, печатными рисунками. Над ними работала буквально вся художественная лаборатория. Украшение фаянса печатными рисунками, возникшее в России в первой четверти XIX века как прогрессивный экономически оправданный и эстетически завершённый приём, претерпев ряд изменений в технологии и художественном облике, дошёл до наших дней. Изделия, декорированные печатью, составили целую ветвь Конаковского фаянса. Иногда тонкие графические изображения тактично раскрашиваются вручную или слегка декорируются глазурью. В технике печати работали многие художники, в том числе и Н. А. Коковихин.

В 1974 году Николай Алексеевич приготовил три образца для производства. Это приборы для молока, мёда и блинов. Все они отличаются крепостью форм, часто шаровидными объёмами, предельной продуманностью приёмов изготовления, удобны они и в быту. Так, например, целый большой набор для блинов, рассчитанный на 6 персон, компактно складывается в миску для блинов и закрывается крышкой. Росписи изделий керамичны: имея своим далёким прототипом формы живой природы, они, став убранством фаянсовой посуды, лишь колоритом и отдельными элементами напоминают о первоисточнике[88].

Одновременно с этими работами Коковихин создал несколько выставочных произведений: блюдо «Вечная тема», где в окружении природы изображён мольберт с портретом бабушки и внуков, высокую стройную вазу «Мастера фаянса» и архитектурно-скульптурную композицию «Эллада» ‑ гимн чистоте, соразмерности и уравновешенности древнегреческой культуры[89]. Николай Алексеевич любил производство и считал, что «Сознание художника неотрывно от производства, ибо им и сформировано»[90].

Став в 1976 году главным художником Конаковского фаянсового завода Николай Алексеевич проявил свои недюжинные организаторские способности. Его эрудиция, широкий кругозор, а также знание возможностей и нужд предприятия позволили ему спокойно и успешно руководить художниками, направлением заводской продукции, чутко следить за деятельностью художников, отыскивая для каждого работу по сердцу[91].

Заслуженный художник РСФСР Николай Алексеевич Коковихин ‑ участник Всесоюзных, зональных и зарубежных выставок. Был делегатом третьего съезда Союза художников РСФСР. [92]Член Союза художников с 1964 года. Член правления Союза художников СССР (1975-1979) и Тверской организации Союза художников, делегат 4-6 съездов художников РСФСР. В 1981 году награждён орденом Дружбы народов. Умер в 2012 г.

Коллекция Николая Алексеевича Коковихина, подаренная Раменскому музею, в количестве 125 его работ, состоит в основном из произведений графики. Изделий из фаянса 6, также есть его работы из стекла в количестве 8 единиц хранения. Н. А. Коковихин уделял большое внимание рисунку и живописи. В его коллекции в музее представлены эскизы, наброски, зарисовки на бытовые темы, автопортреты, натюрморты. Многие из них уже экспонировались на выставках в музее. Работа с натуры, этюды, выполненные в живописной и графической технике, заложили крепкий фундамент, столь необходимый для свободного воплощения в керамике любых тем, любых образов. (Рис.1-5). Однако живопись и графика никогда не рассматривались художником как главная цель его занятий. В наше время Конаковский завод прекратил своё существование. Сохранившиеся технологии и средства производства принадлежат компании «Конаковский фаянс», возникшей на базе художественной лаборатории завода[93]. Но в Раменском музее память о прошлом завода и его художнике Николае Алексеевиче Коковихине будет сохранена. Коллекция его работ заняла своё место в музее и будет интересна для студентов, художников, творческих людей и будущих поколений.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

И. А. Рябцева

(Московская область, г. Воскресенск)

 

Популяризация историко-культурного наследия Воскресенского района: экскурсионный маршрут «Воскресенская летопись»

 

Аннотация. В статье описан экскурсионный маршрут, охватывающий наиболее яркие страницы светской и церковной летописи Воскресенского края, где судьбы исторических личностей вплетены в историю православных храмов дореволюционной постройки.

Ключевые слова: усадьба, церковь, икона, колокольня, район.

 

  1. Ryabtseva (Voskresensk)

 

Popularization of the historical and cultural heritage of the Resurrection District: excursion route «Resurrection chronicle»

 

The article describes an excursion route covering the brightest pages of the secular and church chronicles of the Resurrection Territory, where the fates of historical figures are woven into the history of Orthodox churches of pre-revolutionary construction.

Keywords: manor, church, icon, bell tower, district.

 

Подмосковный Воскресенск стал городом сравнительно недавно – в 1938 году, но земля Воскресенская имеет свою уникальную многовековую историю, корни которой уходят вглубь времен.

Первым Воскресенским краеведом, а точнее краеведом Коломенского уезда, от которого впоследствии и «отпочковался» Воскресенский район следует считать Николая Дмитриевича Иванчина-Писарева. Именно на основе его первых исторических изысканий основан наш доклад и экскурсионный маршрут[94].

Наш маршрут сформировался в XXI веке и его отправная точка – усадьба Кривякино (памятник архитектуры федерального значения; архитектор – некто из «круга Растрелли», что пока не доказано), находящаяся в центре Воскресенска.

Воскресенцы по праву гордятся тем, что на нашей земле жил и работал писатель-классик, первый русский исторический романист Иван Иванович Лажечников, человек во многих отношениях замечательный, которого знали Н. И. Новиков, Н. М. Карамзин, А. С. Пушкин, В. А. Жуковский, П. А. Вяземский и другие Можно назвать еще 3-4 десятка имён людей, создавших культуру столетия.

Сама усадьба с роскошным парком находится в месте расположения древних курганов и этим фактом являет собой начало истории Воскресенского края.

Первое упоминание о месте, о сельце (пока ещё не усадьбе) относится ко времени Ивана Грозного. Первым владельцем села был Роман Степанович Кустерский. Далее владельцами были Замятины, именно при них появилась сама усадьба.

Купец Иван Ильич Лажечников, отец писателя, в 1790-х годах приобрёл уже дворянское поместье с усадьбой, парком и крепостными крестьянами, называющееся уже Красное сельцо. На такую сделку купцы по закону права не имели, поэтому покупка была оформлена на подставное лицо – местного генерал-губернатора Обрезкова. А продавалось имение в 1824 году адмиральше Надежде Курманалеевой от имени наследников Обрезкова – его детей.

Также известно, что после 1797 года усадьбой владел коллежский асессор Николай Беклемишев. Остаётся открытым вопрос: Лажечников-отец владел усадьбой параллельно или перед Беклемишевым?[95]

Мать Николая Беклемишева Мария, в монашестве Ефросинья, была из рода Пожарских. Вотчина Пожарских находилась в селе Марчуги Воскресенского района. Жители села внесли свой вклад в дело победы Второго ополчения во главе с Дмитрием Пожарским над польско-литовскими интервентами в годы Великой Смуты.

Марчуги – вторая точка экскурсионного маршрута, куда группа отправляется прямо от усадьбы. Старинное село Марчуги расположилось на высоком берегу Москвы-реки выше по течению города Воскресенска. Места здесь удивительно красивые и привольные.

Дмитрий Пожарский, владевший Марчуговской вотчиной в XVI – первой половине XVII веков, имел особое попечение о здешней церкви. По приданию он пристроил к старому зданию придел во имя Николая Чудотворца. Род Пожарских быстро прервался. Владельцем Марчугов становится правнук великого полководца по женской линии – стольник Александр Иванович Милославский. Это был сын Анны Петровны Пожарской, вторым браком вышедшей замуж за Ивана Милославского. С Милославскими история села Марчуги будет связана более 100 лет. В 1715 году, во время проведения очередной переписи Коломенского уезда, владельцем Марчугов был записан сын сгинувшего в плену Александра Милославского Лев Милославский, который родился 17 февраля 1700 года за несколько месяцев до злополучной Нарвской конфузии. Своего отца он не помнил. Вырастила его мать Софья Алексеевна. У Льва Александровича осталась супруга Анна Михайловна, в девичестве Долгорукая.

В 60-х года XVIII века вдова лейтенанта флота Анна Михайловна Милославская приступает к строительству каменной церкви в Марчугах, в центре вотчины, унаследованной от мужа. На ту пору ей более 70-ти лет. По сведениям Экономических примечаний 1773 г. в селе Марчуги в те годы имелся «господский дом деревянный и при нем сад иррегулярный с плодовитыми яблоневыми и вишневыми деревьями»[96]. Место, где этот дом стоял впоследствии было размыто Москвой-рекой. С деревянной церковью также произошла неприятность. Она стояла на излучине Москвы-реки и однажды в половодье оказалась отрезанной от села и всего прихода, а потом и вовсе разрушена.

Анна Михайловна пожертвовала немалую сумму денег для строительства нового церковного здания – не из дерева, а из кирпича. Фундамент был из белого камня – известняка. В 1769 году храм был уже возведён, но не освящён. Новая каменная церковь стала единственной. Главный её престол – в честь Воздвижения Креста Господня, а придельный – Николаю Чудотворцу. Никольский придел располагался в северной части трапезной храма[97]. Также при Анне Михайловне из кирпича была выстроена небольшая колокольня. Колокола на неё перенесли со старой деревянной церкви. Многие из тех колоколов помнили князя Пожарского.

У Льва Александровича и Анны Михайловны не было сыновей – только дочери. Средняя Феодосия стала женой князя Михаила Борисовича Черкасского. Именно Феодосия Львовна унаследовала от матери Марчуги, числясь владелицей с 1770 по 1810 годы. Все эти годы князья Черкасские жили в столицах и в родовом гнезде Михаила Петровича – в Черкизове. В 1800 году Феодосия Львовна овдовела.

В 1810 году Феодосия Львовна Черкасская скончалась и была погребена в женском монастыре в селе Хотьково (недалеко от Сергиева Посада) в трапезной Покровской церкви. Марчуги перешли к её сыну Борису Михайловичу Черкасскому. Борис не жил в Марчугах. Ночевал здесь изредка в ходе многочисленных выездов на охоту. В 1828 году князь умер и был похоронен в Голутвинском монастыре рядом с Коломной. Щуровский помещик Адриан Моисеевич Грибовский сделал в своём дневнике запись о похоронах: «Были в Голутвине монастыре похороны князя Черкасского. Сей князь Борис Михайлович служил при императрице Екатерине II в гвардии, откуда вышедши в отставку бригадиром, около 50 лет жил в своем имении, находившемся подле города Коломны, по разным наследствам дошло к нему наконец до 6 тысяч душ крестьян. Долго он не хотел жениться и вёл свободную с женским полом жизнь; но, прижив с одною из крепостных своих девок много детей, по отеческой к ним любви решил за 14 лет до своей смерти на матери их обвенчаться, и всех своих детей успел признать законными князьями и княжнами, и всех их при себе разделил»[98].

Вотчина с центром в селе Марчуги Бронницкого уезда досталась второму сыну – Алексею Борисовичу Черкасскому. Владение это включало само село и 6 деревень – Косяково, Городище, Глиньково, Бельково, Аргуново, Бубново. Всего 326 крестьянских дворов и 1410 душ. Князь был очень богат. Родовым гнездом семьи по-прежнему оставалось Черкизово. Имея не вполне аристократическое происхождение (внук кузнеца), князь Алексей Борисович женился на княжне Марье Николаевне Щербатовой, представительнице одного из самых старых и уважаемых дворянских родов России. Выйдя в отставку, князь какое-то время жил в Москве, а потом переехал в бронницкое имение. В Марчугах не жили (скорее всего, господский дом сильно обветшал), но продолжали посещать Воздвиженскую церковь.

После этих событий князь Алексей возымел намерение перестроить марчуговскую церковь и для удобства прихожан сделать в ней два «тёплых» (отапливаемых) придела. В 1845 году работы по разбору храма были начаты. В 1848 г. строительство трапезной было завершено. В ней появилось два тёплых предела. Один по традиции был посвящен Николаю Угоднику, второй был освящён в честь святых князей Бориса и Глеба, увековечив память отца князя и сына, также Бориса. Окончание запланированных строительных работ – возведение новой колокольни – проводилось в Марчугах уже при вдове Алексея Борисовича, Марии Николаевне Черкасской, пережившей мужа на 37 лет. Это было в 1858 году. Колокольня получилась высокая и довольно красивая. С этого момента Воздвиженская церковь приобрела тот внешний облик, который мы хорошо знаем.

Наиболее древняя часть храма – сам храм – «восьмерик на четверике» с гранёной абсидой в стиле барокко – был выстроен в 1768 году А. М. Милославской. Далее идёт детище А. Б. Черкасского – невысокая квадратная четырёхстолпная трапезная. И самая поздняя часть – шатровая столпообразная колокольня в четыре яруса, выполненная, как и трапезная, в псевдорусском архитектурном стиле, в 1858 году М. Н. Черкасской. В 1865 году боковые стены трапезной укрепили контрфорсами. Между колокольней и трапезной первоначально располагалось свободное пространство шириной около 4-х метров, но позднее в конце XIX – начале XX веков его застроили притвором. Это дало довольно гармоничный, стройный и красивый сельский каменный храм, один из красивейших в Воскресенском районе.

В селе Фаустово большой интерес представляет собой Зосимо-Савватиевская  пустынь, появление которой в Воскресенском крае весьма удивительно, т.к. она была перенесена сюда с окраин Москвы, где впервые она появилась еще в 15 веке. В строительстве ее принимали участие мастера с Соловецких островов, да и название пустыни было во славу соловецких святых. О всех устроителях пустыни подробно рассказывает Жалованная грамота царя Алексея Михайловича[99].  В конце XVII века Петр I приписывает Марчуговскую пустынь Соловецкому монастырю. И она уже с полным правом именуется Соловецкой. После приписки существует ещё 70 лет, а затем упраздняется при Екатерине II и действует как приходской ещё 170 лет.

Фаустовские храмы самые древние на территории Воскресенского района. Им более 300 лет. Храмовый комплекс состоит из массивного двухэтажного пятиглавого Троицкого собора и небольшой одноглавой церкви святых Зосимы и Савватия над южными Святыми воротами. От хозяйственных монастырских построек и от ограды ничего не осталось.

В нижнем двухстолпном Троицком соборе (то есть опирающемся на два «столпа», колонны) этаже помещалась отапливаемая церковь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Тут же в нижнем этаже была трапезная. Алтарь нижней части сильно вытянут к востоку, так что с этой стороны храм имеет как бы ступенчатую композицию. Верхний этаж занимает летняя (не отапливаемая) церковь во имя Святой Троицы. Четверик верхней церкви увенчан пятиглавием. Когда-то с трёх сторон собор окружали открытые галереи-гульбища на аркадах, ныне частично сохранившиеся лишь вдоль южного и западного фасадов. Парапет гульбища был украшен многоцветными изразцами. Четырёхъярусная шатровая колокольня была пристроена к собору лишь в 1860 году.

Специалисты датируют Троицкий собор концом XVII века. В XVIII веке после упразднения монастыря собор подвергался многочисленным перестройкам, переделкам и дополнениям. В XX веке, в 1910 году, собор изнутри окрасили масляной краской и расписали масляной живописью, уцелевшей лишь фрагментарно. В архитектурном отношении Троицкий собор выполнен в стиле так называемого «московского» или «нарышкинского» барокко с весьма характерными для этого направления художественными мотивами.

Монастырь пользовался вниманием царской семьи и входил в ведение приказа Большого Дворца. В 1678 и 1679 годах в Троицкий собор была пожертвована ценная утварь старшим братом Петра I Фёдором Алексеевичем. Это свидетельство того, что собор уже был освящён и действовал. Были подарены: большой серебряный с позолотой напрестольный крест большой (больше 2 м) деревянный запрестольный крест, большое чеканное блюдо для ношения креста (с одной стороны блюда изображалась «неясыть», т.е. пеликан с двумя птенцами, с другой – одноглавый орёл со знаменем) и большое серебряное кадило[100]. Неизвестно каким образом в собор попали потир (чаша) и дискос (блюдо), пожертвованные Борисом Годуновым от имени своего тогда 9-летнего сына Фёдора в храм Святой Троицы в селе Хорошёво (о том свидетельствует надпись на этих предметах).

Иванчин-Писарев описывает увиденные им удивительные иконы: Казанская икона Божией Матери, украшенная крупным жемчугом, и храмовая икона святых Зосимы и Савватия с надписью (датой – 7207, то есть 1699 год). Это год, когда Пётр I пожаловал пустынь Соловецкому монастырю[101].

Большую часть иконостаса (29 икон) выполнил главный царский иконописец Симон Ушаков. В биографии Симона Ушакова есть два пятна. Во-первых, неизвестно где он родился. И второе. Однажды по каким-то причинам он попал в немилость к царю и был сослан в какой-то неизвестный монастырь, а через некоторое время был возвращён ко двору. Может быть, он был сослан именно сюда?

В 1915 году все работы Симона Ушакова были ещё на своих местах. В то время предполагался ремонт, и был создан акт, в котором зафиксировано: «В 1-м ярусе все местные иконы (6), евангелисты (4), Благовещение в царских вратах (2), архидиаконы на северной и южной дверях (2), 12 икон двунадесятых праздников и икона Тайной вечери. Его же работы Распятие с предстоящими, находящееся в середине храма и икона Крещения в киоте правого пилона»[102]. Там же ещё находились иконы преподобных Зосимы и Савватия, соловецких чудотворцев, и местная Смоленская икона Божией Матери Одигитрии. Где сейчас все эти сокровища – предстоит выяснять.

Сейчас комплекс Фаустовских храмов является подворьем Спасо-Преображенского Соловецкого ставропигиального монастыря и не входит в состав храмов Московской епархии (в частности и Воскресенского благочиния).

В селе Ашитково каменная церковь Воскресения Христова с самой большой колокольней в Воскресенском районе, к появлению которой был причастен один из строителей Эрмитажа. Она воздвигнута в 1878 году. До этого ближайшая церковь находилась в двух верстах за рекой – Никольская церковь на погосте Нерский во славу Николы Мерского (река Нерская, которая раньше называлась Мерьска). По преданию житель Ашитково купец Платон Иванович Балашов (Балашёв) однажды из-за разлива реки не смог пригласить (привезти) священника из Никольской церкви к своему больному отцу и решил (по обету?) построить церковь у себя в деревне.

Проект поручили создать известному московскому архитектору Владиславу Осиповичу Грудзину. Грудзин учился на отделении гражданских инженеров Лесного и Межевого института в Санкт-Петербурге и уже во время учёбы подрабатывал, участвуя в работах по сооружению Эрмитажа. Грудзин заведовал строительством в большинстве городов Московской губернии. Обращает на себя внимание церковь Рождества Христова в Дмитровском уезде (1881 год). По форме она почти полностью идентична ашитковской: такой же план, то же пятиглавие с ребристыми куполами, высокая трёхъярусная колокольня. Видимо, архитектор использовал тот же проект, слегка его подправив.

В декабре 1878 года состоялось освящение храма. Главный престол во славу Воскресения Христова, левый – во имя святителя Николая, правый – во славу Иверской иконы Божией Матери. Все три придела выстроены по одной линии[103]. Центральный придел отделен пятиярусным иконостасом, боковые – трёхъярусными. На стенах и сводах – сюжетная и орнаментальная масляная  живопись с обилием позолоты. Настенная живопись выполнена восковой темперой по известково-гипсовой штукатурке. Полы дощатые, из лиственницы.

Новопостроеный храм получился вместительным. Это один из самых крупных храмов в Воскресенском районе. Он мог вместить почти всё население Ашитково (в XIX веке здесь проживало 474 человека). В метрике церкви сказано: «Кирпичная с белокаменным цоколем и деталям, она оштукатурена и побелена. Эклектичная архитектура здания сочетает каноны классицизма с формами псевдорусского стиля. Основу объёмной композиции составляет невысокий квадратный четырёхстолпный храм с центральной апсидой и глухим пятиглавием, образованным деревянными каркасными барабанами с железной обшивкой… В архитектуре колокольни широко использованы национальные мотивы – двойная арка с гирьками в проёмах звона, венчающие кокошники, аркатура на барабане. Сдержанная декорация основного объёма сложилась под воздействием различных художественных направлений, в том числе поздней псевдоготики «допетровского» стиля. Внутреннее пространство расчленено системой столбов и арок на различные по площади и высоте компартименты, подчинённые повышенной центральной ячейке с красивым парусным сводом»[104].

В советский период храм был закрыт. В нём устроили зернохранилище. Храм-зерносклад охранялся, благодаря чему многие иконы и росписи уцелели, но что-то и было утрачено. Уцелели частично основания престолов, деревянный пол, двери (боковые и центральные), даже купола с крестами.

Церковь Воскресения Христова в селе Ашитково вновь открывалась частями и постепенно. В 1989 году состоялось освящение правого (Иверского) придела, и начались регулярные службы. В 1991 году освящён главный престол. Храм начал возрождаться. Была отремонтирована кровля, оштукатурены и побелены фасады храма и колокольни. На колокольню подняли колокола. Отреставрировали стеновые росписи и храмовые иконы. Наладили отопление. В 2008 году позолочен главный купол храма[105]. Приведено в порядок прицерковное кладбище, ограда, территория вокруг храма.

В Воскресенском районе есть храм, в котором богослужения совершаются и по православному, и по старообрядческому чину. Это Владимирская церковь села Осташёво, ныне являющейся единоверческой. Как приходская православная церковь она была построена тщанием местного помещика – князя Григория Ивановича Шаховского – в 1763 году. Императрица Екатерина II, получив престол, решила «навести порядок» в своём «хозяйстве» и начала борьбу с коррупцией. Князь Г. И. Шаховской, будучи белгородским губернатором, был замешан в деле о взятках по винокурению, лишён всех чинов и должностей и сослан в его же деревню Осташёво, где и скончался. Но все же успел построить каменную церковь взамен деревянной[106]. В этой же церкви его и похоронили. Церковь стала как бы надгробным памятником князю.

По началу, она имела один престол во славу одной из самых почитаемых на Руси икон – Владимирской иконы Божией Матери. В 1907 году к храму был пристроен обширный южный придел – во славу Святой Троицы. Автором проекта был архитектор Н. Д. Струков. Для этого пришлось разбирать южную стену храма с трапезной. Кроме того, были переложены свод и северная стена трапезной, а фасады покрыты цементной штукатуркой. В 1855 году на средства княгини А. П. Голицыной, владелицы усадьбы и села, на храме была поставлена новая колокольня. Она была низкой, двухъярусной, как бы придавленной массивной шлемовидной главой. Видимо, на более высокую колокольню не хватило денег. И Владимирская церковь приобрела уникальный силуэт: основное храмовое здание оказалось выше колокольни. Обычно бывает наоборот.

Древнее ядро Владимирской церкви – храм и апсида – построены в стиле барокко, а приземистая колокольня – в псевдорусском стиле. В 1868 году в храме устроили накатный потолок. В 1907 году, когда пристраивали новый придел, церковь оштукатурили цементной штукатуркой и покрасили белой клеевой краской. Изнутри она была также оштукатурена и расписана масляной живописью в академической манере с преобладанием орнаментных мотивов. Некоторые фрагменты этих росписей сохранились на потолке и отчасти – на стенах. Полы были выстланы метлахской крупной плиткой, а прежде были лещадные. И купола, и кресты были позолочены. Церковь была отапливаемой.

В Осташёвский приход, помимо самого села, входили близлежащие деревни и фабричные работники Товарищества Садковской мануфактуры. Староверов в то же время почти в 2,5 раза превышало количество православных (никониан). У старообрядцев была своя отдельная церковь. В советское время её разрушили до основания и сделали сельский клуб. Владимирскую церковь разрушили не полностью. Чудом уцелела храмовая Владимирская икона. Пока в церкви размещалась фабрика, её, как «производственный объект», охраняли. Но позже фабрику ликвидировали, и храм остался беспризорным. Разрушали люди, снег, дождь и непогода.

В 1991 году в Осташёво образовалась община верующих, начались работы по восстановлению храма[107]. Осташёвский храм – единственный в нашем районе «совместный» храм, где богослужения совершаются и по православному, и по старообрядческому чину, откуда название – единоверческий.

В самом Воскресенске величествен собор Иерусалимской иконы Божией Матери. Он построен на месте прежней городской площади Советов. До 1955 года здесь перед зданием райисполкома и горкома партии проводились народные демонстрации и митинги трудящихся, отмечались государственные праздники. С 1948 года на месте площади был разбит сквер, просуществовавший до 2006 года[108]. В настоящее время в соборе успешно функционирует Школа звонарей. Уже состоялось несколько выпусков. После получения дипломов профессиональные звонари выполняют послушания в различных храмах Воскресенского, Коломенского и других районов. Кроме того, экскурсионные группы при желании имеют возможность поучаствовать в мастер-классе по колокольному звону, ознакомиться с различными видами перезвонов и с помощью мастера или самостоятельно воспроизвести перезвон.

Все описанные храмы являются музеефицированными объектами, экскурсионного маршрута «Воскресенская летопись». После мастер-класса и осмотра самого собора в Воскресенске группа возвращается в усадьбу Кривякино, где при желании завершает маршрут осмотром каскада прудов усадебного парка и знакомством с постоянными и сменными экспозициями самой усадьбы. Сменные экспозиции заставляют возвращаться, так как гости видят и узнают нечто новое, увлекательное и неизвестное.

Таким образом, экскурсионный маршрут вплетает Воскресенский край в большую историю нашей необъятной страны, делая историю малой родины более популярной среди населения разных возрастов и интересов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Н. Ю. Кондратьева

(Переславль-Залесский)

 

Печатная продукция Переславской типографии. Афиши.

 

Аннотация: В работе описывается история комплектования документального фонда Переславль-Залесского музея-заповедника. Основное внимание уделено печатной продукции Переславской типографии с конца XIX до середины XX века.

Ключевые слова: музей, типография, печатная продукция, афиши, Переславль-Залесский

Kondratyeva N.Y. (Pereslavl-Zalessky)

 

Printed products of Pereslavl printing house. Posters.

 

Annotation: The paper describes history of the documentary fund acquisition of Pereslavl-Zalessky reserve museum. The main attention is paid to the printed materials of the Pereslavl printing house from the end of the XIX to the middle of the XX century.

Keywords: Pereslavl-Zalessky, documentary fund, museum, documentary fund acquisition.

 

Переславль-Залесский – один из старейших и красивейших русских городов, основанный в 1152 году младшим сыном Владимира Мономаха (1053-1125) Юрием Долгоруким (1090-е-1157) и входивший в состав Владимиро-Суздальского княжества. Раскинулся он в долине, у места впадения реки Трубеж в Плещеево озеро. История Переславля интересна и разнообразна. С Переславлем связаны судьбы многих известных людей: Василия III, Ивана Грозного и др. Уроженцем Переславля-Залесского был выдающийся полководец и политический деятель своего времени Александр Невский. Во времена опричнины в 1564 году по указанию Ивана Грозного перестраиваются и укрепляются стены Никитского монастыря, который предназначался в качестве второго центра опричнины. Если бы произошла измена в Александровской слободе, то царь смог бы быстро добраться до Переславля и укрыться за стенами верного ему монастыря. В 1612 году через город прошло ополчение Минина и Пожарского. Многие переславцы тогда примкнули к войску и приняли участие в освобождении Москвы. Именно здесь, в конце XVII века (1689-1693 гг), на берегу Плещеева озера юный Пётр строил «потешную флотилию», которая стала началом российского военного флота[109].

Музей был открыт для посетителей 28 мая 1919 года. Расположился он в Успенском (Горицком) монастыре. Его основателем и директором стал местный историк и краевед Михаил Иванович Смирнов (1868-1949), автор многих исторических работ и исследований. В начале 1920-х годов активно велась работа по выявлению памятников, имеющих историческое и художественное значение: исследовались архивы и библиотеки церквей, монастырей, обследовали усадьбы Переславского уезда и т.д. Сейчас музей располагает большим и интересным собранием: археологическими памятниками, рукописными книгами, произведениями живописи, скульптуры и т.д. Сотрудники Переславского музея организовали работу по изучению родного края, проводили археологические и этнографические экспедиции. Принимали активное участие в работе научно-просветительского общества (ПЕЗАНПРОБ): выступали с докладами и лекциями. Велась большая краеведческая работа. Большое внимание уделяли работе с подрастающим поколением.

 

Среди различных документальных источников Переславского музея-заповедника не последнее место занимает печатная продукция Переславской типографии. Коллекция начала формироваться одновременно с организацией Переславского музея. В стране образовалась политическая ситуация, при которой произошёл переход частной собственности в государственную: типография А. М. Шаланина стала государственной типографией. Все имевшиеся в наличии образцы печатной продукции были переданы в музей. В первую очередь, это различные листовки, воззвания, указы, постановления. Часть предметов поступила из Музея истории и реконструкции города Москвы. Остальные передавались в музей по мере их выпуска.

Обратимся к истории типографии. Согласно рукописи М. И. Смирнова «Переславская типография», первый типографский станок появился в Переславском уезде вскоре после начала книгопечатанья в Москве (1563 г.). Сохранился псалтырь, на входном листе которого значится 1577 год. Печатался он в Александровой слободе, входившей до 1778 года в Переславский уезд. В самом же Переславле-Залесском типография появилась лишь в конце 1879 года. До этого времени различная печатная продукция заказывалась в Москве и Владимире.

Идея ‑ открыть типографию в Переславле – возникла у Александра Михайловича Шаланина. Родился он 15 августа 1859 года. Получил образование в реальном училище. Продолжить обучение в высшем учебном заведении не получилось: держал экзамен в технологический институт, но по конкурсу не прошёл. Тогда решил реализовать себя в типографском деле, открыв типографию в родном городе. Чтобы набраться опыта в типографском деле, уехал в Москву и поступил на службу в типографию «Барнет и Пигот». В течение нескольких месяцев в качестве простого рабочего работал на типографских и литографских станках, вникал в типографское дело. Возвратившись, хотел открыть своё дело, но ему было только 20 лет. Поэтому до достижения 21 года типография временно была открыта на имя его брата Михаила Михайловича Шаланина. Деньги на открытие типографии дала мать. Официально типография перешла к Александру Михайловичу лишь в 1881 году.

Типо-литография первоначально была открыта в деревянном одноэтажном флигеле Шаланиных на углу Семёновской улицы и Предтеченского переулка. Были куплены подержанные типографские и литографские станки и набран штат рабочих. Документов, относящихся к внутренней работе типографии (о производстве, бухгалтерии) не сохранилось. Дело оказалось доходным. Уже в 1881 году пришлось расширить производство. Для этого пришлось увеличить помещение. Сделали большую пристройку и оба здания поместили под одну крышу. Вход сделали с улицы по центру здания. Чуть позже заменили старые станки на новые: продали старые и купили ручную скоропечатную машину, литографскую скоропечатную машину и печатный станок. Также была оборудована и переплётная мастерская. Все машины приводились в движение ручным способом. Доход типографии колебался от 7500 рублей до 8000 рублей. Рабочих было 14-15 человек. Заработок в месяц составлял от 2 рублей 50 копеек мальчику, до 30-36 рублей мастеру[110].

Выпускалась различная печатная продукция: этикетки, визитки, приглашения на бракосочетание, журналы, постановления, бланки, отчеты, обёртки для чая («сорочки»), афиши и т.д. Заказчиками большей частью были фабриканты, владельцы небольших заводов, кабатчики, купцы, городская и земская управы и т.д.

Самым крупным заказчиком был Мартиниан Борисовский, владелец большого предприятия в городе – бумагопрядильной фабрики с числом работающих около двух тысяч человек (при населении города около одиннадцати тысяч человек). Для этого производства требовалось большое количество различных этикеток, бланков, конторских книг.

Не отставало и купечество. Купец 1-й гильдии, владелец красильной фабрики Сергей Петрович Павлов большей частью заказывал цветные ярлыки и этикетки. В городской черте было много винных складов. Например, городской голова Пётр Фёдорович Александров, имея во владении оптовый винный склад, заказывал в типографии этикетки с надписью: «Дистилированное столовое вино», «Очищенное вино» и т.д. Большие заказы поступали и от Фёдора Осиповича Евреинова, владельца водочного завода и винного склада. Он заказывал цветные этикетки. Печатались визитки и пригласительные на различные торжества. Заказы поступали и от чиновников, и от различных общественных организаций: «Переславского общества призрения бесприютных и нуждающихся в защите детей», «Переславского общественного собрания» и т.д. Печатались уставы, отчёты, журналы, брошюры. Требовалось большое количество бланков и канцелярских книг. Много заказов делала Городская Дума и местная земская управа. Необходимо было доводить до жителей различные указы, распоряжения, постановления и т.д. Заказы поступали со всего уезда. Часть печатной продукции того времени отражает культурную жизнь города и уезда. Например, был напечатан труд учителя духовного училища Н. Виноградова «Наставление географическому черчению». Печатались афиши к спектаклям и лекциям. Заказы поступали и от владельца аптеки Штрауса Адольфа Ивановича (русского немца). Он делал заказы на бланки, сигнатурки (часть рецепта с указанием способа употребления лекарства или копия рецепта, прилагаемая аптекой к изготовленному лекарству) и т.д. Кроме того, большие заказы поступали и в переплётную мастерскую. Например, владелец медно-литейной фабрики церковной утвари Андрей Петрович Захряпин делал заказы на переплетение евангелий, которые позже обкладывались металлическими чеканными украшениями и продавались местным церквам и монастырям.

После 1905 года в России активизировалось революционное движение. Включились в него и Переславские типографские рабочие: ходили на забастовки, распространяли литературу среди рабочих и крестьян.

Быстрыми темпами в мире развивается промышленность. Прокладываются железные дороги, но они проходят в стороне от Переславля. Это не способствовало развитию города. Всё приходится доставлять в Переславль гужевым транспортом, а это не могло не отразиться на цене товара. Поэтому часть предприятий перепрофилируется, оптовые винные склады и вино-водочные заводы частично закрываются. Это сказывается на заказах на печатную продукцию – их становится всё меньше и меньше. Да и качество продукции перестало удовлетворять заказчиков.

Кроме того, одним из активных участников революционного движения был литограф Кузнецов Иван Николаевич (из крестьян Московской губернии). Полностью отдавшись политической работе, он уходит из типо-литографии. С его уходом перестаёт работать литографская машина (качество работы других литографских рабочих не устраивало заказчиков). С этого времени типо-литография становится просто типографией. Печатную продукцию опять стали заказывать в московских и владимирских типо-литографиях.

С февраля по октябрь 1917 года у власти находилось Временное правительство. Одновременно с ним функционировали Советы. Типография печатала продукцию и для тех, и для других. Это были бюллетени, воззвания, объявления, призывы, приказы и т.д. Например, «Бюллетень № 1 об избрании Переславского временного исполнительного комитета» (03.03.1917 г), «Бюллетень № 2 о вступлении временного исполнительного комитета в отправление своих обязанностей», «Обязательное постановление Временного исполнительного комитета о ненарушении помещичьих хозяйств до решения Учредительного собрания», «От Совета рабочих депутатов ко всем рабочим г. Переславля об организации Совета и содействии ему» (23.03.1917 г) и т.д.

Тяжёлая обстановка в стране в 1914-1920-х годов нашла отражение в воззваниях и листовках: воззвания центральных органов, белогвардейская опасность, массовое дезертирство с фронтов, мобилизация, поддержка инвалидов войны и т.д.

30 марта 1917 года в Переславле был образован общегородской Совет рабочих депутатов. 4 апреля 1917 года в доме Жириковых состоялось первое заседание Совета рабочих депутатов, а на следующий день в типографии было отпечатано обращение к переславским рабочим: «Товарищи рабочие и работницы! Лучшее будущее может быть осуществлено руками только рабочих. Довольно надеяться на милости…». 4 декабря 1917 года в типографии уже печатали первые номера газеты «Голос Переславль-Залесского Совета рабочих и солдатских депутатов».

Хотя владельца типографии уже не было в живых и владели типографией его наследники, но до 1919 года типография не была национализирована, поэтому на её продукции всё ещё ставили: «Типо-литография А. М. Шаланина».

С изменением политического строя меняется и продукция, издаваемая типографией. Появляется новая городская газета, печатаются листовки, распоряжения, постановления и т.д. В 1919 году типография переходит в ведение местного исполкома, а затем Совнархоза. С 1920 года (в это время во Владимирской губернии создаётся единый полиграфический отдел) именуется как «Государственная типография № 12». В 1926 году передаётся в ведение Промторга, а в 1929 году – в коммунальный трест. В 1930 году типография переезжает на новое место в здание на Народной площади, дом № 11 и именуется уже как «Переславская типография Ярославского управления издательств, полиграфии и книжной торговли».

С 4 декабря 1917 года по 11 марта 1918 года выходит газета «Голос Переславль-Залесского Совета рабочих и солдатских депутатов». Вышло всего 11 номеров. С 17 августа 1918 года до середины 1919 года выходили «Известия исполнительного комитета Переславль-Залесского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов». Газета имела приложения: «Труды научно-просветительского общества» и «Доклады краеведческого музея». В конце 1928 года вышло 11 номеров «Переславского рабочего» – объединённой двухнедельной газеты рабочих и служащих фабрик. С 14 сентября 1930 года стала выпускаться газета «Коммунар»[111].

В фондах Переславского музея-заповедника хранится коллекция афиш. В каталог вошла 171 единица хранения. Хронологические рамки каталога: 1899-1950-е гг.

А что же такое «афиша»? С давних времён человек использовал разные формы выражения: наскальные рисунки, письмена. С их помощью передавалась информация. Например, одним из первых письменных свидетельств, которые относят к категории древних афиш, является египетский папирус, датированный 164 г до н.э. В нём говорится о вознаграждении за поимку 2-х беглых рабов.

В Древнем Риме существовали специальные выбеленные стены — альбомы, где черной краской наносились сообщения от властей, предназначенные для обычных горожан. Каждый мог прийти на площадь и ознакомиться с «новостями» на таких «афишах».

Позже получили распространение театральные афиши, где крупными буквами печаталась информация о предстоящих выступлениях. А в 1450 году И. Гуттенберг изобрёл печатный станок, в результате чего афиши стали распространяться массово и люди могли свободно знакомиться с информацией, которая была в них представлена. Первые иллюстрации в афишах появились в 1491 году. Начиная с XVI века, афиша используется для рекламирования лотерей, ярмарок, выставок[112].

Первые афиши носили информационный характер, где главной задачей ставилось доведение до общественности различных указов, распоряжений и т.д. Позднее афиши стали содержать активные призывы к чему-либо (посещению театра, митингу, ярмарке).

По мере развития афиш стало понятно, что для привлечения внимания человека и предоставления ему важной информации, необходимо совместить рисунок с текстовой информацией. Во второй половине XIX века были изобретена цветная печать, которая украсила афишу и сделала её более привлекательной. Такие афиши носили не только информационный, но и рекламный характер. В такой форме афиши дошли до конца ХХ века, когда им на смену пришли цифровые технологии широкоформатной печати[113].

Таким образом, афиша – это документальный источник, характеризующий обстановку и отражающий события определённого времени. Каждая афиша содержит огромный достоверный материал. Именно через афиши мы можем перенестись во времени и окунуться в культурную и политическую жизнь города середины и конца 19 века. Сравнить её с культурной и политической жизнью города после революции 1918 года. В чём произошли изменения и в чём угадывается постоянство. Бывает, что очень трудно определить название той или иной существовавшей организации, а с помощью афиши этот пробел можно исправить.

Например, по афишам прослеживается долгое сотрудничество (связь) с труппой московского театра. Постоянные гастроли этого коллектива в Переславле давали жителям города возможность быть в курсе новинок и изменений в культурной сфере и политической жизни страны. Были представлены переславскому зрителю: спектакли «Вольная пташка” и “Молчание” (1899), «На дне» (1908), «Квадратура круга» (1920-1930-е), «Мандат» (1926), «Любовь Яровая» (1927), весёлая оперетта “Мадемуазель Нитуш” (1920-1930-е) и т.д.

Ставились спектакли и силами местных драмкружков. Много спектаклей было поставлено трудовым коллективом “Рабис” (рабочее искусство) под управлением Юрия Николаевича Соловьёва. Родился он в 1894 году в городе Мологе Ярославской области в семье священника. Учился в Ярославском Демидовском юридическом лицее, но был исключён за участие в забастовке в 1909 году. Театральная жизнь Юрия Николаевича Соловьёва началась в 1917 году: работал как организатор профессиональных театров, был и режиссёром и актёром. С 1924 года по 1930 год он арендовал летний театр в Переславле-Залесском для постановки спектаклей и концертов. Например, им была поставлена драма Л. Андреева “Не убий (Каинова печать)” (1920-е). С 1930 года Соловьёв уехал из города и работал в различных театрах. Участвовал в Великой Отечественной войне. Возвратился в Переславль и с 1953 года по 1968 год был руководителем драматического коллектива Дома культуры фабрики киноплёнки № 5. Им были поставлены спектакли: «Стряпуха» А. Сафронова, «Бедность не порок» А. Островского и др.

По афишам видно, что в городе массово читались лекции и проводились диспуты на различные темы: “Историческое значение удельных князей Переславского княжества” (1911), «Половое воспитание» (1927), “Культурная революция и религия” (1920-1930-е) и др.

В жизнь людей прочно входило кино. И на афишах мы читаем названия фильмов, которые демонстрировались: американский приключенческий фильм “Который из двух” (1920-е), исторический фильм «Октябрь» кинорежиссёра Сергея Эйзенштейна (1927), кинороман “Фаворитка магараджи (на пороге гарема)” (1920-1930-е), французский модный кинороман “Силуэты старого Парижа”(1920-1930-е), американская комедия «Папашин сынок» (1929) и др.

В советский период в городской черте проходили ярмарки-выставки коневодства (в то время коневодство было хорошо развито в районе) и сельскохозяйственные выставки-продажи.

Большое внимание уделяли и досугу местного населения ‑ часто устраивались массовые гулянья (например, с торжественным выходом, с оркестром из города в местечко Ботик) и спортивные соревнования.

Часто заказывались афиши для Переславского музея. Информировали население об открытии очередной выставки, приглашали посетить музей.

В музее имеется каталог афиш. Он составлен в хронологическом порядке. Описание афиш проведено по следующей схеме:

  1. Название.
  2. Место издания, год.
  3. Материал, техника, размер.
  4. Описание. В описании предмета приводится текст афиши в сокращении.
  5. Год и источник поступления.
  6. Номер документа по Главной инвентарной книге (КП).

Афиши коллекции Переславльского музея, являясь по сути документальными и достоверными источниками, отражали культурную жизнь города периода конца XIX середины XX веков. Обо всех событиях жителей города и района извещала афиша. Ведь только с помощью афиши можно было быстро проинформировать людей о предстоящем событии: выборах, городских мероприятиях, выставках и др. Невозможно представить, что исчезнет, например, театральная афиша. Печатные афиши до сих пор не утратили своей популярности. Они до сих пор востребованы.

.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

И. Н. Калашникова,

Н. И. Решетников

(Московская область, г. Долгопрудный)

 

Долгопрудненский музей и его деятельность

по сохранению историко-культурного наследия

 

Аннотация. В статье раскрывается история становления и развития музея от местного краеведческого, созданного ветеранами-общественниками, до историко-художественного муниципального, работающего на профессиональных началах,

Ключевые слова. Долгопрудненский историко-художественный музей, совет музея, дирижаблестроение, воздухоплавание, научная конференция.

 

I.N. Kalachnikova, N.I. Rechetnikov

 

Dolgoprudny’s museum and working of preservation

of historical and cultural heritage

 

Abstract. The article reveals the history of formation and development the Museum from the local history, created by veterans-public men to the historical, art municipal museum, working on a professional basis.

Key words. Dolgoprudny history and art Museum, Museum Council, Airship, Aeronautics, scientific conference.

 

1958 год. Начало музея.

Страна наша, тогда ещё великий Советский союз, только что, год назад, отметила 40-летие Великой Октябрьской социалистической революции. Праздник проходил по всей стране. Ликовал весь народ. На площадях развивались флаги. Гремела музыка. Звучали торжественные речи. Повсюду шли праздничные концерты. Это был 1957 год.

Но уже зрели значительные перемены. Скончался вождь народов И. В. Сталин (1953 год). Прошёл ХХ съезд КПСС (1956 год). Разоблачён культ личности И. В. Сталина. Выпускники школ в том году не сдавали экзамены по истории. На свободу выходили политические заключённые (да и бывшие уголовные преступники тоже). На собраниях звучали обвинительные речи в адрес бывшего кумира и обожателя. Горячие головы вывешивали на столбах портреты И. В. Сталина и разбивали их, а то и расстреливали. Бурное было время, подготовившее новое поколение передовых людей, названных шестидесятниками.

Но страна жила. Ничто не могло поколебать её развитие. Работали фабрики, заводы. Залечивались раны, нанесённые Великой отечественной войной.

Вот и у нас, в Догопрудном, жизнь продолжалась размеренной поступью. В 1957 году назрели условия для изменения статуса населённого пункта. Рабочий посёлок Долгопрудный стал городом. Ну а какой город без музея! Музею быть – решили ветераны. Их поддержали городские власти. Прошёл всего лишь год в организационных хлопотах. Наступил 1958 год. И музей был открыт[114].

Для чего?

Вопрос серьёзный и многоёмкий. Для чего человеку нужен музей? Почему человек не может обходиться без музея? Почему музеи создаются повсеместно на всём земном шаре? Почему люди ходят в музеи? Почему музеи первоначально ютятся в неприспособленных помещениях, а потом для них строятся великолепные здания-дворцы?

Ответ – не однозначный. Каждый человек находит свой ответ. Исходя из своих интересов, идёт в музей. В музее находит ответы на волнующие его ответы. Если говорить обобщённо, то музей, являясь социальным институтом, есть хранилище социальной памяти и местом передачи опыта поколений. В музее человек осознаёт своё место в обществе. Осознаёт, что он ЧЕЛОВЕК. Осознаёт непреложное правило: если хочешь, чтобы тебя понимали, научись понимать других. В музее мы понимаем друг друга, понимаем своё прошлое и, отсюда, строим своё будущее.

Эти ответы интуитивно понимали наши ветераны и на общественных началах, без какой-либо оплаты их труда, создавали наш музей, который существует вот уже 60 лет.

Кто же стоял у истоков нашего музея? Назовём их поимённо.

Александр Фёдорович Ловыгин, возглавивший инициативную группу по созданию музея. Вместе с ним создавали музей члены Совета музея:

Борис Антонович Гонсовский (секретарь Совета), Николай Павлович Волков,  Павел Ефимович Воронов, Гигорий Георгиевич Ильчинков, Агриппина Михайловна Колосова, Георгий Степанович Стоянов, Фрол Иванович Третьяков.

Состав членов Совета музея был утверждён решением исполкома Долгопрудненского городского совета. Основатели музея были не одиноки. Вокруг них сформировался актив, в составе которого были участники революции и гражданской войны Пётр Семёнович Клипов, Александр Григорьевич Сущиков; ветераны Великой Отечественной войны и труда Николай Фёдорович Бубенец, Михаил Георгиевич Фильшин, Михаил Николаевич Буйнов, возглавивший позднее совет ветеранов, Пётр Васильевич Жигарев, сменивший на посту директора музея А. Ф. Ловыгина.

Общее руководство музеем осуществлял отдел культуры исполкома Долгопрудненского горсовета, который долгое время возглавляла Ася Никитична Катина.

Где же изначально располагался наш музей? История его схожа с историей музеев, создававшихся во многих городах, в том числе и в Московской области. В Лобне, Клину, Зеленограде музеи открывались на первых этажах жилых зданий. Схожа с ними история Долгопрудненского музея.

Здесь следует заметить, что и в дореволюционной России многие музеи создавались, благодаря частной инициативе передовых людей того времени. Правда, это были люди с достаточным капиталом ‑ князья, графы, предприниматели. На основе своих коллекций они создавали музеи, которые первоначально располагались в их собственных особняках, а потом передавались в качестве дара государству. Но это были состоятельные люди. Они могли позволить себе формировать коллекции и открывать музеи. Таких возможностей в советское время у людей не было. Но если в стародавние времена необходимость сохранения национального наследия понимали люди просвещённые и с капиталом, то в советское время развернулось массовое движение по изучению истории родного края и созданию музеев, но без соответствующих материальных возможностей.

Однако необходимость сохранения национального достояния понимала и советская власть. А потому для благого начинания ветеранов были созданы возможные по тому времени условия. Каковы же были эти условия? Прежде всего – помещение для музея. По инициативе ветеранов и отдела культуры Исполком Долгопрудненского горсовета принял решение выделить для музея помещение в жилом доме № 19 по улице Первомайской. Это были две комнаты. В одной (15 кв. м) расположился Совет музея, в другой (38 кв. м) – экспозиционный зал. Здесь было тесно и неуютно. Коллекции музея пополнялись. Требовались дополнительные площади для экспозиции. В связи с этим, в 1960 году музею было предоставлено другое помещение. Это было барачного типа здание закрытой к тому времени воинской части, располагавшейся на территории нынешнего парка П. И. Долгова. Комната для работы Совета музея была большей по сравнению с предыдущим помещением. И для экспозиции были выделены два зала общей площадью 120 кв. м. Но после длительной эксплуатации воинской частью здание пришло в негодность. Всего два года размещался здесь музей. По причине аварийного состояния здания музей в 1962 году свернул свою экспозиционную деятельность. Начались поиски нового помещения. К этому времени указом президиума Верховного Совета РСФСР от 1 февраля 1963 года город Долгопрудный был отнесён к категории городов областного подчинения. А музей был переведён в помещение Дома пионеров по адресу: улица Циолковского, дом № 10. Старожилы помнят об этом потому, что на лестничной площадке 2 этажа во всём своём величии стоял медведь – чучело, которое удалось ветеранам раздобыть. Но здесь в двух комнатах было тесно. Да и Дом пионеров развивал свою деятельность, ему нужны были дополнительные площади для кружковой работы. Опять начались поиски нового помещения. Нашли. На углу улицы Первомайской и Институтского переулка в жилом доме на первом этаже располагался книжный магазин. Его перевели в другое помещение. Здесь и разместился музей. Условия работы были получше. Две комнаты (9 и 12 кв. м) и экспозиционный зал (120 кв. м). Но медведя здесь уже не было. Куда он «сбежал», мало кому известно. Мы тоже не ведаем. Пётр Васильевич Жигарев, будучи директором музея, сокрушался, что историю города невозможно было отразить в полном объёме. Город был ещё «закрытым». Деятельность многих горожан, учёных, инженеров, была засекречена. Потому о них нельзя было распространять какую-либо информацию и представлять их в экспозиции. Этим сдерживалось развитие музея. Тем не менее, работа продолжалась. Пополнялись коллекции, проводились встречи молодёжи с ветеранами, совместно с Домом пионеров проводились краеведческие конференции и различные юбилейные мероприятия. Когда в 1978 году был построен новый жилой дом по улице Циолковского № 34, в нём и было выделено первоначально небольшое помещение на 1 этаже – комната в 22 кв. м и экспозиционный зал (81 кв. м) и в этом же году была торжественно открыта Долгопрудненская картинная галерея. Галерея занимала два больших зала, а музей один небольшой. Здесь же на 1 этаже дома расположились отдел культуры и библиотека.

Ныне музей занимает практически весь первый этаж дома. В 2013 году Долгопрудненскому историко-художественному музею было передано в оперативное управление здание, в котором ранее располагался пансионат Московского камнеобрабатывающего комбината. Это каменное здание – Белый дом – бывшее  имение известного чаеторговца Кузнецова. В настоящее время проводится разработка проектно-сметной документации по сохранению объекта.

Это история передислокации музея. Рассмотрим его деятельность.

Деятельность Совета музея была разносторонняя, как по формированию коллекций, так и по организации, краеведческой, экспозиционно-выставочной и просветительной работы. Активистов, энтузиастов по изучению истории города, становилось всё больше. На основе краеведческих материалов по истории Долгопрудного и художественных коллекций в 1982 году был создан городской музей при Отделе культуры Администрации города.

В 1982 году в состав Совета музея уже входило 17 человек. Его возглавил в качестве председателя ставший директором музея Пётр Васильевич Жигарев. Заместителем председателя Совета музея по организационной работе стал Николай Фёдорович Бубенец, а секретарём – Александр Григорьевич Косарев.

Активная работа по расширению форм деятельности музея проводилась благодаря инициативам членов Совета музея, в составе которого были: Михаил Семёнович Алёшкин, Павел Антонович Андрюнин, Валентина Людвиговна Виноградова, Георгий Илларионович Коновальчик, Александра Павловна Коробова, Александр Григорьевич Косарев, Антонина Михайловна Лагузина, Александр Михайлович Малахов, Евдокия Фёдоровна Морокина, Андрей Карпович Подгорецкий, Федот Семёнович Понасенков, Николай Иванович Решетников, Владимир Адольфович Устинович, Вера Андреевна Шибкова, Тамара Никитична Шубина.

В работе Совета музея принимали участие Б. Ф. Рубин, А. А. Сикорский и многие другие.

Вокруг Совета музея формировался актив патриотов родного города из числа учителей, представителей общественных организации и предприятий. Они не только помогали Совету музея и принимали активное участие в его делах, но и создавали музеи в школах и на предприятиях.

Движение по организации музеев распространилось по всей стране. Вот и у нас в Долгопрудном стали создаваться музеи при предприятиях и в школах. Энтузиастами изучения истории края и организации школьных музеев стали: Лариса Витальевна Козарь (школа № 3, музей Н. Ф. Гастелло), Юрий Сергеевич Романов (школа № 7, музей камнеобрабатывающего комбината), Фаина Борисовна Баранова, Андрей Андреевич Попович, Татьяна Павловна Грачёва (школа № 6, музей при турклубе ГНОМ – Гори Неугасимо Огнём Молодости), Ирина Сергеевна Мошникова (школа № 1, музей дирижаблистов и истории города), Дия Петровна Мошковская и Николай Иванович Решетников (школа № 2, музей судоремонтного завода и краеведческий клуб РОДНИК – РОДНой Изучаем Край),

Городской музей работал в тесном сотрудничестве со школьными музеями, организатором которых выступал Дом пионеров. В Доме пионеров регулярно проходили городские краеведческие конференции с участием школьников и наших славных ветеранов, активистов городского музея. Кроме краеведческих конференций Дом пионеров инициировал и проводил смотры музеев, туристско-краеведческие слёты (летние и зимние), конкурсы художественной самодеятельности, встречи с ветеранами и т.д.

Непременным участником всех этих мероприятий был городской музей. Его коллекции постоянно пополнялись. Формы работы совершенствовались. Музей раздвигал свои стены в прямом и переносном смысле.

В 1992 году отдел культуры был преобразован в Управление культуры, структурным подразделением которого стал музей. Сотрудники музея, ранее работавшие большей частью на общественных началах, стали получать зарплату. В 2003 году музей приобрёл статус юридического лица и получил новое название: Муниципальное учреждение культуры «Долгопрудненский историко-художественный музей» (ДИХМ).

Назовём поимённо в хронологическом порядке руководителей музея и его теперь уже научных сотрудников, работавших в сложное переломное время с 1980-х по 2015 год. Время, когда нужно было осваивать премудрости музейного дела, а страна переживала глубокий политический и социально-экономический кризис.

Руководители музея: Сотникова Людмила Андреевна, руководитель музея, она же экскурсовод (1979-1984); Найчук Зоя Семёновна, она же главный хранитель (1984-1987); Тарабанова Регина Георгиевна, она же экскурсовод (1988-1997); Ронжина Тамара Александровна, она же смотритель (1997-1999); Чаплыгина Елена Владимировна, она же главный хранитель (1999); Беляева Лидия Николаевна (1999-2002); Курамшин Ринат Мухтарович (2002-2014),

В составе музея были уже не общественные деятели, ветераны и пенсионеры, а научные сотрудники: Надеждина Лариса Георгиевна, хранитель фондов, экскурсовод (1984-1991); Тюфтякова Елена Евгеньевна, научный сотрудник (1998-2003); Фролова Наталья Владимировна, заведующая экскурсионно-массовым отделом (2002-2014); Зайцева Лилия Фаритовна, главный хранитель (2003-2014); Фёдоров Сергей Александрович, заведующий сектором «Художественный фонд» (с 2004); Трусова Наталия Константиновна, заведующая сектором «Краеведение» (с 2006).

В 2015 году музей возглавила Галина Викторовна Якунина. При ней формы работы музея стали приобретать научно-исследовательский и научно-просветительный характер. С нею вместе в активную творческую работу включились научные сотрудники: Н. К. Трусова (главный хранитель), И. Н. Калашникова, С. А. Фёдоров, И. И. Севостьянова, С. В. Лопушко, И. В. Кувырков, А. В. Гаврикова, Н. В. Белолипская, Л. А. Михайлова и с 2018 г. Н. И. Решетников.

С 2018 года музей продолжает свою активную деятельность под руководством директора Калашниковой Ирины Николаевны с тем же коллективом музея и тем же составом общественников – друзей музея.

Обратим внимание на то обстоятельство, что музей в отличие от других городских и районных историко-краеведческих музеев является историко-художественным. Этому есть своё объяснение.

На заре своего существования он был краеведческим, отражая в большей степени историю города и частично его окрестностей. В 1977 году было принято решение о создании в Долгопрудном картинной галереи. А. Н. Катина, возглавлявшая тогда Отдел культуры Горисполкома, подготовила и направила письма в адрес художественных организаций и художников Москвы и Подмосковья с просьбой оказать содействие по собиранию картин для музея.

Большая часть экспонатов состоит из предметов, переданных городу Союзом Художников РСФСР: коллекции живописи, графики, скульптуры и предметов декоративно-прикладного искусства. Кроме того в организацию Художественной галереи в Долгопрудном большой вклад внесли Государственная Третьяковская галерея; заслуженный деятель искусств РСФСР М. Ф. Иванов-Чуронов; народный художник РСФСР В. М. Иванов; заслуженный художник РСФСР, член-корреспондент Академии художеств РСФСР, лауреат Государственной премии СССР В. М. Сидоров, трудовые коллективы и общественные организации города.

Со временем музей расширил свои экспозиционные площади, заняв помещения, в которых ранее размещались отдел культуры и библиотека. Ныне музею принадлежит почти весь первый этаж жилого дома. Естественно, что этому предшествовали ремонтные работы и осуществлялось архитектурно-художественное решение экспозиционных залов. Было создано шесть постоянных экспозиций:

  1. Воздухоплавание и дирижаблестроение. Такая тема была обусловлена тем, что история города Долгопрудного непосредственно связана с дирижаблестроением. Ещё в 1930 году по решению Центрального Совета ОСОАВИАХИМ началась организация базы опытного строительства и эксплуатации дирижаблей (БОСЭД), которую решением Совета Труда и Обороны передали Всесоюзному Объединению Гражданского Воздушного Флота (ВО ГВФ). И уже 7 декабря 1931 года приказом № 462 по ВО ГВФ БОСЭД был переименован в комбинат «Дирижаблестрой». 1 мая 1932 года в воздух были подняты три воздушных корабля. Так началось дирижаблестроение и соответственно развитие других смежных предприятий. Было положено и начало новому населённому пункту, превратившемуся из площадки «Дирижаблестрой» в посёлок, а потом и город Долгопрудный. Эта важная для истории города тема и в последующее время является основной, как в решении экспозиционного пространства, так и в научно-просветительной работе.
  2. Долгопрудный в годы Великой Отечественной войны. Тема войны для жителей Долгопрудного чрезвычайно важна. Предприятия, ранее занимавшиеся научными разработками и производством дирижаблей, переквалифицировались на военные нужды. На том месте, где ранее производились дирижабли стали выпускать боевые самолёты. Здесь изготавливались аэростаты для защиты неба Москвы. Отсюда уходили на фронт горожане. Среди жителей города – участников войны есть Герои Советского Союза. Здесь после войны активную работу по сохранению исторической памяти проводили ветераны той суровой эпохи.
  3. Интерьер русской избы. Поскольку в границы территории Долгопрудного вошли его окрестности, бывшие, в основном, крестьянскими поселениями, эта тема отражалась и в соответствующей экспозиции, отражавшей историю русской традиционной культуры.
  4. Декоративноприкладное искусство. В окрестностях Долгопрудного широко развивались народные промыслы: лаковая миниатюра в Федоскино, живописные подносы в Жостово. Поэтому естественно было целесообразным показать предметы декоративно-прикладного искусства и народных промыслов.
  5. Изобразительное искусство. Поскольку музей стал историко-художественным, то в его залах стали экспонироваться произведения живописи, графики, скульптуры, а также работы, отражавшие народный быт и русскую традиционную культуру.
  6. Портретная галерея. В ней были представлены портреты выдающихся деятелей русской культуры, работы известных мастеров изобразительного искусства и произведения современных художников.

 

Если подводить итоги развития музея от его возникновения до настоящего времени, то можно выделить три этапа:

  1. Музей на общественных началах, сформированный ветеранами и общественными деятелями (1858-1992).
  2. Муниципальный музей как структурное подразделение отдела культуры исполкома Горсовета и затем юридическое лицо (1992-2014).
  3. Муниципальный музей как юридическое лицо (с 2014 г.), деятельность которого осуществляется на профессиональном музееведческом уровне.

На первом этапе коллекции музея формировались без учёта научных принципов комплектования. Это была так называемая собирательская работа по различным направлениям, отражающим историю Долгопрудного. С одной стороны, в музей по инициативе его организаторов поступали предметы, которые добровольно приносили местные жители. С другой стороны – это были случайные поступления. Часть предметов и документов приносили в музей ещё жившие тогда дирижаблисты и строители рабочего посёлка. Научной обработки создающегося фонда не проводилось. Основатели музея были без соответствующей музееведческой подготовки, да и учиться было не у кого. Коллекции формировались не столько для хранения и научного описания, сколько для экспонирования. Системы учётно-хранительской работы не было, что усугублялось неоднократной сменой помещений для музея. Да и не было ещё специалистов, которые занимались бы конкретным направлением в различных формах музееведческой деятельности.

Второй этап характерен вхождением музея в единую государственную музейную сеть. Были определены профессиональные должности специалистов – хранителей, экскурсоводов, экспозиционеров. Однако специалисты, работавшие в музее, не имели специального музееведческого образования. Все премудрости музейной работы постигали в результате практической деятельности.

Третий этап отличается от предыдущих тем, что в музее формируется система учёта и хранения. Экспозиция и выставки осуществляются, исходя из научно обоснованных рекомендаций, да и специалисты различных направлений музейной деятельности осваивают основы музееведения не только на практике, но и обучаясь на курсах повышения квалификации кафедры музееведения и охраны культурного наследия Московского государственного института культуры (МГИК). Экспозиционно-выставочная деятельность музея отличается системным подходом, более профессиональным уровнем архитектурно-художественного решения экспозиционных залов. На новый уровень выходит научно-просветительная работа, основанная опять-таки на системном подходе. Кроме традиционных экскурсий музей осваивает такие формы работы как мастер-классы, интерактивные занятия, музейные встречи, лектории. Особенность этого этапа развития музея является и факт передачи музею нового помещения – усадьбы Кузнецовых в Мысове. В связи с этим разрабатываются новые проекты, в том числе в сотрудничестве с кафедрой музееведения МГИК.

В настоящее время музей осуществил полную реэкспозицию. В его залах отражается:

  1. История Долгопрудного. Раскрывается его поэтапное развитие от возникновения площадки Дирижаблестрой и начального строительства жилых домов, производственных помещений и объектов социального и культурного назначения до современных предприятий и жилых кварталов. К 1990 году, то есть ко времени новых социально-экономических преобразований, в городе построены и получили своё развитие многие предприятия научно-производственного комплекса. Это Долгопрудненский машиностроительный завод (ДМЗ) ‑ нынешнее Долгопрудненское научно-производственное предприятие (ДНПП); Долгопрудненское конструкторское бюро автоматики (ДКБА); Научный институт производства пластмасс и красителей (НИОПИК); Центральная аэрологическая обсерватория (ЦАО); Московский камнеобрабатывающий комбинат (МКК) с его посёлком «Гранитный»; Хлебниковский механический судоремонтный завод (ХМСЗ) с его посёлком «Водники»; Долгопрудненская агрохимическая опытная станция (ДАОС) по выращиванию новых образцов растений (исчезнувшая в 1990-е годы); Павельцевская нефтебаза и другие предприятия. Гордостью и центром по подготовке научных кадров является Московский физико-технический институт (МФТИ). Обо всём этом повествуется в специальном экспозиционном зале.
  2. Дирижаблестроение и воздухоплавание. Основной состав коллекций по этой тематике был сформирован ещё на первом этапе развития музея. Комплектование продолжатся и в настоящее время. Правда, самих дирижаблистов и основателей Дирижаблестроя уже нет в живых. Но их семьи ещё могут оказать существенную помощь в отражении славных страниц в истории города. В настоящее время в этом в отдельном зале экспонируются предметы, фотографии и документы о дирижаблестроении и воздухоплавании. Среди них макеты дирижаблей, корзина аэростата.
  3. Строительство канала им. Москвы. Долгопрудный находится на берегах канала им. Москвы. Строили его как канал Москва-Волга. Семьи многих строителей так и остались жить на территориях, прилегающих к каналу (Водники, Гранитный, Хлебниково). Здесь располагаются судоремонтный завод и яхтклубы под общим названием «Международный Московский речной порт». Всё это, как и само строительство канала, отражается в экспозиции, дающей наглядное представление о создании в годы первых пятилеток высокотехничного по тем временам гидросооружения
  4. Великая Отечественная война. В настоящее время это своеобразный мемориальный зал, в котором запечатлена память об участниках Великой Отечественной войны, в том числе о долгопрудненцах – Героях Советского Союза. Это торжественный зал, позволяющий проникнуть в обстановку того сурового времени. Наряду с предметным рядом в витринах, в экспозицию включена «Стена памяти» со списком долгопрудненцев – защитников Родины.
  5. Изобразительное и декоративно-прикладное искусство. Возможность отображения в экспозиции этой темы имеется благодаря сформированной в своё время картинной галереи. Здесь портретная, жанровая, пейзажная живопись, графика, скульптура, изделия мастеров декоративно-прикладного искусства.
  6. Мемориальный кабинет. В экспозиционном комплексе представлен учёный-языковед Олег Николаевич Трубачёв (1930-2002). Он известен во всём славянском мире (и не только) как лингвист-славист, исследователь славянских языков и славянской ономастики, специалист в области сравнительно-исторического языкознания, лексикограф; доктор филологических наук, член-корреспондент АН СССР и академик РАН РФ. Жил он и работал в Москве, а загородная его дача располагалась в посёлке Хлебниково.
  7. Выставочный зал. Здесь регулярно меняются тематические выставки. С одной стороны, они отражают отдельные страницы в истории и культуре Долгопрудного и его окрестностей, с другой – представляют творчество горожан, их спортивные достижения (в том числе олимпийских чемпионов), мастерство народных умельцев; с третьей – проводятся коллекционные тематические, а также персональные выставки.
  8. Зал для интерактивных занятий. Здесь проводятся занятия с детьми, занимательные игры, встречи с ветеранами, заочные путешествия в прошлое, семинары и презентации книг.

Кроме научно-фондовой, экспозиционно-выставочной и научно-просветительной работы, в музее развивается и научно-исследовательская деятельность. К исследованиям привлекаются краеведы, в том числе публикующие свои работы в различных изданиях. Музей начал выходить на региональный всероссийский уровень. Только в 2018-2019 гг. в музее проведены две всероссийские конференции. Одна была посвящена воздухоплаванию («И снова в небе») с участием дирижаблистов и аэронавтов, другая – изучению и сохранению историко-культурного наследия («Музей и его научные исследования. Опыт и проблемы изучения историко-культурного наследия»). Музей установил и международные связи. Тесное сотрудничество осуществляется с Музеем Умберто Нобиле на его родине в Италии и посольством Италии в России. Музей в Долгопрудном регулярно посещают итальянские студенты, изучающие русский язык в рамках программы культурного обмена «Италия-Россия».

Подводя итоги, можно сказать, что Долгопрудненский историко-художественный музей состоялся как МУЗЕЙ – хранилище социальной памяти и передачи опыта поколений. Музей ищет и совершенствует формы изучения и сохранения историко-культурного наследия.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

М. В. Перестенко (Симферополь)

 

Из опыта работы в малых музеях

 

Аннотация. В статье раскрывается опыт работы районного музея. Анализируются формы патриотического воспитания в посёлке Николаевка республики Крым.

Ключевые слова: посёлок Николаевка, Крым, береговая батарея, воины-ветераны.

 

Музей боевой славы поселка Николаевка в Крыму совсем новый. Он был торжественно открыт 9 мая 2015 г. в здании Николаевского дома культуры Симферопольского района под патронатом Совета министров Республики Крым по инициативе группы жителей Николаевского сельского поселения в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. Экспозиция музея посвящена истории образования посёлка, героическим защитникам Родины в годы Великой Отечественной войны, морякам 54-й береговой батареи.

В музее представлены различные предметы и коллекции довоенной истории поселка и времён Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, которые по крупицам на протяжении тридцати лет собирала инициативная группа жителей поселка. Своё почетное место заняла и Книга памяти поселения.

Экспозиция музея состоит из 3 разделов:

  1. История образования посёлка Николаевка и судьба его основателя – прародителя династии Бобырей – участника Крымской войны 1853-1856 гг. – Андрея Григорьевича Бобыря.
  2. Земляки – участники боевых действий на полях сражений в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
  3. Начало героической обороны Севастополя – бессмертный подвиг моряков 54 береговой батареи под руководством лейтенанта И. И. Заики.

Коллекции для музея комплектовались из предметов и документов собранных местными жителями и школьниками – членами поисковых отрядов. Под руководством учителя географии Колотовой Эммы Владимировны в 1980-х годах  ученики вели переписку с  бывшими матросами и командиром батареи – участниками боёв осени 1941 года.

На празднование Дня победы и на дату первого выстрела на батарее 30 октября каждый год ветераны вместе со своим командиром И. И. Заикой приезжали в Николаевку. Школьники  встречались с ними, задавали вопросы, вели протоколы заседаний, записывали воспоминания. Воины-ветераны обменивались с ребятами адресами и вели переписку в течение года. Присылали фотографии, вырезки из газет, поздравляли с праздниками. Самые интересные, на их взгляд, документы и фотографии вклеивались в альбомы – отчёты о работе поискового отряда. На основе  этих альбомов в музее создана уникальная в своём роде  подборка  фактов  и фотографий о боях и людях 54-й батареи, которыми не обладает ни один из музеев, отражающих начало обороны Севастополя в 1941 году. Фотографии  молодых матросов и уже пожилых (их же) в окружении юных лиц на  фоне памятников Николаевки, Севастополя, на крутых морских обрывах.

Не остались в стороне и местные жители, память о женщинах спасавших раненых моряков хранится в памяти не только их родных, о них знают в посёлке и сегодня. В феврале 2018 года  внучка  Надежды Васильевны Ляшенко принесла её фотографию в музей вместе с рассказом о Васе,  которого прятала у себя в доме, не боясь внезапной облавы. Вася  Лунёв выжил, прошёл всю войну и приезжал в Николаевку, проведывал свою спасительницу. А весной 2017  Эмма Владимировна Колотова, находясь в Москве, разыскала одного из внуков Василия Лунёва ‑ тоже моряка уже в третьем поколении, и летом он посетил наш музей.

Похожая история и Кирсанова Владимира Тимофеевича. Его прятала у себя Матюхина Матрёна Акимовна. Он прошёл плен, совершил побег, в Бельгийских лесах партизанил до конца войны, затем вернулся в Ростов-на-Дону, постоянно поддерживал связь с пионерами Николаевки. В прошлом году нашли его внучку – Валерию, проживающую  в Москве, и  получили от неё новые документы и  фотографии.

Есть в музее и художественное изложение событий октября 1941 года. Это «Баллада о 54-й батарее» из повести Геннадия Черкашина  «Возвращение» и рассказ «Не умирай, пока живёшь» из «Севастопольской хроники» Петра Сажина (в годы Великой Отечественной войны он был военным корреспондентом в рядах Военно-Морского Флота, участником обороны Одессы, Севастополя).

В 2016 году научный сотрудник Государственного музея героической обороны и освобождения Севастополя Беликова Илона Габоровна предоставила музею списки бойцов и командиров 54-й батареи 1941 года. Сложность в их восстановлении состояла в том, что формировалась батарея спешно и окончательных списков не имелось. В результате кропотливой работы с документами восстановлено 120 фамилий. Но это самый первый состав, со слов И. И. Заики, количество бойцов увеличилось практически вдвое по мере отступления армии под натиском фашистов.

В феврале 2017 года представители общественного совета музея посетили Евгения Борисовича Мельничука ныне живущего в Севастополе, военного журналиста, лично знакомого с И. И.Заикой от которого получили большой объём материалов о командире батареи.

От сотрудников историко-мемориального комплекса Героическим защитникам Севастополя «35-я береговая батарея» музей получил в подарок карту-схему боёв с участием 54-й батареи, собственноручно составленную И. И. Заикой.

Летом 2017 года в посёлке работала экспедиция «54 береговая батарея» регионального отделения Общероссийского общественного движения по увековечению памяти погибших при защите Отечества «Поисковое движение России» в Республике Крым под руководством Сергея Александровича Колосюка.

Участниками экспедиции были проведены раскопки на территории расположения огневых позиций 54 батареи. Были найдены остатки кубрика с искорёженными взрывом остовами железных кроватей. Многочисленные ящики с разорвавшимися патронами, катушки проводов для телефонной связи, а также мотки колючей проволоки. К сожалению, всё это в очень плачевном состоянии, повреждённое ржавчиной из-за долгого пребывания в земле.

Но, один экспонат мы смогли  привести в порядок, и сегодня он находится в экспозиции – это кожух от одного из  пулемётов. Был найден пластмассовый матросский медальон, но, к сожалению, он оказался  пустым.

Предметы личной гигиены, найденные среди раскопок, (зубные щётки, тюбики зубной пасты, осколки от бутылочек) были определены как немецкие, очевидно их оставили фашисты после того, как захватили батарею и какое-то время базировались на её месте.

Что касается  истории образования пгт Николаевка, то здесь  большую роль играет, то, что и ныне в посёлке проживают потомки его основателя А. Бобыря.  Музей обладает не очень большой коллекцией вещей и предметов относящихся к 1860-м годам (поступивших в музей в дар от местных жителей), но информация, передающаяся из уст в уста  поколениями  потомков основателей, является уникальной для рассказов при проведении  экскурсий.

На старом поселковом кладбище находятся могилы основателя А. Бобыря и его сына Дмитрия – героев первой обороны Севастополя. Рядом расположен мемориальный комплекс ‑ братская могила, стела и пушка, памятный знак ‑ на месте расположения 54-ой  береговой батареи.

До открытия музея боевой славы в 2015 году часть экспонатов связанных с Великой Отечественной войной (каски, гильзы от патронов, фрагменты оружия) хранилась в поселковой библиотеке, теперь они переданы в музей и составляют большую часть материального фонда.

На сегодняшний день музей пополнился не только новыми предметами, но и материальной базой. К началу работы на средства спонсоров (это местные жители, предприниматели, депутаты) был приобретён комплект тельняшек и пилоток для оформления торжественных митингов на мемориале. В 2016 году депутат Госсовета республики Крым И. Полищук презентовал музею большой стол для проведения  мероприятий. С помощью  предпринимателей в музее были сделаны жалюзи на окна, для защиты  от палящих лучей солнца. Представителями КПРФ подарены стулья. Поселковый совет пополняет  научно- вспомогательный фонд  тематической литературой.

За период с 2015 по 2018 годы проведена большая работа по популяризации музея. Кроме экскурсий музей проводит тематические мероприятия, направленные на повышение культурно-нравственного уровня населения и патриотическое воспитание подрастающего поколения:

Выездные уроки мужества для школьников с посещением Сапун-горы, Музея 35-й батареи, Государственного музея героической обороны и освобождения Севастополя.

Митинги к началу Великой Отечественной войны (22 июня), к началу первой обороны Севастополя (14 сентября), начало обороны Севастополя в Великой Отечественной войне (30 октября), освобождение Симферопольского района от фашистов (13 апреля).

Круглый стол, посвященный 70-летию Потсдамской конференции.

Вечер памяти жертв первого применения ядерного оружия в Хиросиме и Нагасаки и мастер-класс по изготовлению бумажных журавликов-оригами (который уже стал традиционным)

Литературно-музыкальные салоны «Мятежный гений сквозь столетия», посвящённые А. С. Пушкину, М. Цветаевой, В. Высоцкому, М. Ю. Лермонтову.

Литературно-художественные мероприятия, приуроченные к Дню рождения  крымского писателя С. Н. Сергеева-Ценского и поэтессы Ю. Друниной, художника-мариниста Ивана Айвазовского. Тематические выездные мероприятия (к Международному дню защиты детей; Военный парад ко Дню военно-морского флота РФ; поездка на Мангуп-Кале ко Дню археолога, к годовщине  установления Советской власти в Крыму выезд  в Симферополь к памятнику героям гражданской войны, экскурсия на  мемориал концлагеря «Красный», на мемориал 35-й береговой батареи в Севастополь).

Музей принимает участие во всех крупных акциях: Ночь в музее, Ночь искусств, Ночь кино.

При музее создано объединение молодых патриотов. Регулярно, 1 раз в месяц, для них проводятся тематические занятия, имеющие патриотическую направленность. За 2015 год было проведено 9 таких занятий, за 2017 – 11.; проводится военно-патриотическая игра-квест «Зарница», один из этапов которого – собственноручное изготовление копии знамени Победы.

Кроме того, для старшего поколения работает лекторий об известных исторических событиях. В частности 2015 год  был посвящён героическим оборонам Севастополя  в Первую мировую и Великую Отечественную войн. 2017 год – 100-летию революции и угрозе мирового терроризма.

Ко Дню села была подготовлена историческая справка об образовании Николаевки, её становлении и развитии до сегодняшних дней с демонстрацией  фотографий на экран в большом зале Дома Культуры.

В сентябре 2015 г. Музей посетил  Председатель Госсовета Республики Крым В. А. Константинов; в 2016 и 2017 – член Федерального собрания РФ С. Цеков, депутаты Госдумы РФ С. Савченко, В. Ганзя; в 2018 – Глава Республики Крым С. В. Аксёнов.

Регулярно приезжают представители Союза офицеров флота из Севастополя и Союза Советских офицеров г. Симферополя.

Большие мероприятия проводятся 30 октября к началу обороны Севастополя. На мемориале 54-й батареи проходят митинги с участием школьников Николаевской и Винницкой школ, пригашённых гостей из Севастополя и Симферополя. Национальный музей героической обороны Севастополя и мемориал 35-береговой батареи присылают своих представителей. В музее проводится экскурсия, обмен мнениями и просмотр  документальных  фильмов о 54-й батарее.

Проводятся заседания общественного совета. По его решению на территории  мемориала 54-й батареи ежемесячно (в тёплое время года) проводятся субботники по благоустройству территории. Для их проведения привлекаются активисты, школьники, местное население.

Проводятся  интерактивные беседы, посвященные памятным событиям и датам.

В планы музея входит дальнейшая работа по комплектованию музейного собрания, приобретение  интерактивного экрана для проведения викторин, познавательных  игр

Ценным подарком для музея стал макет советского солдата (с формой времён Великой Отечественной войны), подаренный депутатом районного совета и депутатом  Николаевского поселения прошлых созывов. Также они выполнили просьбу музея – сделали  макеты медалей  за первую и  вторую обороны Севастополя.

В 70-летний юбилей со Дня Победы в Николаевке впервые прошагал «Бессмертный полк». У Дома культуры оформлен мемориал участникам обороны Севастополя 1854 г. – в честь основателей нашего поселения.

В память воинов – участников военных операций за границами государства, в с. Винницкое, установлен памятник погибшему в Афганистане  земляку. Для музея  собраны   документы обо всех воинах – интернационалистах, и в феврале – марте работает постоянно обновляющаяся выставка  о тех, кто защищал страну в мирное время.

Целый ряд мероприятий и выставок связан с Крымской весной 2014 года. Участники народного ополчения (жители Николаевки) сделали стенд о своей деятельности в феврале 2014 года и проводят в музее встречи со школьниками.

В центре экспозиционного комплекса о ветеранах 54-й батареи  расположено письмо И. И.Заики, написанное им 19.01.1987 года: «Когда-то была надежда, что в Николаевке откроют хотя бы маленький музей в память первым защитникам Севастополя….. Но жестокие времена унесли надежду. Или, может быть, она ещё есть?»

Мы считаем это письмо завещанием Ивана Ивановича, и сегодня, с гордостью  можем  сказать ‑ музей создан, память о подвиге моряков жива, жизнь продолжается.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

И. В. Чугунова

(Московская область, г. Егорьевск)

 

Концепция развития

Егорьевского историко-художественного музея

 

Аннотация. В статье  рассмотрены  современные тенденции деятельности и развития музейных учреждений. На материалах конкретного муниципального музея проанализирована концепция развития художественного музея как динамичной институции нового типа.

 

Ключевые слова: музей; концепция развития; музейный проект; инновационные формы работы.

 

I.V. Chugunova

 

Conceptio museum of Egoryevsk

 

Annotation. The article considers the modern trends of the activity and development of Museum institutions. On materials of a particular Museum of the conception of the development of the art Museum as a dynamic institution of a new type.

Keywords: Museum; concept development; project of Museum, innovative forms of work.

 

В последние годы роль музея в современном обществе претерпела значительные изменения. Из учреждения, где основная задача состояла исключительно в выявлении, изучении, сохранении, презентации объектов и предметов природного и историко-культурного наследия, он превратился в значимый социокультурный институт.

Для муниципального музея особую роль играют его взаимоотношения с местным сообществом. Работа в этом направлении оказывает влияние на обе стороны: для музея – это возможность привлечь партнеров, выработать понимание культуры как ресурса развития территории; в то же время эта деятельность, будучи связана с локальным контекстом, способствует самоопределению местного сообщества, его активизации. Музей может быть полезен городу как партнер для решения его проблем. В современных условиях музей оказывается способным выполнять новые важные задачи, такие как формирование местного самосознания, улучшение городской среды и повышение качества жизни.

Для муниципального музея особую роль играют его взаимоотношения с местным сообществом. Работа в этом направлении оказывает влияние на обе стороны: для музея – это возможность привлечь партнеров, выработать понимание культуры как ресурса развития территории; в то же время эта деятельность, будучи связана с локальным контекстом, способствует самоопределению местного сообщества, его активизации. Музей может быть полезен городу как партнер для решения его проблем. В современных условиях музей оказывается способным выполнять новые важные задачи, такие как формирование местного самосознания, улучшение городской среды и повышение качества жизни.

Музей в Егорьевске начал создаваться по инициативе и на средства егорьевского текстильного фабриканта М. Н. Бардыгина.

Пополнялся музей за счёт закупок в антикварных магазинах, в частных коллекциях, в результате ежегодных поездок его первого директора А. А. Виталя по России.

Художественный отдел Егорьевского историко-художественного музея был открыт 25 сентября 1999 года[115].

Путь к «живому музею» позволили проложить проекты, осуществленные на гранты Благотворительного фонда В. Потанина в рамках конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире»: светоакустическая экспозиция «Феерия света» (2007), интерактивная выставка-детектив «Британский след» (2008), мультимедийная интерактивная обучающая экспозиция «Четвертое измерение» (2009)[116]. В 2010 г. Егорьевский историко-художественный музей вошёл в число тридцати лучших музеев Европы[117]. В 2011 г. Егорьевский историко-художественный музей отметил 100-летний юбилей со дня создания. Реализация Программы знаменует собой новый этап в развитии музея как значимого городского культурного центра[118].

Создание в городе Егорьевске музейного центра – это новый подход к задачам в деятельности музеев в провинции. Музей – не только объект показа, не только источник краеведческих знаний и хранилище вещественных  памятников различных  эпох, но музей – культурный и образовательный центр, место познавательного досуга, среда обитания, площадка для коммуникации и творчества, совершенствования личности при общении с предметами художественной культуры.

Программа развития необходима музею для выявления приоритетных направлений своего развития, обоснования и конкретизации статей расходования ресурсов.

Люди, особенно в замкнутом, небольшом городе, контактируют с обычным музеем несколько раз в жизни. Концепция развития музея в Егорьевске – это попытка вторжения, прививки музея в качестве неотъемлемой части, потребности в жизни значительной части городского населения. Основная цель этого проекта – остановить отток  лучшей творческой молодежи в столичный центр, дать возможность провинции быть не только производящим регионом, но резервом для духовного возрождения нации, создать условия для гармоничного развития личности «в глубинке», остановить духовное обнищание общества. Идея создания подобного музейного центра была отчасти почерпнута из истории создания самого музея и из исследований культурной жизни Егорьевска кон. XIX-нач.XX вв.

Таким образом, миссия музея – это сохранение и существенное повышение роли культурного и исторического наследия в формировании личности современного человека.

Основной целью программы комплексного развития музея является дальнейшее превращение музея в современный центр обустройства культурной среды муниципального образования, адекватного современным социокультурным потребностям общества и современным экономическим условиям, и развитие территории через культурный ресурс.

Для достижения целей необходимо выполнить следующие задачи:

  1. формирование околомузейного пространства путем создания на базе музея разновозрастных творческих и научных объединений;
  2. освоение новых форм взаимодействия с местным сообществом, повышение эффективности сотрудничества и взаимодействия с представителями власти, бизнеса, с образовательными, просветительными и информационными структурами;
  3. улучшение качества музейных услуг и расширение их спектра за счет внедрения и использования наиболее эффективных методов, приемов и форм организации музейной работы;
  4. развитие индустрии туризма с совершенствованием сферы обслуживания;
  5. увеличение занятости населения в сфере культуры, туризма и обслуживания, обучение новым профессиям;
  6. сохранение и реконструкция культурной среды исторического города XIX-нач. ХХ вв., создание музея-заповедника[119].

За десять лет, прошедшие с момента открытия художественного отдела музея, Программу удалось частично осуществить:

– было отреставрировано основное здание, создана экспозиция на площади 1500 кв.м.;

– функционирует выставочный зал, где ежемесячно устраиваются выставки различной тематики и авторов;

– функционирует небольшая библиотека с читальным залом;

– открыт художественный салон;

– благоустроен музейный двор-сквер, где могут проводиться праздники и выставки под открытым небом;

– введён в действие Каминный зал музея, который используется для презентаций и игровых интерактивных программ музея;

– проведена модернизация экспозиции и созданы новые уникальные музейные технологии.

Музей не может существовать без фондов. На 1 ноября 2013 г. количество предметов основного и научно-вспомогательного фондов Егорьевского историко-художественного музея составляет более 25 000 предметов, что характеризует его собрание как одно из самых крупных среди муниципальных музеев Московской области.

Уникальную часть музейного собрания составляют:

  • Изделия из русской резной кости (XVIII-XX);
  • Ткани и головные уборы (XVII-XIX);
  • Иконопись – коллекция икон из местных иконописных мастерских. Походная церковь – складень-полиптих XVII в., состоящий из 15 частей. Редкая икона XVII в. «Святой Христофор с песьей головой», надвратная икона XVIII в. «Страшный суд»;
  • Резное и расписное дерево;
  • Изделия из металла;
  • Керамика и стекло;
  • Рукописные и старопечатные книги (XVII-XX вв.);
  • Нумизматика: монеты России (XIV–XX вв.), современные монеты зарубежных стран;
  • Живопись и графика;

Очень остро в музее стоит проблема реставрации предметов из фондового собрания.

Штат Егорьевского историко-художественного музея по состоянию на 1 ноября 2011 г. составляют 43 человека. Любые изменения в традиционной деятельности музея требуют серьезной работы с кадрами. Она включает в себя не только расширение штатного расписания, но и систему повышения квалификации уже работающих в музее сотрудников.

Основная экспозиция художественного отдела Егорьевского музея состоит из семи залов. Более тысячи экспонатов представлено в них по коллекционному принципу. При создании художественного проекта экспозиции его автор, Е. А. Розенблюм, предпочёл стиль «русский модерн», использовав для орнаментации стен приёмы местного гуслицкого письма, чтобы горожане, переступая порог музея, на генетическом уровне ощущали своё родство с этим домом[120].

Светоакустическая экспозиция «Феерия света» заговорила с посетителями нежным хрустальным звоном, реагируя на их движение. «Феерия света» была признана лучшим реализованным проектом 2007 г. и самым привлекательным проектом конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» на портале Rambler.ru.

В последнем, завершающем анфиладу зале, где находится один единственный экспонат – напольное, в резной деревянной раме зеркало XIX в., реализован проект «Четвёртое измерение», который был особо отмечен экспертами конкурса «Европейский музей года 2010», как не имеющий аналогов. В парадном зале музея установлен подиум с мультимедийным вариантом книги «Егорьевские диковины» (М.: Издательская программа «Интерроса», 2008)[121].

В постоянной экспозиции отдела истории находится 1528 музейных предметов. Экспозиция, созданная на рубеже 1980-1990-х гг., отражает природу края, археологию, егорьевский край в XV-XVIII вв., развитие промышленности и социо-культурной жизни в ХIХ – нач. ХХ вв., Егорьевск в годы первых пятилеток и Великой Отечественной войны.

Егорьевский музей ведёт активную выставочную работу. В последние годы частота выставок достигала 10-12 в год. Тематика выставок разнообразна. При организации выставок музей сотрудничает с крупнейшими музеями России (Государственная Третьяковская галерея, Российская Академия художеств, Петербургская Академия наук и искусств, Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства, Государственный Дарвиновский музей, Государственный биологический музей им. К. А. Тимирязева и др.). Регулярно открываются выставки егорьевских художников. Состоявшиеся выставки позволяли знакомиться с творчеством местных художников, народных умельцев, молодых художников, делающих первые шаги, а также маститых авторов, выставлявшихся на столичных площадках и за рубежом. Небольшая площадь выставочного зала (100 кв.м) недостаточна для активной выставочной деятельности.

В последние годы музей занял одно из лидирующих положений в культурной жизни Егорьевска. В работе музея используются разнообразные формы: экскурсии, спектакли, интеллектуальные игры, фольклорные представления, совместные просветительные проекты со СМИ. Постоянно увеличивается число экскурсий, проводимых как для местных жителей, так и для туристических групп. В 2011 г. состоялось более 700 экскурсий по экспозициям музея и городу.

Постоянно действуют театрализованные сезонные фольклорные программы в Каминном зале музея «Широкая масленица», «Светлое Воскресение», «Иван Купала», «Волшебство Рождества», «Капустные вечёрки», и обучающие программы в экспозиции «Тайны страны Стекляндии», «Короб чудес». Регулярно сотрудниками музея разрабатываются новые интерактивные программы.

Расширяется социальная работа музея, посетителями становятся люди с ограниченными возможностями, даже из других городов (Москва, Коломна, Орехово-Зуево, Рошаль). Ежемесячно в парадном зале музея с участием научных сотрудников проводятся заседания историко-краеведческого объединения егорьевского Клуба ветеранов «Золотой Запас». 12 лет в Егорьевском музее действует Музыкальная гостиная (10 концертных программ в год), где горожане знакомятся с нематериальным духовным наследием России.

Отсутствие собственного транспорта осложняет работу.

Научное комплектование фондов музея происходит посредством закупок и приёма в дар предметов декоративно-прикладного искусства, живописи, икон, книг, предметов, отражающих историю местности.

В результате проходивших в выставочном зале музея персональных выставок академиков Российской Академии художеств П. Оссовского, Д. Жилинского фонды Егорьевского музея пополнились лучшими произведениями современных классиков.

Положительной стороной фондовой работы музея в последние годы стала реставрация значительного количества предметов основного фонда, имеющих художественное и историческое значение. В настоящее время 96 музейных предметов находятся на реставрации в ведущих московских мастерских.

Каждый научный сотрудник занимается исследованиями в той или иной области. Регулярно работы музейных специалистов публикуются в местной и центральной прессе.  Музей расширяет свою аудиторию за счёт выступлений на радио, телевидении.

В 2009 г. на грант конкурса «Первая публикация» Издательской программы «Интерроса» был выпущен 400-страничный альбом «Егорьевские диковины». Научные описания коллекций и предметов были подготовлены сотрудниками Егорьевского музея и ведущими специалистами Государственного Исторического музея, Государственной Третьяковской галереи. Издание такого уровня ввело коллекции Егорьевского музея в культурное пространство России.

Важной составляющей работы научных сотрудников является подготовка и проведение лекций. Регулярно сотрудники музея принимают участие в специализированных конференциях.

Инновационная деятельность Егорьевского музея, освещение его достижений в областных и федеральных СМИ повлияли на рост популярности музея как туристического объекта. Обширная информация о музейных проектах публиковалась в журналах «Мир музея», «Справочник руководителя учреждения культуры», «Наука и жизнь», «Этносфера» и освещалась на телеканале «Культура», на радио «Россия», «Эхо Москвы». Регулярно статьи сотрудников музея, информация о музейных мероприятиях публикуются в егорьевских газетах «Знамя труда», «Егорьевское утро», освещается на телеканале «Егорьевск-ТВ» и радиостанции «Егорьевск»[122].

С начала 2008 г. музей постоянно присутствует в Интернете, на регулярно обновляемом сайте www.egmuseum.ru. На сайте размещена информация о музее, его программах, выставках и других событиях, каждый посетитель имеет возможность отправить музею сообщение, воспользовавшись специальной формой.

В структуре музея действует художественный салон, где продаются изделия народных промыслов.

Значительное количество сувениров выпускается по макетам, разработанным музеем: чайные пары и колокольчики с местной гуслицкой росписью, магниты (обычные, календари, с блокнотами для записей) с видами города и изображениями музейных экспонатов, настенные панно с видами города, визитницы, брелоки, письменные принадлежности с местной символикой. В 2011 г. Егорьевский музей стал участником грантового проекта Европейского союза «Museum Token» («Музейный сувенир») № 2010/246-037.

Анализ состояния фондов, объектов недвижимости, территорий, принадлежащих Егорьевскому музею, его деятельности и возможностей показал, что стоявшая в последнее десятилетие перед коллективом задача выведения музея на достойный уровень завершена, о чем свидетельствуют известность музея и его посещаемость.

Концепция развития музея включает в себя следующие основные направления развития: 

  • Реконструкция существующих зданий и расширение площадей за счёт строительства второго корпуса для размещения краеведческой экспозиции, галереи современного искусства, фондохранилищ (в 2017 году отдел фондов переведён в новые помещения), конференц-зала.
  • Создание экспозиции, отвечающей запросам современного посетителя.
  • Открытие музейного театра (оборудование помещения, разработка методических материалов, подготовка труппы и т.д.).
  • Создание муниципального предприятия народного промысла «Гуслицы» (с 2016 года – это реализованный проект, мастера работают на дому, а изделия реализуются в музейном салоне-магазине) .
  • Расширение выставочных площадей с предоставлением помещений под мастерские художников.
  • Дальнейшее внедрение новых информационных технологий (создание виртуального музея, открытие собственной видеостудии).
  • Развитие сектора музейной педагогики, открытие Детского музея.
  • Комплектование и открытие музейной библиотеки с читальным залом по культуре и искусству.
  • Развитие музейно-маркетинговой службы.
  • Развитие сектора служб для посетителей (расширение музейного магазина, открытие музейного ресторана, оборудование зоны отдыха).
  • Продвижение музея и городской среды как туристического продукта, отвечающего современным требованиям. (2017 год- открытие туристско-информационного центра).

Реконструкция и расширение существующих музейных площадей позволит создать вместительные и соответствующие всем техническим требованиям фондохранилища, что усовершенствует уровень хранительской работы и научное комплектование  коллекций, в т.ч. современными произведениями искусства.

Рядом с художественным отделом музея, имеется незастроенная площадка. Строительство нового корпуса музея расширит площади музейного комплекса на 2700 кв.м, позволит архитектурно решить, достойно заполнить пространство и украсить центральную площадь города.

В новом помещении предусматривается: оснащённые современным оборудованием экспозиционные залы площадью 1200 кв.м для размещения коллекций современного искусства, экспозиции, посвящённой краеведению и этнографии.

Археологическая экспозиция может быть выстроена на реконструкциях быта, верованиях, обрядах финно-угорских племён, древних славян, обитавших на территории Мещеры, и явит собой захватывающее путешествие в мир предков.

В отделе природы и истории края будут использованы видеомониторы, компьютерные программы, с закрепляющими игровыми тестами, интерактивные приёмы построения экспозиции: реконструкции  бытовых условий жизни и деятельности людей XV-XX вв. с возможностью моделирования посетителями различных жизненных ситуаций ушедших эпох.

Создание зала современной истории с использованием мультимедийных программ позволит музейным языком вести летопись современных событий, показать родословие и историю семей современных выдающихся егорьевцев.

Ещё основатели музея Бардыгины видели свой музей общеобразовательным заведением. Можно долго копить музейные сокровища, но это будет мёртвый капитал. Наследие должно работать и служить ныне живущим поколениям и приносить прибыль в виде социальных эффектов.

Современный посетитель требует другого музея, отвечающего запросам времени: музея комфортного, увлекательного, понятного, доброжелательного. В экспозиции нового типа предполагается иная система предъявления информации: добываемая, извлекаемая в процессе разнообразных действий, динамичная, интерактивная, включающая посетителя в экспозиционное действо.

Таким образом, одна из основных целей в направлении развития музея – создание увлекательной экспозиции, обладающей потенциалом для самообучения посетителей (одиночных и в составе малых семейных групп), на основе интерактивных технологий. Мы хотим сделать музей интересным и посещаемым, доступным для понимания, а не уделом избранных. Сама экспозиция станет источником дополнительного гуманитарного образования[123].

Создание театральной труппы на постоянно действующей основе (из самодеятельных актёров) с режиссёром-постановщиком и сценаристом, приобретение исторических, национальных костюмов позволит превратить лекцию или экскурсию в увлекательную игру. Изложение краеведческого материала сценическим языком создаёт яркие, запоминающиеся образы, а артисты-волонтёры оказываются, вовлечены в музейное действо.

С 2018 года в музее проводится городской студенческий Фестиваль «Живые картины». Его главные  задачи ‑ привлечение молодёжи в музей, познание ими истории, быта, эпохи через живописные картины из собрания музея, извлечение информации в неожиданном формате; дающем простор для самовыражения и получения эмоционального удовольствия.

В Егорьевском районе на значительной территории проживают гуслицкие старообрядцы. С конца ХVIII в. известны такие их занятия как иконопись, медное литье, ручное изготовление парчи, тиснённых кожаных обложек для книг, конской сбруи с медными заклёпками. Всего в нескольких деревнях и только в Егорьевском районе жили династии мастеров, которые украшали рукописные крюковые певческие книги орнаментами. Они выполняли их тонкими перьями растительными красками и золотом. Примеры такого письма сохранились ещё с домонгольских времён. Гуслицкие орнаменты прославились на весь старообрядческий мир. Промысел угас в первой четверти ХХ в.

Возобновление гуслицких орнаментов на дереве, керамике, папье-маше, ткани может дать промыслу вторую жизнь[124].

Отдельное помещение будет подготовлено для размещения «виртуального» музея: удобного компьютерного класса с возможностью выхода в Интернет, рассчитанного на индивидуальных посетителей и групповые занятия, в том числе проведение интеллектуальных игр.

Отдельным проектом станет создание в музее собственной видеостудии. На видеостудии будут сниматься небольшие фильмы с рассказами об истории улиц, домов, деревень, храмов, о жизни замечательных людей прошлого и настоящего, об отдельных экспонатах музея. Авторами сценариев станут научные сотрудники музея, краеведы.

В музее создаётся новое подразделение – сектор музейной педагогики. Цель его создания – объединение усилий музейных специалистов и педагогов в воспитании детей и юношества.

Отдельное помещение будет отведено под создание современной библиотеки, которая будет комплектоваться профильной литературой по истории, искусству, музейному делу. Библиотека будет представлять собой единую пространственную среду, поделённую на функциональные зоны, предназначенные для: чтения литературы, работы за компьютерами, проведения консультаций и рабочих совещаний, поиска в электронном каталоге и т.д. Читальный зал будет оборудован компьютерами с выходом в Интернет. Значительная часть ресурсов будет представлена в электронном виде.

В условиях рыночной экономики музеи, для обеспечения своей деятельности, оказываются вынужденными решать новые задачи, на первый взгляд, несовместимые с общественными функциями музеев как учреждений общедоступных, демократических и просветительских. От этих принципов нельзя отступать. Зарабатывать деньги посредством простого повышения цен на билеты и прочие музейные услуги невозможно. Музей в современных условиях должен искать такие формы привлечения средств, которые не затрагивали бы его социальных функций, иначе он перестанет быть музеем, превратится в коммерческое учреждение. Решение экономических проблем музеев можно найти в другой области деятельности – в менеджменте, маркетинге и партнёрстве.

Развитие музейной маркетинговой службы позволит выстроить успешный механизм торговли музейными услугами.

Уже разработан фирменный стиль, логотип музея, ведётся поиск образа сувениров, от самых дешевых до дорогих.

Создание необходимой инфраструктуры надлежащего уровня и качества позволит привлечь большее количество посетителей, в том числе иногородних туристов, которые смогут оставаться в музее длительное время.

В первую очередь, необходимо оборудовать прилегающую охранную зону.

Музей имеет П-образную планировку. Внутренний дворик возможно перекрыть стеклянной крышей с подогревом. Возникает дополнительная, ярко освещённая площадка. В качестве разгрузочной зоны устраивается зимний сад с фонтанами, удобными креслами, тихой музыкой, экспресс-кафе. Особое внимание следует уделить созданию особого, специфического музейного места питания. В музейном ресторане предлагаются блюда русской кухни (пироги, расстегаи, кулебяки, студень, квас, каши в горшочках и пр.).

Продвижение егорьевского музея как туристического и городского культурного центра позволило привлечь большое количество посетителей. Однако и в самом Егорьевске имеется весьма интересная и хорошо сохранившаяся историческая территория, которая сегодня не осознаётся как ценный ресурс для развития города.

В историческом центре нужно восстановить кованые решётки, козырьки, ограждения, стилизованные старинные фонари, организовать художественную подсветку памятников архитектуры, открыть магазины и салоны народных промыслов и ремёсел, лавки-мастерские, музыкальные салоны, книжные лавки в сочетании с читальными залами, клубы-трактиры по интересам.

Актуальным является сохранение индустриального наследия – уникальных фабричных корпусов с часовой башней в центре города (бывшая хлопчатобумажная фабрика Хлудовых) и превращение их в музейно-образовательный, деловой и развлекательный центр.

В дальнейшем планируется изменение статуса музея и создание музея-заповедника, задачей которого будет сохранение и реконструкция культурной среды исторического города XIX-нач. ХХ вв. путём консолидации бюджета и бизнеса. Кроме того, музеем разработано несколько предложений, реализация которых добавила бы городу туристической привлекательности.

Егорьевск – в прошлом центр старообрядчества, и знакомство с этим миром было бы очень привлекательно для туристов. Сегодня в городе действует самая крупная в России русская старообрядческая православная церковь святого Георгия.

Представляет интерес исследование и реконструкция культуры и быта народности мещера (финно-угорская группа), предшественницы славянского населения в этих местах[125].

 

Анализ деятельности и ресурсного потенциала Егорьевского историко-художественного музея позволяет сделать вывод о том, что за последние годы коллектив музея определил для себя основные направления своей деятельности в соответствии с изменившимися общественными потребностями. В результате реализации Программы развития деятельности музей выйдет за рамки традиционного художественного и краеведческого музея и приобретёт черты городского культурно-образовательного и туристического центра с развитой инфраструктурой, что соответствует новым социокультурным функциям музея в современном мире.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Л. В. Терпиловская 

(Московская область, г. Егорьевск)

 

Исследование культурно-просветительной формы работы Егорьевского историко-художественного музея

с категорией детей от 5 до 12 лет

 

Аннотация. В 2019 году проанализирована актуальность и значимость культурно-просветительной формы работы Егорьевского музея с определённой возрастной категорией посетителей.  Выявлены самые востребованные программы за последние 9 лет.

Ключевые слова: Егорьевский историко-художественный музей, посетители, дети, обучающие программы, Бардыгин.

 

L.V. Terpilovskaya (Moscow region, Egorievsk city)

 

Research of cultural and educational forms of work

Egorievsk History and Art Museum

with category of children from 5 to 12 years

 

Annotation. In 2019, the relevance and importance of the cultural and educational form of work of the Egorievsk Museum with a certain age category of visitors was analyzed.  Identified the most popular programs over the past 9 years.

 

Keyword: Egorievsk History and Art Museum, visitors, children, educational programs, Bardygin.

 

Моё знакомство с музеем началось в 2014 году. Тогда я ещё не осознавала, себя музейным сотрудником, но как говорится, всё решил случай. Меня взяли на работу методистом экскурсионно-массового отдела. Познание новой для меня профессии музейщика я начала с изучения коллекции декоративно-прикладного искусства егорьевского текстильного фабриканта М. Н. Бардыгина, основавшего в 1911 году «Частное собрание русской старины». В коллекции были представлены старинные головные уборы, одежда, деревянные резные и расписные изделия, медная и железная посуда, иконы, фарфор, стекло, собрание оружия.

Музей расположен в центре города в особняке – доме купцов Никитиных. Это здание было выстроено в 50-е гг. XIX в. и представляло собой дом с лавками. Художественный отдел Егорьевского историко-художественного музея был открыт в этом здании 25 сентября 1999 г. Для создания художественного проекта экспозиции был приглашён самый неординарный музейный дизайнер – профессор Международной академии архитектуры, лауреат Государственной премии РФ Евгений Абрамович Розенблюм. Художник придал музею необыкновенно яркий, жизнеутверждающий колорит, опрокинувший представление о музее как о скучном, пыльном хранилище. С самого начала предполагалось, что музей будет не только выставкой старинных вещей, но и местом, привлекательным для общения людей. Залы украшены орнаментами, которые перешли в архитектурные формы со страниц рукописных старообрядческих книг местного гуслицкого письма. Самобытные и красочные росписи создают необыкновенную праздничную атмосферу, которая, безусловно, положительно влияет на эмоциональное состояние посетителя. Витрины в форме кристалла, разработанные по специальному проекту, подчеркивают драгоценность заключённых в них предметов. Егорьевский музей – неоднократный победитель Всероссийского конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» и номинант премии «Европейский музей года»-2010.

Передо мной была поставлена задачи: создавать культурно-просветительные и  познавательные программы, находить новые формы популяризации коллекции, разрабатывать мастер-классы для дошкольников и учащихся начальной школы, участвовать в различного рода проектах и мероприятиях музея.

На то время в музее уже использовались разнообразные формы деятельности: театрализованные сезонные фольклорные программы в Каминном зале музея «Широкая масленица», «Светлое Воскресение», «Иван Купала», «Волшебство Рождества», «Капустные вечерки», и обучающие программы в экспозиции «Тайны страны Стекляндии», «Короб чудес».

Регулярно сотрудники музея разрабатывают всё новые и новые интерактивные программы. Так, в 2010 г. посетителям были предложены программы «Азъ, буки, веди», во время которой можно познакомиться с традициями старой славянской школы, и «Круг жизни», рассказывающая о жизни русского человека от рождения до смерти, в 2011 г. к 300-летию со дня рождения М. В. Ломоносова была подготовлена образовательная программа в художественной экспозиции «Загадки великого помора».

Ежегодно музей устраивает мероприятия, привлекающее значительное количество местных жителей. Во время январских каникул музей проводит познавательные интерактивные новогодние представления, связанные с историей нашей страны или города. 1 сентября, в День Знаний, музей  каждый год предлагает новые программы для школьников города и района, во время которых они в игровой форме знакомятся с музеем, событиями или историей родного края.

20 лет в Егорьевском музее действует Музыкальная гостиная (10 концертных программ в год), где горожане знакомятся с нематериальным духовным наследием России. На музейной сцене выступали народные артисты России П. Глубокий, Э. Жерздева, Л. Захаренко, Н. Красная, заслуженные артисты России А. Гарин, Н. Гуторович, Н. Кушнер, Н. Минаева, И. Озерная.

По посещаемости за предыдущие 5 лет, можно сделать вывод, что среди  учителей общеобразовательных школ, самой распространённой формой работы, даже для учеников  начальной школы, является обзорная экскурсия.

Как говорит  К. Н. Наземцева, преподаватель кафедры музейного дела и охраны культурного наследия МГИК, обзорную экскурсию для школьников, следует включать только с 4-5 классов. Я с ней полностью согласна, до этого возраста стоит преподносить музейную коллекцию, только через какие либо интерактивы или мастер-классы. Так как дети от 7-11 лет быстро утомляются от потока экскурсионного материала, что проверено на практике.

Целью моего исследования является анализ существующих видов и форм деятельности музея в работе с дошкольниками и учащимися начальных классов с 2010-2019 гг., рассмотреть варианты совершенствования социально-культурной деятельности Егорьевского музея, выявить новые эффективные и подходящие формы работы с детьми от 5-12 лет, определить положительное и негативное в методах подачи информации о коллекции и истории родного города.

Первым опытом создания нового  метода просветительной работы, была разработка  местной самобытной гуслицкой росписи в виде мастер-класса «Райская птица Гуслиц».  По её мотивам расписаны все залы музея. Мы предложили посетителям познакомиться с  прекрасным творением народных мастеров, писавших и украшавших церковные старообрядческие книги  необыкновенной, яркой и замысловатой росписью, наносимой тончайшей штриховкой. Были разработаны подходы для разных возрастных категорий. На примере создания открытки в стиле гуслицкой росписи, дети впитывают характер народного искусства, его эмоциональность, декоративность, разнообразие. Всё это влияет на развитие детского творчества, интерес ребёнка к истории и культуре родного края, воспитывает гордость за своих талантливых предков. А так как мастер-класс привязан к музейному экспонату коллекции ‑ Гуслицкой книге староверов, то здесь ещё срабатывает принцип и эстетического воспитания музейным предметом.

В результате, мы получили большую заинтересованность в мастер-классе по  гуслицкой росписи не только местного сообщества, но и жителей Москвы и Подмосковья. В дальнейшем это переросло в 2-х годичный проект возрождения и сохранения нематериального культурного наследия в рамках конкурса «Культурная мозаика малых городов и сёл» – «Провинциальный эксперимент», где стали победителем в своей номинации. В результате были обучены 30 мастериц, которые до сих пор расписывают сувениры для музейного салона-магазина.

В 2014 году от заведующего местным детским садом нам поступило обращение о проведении один раз в месяц занятия на базе музея для детей от 5 до 7 лет. Например, «Грибное лукошко», «Бирюльки», «История костюма» и т.д., где после изученной темы в саду, для закрепления материала, дети приходят в музей и зрительно погружаются в историю, эпоху или мир определённых вещей. Проблемы организации этих занятий, состояли в сложности предоставления транспорта и сопровождения детей до музея. На данный момент в связи с этим  работа с первым детским садом прервалась, но занятия оказались востребованы в других садах, расположенных территориально ближе. До появления такого цикла занятий, детей от 5 до 7 лет в составе группы в музее практически не было.

В результате работы, мы растим новое подрастающее поколение, интересующееся родным краем, мастерством своих предков, любящее искусство и принимающее мир прекрасного.

«Как на наши именины…», самый долгожданный праздник для ребёнка – это его день рождения. Мы предлагаем провести его в совместном путешествии с королевой именин, которая расскажет о происхождении русских имён и устроит настоящий рыцарский турнир для гостей именинника.

«Хозяйка медной горы» ‑ занятие, которое познакомит детей от 7 до 12 лет с земными богатствами Урала, поможет найти им природные минералы, откроет секреты горного мастерства на примере изделий чеканщиков и гравировщиков уральских заводов XVIII-XIX вв. Всё это представляет собой некое виртуальное путешествие в историю, эпоху того или иного времени, где ребята становятся активными участниками-реставраторами событий, знакомятся с различными науками, такими как минералогия, геология, география. Это возбуждает интерес дальнейшего познания различных сфер жизнедеятельности человека.

В программе «Фронтовой привал» для детей старше 9 лет, мы создали ситуацию, соприкосновения с историческим предметным миром Великой Отечественной войны, где  участники, постигают солдатский быт. Посредством марш-броска в зал Великой Отечественной войны музея ребята узнают о земляках-фронтовиках, учатся собирать вещмешок, наматывать портянки, писать письма и складывать их в треугольники, петь песни военных лет. Программа, созданная к 70-летию победы над фашистской Германией, актуальна и по сей день. Школы активно вовлекают учеников в сохранение памяти этих событий, что не мало важно для современной политической обстановки в мире.

Успешно освоены и применяются во время тематических занятий новые технологии музейной экспозиции («Феерия света»  ‑ светоакустическая экспозиция, «Четвертое измерение» ‑ мультимедийная интерактивная обучающая экспозиция, «Занимательный сундук» ‑ мультимедийная обучающая игра). Здесь мы сочетали музейное пространство и неотъемлемый интерес к сенсорным и мультимедийным устройствам у детей и взрослых. Например, в «Занимательном сундуке», ребёнок уже с 4-5 лет может познакомиться и поиграть с предметом XVIII-XIX вв., о назначении которого он и не догадывался. В результате совместной работы экспозиционно-выставочного и массового отдела, появился интерактивный мультимедийный проект, где посетитель любого возраста, познаёт секреты русских мастеров и предметов коллекции М. Бардыгина, погружается в мир забытых вещей  и узнаёт множество новых интересных фактов о жизни наших предков.

Долгое время наш музей искал подходящую форму работы с семейной аудиторией. Нам хотелось создать такую программу, в которой бы была заинтересована вся семья! В результате появилось Семейное путешествие – «Назад в будущее». Дети от 5 лет вместе с родителями 2 раза в месяц по собственному желанию, а не по обязательству перед учителем, приходят на культурно-просветительные интерактивные занятия в музей. Материал подаётся в игровой форме, причём каждое занятие посвящено новым темам, связанным с наукой, искусством, окружающим миром, где используются предметы коллекции из фондов. Уже третий год мы поддерживаем наработанную аудиторию в количестве 60 человек, у которой растёт интерес к музею, как месту семейного проведения культурного досуга, получению новых знаний, навыков, т.к. каждое занятие подкрепляется каким-либо тематическим мастер-классом. Всё это, в каких-то семьях вызывает объединение усилий, в каких-то дух соревнования друг с другом, некоторые семьи привлекают к занятиям своих друзей и соседей, тем самым увеличивая аудиторию музея. Эта аксиологическая программа стала популярна и среди приезжих гостей нашего города, т. к. «Семейное путешествие» проходит только по воскресеньям.

Следующая форма работы – это конкурсы, проводимые музеем. Например, в рамках Международного дня музеев 2019, мы объявили конкурс «Музейный модельер» для детей от 7 до 17 лет. Предложили создать эскиз и модель современного костюма, украшенного орнаментами, изображениям или фрагментами декора на предметах и интерьерах коллекции декоративно-прикладного искусства Егорьевского музея. В конкурсе приняло участие 30 человек, это новая форма актуализации коллекции для подрастающего поколения, возрождение русских традиций для создания одежды будущего на основе прошлого и развитие творческого мышления и способностей в области моды. 18 мая, в Международный день музеев, стало понятно, что задача оказалась сложной, но выполнимой. Для проведения таких мероприятий в качестве спонсоров мы привлекаем местные предприятия и организации.

В заключении могу сказать, что появление новых форм культурно-просветительной деятельности положительно сказывается на популяризации музея, в первую очередь среди местного сообщества.  Казалось бы, почему дети и взрослые, которые  были в одном музее не один, не два, и даже не три раза, приходят снова и снова? Ответ прост, они приходят за новыми эмоциями, которые дарит живое общение с музейным педагогом, который помогает им не терять нить между прошлым,  настоящим и будущим. Ребёнок осознаёт себя неким связующим звеном времени. Как говорится «Курица по крупице клюёт, да сыта живёт», так же и знания, которые юные посетители получают в музее, потихоньку накапливаются в их головах и обязательно когда-нибудь пригодятся.

В Егорьевске 15 общеобразовательных школ, из них только 1/3 является активным посетителем наших мероприятий. По моим наблюдениям, детей приходит один и тот же педагогический состав. И как только мы объявляем о новой программе, сразу же начинается увеличиваться посещаемость и внимание этого состава. Вывод такой, конечно в Егорьевском музее уже около 20 интерактивных программ, но спрос идёт на всё новые и новые темы и, конечно же, в интерактивной форме, где дети становятся её активными участниками, а учителя черпают свежий взгляд и  новые идеи.

Музей как социальный институт понимается как форма трансляции историко-культурной памяти. Имеющееся исследование и практический опыт музейной работы дают основание выделить и проанализировать некоторые проблемы организации культурно-просветительной формы работы: разный уровень подготовки посетителей музея; отсутствие популяризированной традиции посещения музея; ограниченность музейного пространства и другие.

Современный музей всё шире использует компьютерные технологии в экспозиционной и выставочной деятельности. Теоретики и практики музейного дела говорят теперь не об экспозиции как таковой, а о целостных информационно-экспозиционных комплексах. Мультимедиа обеспечивает: вовлечение посетителя в игру, его активное участие; показ явлений и процессов, которые трудно или невозможно продемонстрировать в музейном пространстве. В целом, практика  Егорьевского музея даёт много примеров удачного использования современных технологий.

Культурно-просветительная форма работы  музея понимается как важный компонент музейной коммуникации и одно из ведущих направлений музейной работы, в которой реализуется воспитательная функция возрастной категории детей от 5-12 лет. Музей, который существовал как государственное учреждение, выполняя классическое охранно-трансляционные, досуговые, релаксационные функции, теперь становится в полной мере образовательным учреждением, формируя собственные программы, ориентированные на различные типы аудитории.

Культурно-просветительная форма деятельности  Егорьевского музея, направлена на воспитание юного поколения граждан, на развитие их творческих способностей, их исторического сознания, на приобщение к русской и мировой художественной культуре в целом. Сложившиеся в предшествующие годы виды деятельности музея дают чёткое понимание о том, что в работе с детьми возрастной категории от 5-12 лет является  способ включения человека в художественно-культурный контекст исторического прошлого. Современный художественный музей является не только хранителем социально-культурной памяти, но и культурообразующим феноменом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К. Н. Наземцева (Москва)

 

Музыкальное образование – критерий профессионализма сотрудников музыкальных музеев в интерпретации музыкального наследия

(на примере Российского национального музея музыки)

 

Аннотация. В статье рассматривается проблема интерпретации музыкального наследия в музеях, ведущих деятельность в рамках музыкального просвещения. Одним из главных музеев музыкальной направленности в России является Российский национальный музей музыки. Среди основных целей музея – просвещение в области музыкального искусства не только профессиональных музыкантов, но и всех граждан. В настоящее время актуально и просвещение сотрудников музеев, работающих в сфере музыкального просвещения. Российским национальным музеем реализуются специальные проекты, ориентированные на расширения знаний музейных специалистов в сфере музейной педагогики и экскурсоведения.

 

Ключевые слова: интерпретация, культурно-просветительная деятельность, образовательная деятельность, учреждения музейного типа, культурное наследие, культурное достояние, музыкальный музей, музыкальное наследие, музыкальное образование.

 

  1. N. Nazemtseva (Moscow)

Music education – the criterion of professionalism of the staff of music museums in the interpretation of musical heritage

(on the example of the Russian national museum of music)

 

Abstract. The article deals with the problem of interpretation of musical cultural heritage in museums that conduct Museum activities within the framework of education. One of the leading museums in Russia of musical orientation is the Russian national Museum of music. One of the aims of the Museum is to educate not only musicians and music lovers, but also all categories of citizens on the art of music. In now, the implementation of another direction – education of Museum staff working in the field of music education. The Russian national Museum is implementing projects aimed at expanding the knowledge of Museum specialists in the field of Museum pedagogy and excursion studies.

 

Keywords: interpretation, cultural and educational activities, educational activities, Museum-type institutions, cultural heritage, cultural heritage, music Museum, musical heritage, music education.

 

Интерпретация музыкального наследия является ключевым направлением работы музеев музыки, ведущих культурно-просветительную и образовательную деятельность. Особенно это касается музыкальных музеев мегаполисов, таких, как Российский национальный музей музыки в Москве (далее РНММ, ранее Всероссийское музейное объединенияемузыкальной культуры имени М. И. Глинки).

Музыкальное искусство неотъемлемо от литературы, изобразительного искусства, кино и т.д. Музыка – это вид искусства, обладающий уникальным языком, понятным каждому человеку.

Сегодня всё больше музеев в своей работе затрагивают музыкальную тематику. Среди них: этнографические, литературные, краеведческие, художественные и т.д. Сотрудниками музеев проводится широкий спектр музыкальных мероприятий: музыкальные вечера, концерты, балы, лекции, беседы и т.д. Кроме крупных государственных музеев аналогичную деятельность проводят и негосударственные музеи. К ним относятся: Сказкин Дом (Москва), Детский музей «Дом сказок «Жили-были» (Москва), Санкт-Петербургский музей звука (Санкт-Петербург), Музей граммофонов и фонографов В. И. Дерябкина (Санкт-Петербург), Музыка и время (Ярославль), Музей саратовской гармоники (Саратов) и др.

Следует отметить, что и в негосударственных и государственных музеях проходит реорганизация экспозиции в сторону интерактивного взаимодействия посетителя с музейным предметом. Часто музеи организовывают выставочное пространство таким образом, чтобы исторические предметы были в открытом доступе для любого посетителя. Посетитель, оказавшийся на экспозиции, получает неограниченные возможности, а главное, перед ним снимается главный запрет музеев – «трогать экспонаты руками нельзя»! Каждому посетителю предоставляется возможность совершить различные манипуляции с предметами вплоть до их уничтожения или повреждения. Подобная деятельность отрицательно влияет на исторически сложившуюся цель музеев – сохранение культурных ценностей. У посетителя стирается понятие о ценности предмета, как культурного достояния человечества, стираются моральные и нравственные ценности, существовавшие на протяжении многих лет.

Такая тенденция связана с тем, что в последнее время в музей приходят работать люди, не имеющие профильного музейного образования, это касается не только сотрудников выставочного и просветительного отделов, но и руководителей музеев, что, в свою очередь, отрицательно влияет на дальнейшее развитие всей деятельности музея.

Для музея важно, чтобы сотрудник обладал профессиональными знаниями и умениями в своей области, а именно музееведческими знаниями. Однако не менее важным является наличие у музейного специалиста дополнительных умений и навыков, отвечающих профилю музея. Следовательно, для музыкального музея является важной не только наличие у специалиста музейного образования, но и музыковедческого, знаний по теории музыки т.п. Следует отметить, что у значительной части сотрудников музыкальных музеев не имеется специального высшего или хотя бы среднего специального музыкального образования. Это естественным образом влияет на качество проводимого ими музыкального мероприятия, проекта и т.п.

Следствием этой проблемы является проблема интерпретации смысла, заложенного автором в музейный объект, прежде всего, его искажение, что приводит к отрицательным последствиям.

Решением этой проблемы может послужить активное погружение сотрудников музеев и учреждений музейного типа, ведущих музыкальные занятия, в профессиональную сферу музыкального искусства. Существует несколько способов:

  • Приглашение сотрудников музыкальных музеев и культурных учреждений, ведущих музыкальные занятия, на открытые форумы, конференции, семинары, и т.д.
  • Создание уникальной музыкальной энциклопедии в сети internet
  • Организация курсов повышения квалификации для сотрудников музыкальных музеев крупнейшими музыкальными музеями.
  • Проведение летних музыкальных школ для экскурсоводов, лекторов и т.д.

Все выше перечисленные способы направлены на расширение знаний музейного сотрудника в области теории музыки и инструментоведения. Получение этих знаний зависит не только от руководителя музея, но и от личной заинтересованности сотрудника. Постоянное совершенствование навыков и умений в области музыки, позволит сотруднику грамотно интерпретировать музыкальные произведения, на высоком профессиональном уровне проводить мастер-классы, лекции и беседы о музыкальном искусстве. В результате посетитель сможет получить уникальные знания и сведения, подтвержденные музейными экспонатами.

Другим способом повышения знаний в профессиональной деятельности у музейного сотрудника является получение музыкального образования. Однако при трудоустройстве в музыкальный музей возникает требование: сотрудник музыкального музея обязан иметь два высших образования – музееведческое и музыкальое. Такое требование, на мой взгляд, является не совсем корректным ко всем сотрудникам музея, так как основная деятельность музыкального музея – это учёт, хранение, реставрация, презентация и популяризация хранимых коллекций. Не всем сотрудникам музыкального музея необходимо иметь глубокие знания в области музыкального искусства. Поэтому, можно ввести это требование как дополнительное к некоторым специалистам музея. Например, сотрудникам пиар-отдела, просветительного, научно-исследовательского, выставочного, а главное – для руководителя музея. Руководитель, обладающий знаниями в музыкальном искусстве, более чётко представляет сферу своей деятельности. Сотрудникам указанных отделов необходимо иметь среднее школьное, среднеспециальное или высшее музыкальное образование. Это важно для грамотной интерпретации музыкального наследия, а также понимания специфики темы музея.

Решение о выдвижении дополнительного требования при трудоустройстве в музыкальный музей принимает руководитель музея и его заместитель, а также руководитель подразделения, в который требуется специалист. Для специалистов, не имеющих никакого музыкального образования, или имеющих образование, недостаточное для работы в предлагаемой должности, работодатель может предложить два пути решения:

  • Во время испытательного срока (3 месяца) стажёр проходит общий курс по музыкальному искусству на базе музея. Впоследствии, сдаёт тестирование или собеседование по приобретенным знаниям.
  • Музыкальный музей направляет сотрудника на обучение в образовательное учреждение (колледж, академия, консерватория и т.д.) за счёт средств музея. Однако, между сотрудником и руководителем учреждения подписывается договор о дальнейшей его работе в данном учреждении в течение определённого периода.

Такой подход позволит повысить уровень знаний в сфере музыкального искусства и инструментоведения, предоставить посетителям достоверную информацию. Он применяется в Российском национальном музее музыки. Некоторым специалистам было предложено получение дополнительного образования, в частности в области реставрации музыкальных инструментов.

Главными организаторами в повышении квалификации и дополнительной подготовки в области музыкального образования  должны выступать музыкальные музеи и образовательные учреждения (консерватории, колледжи, академии и т.д.). Так как они имеют профессионалов в данной области и обладают большой базой источников и методических материалов по музыкальному искусству.

В Москве таким учреждением является Российский национальный музей музыки, где проводится целенаправленная работа по организации и ведению просветительной работы с посетителем. При этом, используются уникальные методические разработки. Все они основаны на материалах уникального собрания нотных и литературных авторских рукописей.

Российский  национальный музей музыки состоит из пяти филиалов: Музей П. И. Чайковский и Москва, мемориальная усадьба Ф. И. Шаляпина, музей С. С. Прокофьева, музей-квартиры А.Б. Гольденвейзера и Н. С. Голованова. В филиалах сосредоточены автографы, письма, фотографии и разного рода документы, связанные с жизнью и творчеством деятелей русской и зарубежной музыкальной культуры. Особое место занимает собрание музыкальных инструментов народов мира. В состав фондов РНММ входит Государственная коллекция уникальных музыкальных инструментов: крупнейшее собрание струнных инструментов мастеров разных стран и эпох, среди которых шедевры А. Страдивари, семей Гварнери, Амати.

Основные направления культурно-просветительной деятельности РНММ:

  • Тематические экскурсии по экспозиции;
  • Интерактивные программы;
  • Создание программ, ориентированных на школьную программу (урок в музее);
  • Театрализованные мероприятия;
  • Мастер-классы, лекции, концерты;
  • Абонементские циклы;
  • Арт-терапия;
  • Инклюзия.

Главное требование к проведению занятий, экскурсий в музее: создание диалога с посетителем. О применении «музейных диалогов» писал один из первых исследователей музейной педагогики А. Лихтварк[126]. Музейный диалог – это способ интерпретации культурных смыслов, заложенных автором в музейный предмет. Согласно этому утверждению, во время занятия в РНММ экскурсовод создаёт условия для диалога между экспонатом и экскурсантом. Применяется комбинация музейно-педагогических методов, способствующих активному погружению. Например, при рассказе о музейном предмете экскурсовод интонацией выделяет более эмоциональные моменты, использует вопросно-ответный метод, метод театрализации и воспроизведения музыкальных отрывков с помощью реплик музыкальных инструментов. Кроме этого, в процессе рассказа обращаются к органам чувств человека: слуху, зрению, обонянию (на некоторых программах применяется ароматерапия в качестве подкрепляющего эффекта). Таким образом, интерпретация включает в себя множество составляющих, позволяющих максимально точно передать смысл предмета.

Сегодня РНММ является центром получения знаний не только по инструментоведению и теории музыкального искусства, но и о музейной педагогике и музеологии, а также выставочной деятельности. Главным требованием к представленной информации является её достоверность и точность. Это обеспечивается с помощью материалов, хранящихся в фондах РНММ. Одним из приоритетных направлений является создание базы аудио-, видео- и фотодокументов, доступной пользователям на основном сайте музея и его сайтах в социальных сетях.

РНММ реализует несколько проектов популяризации музыкального наследия. Результатом этой деятельности является мультимедийный проект «Экспомузыка» на радио Орфей, запущенный в 2014 году[127]. Он представляет собой цикл радиопрограмм о сокровищах российских музыкальных музеев, прежде всего, музеев-усадеб и музеев-домов великих русских композиторов, исторических мест, уникальных предметов и документов, связанных с их жизнью и творчеством. Главный и основной экспонат этих музеев, разумеется, музыка. Автор и ведущий проекта – заслуженный деятель искусств Российской Федерации, кандидат экономических наук, заведующий кафедрой музейного дела и охраны культурного наследия – М. А. Брызгалов. В рамках этого проекта каждую неделю выходят передачи о музыкальных инструментах народов мира, государственной коллекции струнно-смычковых инструментов и деятелей искусства.

«Экспомузыка» является первым бесплатным проектом в рамках музыкального просвещения. В нём демонстрируются редкие аудио- и видеозаписи о музыкальном искусстве.

Приведённые способы решения повышения качества знаний в области музыкального искусства могут быть использованы для всех музыкальных музеев, как государственных, так и негосударственных. Для повышения уровня музыкальных знаний в негосударственных музеях существует два пути:

  • Создание сообщества музыкальных музеев России и всего мира.
  • Реализация совместных проектов в различных направлениях.

Первый путь успешно реализован при поддержке Российского национального музея музыки. С ноября 2009 г., по инициативе участников Всероссийского совещания по вопросам сохранения и популяризации музыкального культурного наследия, была создана Ассоциации музыкальных музеев и коллекционеров (АММиК)[128]. Главной целью Ассоциации является решение ряда важных задач: развитие и качественное улучшение деятельности музыкальных музеев, укрепление межрегиональных и международных связей в музейной сфере, разработку и реализацию совместных культурных программ, работу по повышению квалификации музейных работников.

За десять лет существования членами Ассоциации музыкальных музеев и коллекционеров стали 59 музеев и коллекций России и стран СНГ, различных по своему масштабу и специфике.

В настоящее время объединение музеев музыкальной направленности является крайне актуальным, в связи с многочисленными нововведениями в сфере культуры, туризма, образования и жизни в целом.

Второй путь реализуется РНММ в одном из приоритетных направлений музея – выставочном. При создании временных выставок приглашаются к сотрудничеству многие негосударственные музеи. В процессе работы сотрудники обмениваются опытом, тем самым, повышая самым свой уровень знаний. В дальнейшем РНММ планирует расшить сотрудничество с музеями, экспонируя временные выставки в их музейном пространстве.

Таким образом, РНММ ведёт уникальную работу по интерпретации музыкального искусства. Большинство проектов доступны посетителям разных категорий, в том числе, специалистам, ведущим просветительную работу. Создание условий для просвещения и получения достоверных знаний позволит воспитать высококвалифицированных специалистов.

 

 

 

 

 

Н. В. Сергеева

(Московская область, г. Клин)

 

Использование коллекций Клинского краеведческого музея

на музейных занятиях с детьми

 

Аннотация. Статья о культурно-познавательной программе «Клин, сотканный веками». Представлены темы музейных занятий, их структура. Подробно раскрывается методика знакомства детей 6-8 лет с музейными предметами по каждой теме.

Ключевые слова: Клинский, краеведческий, музей, культурно-познавательный, экспозиция, история.

 

Abstract. An article about the cultural and educational program “Klin woven for centuries.” Themes of museum studies, their structure are presented. The method of familiarizing children of 6-8 years with museum objects on each topic is described in detail.Keywords:  Klin, local lore, museum, cultural, educational, exposition, history.

 

В Клинском краеведческом музее, где я работаю, проходят занятия с детьми по культурно-познавательной программе «Клин, сотканный веками». Клинский краеведческий музей  – один из четырёх отделов Клинского музейного объединения. Он находится в городе Клину на улице Гагарина, дом 37/1.

Основными экспонатами музея являются:

  • макет Клинской крепости,
  • кольчуга 16-17 вв.,
  • монеты времён правления Екатерины II,
  • элементы конской упряжи,
  • уголок крестьянского быта,
  • изделия кузнецов и гончаров,
  • уголок купеческого быта,
  • деревянная парта со скамейкой,
  • макет крейсера «Аврора»,
  • аппарат Морзе,
  • макет «Клин после оккупации (декабрь 1941 г.)»,
  • зубы и бивни мамонтов,
  • чучела современных животных и птиц Клинского края.

Краеведческий музей проводит музейные занятия для школьников и дошкольников по темам:

Занятия 1-го года обучения:

№1 «Клин в древности».

№2 «Клин – город ямщиков».

№3 «Клин – станция Николаевской железной дороги».

№4 «Крестьянский быт».

№5 «Купеческий быт».

№6 «Гимназия XIX – начала ХХ веков».

№7 «Природа Клинского края».

Занятия 2-го года обучения:

№1 «Археология – любознательным».

№2 «От гривны до копейки».

№3 «Не даром помнит вся Россия…»

№4 «Символы страны Советов».

Продолжительность занятия для дошкольников – 35 минут, для школьников – 45 минут.

Занятия делятся на две части. В первой части дети знакомятся с разделом экспозиции, связанной с темой занятия. Это небольшая тематическая экскурсия, которая длится 10-25 минут в зависимости от возраста и подготовленности детей. Во второй части занятия дети обычно переходят в другой зал. Теперь они должны не просто слушать, что им рассказывают, а вспоминать услышанное и рассказывать, что нового узнали на этом занятии. После этого детям даётся информация с использованием иллюстраций на экране телевизора, которая расширяет знания по теме занятия. Обычно это события и факты истории, которые происходили в нашей стране и не только. Такая информация даётся в интерактивной форме, то есть детям задаются вопросы и на основании их ответов, строится дальнейшее повествование.

В заключении дети раскрашивают приготовленные для них рисунки по теме занятия. Дети очень любят раскрашивать и всегда дорожат своими работами. Они спрашивают, смогут ли забрать свои рисунки домой. Детям, как и взрослым, всегда хочется взять что-нибудь с собой на память о посещении музея. А если это сделано своими руками, ценится гораздо выше. Дома дети показывают свои рисунки родителям и рассказывают про музей.

Если дети первый раз приходят на занятия, их необходимо подготовить, рассказать о том, что музей – это особое место, где хранятся старинные и редкие вещи, которые надо беречь. В музее нельзя трогать экспонаты руками, бегать, громко разговаривать. Витрины сделаны из стекла, с ними надо обращаться осторожно.

На первом занятии мы спрашиваем: «Как вы думаете, сколько лет нашему городу?» Лучше всего на этот вопрос дети отвечали в юбилейный 2017 год, когда отмечалось 700 лет Клину. Это понятно, ведь в городе проводились многочисленные праздничные мероприятия, в которых дети могли лично участвовать. Город был украшен логотипом «Клин VII веков в пути». Так что многие знали, сколько лет городу. Но вот уже в сентябре 2018 года, в начале нового учебного года, ответ на этот вопрос у детей 6-7 лет вызывал затруднение. Поэтому мы объясняем детям, что наш город древний, ему более семи веков.

История города интересна тем, что Клин постоянно менялся. Сначала мы видим пограничную крепость Тверского княжества. На втором занятии мы говорим о том, как Клин стал городом ямщиков. На третьем – о станции Клин Николаевской железной дороги. Затем – клин купеческий. К концу первого года обучения у детей возникает представление о разнообразии образов нашего города в его многовековой истории. Рассмотрим использование коллекций Клинского краеведческого музея на музейных занятиях более подробно.

Первое занятие «Клин в древности». Большинство детей  6 лет (подготовительная группа детского сада) впервые оказались в музее. Самый интересный для них экспонат — макет клинской крепости. Дети вообще любят рассматривать макеты. У них возникает много вопросов, на которые необходимо дать понятные для их возраста ответы. Далее внимание мальчиков привлекает пушка. Они пытаются заглянуть внутрь, ощупывают её руками. Здесь забывается наказ воспитателей при входе в музей: «Ничего руками не трогать! Только смотреть глазками». Дети действуют импульсивно, они хотят «изучить» музейный предмет на ощупь.

Второе занятие начинается возле раздела экспозиции «Клин – город ямщиков». Самое яркое впечатление у детей вызывает звон поддужных колокольчиков и бубенцов. Даже если кто-то из детей в этот момент отвлекается, разговаривает с соседом, услышав новые, яркие звуки, все переключают своё внимание на эти звучащие экспонаты.

Третье занятие «Клин – станция Николаевской железной дороги».  Раздел экспозиции не так интересен для детей: нет ни макета, который можно рассматривать до мельчайших подробностей, ни предметов, которые можно осматривать с разных сторон и трогать руками, ни звучащих экспонатов. Все предметы по теме занятия размещены в витрине за стеклом. Поэтому приходится полностью переключаться с экскурсии на игровую форму ведения занятия, чтобы вызвать интерес у детей и удержать их внимание у витрины в течение 15 минут. Больше всего их привлекает огромный чемодан 19 века. Проводим игру «Найди отличия», сравнивая его с современными чемоданами, которые есть у детей дома.

Четвертое занятие «Крестьянский быт». Так же, как и на предыдущем занятии, музейные предметы находятся за стеклом. Но интерес детей настолько велик, что каждый хочет подойти поближе, встать в первый ряд. Это объясняется удачным решением экспозиции в виде окошка в крестьянскую избу. Многие предметы крестьянского быта загадочны и непонятны для современных городских детей. Они путают косу и серп, самопрялку называют швейной машиной, а цеп – нунчаками. После того, как дети получили ответы на все свои вопросы «как это называется» и «для чего это нужно», начинается ещё более интересное действо. Начинаем работать с интерактивным фондом – предметы из старинного сундука, которые не только можно, но и нужно трогать руками. Берём валёк – пробуем «стирать», рубель и скалку – «гладить».  Показываем, как использовали ухват, как носили воду с помощью коромысла.

Пятое занятие «Купеческий быт». Музейные предметы не такие загадочные, как на предыдущем занятии. Но зато очень яркие и красивые: граммофон, камин, портрет купца на стене, альбом для фотографий, фарфоровая посуда. На этом занятии интерактивный фонд также используется. Проводим с детьми игру «Отгадай, чей предмет». Показываем различные предметы: глиняную миску и фарфоровую тарелку, деревянную ложку и чайную, веретено, лоскутную куклу, подсвечник. Детям необходимо:

  • назвать предмет,
  • определить материал, из которого он сделан,
  • показать, как пользовались этим предметом (счёты, утюг, самовар),
  • решить, крестьянский это предмет или купеческий.

Шестое занятие «Гимназия XIX – начала ХХ веков». Фото и документы в витрине – это для взрослых посетителей. А детей, как мы уже видели на прошлых занятиях, больше привлекают музейные предметы, с которыми можно непосредственно контактировать: форма школьницы на манекене и деревянная парта со скамейкой. Парта – это даже лучше пушки, её можно не просто рассматривать со всех сторон и гладить выкрашенную в черный цвет столешницу. У парты можно поднять крышку, за парту можно сесть и ощутить, насколько она удобная.

Седьмое занятие «Природа Клинского края» вызывает полный восторг у детей. Когда дети входят в зал с чучелами животных и птиц, бесполезно призывать их вести себя тихо. Эмоции от увиденных медведя, рыси, волка, лисы и многих других знакомых и незнакомых жителей клинского леса переполняют детей. Они кричат, показывают руками, делятся друг с другом впечатлениями. Здесь самое главное деликатно обойти тему изготовления чучел, стараться не акцентировать на этом внимание детей, чтобы не нанести им психологическую травму. Это последнее занятие первого года обучения,  на котором группа детского сада или класс награждаются грамотой.

Второй год обучения разработан по просьбе детей и педагогов в качестве продолжения уже полюбившихся занятий. Мы снова изучаем с уже повзрослевшими детьми экспозицию первого и второго залов Клинского краеведческого музея. На этот раз темы более сложные, требующие начальных знаний по истории.

Первое занятие «Археология – любознательным». В витрине лежат каменный наконечник копья, боевые топоры, фрагменты керамики – предметы, мало привлекающие внимание даже у взрослых посетителей. Чтобы заинтересовать детей, проводим викторину, в ходе которой они читают этикетки к музейным предметам по теме «Археология» и находят правильные ответы. Но самое интересное на этом занятии – игра в археологические раскопки. Дети по очереди кисточкой осторожно сметают слой за слоем песок в «раскопе» и находят различные артефакты: осколки керамической посуды, подкову, ключ от амбарного замка, кованый гвоздь, гильзу от немецкого маузера, осколок каменного топора, медный «екатерининский» пятак. Каждый юный «археолог» должен назвать найденный предмет, определить материал, из которого он сделан и приблизительно время создания.

Второе занятие «От гривны до копейки». Для детей 8 – 9 лет тема «Нумизматика»  – ещё более сложная, чем «Археология». Чтобы заинтересовать наших маленьких посетителей, используем проверенный метод  – викторину возле витрины по теме занятия.  Здесь представлены медные монеты 18 века.  Для большей   активности детей за каждый правильный ответ выдается листок с надписью «Молодец! Ты правильно ответил». Дети пишут на полученном листочке свою фамилию и имя.  На следующем занятии объявляется результат викторины. А в конце года ученик, давший максимальное число правильных ответов награждается грамотой.

Третье занятие «Не даром помнит вся Россия…» методологически проводится по той же схеме, что и предыдущее.

Четвёртое занятие «Символы страны Советов» яркое, запоминающееся. Кумач «За власть Советов!», макеты крейсера «Аврора» и фирсановской сторожки, где останавливался Ленин, аппарат Морзе – это предметы в экспозиции. А затем показываютя предметы интерактивного фонда – буденовка, пионерский галстук – их можно примерить. Букварь советского школьника, ежедневник к 100-летию вождя мирового пролетариата, открытка  с Праздником 7 Ноября – кто-то видит эти предметы впервые. Но кто-то видел похожие у мамы, бабушки.  Это вызывает у ребёнка желание рассказать об этом, поделиться с одноклассниками своими эмоциями.

В конце занятия мы спрашиваем детей: «Вам понравилось в музее?» – «Да!» – «Придёте к нам ещё?» – «Да!» Дети, педагоги и родители ходят к нам с удовольствием. Занятия посещают воспитанники подготовительных групп нескольких детских садов Клина и Высоковска. В школах особенно востребованы наши занятия среди учителей начальных классов. Но бывают на занятиях учащиеся 5-7 классов. Конечно, каждое занятие индивидуально. Оно меняется в зависимости от возраста, а также общего уровня знаний по краеведению в каждой группе детского сада или  классе.

Музейная педагогика – очень интересная форма работы. Если на экскурсии дети только слушают, то на музейном занятии они также сами рассказывают, отвечают на вопросы, раскрашивают, рассматривают и берут в руки музейные предметы из интерактивного фонда, играют в игры. Таким образом, данные виды и формы работы с детьми способствуют формированию исторического сознания ребёнка через «погружение» в мир истории.

 

 

 

 

 

Н. А. Александрова, А. Е. Ерешко, Е. А. Ефимова

(Москва)

 

Экспозиционная и массовая работа Музея истории детского движения ГБПОУ «Воробьевы горы» по теме «100-летие системы дополнительного (внешкольного) образования детей»

 

 

Аннотация. В статье рассматриваются основные этапы истории дополнительного (внешкольного) образования в нашей стране. Освещен процесс подготовки выставки по теме «100-летие системы дополнительного (внешкольного) образования детей», разработки ее концепции и подбора материала; массовые мероприятия, состоявшиеся в рамках функционирования выставки.

 

Ключевые слова: музейная работа, выставочная работа, Музей истории детского движения,  Государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение города Москвы «Воробьевы горы», система дополнительного (внешкольного) образования детей

 

  1. A. Alexandrova, A. E. Ereshko, E. A. Efimova

 

Exposition and mass work of Museum of the history of children’s movement of State budgetary vocational educational institution “Vorobyovy Gory” on the subject

“100th anniversary of the system of additional (out-of-school) education of children»

 

The article deals with the main stages of the history of additional (out-of-school) education in our country. The authors describe process of preparation of the exhibition on the theme “100th anniversary of the system of additional (out-of-school) education of children”. The authors pay attention to development of concept of the exhibition and selection of material. The article tolds about mass events held within the framework of the exhibition.

 

Museum work, еxposition work, мuseum of the history of children’s movement,  State budgetary vocational educational institution “Vorobyovy Gory” (Moscow), system of additional (out-of-school) education of children

 

Музей истории детского движения, структурное подразделение ГБПОУ «Воробьевы горы» (до 1991 г. — Музей истории Всесоюзной пионерской организации им. В. И. Ленина Московского городского Дворца пионеров и школьников), в своей фондовой, научно-исследовательской, выставочной и просветительской работе уделяет большое внимание изучению материального наследия и сохранению социальной памяти прошедших лет. Хронологически материалы музея охватывают период с конца XIX в. до современности.

2018 год — год столетнего юбилея государственной системы внешкольной работы с детьми в нашей стране. Эта знаменательная дата стала темой выставки, организованной Музеем истории детского движения осенью 2018 г., «100-летие государственной системы дополнительного (внешкольного) образования».

4 июня 1918 г. Народный комиссариат просвещения РСФСР принял «Положение об организации дела внешкольного образования РСФСР». Это событие можно считать началом истории дополнительного (внешкольного) образования.

Становление и развитие детских внешкольных учреждений в России, организация внешкольной деятельности ребят, начались снизу, благодаря творческому энтузиазму педагогов-практиков, исследователей.

Зарождение внешкольного образования и воспитания, как и появление термина «внешкольная работа» относятся к последней трети XIX века. В этот период в стране начали открываться детские библиотеки и клубы при народных домах; деятельность народных домов была направлена на внешкольную (как правило, просветительную) работу со взрослыми. Были созданы образовательные детские музеи, детские музыкальные, художественные, фольклорные школы. Так, первая детская библиотека была открыта в городе Кронштадте в 1870 г., она и в настоящее время продолжает свою работу как Центральная городская детская библиотека им. А. С. Пушкина. В 1898 г. в селе Елизаветино Псковской области помещицей Е. Е. Вагановой был организован «Майский союз» по охране птиц и животных. Благодаря публикациям в прессе, это движение распространилось по всей стране. «Майские союзы», как и Курсы учебно-воспитательных занятий по сельскому хозяйству и природоведению, организованные в 1899 г. в Санкт-Петербурге по инициативе преподавателя естественных наук Кадетского корпуса, агронома Н. А. Бартошевича, стали предтечей движения юных натуралистов. Новый импульс во внешкольную работу привнесло создание в Москве в 1905 г. педагогом С. Т. Шацким и архитектором А. У. Зеленко общества «Сетлемент». В его структуру входили народная школа, детский сад, комната для ручного труда, кружки фотографов, астрономов, хоровой, театральный. В 1908 г. общество было закрыто полицией за пропаганду социализма среди детей, а в 1909 г. возобновило работу под названием «Детский труд и отдых». Общество занималось организацией дополнительного образования, детских клубов и мастерских, загородной летней трудовой колонии «Бодрая жизнь». Новой формой внешкольной работы явилось открытие в Москве в 1906 г. по инициативе педагога К. Н. Вентцеля «Дома свободного ребёнка». В 1912 г. для слушателей Петербургской Педагогической академии впервые был прочитан курс по вопросам внешкольного образования. Его автор, профессор Е. Н. Медынский, внёс значительный вклад в разработку проблем внешкольного образования.

С первых дней создания РСФСР государство особое внимание уделяло вопросам внешкольной работы с детьми. В ноябре 1917 г. в Государственной комиссии по народному просвещению был создан отдел внешкольного образования во главе с Н. К. Крупской. В июне 1918 г. Государственная комиссия преобразована в Народный комиссариат просвещения РСФСР (Наркомпрос). С 25 по 28 августа 1918 г. в Москве проходил Первый Всероссийский съезд по просвещению, на котором действовала внешкольная секция, разработавшая основные положения внешкольного образования. Вскоре, 30 сентября 1918 г. открылся первый Всероссийский съезд работников внешкольного образования. На следующий год, с 6 по 19 мая был проведён 1-й Всероссийский съезд по внешкольному образованию. На съезде дважды выступил председатель Совета народных комиссаров РСФСР В. И. Ленин.

Первые детские внешкольные учреждения — ровесники революции. В ноябре 1917 г. в Замоскворечье создан детский клуб «Пчёлка», позднее преобразованный в Дом ребёнка «Пчёлка». В клубе дети играли, лепили, рисовали и пели под руководством рабочих-общественников. Ежедневно клуб посещало до двухсот детей. Тогда же в Петрограде начал работу самодеятельный клуб подростков и детей «Детский рабочий клуб имени мировой революции».

Создание первых государственных внешкольных учреждений в нашей стране связано с деятельностью Наркомпроса РСФСР. Особенно значительна здесь деятельность заместителя наркома просвещения Н. К. Крупской, которая поддерживала внешкольную работу на разных уровнях.

Организованная 15 июня 1918 г. в Москве Биологическая станция юных любителей природы стала первым государственным внешкольным детским учреждением и первым научным внешкольным учреждением для детей – «колыбелью юннатского движения в стране». В этом же году были созданы первый детский театр Моссовета и Центральное бюро школьных экскурсий при Наркомпросе РСФСР – первое внешкольное учреждение туристского профиля. С 1925 г. в СССР начали открываться дома художественного воспитания детей. В 1927 г. в Москве создана Опытная станция художественного воспитания Наркомпроса РСФСР, которая в 1929-1931 гг. была реорганизована в Центральный Дом художественного воспитания детей.

Созданный в октябре 1918 г. Российский Коммунистический Союз Молодёжи (РКСМ) также включился в процесс создания внешкольных организаций, где главной целью было воспитание подрастающего поколения. По инициативе комсомольцев для организации работы с молодёжью в декабре 1921 г. в Москве был открыт Центральный дом коммунистического воспитания молодёжи, расположившийся в бывшем Екатерининском институте. Вскоре такие же дома появились и в других городах страны. С лета 1922 г. юные пионеры, члены детских коммунистических групп имени Спартака, под руководством вожатых летом начали выезжать в пионерские загородные лагеря и совершать первые походы. 16 июня 1925 г. в Крыму, около Гурзуфа, по инициативе ЦК ВЛКСМ и Российского общества Красного Креста открылся лагерь-санаторий в Артеке, вскоре ставший Всесоюзным пионерским лагерем «Артек», ныне Международный детский центр «Артек».

По решению Хамовнического райкома РКСМ в апреле 1923 г. на базе детского клуба «Трудовая коммуна» был открыт Центральный Дом юных пионеров – первый в стране Дом пионеров. Коллектив этого учреждения разрабатывал методы работы пионерской организации. В 1925 г. решением МК РЛКСМ Центральный дом был утверждён опытно-показательным учреждением для Москвы и губернии.

В мае 1926 г. Центральное бюро юных пионеров при ЦК ВЛКСМ приняло решение об образовании Центральной станции юных техников. Станция открылась 12 октября 1926 г. в Краснопресненском районе Москвы. В 1935 г. она перешла в ведение Наркомпроса РСФСР.

В 1930-е годы в СССР создаётся сеть детских внешкольных учреждений, характеризующаяся большим разнообразием видов. Это – многопрофильные центры, например, Дома и Дворцы пионеров, детские лагеря отдыха (пионерские лагеря), трудовые коммуны; а также профильные учреждения, сосредоточивавшие свою деятельность на каком-либо одном участке внешкольной работы, например, детские театры и библиотеки, туристские и экскурсионные станции, детские технические и сельскохозяйственные станции, спортивные школы и клубы, детские железные дороги, автошколы, игротеки, а также Дом занимательной науки, Стадион юных пионеров. В июне 1936 г. в Москве открылись Московский городской дом пионеров и октябрят, 26 детских районных парков и детских площадок. Деятельность внешкольных учреждений развивалась по трём основным направлениям: учебно-кружковая, массовая работа, методическая работа (по профильным направлениям и по вопросам деятельности пионерской организации).

Большое внимание уделялось подготовке кадров внешкольных работников. В декабре 1918 г. открылся Институт внешкольного образования (Петроград); в 1928 г. – внешкольное отделение для подготовки кадров внешкольных работников при Академии коммунистического воспитания имени Н. К. Крупской (Москва).

В 1923-1931 гг. в Москве работал научно-исследовательский Институт методов внешкольной работы, активно занимавшийся разработкой и изданием методической литературы по внешкольной работе. С 1929 г. в структуре Наркомпроса РСФСР действовал совет по внешкольной работе, возглавляемый Н. К. Крупской. Для работников внешкольных учреждений с 1929 г. издавался журнал «Внешкольник», переименованный затем в журнал «Организуйте детвору». Особую ценность представляет «Энциклопедия внешкольного образования», созданная под редакцией профессора Е. Н. Медынского[129].

В послевоенные годы остро встали проблемы как организации свободного времени детей, так и всестороннего развития личности ребёнка. В 1948 г. в Министерстве просвещения РСФСР создана специальная комиссия по улучшению постановки внеклассной и внешкольной работы, инициировавшая и научно-педагогическое изучение этой сферы. С 1950-х гг. началось активное изучение теории и практики внешкольной работы, появились первые диссертационные исследования.

В эти годы возникли новые внешкольные учреждения и организации: пионерские колхозы, детские автотрассы, клубы юных моряков и речников со своими флотилиями и пароходствами, школьные лесничества, специальные учреждения по работе со старшеклассниками (дома комсомольцев-школьников, военно-спортивные клубы и др.).

Продолжалось дальнейшее поступательное развитие системы внешкольной работы, достигнувшей своего расцвета в 1960-е – 1980-е годы[130]. Важным событием этих лет стало открытие 1 июня 1962 г. нового здания Московского городского Дворца пионеров и школьников на Ленинских горах, который с первых дней существования стал организационно-методическим центром пионерской и внешкольной работы не только Москвы, но Советского Союза.

В этот период усиливается роль внешкольных учреждений как методических центров, укрепляются связи со школой и общественностью, педагогическими коллективами внешкольных учреждений. К концу 1970-х гг. завершилось формирование государственной системы внешкольной работы. Внешкольные учреждения стали одним из основных институтов социального воспитания. Была создана государственная система внешкольной работы, не имеющая аналогов в мире, позволяющая удовлетворять разнообразные потребности и интересы учащихся.

1960-е ‑ 1970-е годы — время подъёма и в области подготовки кадров работников внешкольных учреждений. Здесь ведущее место принадлежит Костромскому педагогическому институту имени Н. А. Некрасова, осуществлявшему, в частности, подготовку методистов для Домов и Дворцов пионеров. Научно-педагогическая деятельность по внешкольной работе сосредоточилась в созданном в августе 1969 г. НИИ общих проблем воспитания АПН СССР. В 1970-х – 1980-х гг. в НИИ ОПВ и других педагогических учреждениях страны защищены сотни диссертационных исследований по различным проблемам истории, теории и организации внешкольной работы.

В соответствии с Законом РФ «Об образовании» с 1992 г. внешкольные учреждения стали именоваться учреждениями дополнительного образования детей (статья 26). Постановлением Правительства РФ от 7 марта 1995 г. № 233 утверждено «Типовое положение об образовательном учреждении дополнительного образования детей» (изменения и дополнения к нему утверждены постановлением Правительства РФ от 22 февраля 1997 г. № 212). Работу по преобразованию внешкольного образования в дополнительное возглавило Управление воспитания и дополнительного образования детей и молодёжи Министерства общего и профессионального образования РФ под руководством начальника управления А. К. Бруднова.

С 1997 г. возобновилось издание информационно-методического журнала «Внешкольник». В марте 1999 г. начал выходить журнал «Дополнительное образование», а в 2006 г. – журнал «Наука и практика воспитания и дополнительного образования».

С переходом от внешкольной работы к дополнительному образованию изменились формы и методы работы, требования к педагогам и структура учреждений. Обучение педагогов дополнительного образования взяли на себя педагогические и профессиональные колледжи и университеты. Весьма возросло количество научно-исследовательских работ, связанных с различными проблемами дополнительного образования детей.

Основные виды учреждений дополнительного образования детей, действующих в настоящее время: Центры (комплексы) дополнительного образования, творческого развития, детского творчества, детский (подростковый), внешкольной работы, детский оздоровительно-образовательный, профильные экологический, детского и юношеского туризма и т.д.; дома (дворцы) детского творчества; учащейся молодёжи, профильные ‑ юных натуралистов, техников, туристов, эстетического воспитания, культуры (искусств) и т.д.; клубы, детские студии (по различным видам искусств), станции (юных натуралистов, детского технического творчества и т.д.), детские парки, школы (в различных областях науки и техники, по видам искусств, детско-юношеские спортивные), музеи (детского творчества, литературы и искусства), детские оздоровительно-образовательные лагеря.

Для современного дополнительного образования характерен высокий уровень профессиональной подготовки педагогов, использование современных технологий, методов, форм и ресурсного обеспечения. Цели дополнительного образования по-прежнему ориентированы на удовлетворение познавательных, коммуникативных и творческих потребностей детей и подростков. Система дополнительного образования, сложившаяся в последние десятилетия в нашей стране, – это современный этап развития внешкольной работы с детьми. В практической деятельности для него характерно усиление образовательного блока и его преобладание над культурно-массовым.

Протоколом заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам от 30 ноября 2016 г. № 11 утверждён паспорт приоритетного проекта «Доступное дополнительное образование для детей». Включение приоритетного проекта по дополнительному образованию в портфель Правительства Российской Федерации демонстрирует важность задач по развитию именно этого уровня образования.

Дополнительное образование детей сегодня является неотъемлемой составной частью единого образовательного процесса и должно сопровождать человека на протяжении всей его жизни, способствовать его успеху в жизни.

За время своего существования дополнительное образование детей стало уникальным педагогическим феноменом, заметным событием в культурной жизни страны, открывшим немало новых юных дарований. Среди воспитанников дополнительного образования детей, много тех, кто составил славу России: государственные и общественные деятели, писатели, композиторы, артисты, художники, инженеры, врачи и педагоги и те, чьё творчество уже отмечено признанием профессионалов, вниманием широкой зрительской аудитории. Важно, что всех детей, занимавшихся в учреждениях дополнительного (внешкольного) образования, объединяет стремление к творческому росту, мастерству, бережному отношению к традициям, приверженность гуманистическим ценностям.

Музей истории детского движения располагает интересными и уникальными материалами по истории внешкольной работы, использованными при подготовке юбилейной выставки.

Идея создания выставки по исследуемой проблеме появилась несколько лет назад, но подготовка к ней началась только в 2017 г., с завершением работы над выставкой в честь 95-летия Всесоюзной пионерской организации им. В. И. Ленина.

При разработке концепции выставки, посвящённой 100-летию государственной системы дополнительного (внешкольного) образования детей, главная цель её была определена следующим образом: дать посетителям выставки представление об истоках, создании, формировании, развитии и современном состоянии внешкольного дополнительного образования детей в нашей стране (РСФСР – СССР – РФ) на протяжении 100 лет, показать взаимодействие системы внешкольного воспитания с деятельностью ВЛКСМ на определённом историческом этапе. В связи с целью были сформулированы задачи: показать личности педагогов-внешкольников, создателей и отдельных руководителей внешкольных учреждений, организаций дополнительного образования детей, направлений деятельности внешкольной работы, учёных и т.п.; познакомить посетителей выставки с формами и направлениями работы внешкольных учреждений и учреждений дополнительного образования детей;  показать роль ВЛКСМ в создании, развитии и деятельности учреждений внешкольной работы в 1920-х – 1991 гг.; представить уникальный опыт учреждений дополнительного образования детей; показать систему подготовки кадров, научную и методическую деятельность педагогов и учёных в области внешкольного воспитания и дополнительного образования детей; показать работы и достижения детей, реализующих разные направления дополнительного образования; представить опыт совместной работы учреждений внешкольной работы и комсомольских организаций разного уровня. Специальные пункты о роли ВЛКСМ в развитии внешкольной работы были внесены в связи с исполняющимся в этом же 2018 г. столетним юбилеем комсомола.

Работа над выставкой потребовала от коллектива музея исследовательской работы. История внешкольной работы освещена в трудах специалистов недостаточно, преобладают узкие (история юннатской работы[131], история туристской работы) исследования, имеющие характер хроник, сосредоточенные на констатации фактов. История детского туризма и краеведения освещена лучше других направлений внешкольной работы[132]. В обобщающих работах часто основное внимание уделено статистическим данным, свидетельствующим о росте количества внешкольных учреждений.

Авторы работ, изданных после 1992 г., концентрируют своё внимание на современном периоде, часто рассматривая весь предшествующий период (внешкольной работы) как предысторию взлета дополнительного образования в постперестроечное время[133].

Содержательно материалы выставки структурированы по тематически-хронологическому принципу. 1 стенд – «Истоки» – посвящен истории внешкольной работы с конца XIX в. до 1917 г.; на 2 стенде – «Первые шаги» – показаны мероприятия по организации внешкольной работы после Октябрьской революции 1917 г.; на 3 стенде, «Комсомол и внешкольная работа» освещена роль комсомола в развитии внешкольной работы с детьми. 4 стенд – «Подготовка педагогических кадров и научная деятельность» – охватывает весь период истории внешкольного (дополнительного) образования с 1920-х гг. до современности. 5 стенд – «Детские внешкольные учреждения» – охватывает период с 1930-х до 1980-х годов, а 6 стенд – «От внешкольного воспитания к дополнительному образованию детей» – период с 1990-х гг. до современности. Последующие шесть стендов посвящены отдельным направленностям дополнительного образования; на них представлены, в основном, современные фотоматериалы: 7 стенд «Художественная направленность»; 8 стенд «Техническая направленность»; 9 стенд «Естественнонаучная направленность»; 10 стенд «Туристско-краеведческая направленность»; 11 стенд «Физкультурно-спортивная направленность»; 12 стенд «Социально-педагогическая направленность». На 13 стенде «Научное творчество учащихся» показана направления исследовательской работы. 14 стенд «Международный и Всероссийские детские центры» посвящен современной деятельности в области дополнительного образования, осуществляемой в МДЦ «Артек», ВДЦ «Орленок», «Океан» и «Смена». И, наконец, на 15 стенде «Печатные издания» выставлены издания по дополнительному образованию, преимущественно современные. Несколько стендов были отведены для тематических плакатов разных лет. Кроме того, в витринах были представлены редкие книги, в том числе 3 тома из прижизненного собрания сочинений Н. К. Крупской, авторефераты диссертаций, книги и учебные пособия по внешкольной работе и дополнительному образованию, ящик с палитрой и красками художника, академика Б. М. Неменского, подлинные рисунки юной художницы Нади Рушевой, а также сувенирные платочки и билеты на новогоднее представление, сделанные по её эскизам, наградные кубки и призы, вымпела, открытки, значки, буклеты учреждений внешкольной работы и дополнительного образования детей.

В целом было представлено 629 экспонатов (фото, документы, книги, журналы, брошюры, предметы и др.): 277 – на стендах, 155 – на подиуме, 189 – в витринах, 8 – плакаты).

Торжественное открытие выставки состоялось 26 сентября 2018 г. в Большом гостином зале Московского Дворца пионеров. В этот же день в Большом концертном зале Дворца прошёл праздничный концерт, посвящённый 100-летему юбилею.

Заключительным мероприятием, проведённым в рамках выставки 28 ноября 2018 г., стал Круглый стол «Дополнительное образование: историческая ретроспектива», посвященный 100-летию государственной системы дополнительного (внешкольного) образования детей, подготовленный Ресурсным научно-методическим центром непрерывного образования образовательного комплекса «Воробьёвы горы» совместно с отделом «Музей истории детского движения».

Дизайном и оформлением выставки занималась группа художников Московского Дворца пионеров. Они разработали схему расположения стендов, их оформление, расстановку подиума и витрин, оформление воздушного пространства зала.

Конечно, хотелось, чтобы данная выставка проработала ещё какое-то время, неся историческую и актуальную информацию о деятельности учреждений, о содержании работы с детьми по дополнительным образовательным направленностям, о достижениях в данной сфере деятельности, о замечательных педагогах и воспитанниках системы дополнительного (внешкольного) образования. Но Большой гостиный зал нужен и для других мероприятий, проводящихся на его базе. Возможно, следует создать виртуальную версию нашей выставки, но здесь нужны специалисты.

Изучение истории дополнительного (внешкольного) образования детей сотрудниками нашего Музея продолжается, поступают новые материалы, в том числе книги, журналы, газеты и другие предметы музейного значения. Они также могут стать экспонатами будущих выставок, посвящённых данной тематике.

 

 

 

 

 

Т. В. Садыкова

(Московская область, г. Долгопрудный)

 

Вопросы индивидуализации в проектировании дополнительных общеобразовательных программ туристско-краеведческой направленности

 

Аннотация. В статье приводится опыт проектирования дополнительной общеобразовательной программы туристско-краеведческой направленности, которая прошла апробацию и успешно реализуется в средней общеобразовательной школе. Делается акцент на вопросы индивидуализации в практической деятельности с обучающимися.

Ключевые слова: дополнительная общеобразовательная программа, туристско-краеведческая деятельность, принцип индивидуализации, самореализация, событийно-ресурсная карта, индивидуальная образовательная траектория.

 

Questions of individualization in planning

of the additionalgeneral programs of tourist-regional orientation

 

Abstract. To the article experience of additional general program oftourist-regional orientation that passed approbation andsuccessfully realized at high general school design is driven.  An accent is done on questions of individualization in practicalactivity with student.

Keywords: additional general program, tourist-regionalactivity, principle of individualization, self-realization, eventfully-resource map, individual educational trajectory.

 

Приоритетной задачей, обозначенной в Стратегии воспитания в РФ на период до 2025 года, является формирование нового общественного статуса социального института воспитания, обновление воспитательного процесса на основе оптимального сочетания отечественных педагогических традиций и современного опыта, создание и укрепление новых механизмов воспитания[134]. В качестве базовых принципов Стратегия развития воспитания определяет:

  • принципы субъектности воспитания,
  • социокульутрного развития,
  • гуманистической направленности воспитания,
  • социальной справедливости и равных возможностей детей при организации воспитательного процесса,
  • позитивной социализации и духовно-нравственного становления подрастающего поколения,
  • воспитания граждан демократического общества, способных реализовывать свой личностный потенциал в интересах поступательного развития России, общественного и личного прогресса, осуществлять самостоятельный выбор в пользу гуманистических общечеловеческих и национальных ценностей.

Образование (и основное, и дополнительное) становится не только средством освоения всеобщих норм, культурных образцов и интеграции в социум, но и создает возможности для реализации фундаментального вектора процесса развития человека — индивидуализации — поиска и обретения человеком «самого себя». Как известно, индивидуализация в образовательном процессе определяется как построение индивидуальных образовательных программ, включающих помимо учебной деятельности, субъективность каждого ученика. Индивидуализация — как признание индивидуальных различий — осуществляется в вариативности дополнительных образовательных программ. Однако, как свидетельствует практика, образование оказывается по-прежнему сосредоточено преимущественно на достижении предметных образовательных результатов, не готово обеспечить познавательную мотивацию, предоставить возможности свободного выбора образовательной траектории и сформировать умение проектировать для себя образовательную программу на протяжении всей жизни.

В автономном общеобразовательном учреждении муниципального образования города Долгопрудного средней общеобразовательной школе № 14 в течение нескольких лет успешно реализуется дополнительная общеразвивающая программа «Туристско-краеведческая экспедиция «Вектор». Программа синтезирует в себе несколько предметных областей: краеведение как формирование исторической памяти, спортивно-оздоровительный туризм – как самообеспечение человека в условиях природной среды, основы безопасности и культурологию.

Краеведение и туризм являются важнейшими средствами формирования у подрастающего поколения реального и правдивого представления об исторических событиях. При этом важно формировать у обучающихся субъектную позицию, предоставлять им возможность самим находить подтверждения историческим фактам и самостоятельно оценивать их значение для нашей страны.

Механизм реализации программы строится на принципах индивидуализации. Основная идея заключается в том, что каждый обучающийся проходит собственный путь к освоению того знания, которое именно для него сейчас является наиболее важным. Цель педагога при реализации данного принципа и заключается в помощи каждому в определении собственного образовательного пути и сопровождение его в построении индивидуальной образовательной программы.

В своих исследованиях Т. М. Ковалёва вводит понятие «индивидуализации» как «процесса, при котором активным в выборе содержания своего образования становится сам ребёнок. При индивидуализации позиция ученика становится активной, т.е. ученик выступает в качестве субъекта обучения. Задача индивидуализации – это, прежде всего, научить обучающегося самостоятельно управлять своей образовательной траекторий. И тогда педагог выступает уже как помощник, наставник, репетитор. При таком подходе педагог помогает ученику выявлять и нарабатывать свои собственные техники, приёмы работы, необходимые в построении своей индивидуальной образовательной программы»[135].

Понимая реализацию как исполнение замысла, получение результата, осуществление, воплощение чего-либо, приходим к выводу, что эта деятельность имеет смыслообразующий характер. Это процесс, направленный на самореализацию личности. Самореализация – это всегда выбор человеком направления активности, сферы приложения сил, способа воплощения себя. А сам выбор во многом определяется образом мира человека, установками, осознанием себя.

Структура программы «Туристско-краеведческая экспедиция «Вектор» представляет собой совокупность тематических общеразвивающих модулей туристско-краеведческого содержания и включает в себя 3 модуля, которые реализуются в течение года: «Моя экскурсия» – «Мой поход» – «Моя экспедиция». Каждый модуль включает в себя 3 уровня освоения содержания: эвристический, репродуктивный и продуктивный.

Программный материал эвристического уровня предназначен для формирования готовности обучающегося к включению в образовательную деятельность, для знакомства с основами туристско-краеведческой деятельности, определения уровня общих и специальных способностей обучающегося, создания комфортных условий для последующего выявления возможностей и предпочтений выбора вида деятельности обучающегося с учетом его интересов и способностей.

Программный материал репродуктивного уровня ориентирован на формирование у обучающихся знаний, умений и навыков в выбранной предметной области, способствующих профессиональной ориентации и успешной адаптации к жизни в обществе.

Программный материал продуктивного уровня предполагает формирование знаний, умений и навыков, раскрытие творческих способностей личности в избранной области деятельности на уровне высоких показателей образованности в ней.

В ходе реализации программы задаются субъект-субъектные отношения между обучающимся и педагогом. Выстраивается индивидуальный образовательный маршрут каждого субъекта. Ученик как субъект, задаётся вопросами: какова моя цель, что я хочу, каким образом и где в современной жизни могут быть проявлены ценности и приоритеты, где в этой жизни есть место мышлению и отношениям между людьми.

На каждом модуле может быть реализована индивидуальная программа по выбору, исходя из собственно поставленных целей, задач и запросов обучающихся и родителей. Такой подход позволяет создать условия для выбора индивидуальной траектории обучения по программе. Позволяет участнику не просто вообразить своё будущее, в том числе профессиональное, но и «проиграть» его, исследовать собственные возможности в реальной, «взрослой» деятельности, проверить себя в совместной продуктивной деятельности, где мерой успеха является не школьная оценка, а объективный результат.

Таким образом, обучающийся попадает в ситуацию выбора. Ему предоставляется событийно-ресурсная карта, где он выстраивает свою индивидуальную траекторию (см. таблицу 1) и совместно с педагогом составляют тематическое планирование (см. таблицу 2).

 

Индивидуальная образовательная траектория

Фамилия, имя, отчество __________________________________

Педагог________________________________________________

Цель: (по прохождению модуля, темы) _____________________

Таблица 1

Модуль

(тема)

Деятельность

обучающегося

Обучающийся научится Сроки Форма

Контроля

Родители (ознакомлены): _____________

 

Тематическое планирование

индивидуальной образовательной траектории

Фамилия, имя, отчество __________________________________

Педагог________________________________________________

Цель (например): участие в региональной краеведческой конференции «Отечество»

 

 

 

 

Таблица 2

Дата Тема Персональное

задание

Способы

работы

Сроки Форма

контроля

Результат

 

Эффективность разработки индивидуального образовательного маршрута обуславливается рядом условий:

  • осознание всеми участниками педагогического процесса необходимости и значимости индивидуального образовательного маршрута как одного из способов самоопределения, самореализации и проверки правильности выбора профилирующего направления дальнейшего обучения;
  • осуществление психолого-педагогического сопровождения и информационной поддержки процесса разработки индивидуального образовательного маршрута учащимися;
  • активное включение учащихся в деятельность по созданию индивидуального образовательного маршрута;
  • организация рефлексии как основы коррекции индивидуального образовательного маршрута.

Таким образом, реализация программы «Туристско-краеведческая экспедиция «Вектор» позволяет не только значительно расширить и углубить знания обучающихся об окружающем мире, но и одновременно предоставляется возможность получить и развить разнообразные практические навыки: самоорганизации и самоуправления, общественной социальной активности, преодоления препятствий, обеспечения безопасности, что в конечном итоге, и определяет потенциал туристско-краеведческой деятельности как комплексного средства обучения и воспитания детей.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

И. В. Кувырков

(Московская область, г. Долгопрудный)

 

Малотиражные издания как источник получения

численных данных о заключенных Дмитровского исправительно-трудового лагеря НКВД СССР

 

 

Аннотация. В статье рассматривается вариант методики распределения численности заключённых Дмитровского исправительно-трудового лагеря НКВД (Дмитлаг) по районам строительства канала Москва-Волга на основе малотиражных изданий.

 

Ключевые слова: малотиражные издания, заключённые, Дмитлаг, Дмитров, НКВД, канал Москва-Волга.

 

I.V. Kuvyrkov

(Moscow region, Dolgoprydny)

 

Limited editions as a source of obtaining

numerical data on prisoners of Dmitrov Correctional Labor Camp of the NKVD of the USSR

 

The article discusses a variant of the method of distributing the number of prisoners at the Dmitrov Correctional Labor camp of the NKVD (Dmitlag) by areas of the Moscow-Volga canal construction on the basis of limited editions.

Keywords: limited editions, prisoners, Dmitlag, Dmitrov, NKVD, Moscow-Volga canal

 

Несмотря на довольно большое количество численных данных, относящихся к строительству канала Москва-Волга, некоторые аспекты жизнедеятельности Дмитровского исправительно-трудового лагеря НКВД СССР остаются неизвестными. Благодаря исследованиям историка Н. В. Петрова[136], известны ежеквартальные срезы количества заключенных, работавших в Дмитлаге с 1932 года по момент его закрытия в 1938 году[137]. Однако распределение рабочей силы по районам строительства оставалось неизвестным.

Во время проведения в Долгопрудненском историко-художественном музее экскурсий на тему истории строительства канала Москва-Волга экскурсанты нередко задают вопрос о количестве людей, строивших Глубокую выемку, сложнейший участок канала, протянувшийся вдоль западной границы города Долгопрудного. Из-за отсутствия архивных данных, ответ на этот вопрос был затруднён и давалась очень приблизительное число, исходя из пропорции объёма вынутого на Глубокой выемки грунта (10 млн. м3) к общему объёму вынутого грунта на строительстве канала (143 млн. м3), что составляло 7%. Получавшееся соотношение переносилось на количество заключёных Дмитлага и, например, на 1 апреля 1935 года (общее количество заключенных 195 648 человек), что давало результат чуть менее 14 000 человек.

Приведённая выше методика чрезвычайно приблизительна и не учитывает множество факторов, опираясь лишь на объёмы перемещаемого грунта и совершенно не учитывая огромные объёмы бетонных и вспомогательных работ, которых производилось до трети от объёмов основных работ. К тому же разные геологические условия и различие объектов строительства (плотины, дамбы, русло канала и т.д.) вызывали разную потребность в рабочей силе.

Исследуя приказы по Дмитлагу, неожиданно обнаружился неброский документ. При ближайшем рассмотрении он помог понять более точное распределение заключённых по районам строительства канала. Таковым документом оказался приказ по Управлению МВС и Дмитлага ОГПУ № 113 от 21 мая 1934 года[138] об упорядочении издательского дела. Казалось бы, как связана периодическая печать и количество заключенных? Оказалось, что напрямую.

В приказе, помимо всего прочего, присутствует следующее распределение выпуска прессы:

«Производственные Бюллетени Районов выпускать не чаще одного раза в Десятидневку размером в 1/8 стандартного листа с тиражом: В Волжском районе — 2000, Северном — 1800, Центральном — 3000, Хлебниковском — 1900, Восточном — 170, Южном — 2000, Истринском — 1000, Орудьевском — 500, Весьегонском — 250».

Распределение тиражей выпуска Производственных бюллетеней несомненно соответствует количеству людей, которые будут его читать. Просуммировав общий тираж и получив 14 150 экземпляров, можно вычислить распределение читающих по районам строительства:

Волжский район — 14%, Северный район — 13%, Центральный район — 21%, Хлебниковский район — 13%,Восточный район — 12%, Южный район — 14%, Истринский район — 7%, Орудьевский район — 4%, Весьегонский район — 2%. Итого — 100%

Таким образом, зная общее количество заключенных Дмитлага в интересующем временном срезе, можно рассчитать абсолютное количество заключённых по районам строительства. Например, на 1 апреля 1934 года, когда общая численность заключенных Дмитлага составляла 118 155 человек, распределение было следующим:

Волжский район — 16 700 человек, Северный район — 15 000 человек, Центральный район — 25 000 человек, Хлебниковский район — 16 000 человек, Восточный район — 14 000 человек, Южный район — 16  700 человек, Истринский район — 8 300 человек, Орудьевский район — 4 000 человек, Весьегонский район — 2 000 человек

Однако такое распределение справедливо лишь в ограниченный промежуток времени, поскольку районы строительства меняли свои границы и некоторые даже ликвидировались в связи с окончанием работ. Так, например, в ноябре 1934 года было завершено строительство Истринского гидроузла[139] (Истринский район строительства), после чего заключенные должны были перераспределены на другие участки строительства. Или в сентябре 1936 года было завершено строительство Глубокой выемки Хлебниковского района[140] и высвободившаяся рабочая сила была перенаправлена на строительство Химкинского водохранилища, Речного вокзала и Водного стадиона, ранее входивших в Южный район строительства. Изменение распределения после  ликвидации Истринского района можно скорректировать, распределив высвободившуюся рабочую силу пропорционально количеству заключенных в других районах:

Волжский район — 15%, Северный район — 14%,Центральный район — 23%, Хлебниковский район — 14%, Восточный район — 13%, Южный район — 15%, Истринский район — 0%, Орудьевский район — 4%, Весьегонский район — 2%. Итого — 100%

Но пертурбации Хлебниковского района к осени 1936 года никаким очевидным способом учесть невозможно.

Таким образом, можно сказать, что рассчитанные выше два варианта распределения заключенных Дмитлага по районам строительства справедливы только для наиболее интенсивного периода строительства канала Москва-Волга с середины 1933 года по середину 1936 года, при том, что канал строился с сентября 1932 по июль 1937 года.

Можно ли проверить достоверность вычисленных распределений? Оказалось, что существует способ косвенной проверки высказанных утверждений. Современные исследователи маркетинга для оценки охвата аудитории рекламными объявлениями тщательно исследуют тиражи периодических изданий и установили: «В среднем полагают, что каждую газету читают 3-4 человека, журнал — 7-8 человек. Но эти показатели могут быть ниже или выше в зависимости от вида и содержания конкретного издания»[141]. Воспользовавшись таким подходом можно не точно, но хотя бы качественно вычислить аудиторию одного номера печатного издания.

Подсчитаем количество читателей одного Промышленного бюллетеня, заложенного при составлении упомянутого приказа ОГПУ № 113 от 21 мая 1934. Известна численность заключённых Дмитлага на начало 2 квартала 1934 года (на 1 апреля 118 155 человек) и на начало 3 квартала 1934 года (на 1 июля 162 845 человек). К сожалению, на дату издания приказа, относящуюся к середине 2-го квартала 1934 года, данные о точном количестве заключенных отсутствуют. Но если отследить динамику прироста количества заключенных Дмитлага за 1934 год, то можно обнаружить практически линейную зависимость:

 

Таким образом, количество заключённых на момент выхода приказа вычисляется как среднее арифметическое между данными на 1 апреля и 1 июля и в абсолютном выражении составляет примерно 140 500 человек. Разделив это количество «читателей» на ранее подсчитанный общий тираж Производственного бюллетеня (14 150 экземпляров), получаем 9,93 человека на один экземпляр бюллетеня. Цифра в 9,93 читателя оказалась удивительно близка к круглой цифре 10! С большой вероятностью составители приказа руководствовались именно таким распределение тиража – по одному экземпляру на 10 человек.

Необходимо учитывать, что расчёты распределения заключённых по районам строительства не совсем математически точны, сделаны с допущениями и усреднениями и действуют не на весь период строительства канала Москва-Волга. Но подход расчёту заключённых через тиражи изданий оказывается более точным, чем расчёт по объёмам земляных работ. И установить количество строителей Глубокой выемки получается более корректно – в пиковый по количеству заключённых период времени (на 1 апреля 1935 года 195 648 человек) на этом участке канала работало около 14% от всех заключенных, то есть свыше 27 000, что значительно отличается от первоначальных расчётов.

Итак. Хотя тиражи внутренней Дмитлаговской прессы не связаны напрямую с количеством заключённых на строительстве канала Москва-Волга, малотиражные издания являются дополнительным и весьма достоверным источником для получения сведений о количестве заключенных Дмитровского исправительно-трудового лагеря НКВД СССР.

 

 

 

 

В. В. Копытков, В. И. Щипин

(Москва)

 

История дома Ф. С. Мокеева в с. Черевково и судьба его хозяина

 

Аннотация. В статье рассказывается о Фёдоре Степановиче Мокееве, одном из передовых северных крестьян второй половины XIX в., успешно внедрявшем в своём хозяйстве новые агротехнические приёмы, последние достижения агрономической науки. До сегодняшнего дня сохранились посаженная им кедровая роща, ставшая памятником регионального значения, и построенный Мокеевым дом, долгие годы украшавший Черевково.

 

Ключевые слова: садоводство, огородничество, фермер, кедры, деревянное зодчество.

 

  1. Kopytkov, V. Shchipin

(Moscow)

 

History of the house of F.S. Mokeyev

in the village of Cherevkovo and destiny of its owner

 

The paper is dedicated to Fyodor Stepanovich Mokeyev, one of progressive northern countrymen of the second half of 19th century who was successfully putting into life in his household newest agricultural methods, latest advances in the agronomical science. The cedar grove planted by him which has become a monument of regional significance and the house that Mokeyev built which was adorning Cherevkovo for many years have survived to this day.

Keywords: horticulture, vegeculture, farmer, cedars, wooden architecture.

 

Путешественника, подъезжающего к с. Черевково Красноборского района Архангельской области со стороны Котласа, встречают широко известные «гусевские дома», ставшие своеобразной визитной карточкой этого северодвинского села. Если же путешественник подъезжает к Черевкову с противоположной стороны, то сначала он видит знаменитый кедровый сад, а потом, миновав мост через речку Лудонгу, его взгляд привлекает старый, внушительных размеров двухэтажный дом, расположенный справа от дороги. Конечно, гусевские исполины намного больше по размерам, да и своими украшениями впечатляют. Но дом в дер. Астафьевской у Лудонги необычен, видно, что сегодня ему чего-то не хватает. Здание обшито потемневшим от времени тёсом, окна плотно закрыты ставнями, заметно, что здесь давно никто не живёт. Приглядевшись, можно увидеть, что подшивка свесов крыши всё ещё сохраняет следы исчезнувшей красоты этого здания – затейливый растительный орнамент. При внимательном рассмотрении обращает внимание отсутствие мезонина, который явно был, но сейчас его нет. Что же это за дом, кому он принадлежал и какова его судьба?

Дом у Лудонги был построен в 1892 г. состоятельным крестьянином Фёдором Степановичем Мокеевым, известным в черевковской округе под прозвищем «Фермяк», в основе которого лежит слово фермер, немного изменённое местными крестьянами. Такое прозвание он получил за свою страсть к садоводству, огородничеству и разведению пчёл. Причём страсть эта имела серьёзную основу – Фёдор Степанович закончил школу садоводства и пчеловодства на Украине.

Родился Ф. С. Мокеев осенью 1837 г. в семье зажиточного крестьянина дер. Мыс Степана Алексеевича Мокеева[142]. С детства он увлекался сельским хозяйством и мечтал получить соответствующее образование. Выбор пал на практическую школу садоводства и пчеловодства П. И. Прокоповича, расположенную в Конотопском уезде Черниговской губернии. Но существовало серьёзное препятствие – Фёдор стоял на рекрутской очереди и ожидал призыва в армию. Его отец, Степан Алексеевич, предпринял всё возможное, чтобы помочь сыну. В 1860 г. он даже уговорил одного из самых богатых жителей Черевкова, Ивана Андреевича Пирогова, чтобы тот провёл «разъяснительную» работу среди крестьян своего сельского общества, добиваясь положительного решения о снятии Фёдора с рекрутской очереди. Иван Пирогов, используя свой авторитет и влияние, лично обошёл все дома крестьян Русановского сельского общества, уговаривая каждого дворовладельца проголосовать на сельском сходе за разрешение Фёдору выехать на учёбу. Кроме того, Пирогов устроил у себя на дому угощение для наиболее влиятельных мужиков. В итоге сельский сход принял «приговор» разрешить Ф. С. Мокееву учиться[143].

Но этому решению воспротивился дядя Фёдора, Николай Алексеевич Мокеев, так как теперь рекрутскому набору подлежали его сыновья. 26 марта 1861 г. он направил жалобу на противоправные действия своего брата и Ивана Пирогова в Петербург, на имя министра государственных имуществ. Жалоба была переадресована в Вологодскую палату государственных имуществ, которая 20 июня того же года приняла решение оставить Фёдора в рекрутской очереди[144].

Прошло несколько лет, и Фёдор всё же добился возможности учиться. Так, в конце шестидесятых годов XIX в. Фёдор Степанович оказался на хуторе Пальчики в Конотопском уезде, где размещалась школа садоводства и пчеловодства.

Учиться было интересно. За два года учащиеся получали огромный объём полезной информации. В первый год ученики помимо начальных агрономических знаний осваивали столярное и бондарное ремесло, а также «приучались к пчеловодству показом начальных и простых предметов», неграмотные обучались грамоте и арифметике. На второй год они проходили уже полный курс пчеловодства и приобретали все практические навыки. Кроме пчеловодства в хозяйстве школы большое внимание уделялось развитию овощеводства, садоводства, животноводства и даже шелководства.

После окончания учёбы Фёдор несколько лет проработал в крупных имениях на юге России, но позже принял решение вернуться на родину.

Так впервые в Черевкове и в деревнях на десятки вёрст вокруг появился человек, владеющий профессиональными знаниями по агрономии, животноводству и пчеловодству.

Вероятно, именно Фёдора Степановича следует считать первым черевковским пчеловодом, так как только в двадцатые годы ХХ столетия пчёлами стали заниматься бывший дьякон Иван Степанович Карпов в Ляхове и учитель Александр Григорьевич Цивилёв в Черевкове.

Но не только пчелиными ульями удивил земляков Фёдор Мокеев. Как писала газета «Вологодские губернские ведомости» в 1884 г.: «крестьянин Сольвычегодского уезда Черевковской волости и общества, деревни Мыса Фёдор Степанов Мокиев, обучавшийся в школе садоводства и пчеловодства в Конотопском уезде Черниговской губернии, занимается ныне в месте своего жительства… садоводством и пчеловодством, разведением сеяния разных сортов хлеба и травосеянием»[145]. Кроме того, он закупил в своё хозяйство двух породистых тёлок и быка-производителя. Вскоре довёл стадо коров до десяти голов, причём коровы давали за удой по десять литров молока и более, тогда как от коров местной породы можно было получить не более пяти литров. Были куплены молотилка и веялка, построен крытый ток. Новые агротехнические приёмы позволили резко повысить урожайность высеваемых на полях ржи, ячменя и пшеницы. Помимо перечисленных агрокультур этот крестьянин-новатор выращивал кукурузу, гречиху и листовой табак; занимался садоводством – в его саду росли яблони, груши, вишни, крыжовник, чёрная и красная смородина и даже шелковичные деревья. Тогда-то и закрепилось за Фёдором Степановичем прозвище Фермяк[146].

Поздней осенью 1888 г. к обрывистому берегу Лудонги, впадающей в один из протоков Северной Двины в 3 км от Черевкова причалил карбас с необычным грузом. В берестяных коробах вместе с комом земли были бережно упакованы небольшие, с аршин величиною (около 70 см) деревца с длинной темно-зелёной хвоей. Разгружавшие карбас крестьяне осторожно выносили их на берег. Фёдор Степанович привёз целую сотню кедров из Коряжемского Николаевского монастыря. Наконец-то осуществилась его давняя мечта – создать сад из этого красивого дерева. За саженцы он заплатил монахам по тем временам немалые деньги – 100 руб., то есть по 1 рублю за каждый кедрик. А на рубль тогда можно было купить пару взрослых овец.

Если учесть, что возраст саженцев составлял в среднем 6-8 лет, то в 1918 г. кедрам в  Черевковской роще уже исполнилось 137 лет.

Место для посадки оказалось весьма удачным – надпойменная терраса с незначительным уклоном к юго-востоку. Самая нижняя её часть, переходящая в пойму, в отдельные годы на короткое время затопляется паводковыми водами.

Работы по посадке выполняли местные крестьяне, специально нанятые Фёдором Степановичем для этой цели. Делали всё так, как указывал хозяин. Всю площадь посадки разметили на квадраты по две сажени. На углах квадратов копали небольшие ямы, дно их засыпали чёрной почвой, которую брали в пойме речки Лудонги. Вокруг кедров по периметру посадили в два ряда липу, а также берёзу, тополь, ель, пихту[147].

Ф. С. Мокеев хорошо знал, что, например, на Вологодчине так были обсажены многие дворянские имения. Далеко не все кедры приживались сразу, и создателю сада пришлось не раз ездить в Коряжму и привозить оттуда саженцы для замены погибших.

Кроме земледелия Фёдор Степанович успешно занимался торговлей. На пике предпринимательства, в 1892 г., он решил построить новый дом, в котором на первом этаже разместилась торговая лавка и складские помещения, а на втором жилые комнаты. Кровля здания была железная, зелёного цвета, с водосточными трубами по углам. По периметру её завершали такие же карнизы, украшенные просечным ажурным орнаментом. Строение венчал мезонин с широким балконом и арочным портиком, выполненным в виде резного балдахина с кистями и закреплённом на шести резных колоннах. Окно и перила балкона украшала красивая рельефная резьба по дереву: солнечная корона, пышные гроздья винограда, райские птицы, причудливые узорочья. За преобладание светлых тонов в покраске это здание в народе прозвали «Белый дом».

Стоит отметить, что подобной декоративной резьбой в Черевковской волости на рубеже XIX – начала XX вв. был украшен не только «дом Фермяка». На сохранившихся старых фотографиях видно, что художественным декором такого же высокого уровня отличались мезонины и балконы домов богатых черевковских крестьян А. И. Антонова в дер. Кухтырёвской, А. М. Рудакова в дер. Рухлятинской и, конечно же, братьев М. С. и И. С. Гусевых. Также в самом селе Черевкове до наших дней сохранился лабаз торговца А. И. Пирогова, окна которого обрамлены наличниками очень изысканной художественной работы. Несомненно, что в украшении всех перечисленных строений прослеживается характерный стиль одного и того же мастера-резчика – настоящего художника, имя которого ещё предстоит установить историкам[148].

На мезонин дома Ф. С. Мокеева обратил внимание известный художник и искусствовед Игорь Эммануилович Грабарь. Он запечатлел это произведение искусства во время путешествия по Русскому Северу в 1902 г. и впоследствии опубликовал его фото в первом томе фундаментальной «Истории русского искусства», выпущенной издательством И. Н. Кнебеля. Правда, в подписи к иллюстрации в книге он не указал конкретную принадлежность этого шедевра деревянного зодчества, обозначив его просто как «вышку богатого дома в Черевкове»[149]. Тем не менее, нам удалось идентифицировать на опубликованном изображении дом Ф. С. Мокеева, сравнивая снимок И. Э. Грабаря с другими фотографиями указанного здания, которое во время поездки художника ещё не было полностью обшито тёсом. Совпадает не только форма самого балкона, но и устройство наличников и оконных рам, скреплённых металлическими уголками и имеющих нехарактерное для других черевковских построек разделение в верхней части тонкой вертикальной перегородкой. Так нежданно-негаданно «Белый дом» Ф. С. Мокеева навсегда остался в истории одним из образцов русского деревянного зодчества.

Однако дальнейшая судьба уникального «Белого дома» была незавидной. После смерти Фёдора Степановича (около 1914 г.) он оказался в руках Михаила Яковлевича Попова из дер. Мардановская Алексеевской волости (вблизи Красноборска). Попов был капитаном парохода «Архангельск», но не проходил мимо подвернувшейся возможности приобрести тот или иной земельный участок. Так, в ноябре 1910 г. в его руки попала значительная часть земельных угодий дер. Астафьевская после того, как двоюродный брат и тёзка Фёдора Степановича Фёдор Николаевич Мокеев просрочил вексель на 3 тысячи рублей. Затем и «дом Фермяка» оказался в руках М. Я. Попова[150].

После революции М. Я. Попов продолжал проживать с семьёй в «Белом доме», но часть его была конфискована. А в 1930 г. Михаил Яковлевич был раскулачен и отправлен на лесозаготовки, однако вскоре сумел оттуда сбежать и скрыться. В 1931 г. дом, амбары, баня, лошадь и корова были конфискованы и проданы в счёт погашения сельхозналога. В «Учётной карточке по кулацкому хозяйству» М. Я. Попова было записано, что до революции он «имел крупное сельское хозяйство, имел частновладельческую землю, сенокоса до 50 га, имел кедровый сад до 2 га, обрабатывал наёмным трудом, держал батраков до 30 человек; также и после революции занимался скупкой и перепродажей сельскохозяйственных продуктов, занимался эксплуатацией чужого труда до 5 человек до 1930 года»[151].

Позже в южной части «Белого дома» размещалось фабрично-заводское училище, а северная была отдана под квартиры. Здесь, в частности, проживала Прасковья Васильевна Лапина.

В 1942 г. дом купил Алексей Яковлевич Антропов. Примерно в конце пятидесятых годов ХХ в. уникальный балкон «Белого дома» был разобран. Снятыми резными украшениями хозяева топили печи. Однако некоторые элементы накладной художественной резьбы, располагавшиеся вокруг окна мезонина, сохранялись на здании ещё на протяжении нескольких десятилетий. Часть из них находится ныне на хранении в Черевковском музее.

После смерти А. Я. Антропова дом перешёл по наследству его детям, Е. А. Антропову и Н. А. Дементьевой. По договорённости между братом и сестрой в конце 1990-х гг. мезонин дома был снят и перевезён в дер. Фроловская под Красноборском, где Нина Алексеевна использовала его для постройки дома.

Такова краткая история черевковского «Белого дома», «дома Фермяка», одного из великолепных гражданских строений конца XIX в., вошедшего в качестве образца деревянной архитектуры в многотомную «Историю русского искусства» академика И. Э. Грабаря. Сегодня нам остаётся лишь сожалеть, что этот уникальный памятник народного зодчества так и не был своевременно выявлен специалистами областного отдела культуры и не взят под охрану государства.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Е. А. Гаврилина (Москва)

 

Выбор приоритетных направлений в каталогизации

вспомогательного документального фонда Центрального музея МВД России

 

Аннотация статьи: Каталоги оптимизируют работу с музейными собраниями. Их применение актуально и подтверждается многолетним использованием в работе научными сотрудниками, хранителями фондов музеев. Музейные предметы, к которым имеется повышенный интерес, определяют направления в каталогизации музейных собраний.

Ключевые слова: музей, создание, каталог, подвиг, герой.

 

  1. A. Gavrilina (Moscow)

 

Selection of priority directions in cataloging

Auxiliary Documentary Fund of the Central Museum of the Ministry of Internal Affairs of Russia

 

Annotation of the article: Catalogs optimize work with museum collections. Their use is relevant and is confirmed by the long-term use in the work of research assistants, custodians of museums funds. Museum subjects, which have an increased interest, determine the direction in the cataloging of museum collections.

Keywords: museum, creation, catalog, feat, hero.

 

В Москве на улице Селезневской, 11 располагаются здания архитектурного памятника XVIII-XIX вв., с середины XIX в., относящихся к Сущевской полицейской части. Центральное здание и один из флигелей находятся в ведении Центрального музея МВД России. Его открытие для экскурсантов состоялось 4 ноября 1981 года[152]. Более чем за десятилетие до этого события, в том же году, в котором вышел приказ МВД СССР от 16 июня 1970 года «О создании Центрального музея»[153], началось комплектование предметов музейного значения для будущего музея.

Музей нацелен на патриотическое и нравственное воспитание личного состава органов внутренних дел, студентов ВУЗов, слушателей курсов повышения квалификации  и школьников.

Исторический профиль музея[154], подлинность предметов, степень их сохранности являются критериями при определении музейного предмета в основной или вспомогательный фонд. Много учтено в музее копий и муляжей документов. Такие музейные единицы фиксируются почти всегда в инвентарных книгах вспомогательного документального фонда. Однако, в этом фонде встречаются и довольно редкие подлинные предметы.

Вспомогательный документальный фонд самый крупный в ЦМ МВД России. Он часто является подспорьем основному документальному: его резервом и дополнением, т.к. используется для отбора фондового материала по заявкам из организаций, реэкспозиции,  при обновлении экспонатов в залах. В музей обращаются люди различных профессий, связанных с издательской деятельностью и кино для воссоздания достоверной исторической картины в каком-либо фильме или печатном издании. Запрашиваются фотографии зданий, вывесок, обмундирования сотрудников и многое другое. Обращаются в музей и физические лица для восстановления семейного архива.

С целью упрощения работы по подбору музейных предметов научные сотрудники музея пользуются каталогами. Например, это каталог грамот (1920-1930 гг.) составителя Кравец И. П., 2000 г.; каталог грамот (1940-1959 гг.) составителя Поповой О. И., 2003 г.; два тематических каталога составителя Маскаевой Г. М. по плакатам, 1998 г. и по фотоальбомам, 1996 г.  Описания грамот, тематические деление плакатов и фотоальбомов определило направления для продолжения работы по составлению каталогов и систематизации музейных предметов вспомогательного документального фонда в них.

Большая часть фондового материала посвящена подвигам милиционеров и полицейских. Работа с уже созданными каталогами это подтверждает.

Каталоги грамот вспомогательного документального фонда ЦМ МВД РФ включают сведения о грамотах Президиума Верховного Совета СССР о вручении Красного Знамени стрелковым полкам войск НКВД, отдельным: стрелковым батальонам, бронепоездам, инженерно-противохимическим батальонам, истребительно-противотанковому дивизиону 2 мотострелковой дивизии, батальонам связи 2-ой мотострелковой дивизии, мотострелковому полку войск НКВД. Вручались сотрудникам внутренних дел почётные грамоты за самоотверженную работу в органах милиции в период Великой Отечественной войны, грамоты за успешную работу по обеспечению пожарной безопасности в дни Великой Отечественной войны с немецко-фашистскими захватчиками и др.[155].

Разделы тематического каталога плакатов: «Внутренние войска», «Великая Отечественная война 1941-1945 гг.», «Подвиг», «Уголовный розыск», «Участковые инспектора», «Чернобыль», «Персоналии», «Российская Федерация» также включают музейные предметы, раскрывающие о подвиги при несении службы сотрудниками органов внутренних дел. В каталоге фотоальбомов – это темы: «Великая Отечественная война 1941-1945 гг.», «Памятники», «Подвиг», «Города, области».

Важным видом деятельности внутренних войск в годы войны была борьба с бандитизмом[156]. С 1941 г. НКВД СССР было сформировано для действующей армии или же передано в Народный Комиссариат Обороны 29 дивизий[157].

Органы и войска НКВД участвовали в развёртывании партизанского движения; создании отрядов, диверсионных групп по борьбе с врагами на оккупированной территории, когда при Ставке Верховного Главного Командования был создан Центральный штаб партизанского движения. Одним из источников формирования партизанских отрядов явились истребительные батальоны[158].

По пограничным войскам, входившим в НКВД, потери составили за период войны 61400 человек, по всем другим войскам НКВД (внутренним войскам) – 97700 человек, в том числе 2156 воинов внутренних войск в период Великой Отечественной войны погибли в борьбе с бандитизмом. А после окончания Великой Отечественной войны за 1946-1955 годы в борьбе с бандитизмом 2367 военнослужащих внутренних войск были убиты и 4152 ранены[159]. Обо всём этом свидетельствуют экспонаты, размещённые в залах ЦМ МВД России.

Составляемый каталог будет посвящён сотрудникам органов внутренних дел СССР и РФ.

Первое направление.

Каталог с документальными, справочными материалами, включающий ещё и аннотированные фотоизображения – фотопортреты, рабочие моменты несения службы. Непременно в каталоге будут обозначены награждённые сотрудники – чем награждён, за что и когда. Разделы каталога планируется разделить по территориальному признаку. Работа в этом направлении будет проводиться, т.к. запросы поступают в музей из разных городов, регионов России при создании экспозиций по истории полиции.

Несение службы сотрудниками правоохранительных органов сопряжено с опасностями, как в мирное так и в военное время. 129 документальных очерков о сотрудниках милиции и военнослужащих внутренних войск, выполнявших свои служебные обязанности в экстремальных ситуациях, проявивших образцы мужества и гражданского долга и удостоенных высшей государственной награды – звания Героя Российской Федерации[160] представлены в издании «Герои России. Сборник документальных очерков МВД России». Многие из них были удостоены этого звания посмертно, как например, Ласточкин Владимир Евгеньевич и Фарелюк Антон Михайлович. Подвиги обоих Героев Российской Федерации показаны в экспозиции, но в разных залах, раскрывающих темы отдельных служб МВД.  Часть фондового материала о Ласточкине Владимире Евгеньевиче и Фарелюке Антоне Михайловиче имеется во вспомогательном документальном фонде ЦМ МВД России.

Для определения направлений каталогизации, кроме изучения каталогов вспомогательного документального фонда ЦМ МВД России и обзора за два года поступивших заявок на подбор музейных предметов, также проводилась работа по изучению учётных записей музейного собрания вспомогательного документального фонда в инвентарных книгах. При работе с ними выявлен ряд наименований, которые из года в год пополняют указанный фонд ЦМ МВД России. Это: афиши; адреса поздравительные и приветственные; аннотации; аттестаты; брошюры, бюллетени; билеты партийные, депутатские, комсомольские, членские, пригласительные, отпускные, ударников, а также участников; выписки из протоколов,  приказов, трудовых списков; газеты и вырезки из газет; воспоминания; грамоты; декреты в журналах; дипломы о награждении; дневники; журналы; записки пояснительные, сопроводительные, служебные; книги; книжки ударников; копии актовых записей; личные дела и листки; мандаты; некрологи; накладные; описания подвигов; очерки; похвальные листы; письма; плакаты; повестки; постановления; послужные списки; представления на звания; приветствия; приказы и приложения к ним; пропуска; проспекты; рапорты; распоряжения; сведения о прохождении службы; биографические данные; авторские свидетельства; удостоверения; копии указов; служебные, боевые характеристики; статьи; трудовые списки; справки архивные, автобиографические, биографические; телеграммы; телефонограммы; альбомы и фотоальбомы; личные, регистрационные, медицинские карточки. Подлинные снимки и копии, на которых запечатлены руководящие лица в системе МВД, сотрудники органов внутренних дел и подразделений, выпускники ведомственных учебных заведений, ход занятий, инструктаж, различные памятные события, фотографии приказов, плакатов, документов, вымпелов и вещественных доказательств.

Большую часть из перечисленного планируется показать в каталоге, посвящённом сотрудникам органов внутренних дел по выбранному первому направлению.

Актуальны будут и следующие два направления, в которые будут включены часто запрашиваемые музейные предметы

Второе направление каталогизации – это каталог с иллюстрациями, фотографиями с аннотациями, на которых запечатлены министры и наркомы внутренних дел нашей страны, руководители отдельных служб и подразделений.

Третье направление – участники расследования, задержания и фигуранты уголовных дел в дореволюционной России, в советский (в период установления власти Советов, в военный, послевоенный), постсоветский, 2000-е годы и по настоящее время. В каталоге будут представлены фотографии, статьи из газет и различные документальные источники.

Внимание государства и общества к патриотическому воспитанию, а, следовательно, и к деятельности музеев, открывает новые перспективы, создает новые возможности для их развития. Выбранные три направления каталогизации будут востребованы и явятся важным подспорьем в музейной деятельности.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С. А. Балабаев (Москва, Зеленоград)

 

История одного кирпича и судьбы людей

 

Аннотация. В данной статье рассматривается история членов семьи Рахмановых, связанных с кирпичным заводом около станции Крюково.

Ключевые слова: Рахмановы, кирпич с клеймом, Иван Карпович Рахманов, Крюково, Зеленоград/

 

S.A. Balabaev (Moskou, Zelenograd)

 

Story about the brick and destiny of people

This article tell the story of members of the Rakhmanov family associated with a brick factory near the station Kryukovo.

Keywords: Rakhmanov, brick with a brand, Ivan Karpovich Rakhmanov, Kryukovo, Zelenograd

 

Еще недавно, недалеко от станции Крюково, на развалинах старой деревни можно было встретить старинные кирпичи[161]. Они были крупнее обычных, а в их центре красовалось клеймо с надписью «И. К. РАХМАНОВЪ, КРЮКОВО»

Наверное, многие задавались вопросом, а кто такой, этот И. К. РАХМАНОВЪ? И какое имеет отношение этот кирпич к деревне Крюково? Именно об этом и пойдет наш рассказ.

Наша история может начаться как сказка. Давным-давно в Москве жил один купец. И было у него три сына. Звали этого купца Карп Иванович Рахманов. Он принадлежал к старинному старообрядческому роду. Их родоначальником считается Леонтий Рахманов (род. в 1725) – крестьянин, выкупившийся у своей помещицы Ольги Александровны Жеребцовой. Получив вольную, он переселился в Москву, где вскоре стал купцом 3-й гильдии. Рахманов и его потомки, занимались оптовой торговлей хлеба, чем неплохо зарабатывали. Его внуки Федор и Алексей основали фирму «Братья Ф. и А. Рахмановы», закупавшую хлеб в Поволжье, в Тульской и Калужской губерниях.

Тем же самым занимался и их двоюродный брат Иван[162]. Помимо торговли, Рахмановы занимались благотворительностью. В голодный 1840 год, они, вместе с другими знаменитыми купеческими семьями собрали огромную сумму денег и пожертвовали голодающим. За это члены семейства были представлены к правительственной награде, которую, увы не получили. Комитет министров, да и сам император посчитал невозможным вручить награды представителям старообрядчества.

Но вернемся к нашей истории. У Ивана Георгиевича Рахманова – того самого двоюродного брата основателей фирмы – был сын. Звали его Карп. Карп Иванович Рахманов. 3 февраля 1850 года он женился на Ксении Егоровне Воробьевой, которая также происходила из древней купеческой и старообрядческой семьи. В их семье, не считая ребят, умерших в младенчестве, было 7 детей – 4 девочки и 3 мальчиков. Старшего сына звали Сергей, среднего – Иван, а младшего – Георгий.

Про старшего из мальчишек – Сергея информации совсем немного. Родился он в 1859 году и был женат на Агнии Павловне Свешниковой. О ней самой также мало что известно, зато гораздо более знаменита её дача в Крыму. Дом располагался на красивейшем месте – отвесной 40-метровой скале мыса Ай-Тодор недалеко от Ялты. Именно Агния Павловна и дала название этому месту, которое известно сейчас каждому из нас, – «Ласточкино гнездо». Знаменитого белоснежного замка тогда еще не было. Стояло лишь деревянное строение.

В 1911 году дачу продали нефтепромышленнику барону фон Штейнгелю, который и построил знакомый нам красавец – особняк.

Младшим из сыновей Карпа Ивановича был Георгий. Он родился 27 июня 1873 г. Георгия Карповича считают наиболее известным представителем всего рода Рахмановых. Он был одним из немногих членов семьи, кто выбрал для себя путь не предпринимателя, а учёного. Закончив Московскую гимназию, молодой человек поступил в Московский Государственный университет на кафедру физической географии и метеорологии. Его учителем был известный геофизик Эрнест Егорович Лейст. Этот человек был знаменит тем, что объяснил возникновение знаменитой Курской магнитной аномалии. Учёный предсказал присутствие там большого количества залежей магнитного железняка. Правда обнаружили её в этих местах уже после смерти учёного, в 1926 году.

С 1896 года Георгий Карпович начал преподавать в МГУ краткий курс метеорологии. Тогда же он выпустил свой учебник – «Основы метеорологии». В университете Рахманов столкнулся с проблемой публикации научных работ. Администрация крайне неохотно бралась печатать статьи молодых и ещё неизвестных специалистов. Такая ситуация не устраивала Георгия Карповича, и он, располагая большими возможностями, основывал собственное издательство – «Научное слово». В нём он начинал печатать одноимённый журнал, в котором публиковались такие знаменитые учёные как Илья Мечников, Иван Сеченов, Владимир Ключевский, Николай Умов, Владимир Вернадский и др.

Средним сыном Карпа Ивановича и был наш герой – Иван Карпович Рахманов. Именно его имя и выбито на старинном кирпиче, с которого начался наш рассказ.

Родился Иван в 1871 году. 28 октября 1892 года он женился на Ксении Дмитриевной Миловановой, 17-летней дочери московского купца 1-й гильдии, владельца кирпичных заводов Дмитрия Осиповича Милованова. Об этой свадьбе писали недоброжелатели старообрядчества: «Вот и ещё свидетельство свободы и торжественности, с какою раскольничьи попы на Рогожском кладбище отправляют свои служения и разные требы: через несколько дней после погребения Георгия Виноградова, происходило здесь торжественное венчание раскольника-миллионера Рахманова с дочерью такой же владелицы миллионов, не раз упомянутой вдовой Миловановой. На этой пышной раскольничьей свадьбе присутствовали и многие православные…»[163].

У Ивана Карповича и Ксении Дмитриевной по некоторым данным было 7 детей. Из них пятеро – девочки – Ксения, Александра, Пелагея, Серафима и Ольга.

Сначала молодая семья жила в родовом доме Рахмановых у своего отца Карпа Ивановича. Однако после его смерти дом целиком перешёл во владение двоюродного брата Ивана Карповича, и младшие сыновья были вынужден искать себе новое местожительство. Так Георгий и Иван приобрели особняк на Бауманской улице в Москве. Архитектор Иван Кондратенко перестроил его, в соответствии со вкусами братьев, и добавил на фасаде изображение литеры «R» по начальной букве фамилии рода. Дом этот до сих пор сохранился, как и буква «R» на его фасаде.

Помимо этого здания, братьями Рахмановыми был приобретен и соседний дом. Он также был перестроен и на его фасад добавлена литера «R». Этот дом братья использовали как деловую контору.

Семья разрасталась, и Иван Карпович решил приобрести себе собственный дом. В 1906 году он переехал на Малую Дмитровку, в дом 29.  К этому времени он уже был владельцем небольшого кирпичного завода на станции Крюково. На этой же Малой Дмитровке, в так называемом «чеховском домике», располагалась и контора этого кирпичного завода.

Интересная улица, Малая Дмитровка. В прошлом по ней пролегала дорога, ведущая на город Дмитров, которая и дала ей название. Но нам она интересна тем, что удивительным образом сразу несколько домов здесь связаны с нашими местами. Даже можно сказать более точно – напрямую с Крюково. На этой улице жил Иван Александрович Фонвизин – брат владельца сельца Крюково Михаила Фонвизина. Правда, к сожалению, этот дом не сохранился. Зато сохранилась усадьба Соймонова – дом, в котором долгое время жил декабрист Михаил Фотиевич Митьков – брат следующего

Здесь же, как уже было сказано, располагалась контора кирпичного завода нашего главного героя – Ивана Карповича Рахманова.

В списке фабрик и заводов Москвы и Московской губернии можем найти запись об этом кирпичном заводе.

Исходя из этой записи можно понять, что у Рахманова работало 195 рабочих, а само производство приводилось в действие паровой машиной. Причина расположения завода в наших местах понятна – почва тут глинистая, материал под рукой. Помимо Рахмановских, на территории нашего города и в Андреевке располагалось еще несколько кирпичных заводов – Альберта Мосса, братьев Л. и Е. Каменских. По своему размеру они были несколько меньше.

В Крюково у Рахмановых была еще и дача. Она располагалась на территории современных 8 и 9 микрорайонов. Между магазином «Перекресток», автомобильной стоянкой в 9-м районе и корпусом 820 в 8-м районе. А вот участок при усадьбе занимал огромную территорию: он тянулся от железной дороги, до пруда Водокачки (Школьное озеро) и речки Сходни.

Сохранились воспоминания местных жителей о Иване Карповиче, правда, далеко не самые приятные. Дело в том, что по территории его владений проходила дорога от деревень, находившихся в северной части города (Савелки, Ржавки), до железнодорожной станции, которой пользовалось не одно поколение крестьян. Рахманов не любил незваных гостей. Поэтому, чтобы дойти до станции, жителям приходилось делать большой крюк. Естественно, это вызвало их негодование. Не раз Иван Карпович платил из-за этого штраф до 2 тыс. рублей, но разве это были деньги для такого человека, как Рахманов? Также, он не позволял детям рвать на территории его имения боярышник. Кстати, его остатки можно увидеть и сейчас – на территории школы 1528 (корп. 844) в 8-м районе. К сожалению, не сохранилось фотографий поместья Рахманова в Крюково. Если лишь совместное фото его дочерей, сделанное в наших краях.

Иван Карпович занимался и общественными делами. Он входил во многие советы и организации старообрядцев, а в некоторых из них был руководителем. Так в 1903-1906 годах он был попечителем Рогожского богаделенного дома.

16 апреля 1905 года вышел императорский указ «Об укреплении основ веротерпимости». Благодаря ему, отношение к старообрядцам смягчалось. Были распечатаны и вновь открыты многие старообрядческие церкви[164].

Вдохновлённый этим, Иван Карпович Рахманов начинает заниматься сохранением и реставрацией знаменитой Никольской молельной в Царском переулке. Основана она была ещё в начале XIX века купцом Николаем Дмитриевичем Царским. На протяжении полувека эта молельная была центром старообрядцев одного из районов Москвы. Однако со временем стены её обветшали, и молельня стала требовать починки. Из-за указа 1826 года, по которому запрещалось строить новые или реставрировать старые старообрядческие церкви, начать её ремонт было почти невозможно.

Начал попытки по восстановлению молельной еще Карп Иванович в 1880 году. Он писал по всем инстанциям, дабы добиться разрешения на реставрацию храма. Дело дошло до московского генерал-губернатора Долгорукова (кстати, владельца села Никольское, что было в северной части Зеленограда). Тот отправил это дело в министерство. Только в 1882 году был получен ответ. В качестве исключения, Карпу Ивановичу Рахманову было разрешено отреставрировать храм. Но этот ремонт носил лишь «косметический характер» и постоянных богослужений в храме проводить не удавалось. Только в 1908 году, уже после смерти Карпа Ивановича, благодаря вышедшему указу «Об укреплении основ веротерпимости», появилась возможность по-настоящему реставрировать молельню. Иван Карпович решает на месте старой и обветшалой церкви строить новый храм. Был уже выполнен и его чертеж всё тем же архитектором И. Г. Кондратенко. Однако эти планы реализовать не удалось. В 1913 году Рахмановы передали храм в собственность Рогожской общины. На следующий год старое здание было снесено и построено новое уже без участия Ивана Карповича и по проекту другого архитектора – А. Гуржиенко.

Но вот наступил 1917 год… У Рахмановых отбирают фактически всё. Имение в Крюково, дома в Москве. Несметные сокровища – старинные иконы, мебель, фамильные ценности. К счастью, многие иконы сохранились и сейчас некоторые из них можно увидеть в Третьяковской галерее.

О послереволюционной жизни Рахмановых известно мало. В 1918 году семья Георгия Карповича покинула Москву. В течении 5 лет Рахмановы странствуют по Кавказу, Украине, несколько лет живут в Туапсе. В 1922 году они возвратились в Москву. Правда, жить пришлось уже не в особняке. С трудом сводили концы с концами. Вскоре Георгий Карпович устроился на работу в Лесной институт. Вроде, жизнь начала налаживаться. Но увы! В декабре 1930 от туберкулеза умер сын Георгия Карповича. Это несчастье окончательно сломило его. Георгий замкнулся в себе, почти ни с кем не общался и спустя ровно два месяца, 28 февраля 1931 года, он скончался.

К сожалению, о последних годах нашего с вами героя – Ивана Карповича Рахманова ничего не известно. Умер последний владелец усадьбы в Крюково в 1921 году. Семейству Рахмановых принадлежит фамильная усыпальница на Рогожском кладбище. Там они и похоронены[165].

Вот сколько судеб, событий и историй связано с одним простым кирпичом!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ю. В. Чувилькина (Москва)

 

Законодательство РФ в области

частного коллекционирования культурных ценностей

 

Аннотация. Законодательное регулирование является неотъемлемой частью любой сферы деятельности. Коллекционирование, в данном случае, не является исключением. В статье изложены основные проблемы в области частного коллекционирования с точки зрения законодательства.

Ключевые слова. Коллекционирование, законодательство, культурные ценности, частное коллекционирование, ввоз и вывоз культурных ценностей.

 

  1. Chuvilkina (Moscou)

 

Legislation of the Russian Federation in the field of private collecting of cultural values

 

Annotation. Legislative regulation is an integral part of any field of activity. Collecting, in this case, is no exception. The article describes the main problems in the field of private collecting from the point of view of the legislation.

 

Keyword: Collecting, legislation, cultural values, private collecting, import and export of cultural values.

 

Законодательное регулирование является неотъемлемой частью любой сферы деятельности. Коллекционирование, в данном случае, не является исключением. В музейном законодательстве, как и в любом другом, основополагающим законом является Конституция. Статья 44 гласит, что каждый обладает правом участвовать в культурной жизни, пользоваться учреждениями культуры и доступом к культурным ценностям. Это право представляет собой одно из основных культурных прав, которые гарантирует Конституция РФ.

В соответствии с основополагающими принципами культуры, законодательство содержит в себе специальные федеральные законы, законы субъектов РФ и подзаконные акты о культуре. С точки зрения общества, коллекционирование – это часть культуры, отражение того, что оно переживает в данный момент. Для каждого коллекционера оно выражает осознание своего общественного, национального, исторического долга.

Федеральный закон от 25.06.2002 № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» определяет объекты культурного наследия как «…объекты недвижимого имущества (включая объекты археологического наследия) и иные объекты с исторически связанными с ними территориями, произведениями живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, объектами науки и техники и иными предметами материальной культуры, возникшие в результате исторических событий, представляющие собой ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры»[166].

В настоящее время коллекционирование набирает популярность. В XXI веке многие меценаты считают своим долгом возвращать в страну произведения искусства, а также делать их доступными для всех посетителей музеев и картинных галерей. Например, икона Дионисия «Богоматерь Одигитрия», а также полотна Рубенса «Поклонение пастухов», «Союз Земли и Воды», «Тарквиний и Лукреция», были переданы в Третьяковскую галерею и Эрмитаж для постоянного экспонирования одним из известных коллекционеров Владимиром Логвиненко.

Говоря о коллекционировании, необходимо упомянуть об его отличии от собирательства. В специальной литературе можно найти обособленные толкования «собирательство» и « коллекционирование», где коллекционирование отличается системностью и общими признаками группы предметов[167].

Одним из законов, отчасти регулирующих коллекционирование культурных ценностей, является закон РФ от 15.04.1993 № 4804-1 «О вывозе и ввозе культурных ценностей», который устанавливает правила пересечения границы для культурных ценностей и государственного контроля над ними. В законе прописаны правила вывоза и ввоза культурных ценностей (в том числе в рамках международного культурного обмена, выставки, гастроли и т.п.), необходимые для этого документы. Следует отметить, что закон не распространяется на обычные сувениры и предметы культуры массового или серийного производства. Если у сотрудника таможни возникают сомнения в определении ввозимых товаров в качестве культурных ценностей, он может потребовать предъявить стандартный сертификат, подтверждающий, что указанные предметы не подлежат государственной регистрации и не требуют экспортных сертификатов.

В соответствии с законом РФ от 15.04.1993 № 4804-1 (ст.5), «коллекция культурных ценностей – совокупность однородных либо подобранных по определенному признаку разнородных движимых предметов, которые независимо от отнесения к культурным ценностям каждого из них, собранные вместе, имеют историческое, художественное, научное или культурное значение»[168].

Согласно статье 35.2 вывоз предметов, представляющих культурную ценность, допускается только путем получения разрешения Министерства культуры РФ. Предметы культурной ценности, заявленные к вывозу или возврату после временного вывоза, должны пройти экспертизу, подтверждающую его подлинность[169].

Федеральный закон от 26.05.1996 № 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» устанавливает особый правовой статус музейного фонда, порядок создания музеев России и их правовой статус.

Согласно статье 6 данного закона все коллекции культурных ценностей, в том числе включенные в состав Музейного фонда РФ, должны пройти государственный учет, вне зависимости от того, кто их собственник. Право собственности на коллекционируемые культурные ценности подтверждается свидетельством. В соответствии со статьей 8 данного закона, включение коллекции в состав Музейного фонда РФ происходит по заявлению собственника.

В статье 12 говорится, что коллекции, находящиеся в составе Музейного фонда РФ, могут перейти от одного владельца к другому в порядке правопреемства или другим способом, однако на это должно быть специальное разрешение, которое дает федеральный орган исполнительной власти в сфере культуры. Сделки с предметами культурной ценности следует заключать в письменной форме, в противном случае сделка будет объявлена недействительной. Сделки с предметами культурной ценности, включенными в музейный фонд РФ, подлежат регистрации с Государственном каталоге музейного фонда РФ[170].

Приобретение культурных ценностей юридическими лицами с целью их экспонирования, вовлечение их в гражданский оборот, влечет за собой обязательства, касающиеся налогообложения произведений искусства[171]. Доходы, полученные в результате вышеперечисленных действий, подлежат налогообложению в соответствии с главой НК РФ “Налог на доходы физических лиц”.

В соответствии со статьей 24 №54-ФЗ частный коллекционер имеет право на государственную правовую защиту и поддержку со стороны органов государственной власти, однако только в том случае, если предметы, которыми он владеет, прошли регистрацию. В законе прописаны следующие формы поддержки со стороны государства:

  • помощь в реставрации в государственных реставрационных учреждениях;
  • помощь в хранении в государственных хранилищах[172].

Данные обстоятельства являются еще одной причиной зарегистрировать имеющиеся культурные ценности. Однако при этом на коллекционеров возлагаются и дополнительные обязательства – в законе установлены единые правила по организации комплектования, учету, хранению и использованию музейных предметов и коллекций.

Согласно статье 9, музейные предметы и коллекции, которые включены в состав Музейного фонда не могут быть из него исключены, не считая случаев утраты, уничтожения, а также отсутствия исторических, культурных, художественных, научных и других ценностей, установленных в ходе проверки. Вышеперечисленные обстоятельства могут стать проблемой для частного коллекционера. Владелец предметов может их продать, обменять, отдать (соответствующим образом оформляя сделки), однако из Музейного фонда их исключить не представляется возможным, возможна лишь перемена владельца[173].

Помимо этого, данный закон может нести в себе еще одно препятствие для коллекционера, в том случае, если обладатель большого количества культурных ценностей решит создать частный музей. Владелец, согласно требованиям законодательства, оформляет юридическое лицо, проводит экспертизу предметов коллекции, регистрирует ее в Музейном фонде РФ, после чего создает некоммерческое учреждение для их хранения, изучения, представления. Однако потом, если в связи с разными жизненными обстоятельствами, коллекционер примет решение передать часть коллекции в другой музей, продать или подарить ее – он столкнется с проблемой. В соответствии со статьей 7 музейную коллекцию нельзя разделить, по закону она является неделимой.

Множество разногласий вызвало принятие Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части пресечения незаконной деятельности в области археологии» от 23.07.2013 № 245-ФЗ. Согласно закону, все частные коллекции, которые связаны с археологией и материалом старше 100 лет, переходят в собственность государства – «негосударственную часть Музейного фонда Российской Федерации». Коллекция, которой владел коллекционер, теперь находится у него на ответственном хранении.

Теперь все коллекции должны пройти регистрацию и поставку на учет. После принятия данного закона, многие коллекционеры ощутили на себе риски, связанные с доступностью сведений об интересующих артефактах для сторонних лиц. Однако в законе прописан также способ легального владения коллекцией. Согласно статье 8, коллекция считается легализованной и принадлежащей коллекционеру, если она была привезена  из-за рубежа. Некоторые коллекционеры, данную статью могут считать способом обойти закон. Коллекционер может прибегнуть к контрабанде, вывезя свою коллекцию незаконно, а потом вернувшись уже ее собственником[174].

Предмет коллекции характеризуется рядом особенностей, таких как: подлинность, аттрактивность, репрезентативность, уникальность[175]. В настоящее время возрождается традиция коллекционирования, так называемого «собирательства для себя», совсем недавно уступавшая коллекционированию с целью получения прибыли.

Рассматривая процесс частного коллекционирования можно сделать вывод о том, что он предполагает существование тесного взаимодействия с рынком художественных ценностей, наличие связи с выставочной деятельностью, экспозиционной работой, а также непосредственной атрибуцией предметов. Например, выставки проходят в крупных музеях России, таких как ГМИИ им. Пушкина, Исторический музей, Третьяковская галерея и Эрмитаж.

Разнообразие данных особенностей регулируется законодательством РФ, с целью сохранения собственной культурной самобытности и обеспечения долгосрочного социального и культурного прогресса. Однако в настоящий период имеется необходимость в доработке некоторых вышеперечисленных законов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К. Д. Кириллова

(Московская область, г. Долгопрудный)

 

Краеведческое исследование – как прожитая жизнь

 

Аннотация. Статья представлена в виде тезисов обучающегося на протяжении работы по краеведческому исследованию в рамках Всероссийского конкурса «Отечество».

Ключевые слова: исследование, гипотеза, архивные источники.

 

  1. D. Kirillova (Moscow region)

 

Local history research – how life lived

 

Annotation.  The article is presented in the form of theses of the student during the work on the study of local lore in the framework of the All-Russian competition “Fatherland”.

Keywords: research, hypothesis, archival sources.

 

В течение двух лет в рамках дополнительной общеобразовательной программы туристско-краеведческой направленности (школы № 14 г. Долгопрудного) мною было проведено исследование по теме: «Возможный картографический материал при катастрофе дирижабля «СССР-В6» в 1938 году». Дирижабль направлялся из Долгопрудного в Северный ледовитый океан для спасения участников экспедиции «Северный полюс-1»[176]. Для начала я стала изучать архивные материалы, документы краеведческих музеев. Затем было проведено полевое наблюдение на месте катастрофы дирижабля, на горе Небло, что неподалеку от Кандалакши на Кольском полуострове. По итогам исследования была выполнена работа, представленная на Долгопрудненской городской конференции, а затем на Всероссийском конкурсе краеведческих исследовательских работ «Отечество» 2019 г. Сама же я, как автор, стала призёром этого конкурса.

Проблема в исследовании как нераскрытая тайна.

Когда я первый раз познакомилась с историей «полёта дерзновенных», меня захватил тот дух смелости, отваги и отчаянного желания помощи терпящим бедствие. Погружаясь в чтение книг и публикаций, меня стала волновать проблема: «Почему случилось так, что хотели спасти четверых, а погибли – тринадцать?» И это были мои земляки. Эта та боль, которая передалась и мне. Так зародились предпосылки начать исследовать эту историю моего города, моей страны.

Цель моего исследования как вектор движения.

Цель исследования определилась чётко и конкретно, когда я начала изучать версии произошедшей катастрофы дирижабля «СССР-В6». В поиске архивных данных прояснялась реальная картина происходящего. Но также до сих пор много нераскрытого. И вопрос моего исследования: «Какой картографический материал был на борту дирижабля?», всё ещё не раскрыт.

Я старалась анализировать картографические данные. Каждый раз открывая новую страницу архивного дела, я встречалась с новыми персонажами, обстоятельствами, условиями. Поток информации захлёстывал. И здесь мне помогли люди-эксперты дирижаблестроения, историки, учителя. Выявить суть, акцентировать внимание на том, что важно для тебя, для раскрытия темы, каким путём будет раскрываться исследование. Это как навигатор, который не даёт сбиться с пути.

Гипотеза пришла из противоречия

Неужели в 30-х годах ХХ века не было точных карт? Почему на этой версии настаивают некоторые свидетели катастрофы? На этом этапе пришло понимание, каким образом я смогу поработать с такой гипотезой. Поэтому я выдвинула такое предположение, действительно ли были карты с неточным рельефом. И началась кропотливая работа с картографическим материалом. Мне казалось, что я за месяц выучила курс географии по топографии.

Экспедиция – путь продвижения к раскрытию тайны!

И, конечно, огромным подарком была возможность принять участие в экспедиции именно туда, где произошла катастрофа СССР-В6. Увидеть своими глазами этот удивительный край, частично проделать путь, который прошли дирижаблисты и отдать дань памяти воздухоплавателям, которые совершили подвиг во имя спасения других. Поднявшись на гору, ты понимаешь, что не зря проделал это восхождение. Шквал чувств и эмоций переполняли меня: благодарность, гордость, восхищение. Мы смогли собрать обломки дирижабля и принести их в дар музею города, установить табличку с благодарностью, заложить капсулу для потомков. Мы создали из собранных материалов виртуальную экскурсию, которая помогла любому желающему прикоснуться к истории родного края и побывать в этом месте.

Архивы как частички пазла, спрятанные в недрах истории.

И в моём исследовании архив сыграл большую роль. Он становится «свидетелем» событий. Перелистывая страницу за страницей, я оказалась в центре полёта дирижабля и сама наблюдала происходившим. Любая новая информация меняет, дополняет картинку событий. Это, как частички пазла, необходимые для создания картины целиком.

Зачем эту историю нужно знать?

Мне стало интересно, а знают ли об этом подвиге дирижаблистов мои одноклассники и жители города Долгопрудный. Коренные и взрослые жители города, конечно же, помнят об этом. А вот опрос ребят оказался не радужный. Большинство ничего не знают об истории Долгопрудного и этом событии, в частности. Поэтому мы с группой создали виртуальную экскурсию и организовали выставку в городском музее, посвященные этому событию.

Исследование открывает проблемы страны.

Затронув все причины катастрофы, мне стали открываться «слабые» места нашей страны того времени. Ведь не только не правильные карты сыграли роль виновника катастрофы. Например, нехватка оборудования для полётов дирижабля и недостаток знаний для подготовки штурманов. Страна нуждалась в высококвалифицированных специалистах, в новой качественной технике. Начав исследовать тему катастрофы дирижабля «СССР В-6», я смогла понять и увидеть проблемы родины на данном примере[177].

Выступления на конференциях.  Что изменилось во мне?

Выступая на конференциях, я получила колоссальный опыт публичных выступлений и общения с интересными и многоуважаемыми людьми в сфере краеведения, культуры, истории. Я узнала много нового и интересного о других уголках нашей Родины. Но самое главное – я рассказала в своей работе о своем городе, о небольшом, но значительном эпизоде из истории нашей страны, о подвиге моих земляков.

Мое исследование – как прожитая жизнь

Мое исследование длилось год. Для истории это маленький срок, но я за это время очень много узнала и изучила. Исследование сначала похоже на чтение книги… Вначале оно захватывает, скрывает какие-то тайны, и чем дальше ты читаешь, тем больше хочешь узнать, раскрыть, увидеть. Но, углубляясь в тонкости и подробности, участвуя в поиске, стремясь к пониманию событий, поступков, условий, я вдруг почувствовала, как мне стало важно знать правду, как я стала переживать за судьбы людей. С исследованием я прожила целую жизнь. И главным итогом работы я считаю то, что я могу и должна поделиться своими знаниями с другими, а возможно, и увлечь их за собой.


Резолюция

Всероссийской научно-практической конференции

«Музей и его научные исследования.

Опыт и проблемы изучения историко-культурного наследия»

 

По инициативе Факультета дополнительного профессионального образования Московского государственного института культуры (МГИК) совместно с Долгопрудненским историко-художественным музеем (ДИХМ) была проведена научно-практическая конференция «Музей и его научные исследования. Опыт и проблемы изучения историко-культурного наследия».

Конференция была проведена в новом формате. Наряду с обсуждением докладов и сообщений были проведены для желающих курсы повышения квалификации научных сотрудников музеев и дискуссионная сессия.

Кроме делегатов из Москвы и Московской области, в конференции приняли участие научные сотрудники из музеев Гагарина, Казани, Переславля Залесского, а также Крыма и Якутии. В работе конференции приняли участие 53 человека, из них с докладами выступили 29 человек. Среди выступающих были профессора из Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Московского государственного института культуры, Российского государственного гуманитарного университета, Государственного литературного музея; научные сотрудники из Переславль-Залесского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника, Клинского музейного объединения, Егорьевского историко-художественного музея, музея-заповедника «Дмитровский кремль», Центрального музея МВД РФ, Института археологии им. А.Х. Халикова Академии наук Республики Татарстан, Симферопольского музея им. Николая Островского, Музея музыки и фольклора народов Якутии.

Участники конференции выражают благодарность сотрудникам ДИХМ за организацию и приём гостей и констатируют:

  1. Заявленная тема конференции остаётся актуальной и востребованной.
  2. Научные сотрудники музеев и преподаватели высших учебных заведений изучают проблему изучения и сохранения историко-культурного наследия с разных позиций.
  3. Усиливается интерес к изучению нематериального наследия (музыка, игровая культура, народное творчество).
  4. Музеи продолжают развивать интерактивные формы работы.
  5. В основе музейной деятельности остаётся сотрудничество с посетителями, а не навязываемое сверху производство музейного продукта и оказание услуг потребителям.
  6. Музеи испытывают трудности в решении проблем в области проведения научных исследований, научного комплектования, подготовки музейных кадров и в разработке научных концепций музейной деятельности.

Для создания необходимых условий по сохранению историко-культурного наследия участники конференции предлагают:

  1. Одобрить опыт работы МГИК и ДИХМ по совместной организации и проведению научной конференции, совмещённой с курсами повышения квалификации.
  2. Рекомендовать проведение конференций такого формата и в дальнейшем, привлекая специалистов Факультета дополнительного профессионального образования МГИК, на базе конкретных музеев.
  3. Рекомендовать проведение музееведческих конференций и научных семинаров с привлечением учёных – специалистов профильного направления.
  4. Организовать проведение очередной научно-практической конференции по теме: «Проблемы развития отечественных наукоградов».
  5. Организовать проведение научного семинара по проблемам комплектования и изучения музейного собрания.
  6. Направить принятую резолюцию в адрес Министерства культуры Московской области и администрации города Долгопрудного в целях ускорения процесса создания Долгопрудненского музейного объединения с передачей ему дома-усадьбы в Мысово и перевода ДИХМ из первого этажа жилого дома в новое специально построенное и оборудованное здание.

 

Список сокращений

АПН – Академия педагогических наук

АЭРОНАТЦ – Аэростатный научно-технический центр

ВООПИиК ‑ Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры

ВУЗ – высшее учебное заведение

ГААО – Государственный архив Архангельской области.

ГАИМК – Государственная академия истории материальной культуры

ГБПОУ – Государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение

ГЗИКМ – Государственный Зеленоградский историко-краеведческий музей

ГКО – Государственный комитет обороны

ДИХМ – Долгопрудненский историко-художественный музей

Дмитлаг ‑ Дмитровский исправительно-трудовой лагерь НКВД СССР

ИКОМОС ‑ Международный совет по сохранению памятников и достопримечательных мест

КМААО – Красноборский муниципальный архив Архангельской области.

КПРФ – Коммунистическая партия Российской Федерации

МВД – Министерство внутренних дел

МВС ‑

МГИК – Московский государственный институт культуры

МГУ – Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова

МИЭТ – Московский институт электронной техники

Наркомпрос – Народный комиссариат просвещения

НИИ ОПВ – Научно-исследовательский институт общих проблем воспитания

НКВД – Народный комиссариат внутренних дел

ОГПУ – Объединённое государственное политическое управление при СНК СССР

пгт – посёлок городского типа

ПЗМ ‑ Переславль-Залесский музей-заповедник

РГАДА ‑ Российский государственный архив древних актов

РГВИА – Российский государственный военно-исторический архив

РКСМ – Российский коммунистический союз молодёжи

РСФСР – Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика

РФ – Российская федерация

СМИ – средства массовой информации

СНК СССР – Совет Народных Комиссаров СССР (Совнарком)

СССР – Союз Советских Социалистических Республик

ФДПО – факультет дополнительного профессионального образования МГИК

ЦК ВЛКСМ – Центральный комитет Всесоюзного Ленинского Коммунистического союза молодёжи

ЦМ МВД – Центральный музей Министерства внутренних дел

ЧФ КИМХМ – Черевковский филиал Красноборского историко-мемориального и художественного музея им. С. И. Тупицына.

ЮНЕСКО – специализированное учреждение Организации Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры


 

Наши авторы

 

Александрова Наталья Анатольевна – руководитель отдела «Музей истории детского движения» Государственного бюджетного профессионального образовательного учреждения города Москвы «Воробьевы горы», канд. пед. наук (Москва)

Балабаев Сергей Андреевич ‑ студент 3-го курса университета МИЭТ (Москва, Зеленоград).

Безрукова Алла Владимировна – музеевед, культуролог, руководитель агентства творческих инициатив «Музейный город» (Москва).

Березина Наталья Михайловна ‑ заместитель генерального директора по реконструкции и реставрации Муниципального бюджетного учреждения  “Музей-заповедник “Дмитровский кремль” (Московская область, г. Дмитров)

Великовская Галина Викторовна – ведущий научный сотрудник Государственного музея истории литературы им. В. И. Даля (Москва)

Гаврилина Екатерина Александровна ‑ ведущий научный сотрудник ФКУ «Центральный клуб МВД»  ‑ Постоянно действующая выставочная экспозиция, посвященная созданию и истории МВД России (Москва)

Ерешко Александр Евгеньевич ‑ старший методист Музея истории детского движения Государственного бюджетного профессионального образовательного учреждения города Москвы «Воробьевы горы» (Москва)

Ефимова Елена Алексеевна ‑ старший методист Музея истории детского движения Государственного бюджетного профессионального образовательного учреждения города Москвы «Воробьевы горы», канд. пед. Наук (Москва)

Жбанкова Елена Васильевна ‑ доктор ист. наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова (Москва)

Иджилова Юлия Геннадьевна – зав. отделом учёта фондом МУК «Раменский историко-художественный музей» (Московская область, г. Раменское)

Калашникова Ирина Николаевна – директор Долгопрудненского историко-художественного музея (Московская область, г. Долгопрудный)

Кириллова Ксения Дмитриевна – ученица школы № 14 (г. Долгопрудный), призёр Всероссийского Конкурса исследовательских работ «Отечество» (Московская область, г. Долгопрудный)

Кондратьева Наталья Юрьевна ‑ хранитель музейных предметов в фондах Переславль-Залесского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника (Переславль-Залесский)

Копытков Василий Викентьевич ‑ сотрудник Культурно-исторического центра «Свѣточъ» (Москва).

Кувырков Игорь Владимирович ‑ научный сотрудник Долгопрудненского историко-художественного музея (Московская область, г. Долгопрудный)

Лоевская Маргарита Михайловна – доктор ист. наук, профессор МГУ МГУ им. М. В. Ломоносова (Москва)

Перестенко Марина Владимировна – заведующая Музеем боевой славы посёлка Николаевка МКУК «СРМНО» (Республика Крым, пос. Николаевка)

Решетников Николай Иванович – профессор МГИК, научный сотрудник ДИХМ, канд. ист. наук, отличник народного просвещения (Московская область, г. Долгопрудный)

Рябцева Ирина Александровна – лектор МУ «КЦ «Усадьба Кривякино», преподаватель Российской международной академии туризма ‑ Воскресенский филиал (Московская область, г. Воскресенск)

Садыкова Татьяна Вячеславовна ‑ педагог дополнительного образования Автономного общеобразовательного учреждения муниципального образования города Долгопрудного «Средняя общеобразовательная школа № 14» (Московская область, г. Долгопрудный)

Сергеева Наталия Владимировна – научный сотрудник Клинского краеведческого музея (Московская область, г. Клин)

Терпиловская Любовь Владимировна ‑ ведущий методист экскурсионно-массового отдела Егорьевского историко-художественного музея (Московская область, г. Егорьевск)

Чувилькина Юлия Викторовна – выпускница магистратуры МГИК (Москва, Зеленоград)

Чугунова Ирина Васильевна ‑ заведующая экскурсионно-массовым отделом Егорьевского историко-художественного музея (Московская область, г. Егорьевск)

Щипин Владимир Игоревичсотрудник Культурно-исторического центра «Свѣточъ» (Москва)


 

Московский государственный институт культуры

Факультет дополнительного профессионального образования

Долгопрудненский историко-художественный музей

 

УДК 069.01 (о75,8)

ББК 79,1

Р 47

 

Научное издание

 

Музей и его научные исследования. Опыт и проблемы изучения историко-культурного наследия. Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, состоявшейся 26-27 апреля 2019 г. в г. Долгопрудном Московской области / Науч. ред. и сост. Н. И. Решетников. М.: Изд-во МГИК, 2019. ‑ 160 с.

 

Редколлегия: И. Н. Калашникова, И. В. Кувырков, Т. В. Петрова, Н. И. Решетников, Н. К. Трусова,  Г. В. Якунина.

 

Отв. за выпуск И. Н. Калашникова, Т. В. Петрова.

 

Редактор

Корректор

 

ISBN 978-5-94778-365-3

 

 

Объём 10 п.л.

Формат

Тираж 100 экз.

Гарнитура   печать   бумага

Отпечатано

 

 


[1] О проблемах музеефикации также см.: Решетников Н.И. Проблемы музеефикации архитектурного наследия и градостроительства Каргополья // Актуальные проблемы изучения и сохранения архитектурно-градостроительного наследия исторических поселений. Материалы XIII Каргопольской научной конференции. Каргополь / Науч. ред. и сост. Н. И. Решетников, Н. И. Тормосова, 2015; Он же. Проблемы музеефикации историко-культурного и природного наследия // Научно-исследовательская работа в музее. Материалы XV Всероссийской научно-практической конференции. (Москва, 3-4 апреля 2015 г.) / Науч. ред. и сост. Н. И. Решетников, И. Б. Хмельницкая. М.: Изд-во «Экон-информ», 2016; Он же. Музеефикация как решение комплекса проблем охраны и использования историко-культурного и природного наследия // «Музеефикация историко-культурного наследия: теория и практика»: теория и практика. Материалы III Международного симпозиума.  Уфа: ГБУ НПЦ РБ, 2018. С. 160-175; Он же. Музей и музееведческие проблемы современности. ЭПИ «Открытый текст», 2015 // http://opentextnn.ru/museum/N.I.Reshennikov._Museum_and_the_Museological_problems_of_modernity/?id=6067.

[2] Музейные термины // Терминологические проблемы музееведения: Сб. трудов / ЦМР СССР. М., 1986. С. 78

[3] Здесь и далее примеры взяты из личного изучения автором практического опыта музеев.

[4] Каулен М. Е. Музеефикация историко-культурного наследия России. М.: Этерна, 2012.

[5]  Веденин Ю. А. Культурно-ландшафтный подход к сохранению наследия / Ю. А. Веденин // Обсерватория культуры. 2013. № 1. С. 66.

[6] Словарь иностранных слов / Под ред. И. В. Лехина, С. М. Локшиной, Ф. Н. Петрова (гл. ред) и Л. С. Шаумяна. Изд. 6-е, перераб. и доп. М.: Советская энциклопедия, 1964. С. 573.

[7] Брагина Л. А. Мемориальное наследие деятелей культуры и искусства Алтая. История, перспективы развития // Четвёртые искусствоведческие Снитковские чтения: Сб. материалов XII всерос. науч.-практич. конф., посвящ. 70-летию Алт. краевой организации ВТОО «Союз художников России» / Упр. Алт. края по культуре и арх. делу, Гос. худож. музей Алт. края; науч. ред. Л. Г. Красноцветова-Тоцкая. Барнаул: Алтайский дом печати, 2011. С. 259.

[8] Оташевич Д. Мемориальные музеи и современность // Музей и современность: сборник научных трудов / ЦМР СССР. М., 1986. С. 31.

[9] Коммеморация (от фр. сommemor) – ознаменование памяти какого-либо исторического события.

[10] Алфёрова А. М. Проблемы сохранения военно-исторической памяти в современном городе (опыт Зеленограда) // Научно-исследовательская работа в музее. Материалы XIV Всероссийской научно-практической конференции / Науч. ред. и сост. Н. И. Решетников, И. Б. Хмельницкая. М.: Изд-во «Экон-Информ», 2015. С. 93-94.

[11] Об этом см.: Решетников Н. И. Музей и комплектование его собрания: Учебное пособие. Изд. 2-е, дополн. / Под ред. И. Б. Хмельницкой. М.: МГУКИ, 2012. С. 51-67

[12] Кимеев В. М. Проблемы развития экомузеев-заповедников России // Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы и перспективы развития музеев-заповедников России», посвящённой 80-летию музея / КГБУК Историко-этнографический музей-заповедник «Шушенское». Шушенское, 2012. С. 25.

[13] Мастеница Е. Н. Культурное наследие и музей: проблемы взаимной детерминации // Научно-исследовательская работа музеев: тезисы докладов на VIII всероссийской научно-практической конференции МГУКИ / Науч. ред. Н. Г. Самарина; Сост. Н. И. Решетников, И. Б. Хмельницкая. М.: МГУКИ, 2005. С. 21-22.

[14] Шестова С. М. Проблемы изучения вопросов охраны и использования  памятников культуры // Научно-исследовательская работа музеев: Доклады  на научно-практической конференции студентов, аспирантов и преподавателей кафедры музееведения / Науч. ред. Н. Г. Самарина. М.: МГУКИ, 2005. С. 120.

[15] Именнова Л. С. Историческое пространство и музей // Роль музея в информационном обеспечении исторической науки: Сб. статей / Авт. сост. Е. А. Воронцова; отв. ред. Л. И. Бородкин, А. Д. Яновский. М.: Этерна, 2015. С. 78.

[16] Более подробно см.: Решетников Н. И. Проблемы сотрудничества музеев и научных учреждений в региональных исследованиях по изучению историко-культурного и природного наследия // Музей в культурном пространстве провинции. История, перспективы. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвящённой 100-летию со дня основания Рязанского областного художественного музея им. И. П. Пожалостина. Сб. статей / Ред. Н. П. Павлова. Рязань, 2014. С. 103-108.

[17] Музейные термины // Терминологические проблемы музееведения: Сб. трудов / ЦМР СССР. М., 1986; Российская музейная энциклопедия. М., 2001.

[18] Об этом см.: Веденин Ю. А. Культурно-ландшафтный подход к сохранению наследия / Ю. А. Веденин // Обсерватория культуры. 2013. № 1.

[19] Каулен М. Е. Музеефикация историко-культурного наследия России. М.: Этерна, 2012.

[20] Решетников Н.И. Проблемы музеефикации архитектурного наследия и градостроительства Каргополья // Актуальные проблемы изучения и сохранения архитектурно-градостроительного наследия исторических поселений. Материалы XIII Каргопольской научной конференции. Каргополь / Науч. ред. и сост. Н. И. Решетников, Н. И. Тормосова, 2015; Он же. Проблемы музеефикации историко-культурного и природного наследия // Научно-исследовательская работа в музее. Материалы XV Всероссийской научно-практической конференции. (Москва, 3-4 апреля 2015 г.) / Науч. ред. и сост. Н. И. Решетников, И. Б. Хмельницкая. М.: Изд-во «Экон-информ», 2016; Он же. Музеефикация как решение комплекса проблем охраны и использования историко-культурного и природного наследия // «Музеефикация историко-культурного наследия: теория и практика»: теория и практика. Материалы III Международного симпозиума.  Уфа: ГБУ НПЦ РБ, 2018. С. 160-175; Он же. Музей и музееведческие проблемы современности. ЭПИ «Открытый текст», 2015 // http://opentextnn.ru/category/museum/teorija/reshetnikov-n-i-muzej-i-muzeevedcheskie-problemy-sovremennosti-2015/

[21] Методика и практика сохранения памятников архитектуры. М., 1974; Михайловский Е. В. Реставрация памятников архитектуры. М., 1971.

[22] См.: Шми т Ф.И. Музейное дело: Вопросы экспозиции. Л.: Академия, 1929.

[23] Медведев А. Н. Музеефикация памятников археологии в России. М., 2004.

[24] Чудновский А. Д. Менеджмент туризма.  М.: Финансы и статистика, 2011.  С. 200.

[25] Шпилько С. П. Потенциал и роль музея в становлении современной туристической индустрии в России // http://tourlib.net/statti_tourism/museum.htm (Дата обращения 25.04.2019).

[26]  См. мои работы: Научная концепция и описание коллекции (Музей сказок и ремёсел. Рязань, 2018); Концепция и монтаж выставки «Они ковали победу» (Музей обороны и тыла. Баграмово, Рязанской области, 2018); Концепция комплектования (краеведческий музей, Белый Городок, Тверская область, 2019).

[27] Сказание о том, как был взят Китоврас Соломоном // Библиотека литературы Древней Руси.  СПб., 1999. Т. 3. С. 175.

[28] См.: Зелинский Ф. Ф. Сказочная древность Эллады. М., 1993;Кун Н. А. Легенды и мифы древней Греции. М., 1975; Энциклопедия классической греко-римской мифологии. Ногинск, 2014.

[29] См.: Словарь библейских образов / Под ред. Л. Райкена. СПб., 2005; Срезневский И. И. Материалы для словаря древне-русского языка по письменным памятникам.  СПб., 1893. Т. 1.

[30] Около 7 км.

[31] Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона [эл.верс.]

[32] Около 6 м.

[33] Из материалов обзорной экскурсии по музею, проведенной директором Ширшовой Г. И.  Июнь, 2015.

[34] Корниенко А. Н. История сварки. XV-XX вв. Киев, 2004. С. 54

[35] Чеканов А. А. Николай Николаевич Бенардос (1842-1905). М., 1983. С. 17

[36] Там же. С. 76.

[37] Из материалов обзорной экскурсии по музею, проведенной директором Ширшовой Г. И.  Июнь, 2015

[38] Зайцева А. А, Кригер Л. В. Историко-культурное наследие Борисоглебской земли. М., 1994. С. 93

[39] Из материалов обзорной экскурсии по музею, проведённой директором Апальковым Ю.А.  Июнь, 2016

[40] Зайцева А. А, Кригер Л. В. Указ соч. С. 126

[41] Там же. С. 127

[42] Выставка Декабристов – первых борцов за свободу. Каталог. Борисоглебск. Апрель 1918 г.

[43] Волконский С. М. Воспоминания. М.: Искусство, 1994. С. 196.

[44] Выставка Декабристов – первых борцов за свободу. Каталог. Борисоглебск. Апрель 1918 г. С. 4

[45] Кончин Е. Приключения «Музея декабристов» // Турист, 1990, 12 декабря

[46] «Мичуринская правда», 2014, 6 сентября.

[47] Михайлова Е. Александр Михайлович Герасимов. Мичуринск, 2011. С. 7

[48] Воронова Т. И. Музей двух художников. Мичуринск, 2014. С. 82

[49] Из материалов обзорной экскурсии по музею, проведённой директором Вороновой Т. И.  Июнь, 2016

[50] Там же.

[51] Мичуринская правда», 2014, 6 сентября

 

[52]ГМИРЛИ. Ф. 215. Оп. 1. Д. 14. Л. 3.  Гвардии мл. лейтенант Фёдор Григорьевич Смирнов. 03.06.1943.

[53].Там же. Л. 4. Старшина Н. Шибалов.03.1944.

[54]Там же. Л. 5. Фёдор Устинович Иванов. 26.05.1944.

[55]Там же. Л. 6. К. Отиров. 12.06.1944.

[56] Там же. Д. 6. «Сверкает полночная эта краса».

[57] Степан Щипачёв. Собрание сочинений в трёх томах. М,: «Художественная литература», 1977. С. 153.

[58] ГМИРЛИ. Ф. 215,  Оп. 1. Д. 4. «О верности».

[59] Степан Петрович Щипачёв. ГМИРЛИ. Ф. 215.

[60] Письмо А. Н.Толстого С. П. Щипачёву. 6 сентября 1940 года. РГАЛИ. Ф. 2179. Оп. 1. Ед. хр. 67.

[61] Письмо С. П. Щипачёва А. Н. Толстому.13 сентября 1940 года. ГМИРЛИ. Ф. 186. Оп. 3. Ед.хр. 447.

[62] Брайнина Берта. Поэтические встречи // Воспоминания о Степане Щипачёве». М.: «Советский писатель», 1989. С. 171-172.

[63] ГМИРЛИ. Ф. 215. Оп. 1. Д. 5, 24  лл.

[64] Степан Щипачёв. Собрание сочинений в трёх томах. Т. 3. Рождение стихов. М,: «Художественная литература», 1977. С. 136-143.

[65] Сорокин Лев. Уральские строки // Воспоминания о Степане Щипачёве». М.: «Советский писатель», 1989. С. 159, 161.

[66] Щипачёв С. П. Берёзовый сок // Новый мир. 1955. № 1.

[67] Степан Щипачёв. Собрание сочинений в трёх томах. Т. 3. М.: «Художественная литература», 1977. С. 91-146.

[68] Там же. С. 124.

[69] Там же. С. 128.

[70] Из учетной документации Раменского музея (инвентарные книги коллекции «ФКС» и «Живопись, графика»)

[71] Электронный ресурс: faience.konakovo.org/shop_content.php?coID=4

[72] Электронный ресурс: faience.konakovo.org/shop_content.php?coID=4

[73] Электронный ресурс: faience.konakovo.org/shop_content.php?coID=4

[74] Электронный ресурс: http://faience.konakovo.org/

[75] Бубнова Е. Конаковский фаянс. М.: Изобразительное искусство, 1978. С. 173.

[76] Электронный ресурс: http://faience.konakovo.org/

[77] Бубнова Е. Конаковский фаянс… С. 138-139.

[78] Бубнова Е. А. Н. А. Коковихин.  Л.: Художник РСФСР, 1983. С. 5.

[79] Бубнова Е. Конаковский фаянс… С. 212.

[80] Бубнова Е. А. Н. А. Коковихин… С. 6.

[81] Бубнова Е. Конаковский фаянс… С. 139.

[82] Там же. С. 173.

[83] Бубнова Е. Конаковский фаянс… С. 174.

[84] Бубнова Е. Конаковский фаянс… С. 174

[85] Бубнова Е.А. Н. А. Коковихин… С. 8.

[86] Бубнова Е. Конаковский фаянс… С. 173.

[87] Бубнова Е. А Н. А. Коковихин… С. 10.

[88] Бубнова Е. Конаковский фаянс… С. 174.

[89] Бубнова Е. Конаковский фаянс… С. 175.

[90] Бубнова Е.А. Н. А. Коковихин… С. 12

[91] Бубнова Е.А. Н. А. Коковихин… С. .22.

[92] Электронный ресурс: https://www.konakovobiblioteka.ru/index.php/mastera-konakovskogo-fayansa/796-kokovikhin-nikolaj-alekseevich

[93] https://dedpodaril.com/interesno/konakovskiy-fayans.html

[94] Иванчин-Писарев Н. Д. Прогулка по древнему Коломенскому уезду. М., 1843.

[95] Суслов А. А., Фролов А. Н. Очерки Воскресенского края. М.: Новалис, 2012. С. 446.

[96] Экономическое и камеральное описание семи уездов Московской губернии. 1773 г. Ч. 4. Коломенский уезд // РГВИА. Ф. 846. Оп. 16. Д. 18859. ч.4.

[97] Экономическое и камеральное описание семи уездов Московской губернии. 1773 г. Ч. 4. Коломенский уезд // РГВИА. Ф. 846. Оп. 16. Д. 18859. ч. 4.

[98] Суслов А. А., Фролов А. Указ. соч. С. 411.

[99] Жалованная грамота царя Алексея Михайловича Московского уезда Соловецкой пустыни, что в Марчугах на деревню Фаустово  того же уезда. 1657 (7165) февраля 20 // РГАДА. Ф. 196. Фонд Мазурина. Оп. 2. Ед. хр. 279.

[100] Иванчин-Писарев Н.Д. Укааз. Соч. С. 20-21.

[101] Там же. С. 21.

[102] Суслов А. А., Фролов А.Н. Указ. соч. С. 279.

[103] Памятники архитектуры Московской области. Вып. 1 / Под ред. Е. Н. Подъяпольской. М., 1999. С. 102-103.

[104] Памятники архитектуры Московской области…  С. 104.

[105] Храмы Воскресенского благочиния. М.: Издатель, Балабанов И.В., 2008. С. 13.

[106] Боярский Д. Е., Михайлов С. С. Старообрядческие храмы и общества восточной части Воскресенского района. Владимир: Транзит – ИКС, 2007. С. 171.

[107] Боярский Д. Е., Михайлов С. С. Старообрядческие храмы и общества восточной части Воскресенского района. Владимир: Транзит – ИКС, 2007. С. 174.

[108] Храмы Воскресенского благочиния. М.: Издатель Балабанов И.В., 2008. С. 35.

[109] . См.: Иванов К.И., Пуришев И.Б. «Переславль-Залесский. Путеводитель по городу и окрестностям» Ярославль: Верхне-Волжское книжное издательство, 1986.

[110]  Смирнов М. И. Рукопись «Переславская типография. Краткий обзор её работы за 50 лет (1879-1929 гг)», 1929 г. // ПЗМ. №.19156

[111] Васильев С. Д. Рукопись «Обзор периодической печати с 1917 по 1929 года», 1929 г. // ПЗМ. № 20849.

[112] История возникновения и развития рекламы – афиши и надписи – [Электронный ресурс]:http://gorodmedia.com/history-afishi/ (Дата обращения:15.03.19)

[113] Соболев П.В. Рукопись «ПЕЗАНПРОБ и М.И.Смирнов», 1993 г. // ПЗМ. №20840

[114] К 50-летию музея в 2008 году авторским коллективом был издан альбом-путеводитель журнального типа «Долгопрудненский историко-художественный музей». В нём раскрывается кратко история музея и более подробно историческая и художественная экспозиции.

[115] Егорьевские диковины. Сокровища, курьезы и прочие замечательные вещи из коллекции М. Н. Бардыгина, ныне собрания Егорьевского историко-художественного музея. М.: Изд. программа Интерроса, 2008.

[116] Британский след в интерактивном музее.  Марк Григорян. Русская служба Би-би-си, для “Пятого этажа”. 2011

[117] . Реальная сказка. Как муниципальный музей Егорьевска стал лучшим в Европе. Газета // Культура”. 2012. 1 ноября.

[118] 100 лет Егорьевскому историко-художественному музею. Егорьевск онлайн и студия “Кнопыч”, 2011; Егорьевскому историко-художественному музею – 100 лет. Ассоциация музеев России, 2011.

[119] Программа развития Муниципального учреждения культуры «Егорьевский историко-художественный музей» на 2013-2020 гг.  Егорьевск, 2013.

[120] Большая страна. “Нам не хочется быть Эрмитажем, мы надеемся, что музей сохранит свою специфику”. ОТР. 2016. 15 июня.

[121] “Егорьевские диковины” в Историческом музее. П. Ольденбург. Телеканал “Вести-24”. 2009.

[122] Светлана Остужева. В свете есть такое диво // Литературная газета. 2009; Егорьевский историко-художественный музей // Наука и жизнь. 2007. № 8.

[123] Программа развития Муниципального учреждения культуры «Егорьевский историко-художественный музей» на 2013-2020 гг.  Егорьевск, 2013.

[124] В гуслицком стиле // Литературная газета. 2015. 24 июня.

[125] Программа развития Муниципального учреждения культуры «Егорьевский историко-художественный музей» на 2013-2020 гг. Егорьевск, 2013.

[126] Lichtwark A. Übungen in der Betrachtung von Kunstwerken: nach Versuchen mit einer Schulklasse. Lütcke Wulff, 1909.

[127] Премьера на радио «Орфей»: «Экспомузыка»! // ОРФЕЙ  muzcentrum.ru. URL: http://www.muzcentrum.ru/orpheusradio/programs/expomusic/14550- (дата обращения: 10.05.2019)

[128]Обращение президента Ассоциации // Ассоциации музыкальных музеев и коллекционеров (АММиК)  http://www.amusmuseums.org/ (дата обращения: 24.08.2019)

[129] Медынский Е. Н. Энциклопедия внешкольного образования: Лекции, читанные на Педагогических факультетах Уральского университета в 1920-1922 г. и 2-го Московского университета в 1922-1924 гг. В 3 т. М.: Гос. изд-во, 1925.

[130] См.: Внешкольные учреждения: Пособие для работников внешкольных учреждений / Под ред. Л. К. Балясной. М.: Просвещение, 1978. 256 с.

[131] См.: У истоков юннатского движения. / Сост. В. Г. Холостов. М.: Просвещение, 1972.

[132] См.: Детский туризм в России. Очерки истории: 1918-1998 гг. / Автор-составитель Ю. С. Константинов. М.: ЦДЮТур, 1998; Замалетдинов И. В. Краткая энциклопедическая история развития детско-юношеского туризма и краеведения / Историко-биографическое эссе. Казань: Артиссимо, 2018.

[133]         См.: Березина В. А. Дополнительное образование детей России. М.: Диалог культур, 2007; Буйлова Л. Н. Исторический контекст становления и пути развития дополнительного образования детей в современной России. М.: Новое образование, 2013.

[134] Распоряжение Правительства Российской Федерации от 29 мая 2015 г. N 996 -р г. Москва “Стратегия развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года

[135] Ковалева Т. М. Открытое образование и современные тьюторские практики // Проблемы современного образования. 2010. № 4. С. 19-23.

[136] Петров Н. В. История империи ГУЛАГ // http://www.pseudology.org/GULAG/

[137] Далее в тексте все цифры квартальных количеств заключённых Дмитлага приведены по его работе

[138] ГАРФ. Ф. 9489. Оп. 2. Д. 41. Л. 28

[139] Кокурин А. И Дмитлаг ОГПУ-НКВД СССР / А.И. Кокурин // Канал Москва-Волга: История и современность. Дмитров: МБУ музей-заповедник «Дмитровский кремль», 2012. С. 27.

[140] Даты и факты // Техника-Молодёжи, №11-12, 1936. С. 8

[141] Назайкин А. Н. Медиапланирование. М.: Эксмо, 2010. С. 155

[142] ГААО. Ф. 1015. Оп. 4. Д. 30. Л. 811 об.-812.

[143] ЧФ КИМХМ им. С. И. Тупицына. Архив семьи Мокеевых. Оп. 3. № 283. Л. 1-2; ЧФ КИМХМ им. С .И. Тупицына. Архив семьи Мокеевых. Оп. 3. № 286. Л. 1-1 об.

[144] ЧФ КИМХМ им. С. И. Тупицына. Архив семьи Мокеевых. Оп. 3. № 289. Л. 1-1 об.

[145] Вологодские губернские ведомости. 1884. № 49. С. 7.

[146] Пономарёв В. А. История Черевковской волости. Архангельск, 2002. С. 66; Волков П. Н. Возьми хорошее из старины // Знамя (Красноборск). 31 мая 1994.

[147] Ипатов Л. Ф. Кедр на Севере: научно-популярные очерки. –Архангельск, 2001. С. 112-115.

[148] Копытков В.В., Щипин В.И. Черевковская династия Гусевых. Историко-документальный очерк. М., 2018. С. 49-63.

[149] Грабарь И. Э. История русского искусства. Т. 1. М., 1909.  С. 508.

[150]  ЧФ КИМХМ им. С.И. Тупицына. Архив семьи Мокеевых. Оп. 3. № 459-462.

[151] КМААО. Ф. 118. Оп. 3. Д. 14. Л. 3.

[152] Календарь знаменательных и памятных дат МВД России  / Главный редактор Н. Ф. Самохвалов, редактор-составитель Ю. Н. Моруков. М.: Объединенная редакция МВД России, 2005. С. 281

[153] Там же

[154] Там же, С. 282

 

[155] Каталог грамот вспомогательного документального фонда ЦМ МВД РФ (1940-1959 гг.) / Сост.: О. И. Попова, М., 2003. С. 3-30

[156] Некрасов В. Ф. и др. Органы и войска МВД России. Краткий исторический очерк. М.: Объединенная редакция МВД России. 1996. С. 313

[157] Там же, С. 316

[158] Там же, С. 317

[159] Там же, С. 320

[160] Герои России. Сборник документальных очерков МВД России. М., 2001. С. 2

[161] Кирпич можно увидеть в Музее Зеленограда.: ГЗИКМ-КП 4783 БК-658.

[162] Более подробно о Рахмановых см: Визбул Т. В. Памятные места земли нашей // Очерки истории края Прошлое земли Зеленоградской, Выпуск 2 / Науч. ред. и сост. Н. И. Решетников. М.; Зеленоград, 1997; Неклюдов А. Н. Тайны и легенды земли Зеленоградской // Там же.

[163] Субботин Н. И. Летопись происходящих в расколе событий за 1892 год.  М.: Типография Э. Лисснера и Ю. Романа. 1893. С. 163.

[164]  О старообрядчестве более подробно см.: Семилетникова Е Старообрядчество Московской губернии и его роль в социокультурной жизни региона (вторая половина XIX – начало XX века) // Культура и образование. 2017. №3 (26). С. 12-20.

[165] См.: Юхименко Е. М. Рахмановы купцы-старообрядцы, благотворители и коллекционеры. М.: Издательский дом ТОНЧУ, 2013.

[166] Цит. по: Федеральный закон от 25.06.2002 г.  № 73-ФЗ (ред. от 27.12.2018 г.) «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», ст. 3 // СПС «Консультант плюс».

[167] Клюканова Л. Г. Частное коллекционирование как явление современной культуры // Обсерватория культуры. М.: ФГБУ «РГБ»,  2015 (2), С. 73-77.

[168] Цит. по: Закон Российской Федерации от 15.04.1993 г. № 4804-1 (ред. от 30.03.2018 г.) «О вывозе и ввозе культурных ценностей», ст. 5 // СПС «Консультант плюс».

[169] Закон Российской Федерации от 15.04.1993 г. № 4804-1 (ред. от 30.03.2018 г.) «О вывозе и ввозе культурных ценностей» // СПС «Консультант плюс».

[170] Федеральный закон от 26.05.1996 г. № 54-ФЗ (ред. От 27.12.2018 г.) «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» // СПС «Консультант плюс».

[171] Рыбак К. Е. Налогообложение произведений искусства и предметов коллекционирования // Налоги. 2011. №3. С. 2-5.

[172] Федеральный закон от 26.05.1996 г. № 54-ФЗ (ред. От 27.12.2018 г.) «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» // СПС «Консультант плюс».

[173] Там же.

[174] Федеральный закон от 23.07.2013 г. № 245-ФЗ (ред. от 28.12.2017 г.) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части пресечения незаконной деятельности в области археологии» // СПС «Консультант плюс».

[175] Клюканова Л.Г. Частное коллекционирование в современной художественной культуре России: диссертация кандидата культурологии, Санкт-Петербургский государственный институт культуры, СПб, 2017.

[176] «Северный полюс-1» ‑ первая в мире советская полярная научно-исследовательская дрейфующая  станция 1937-1938 гг. Её состав: руководитель станции Иван Дмитриевич Папанин, метеоролог и геофизик Евгений Константинович Фёдоров, радист Эрнст Теодорович Кренкель, гидробиолог и океанограф Пётр Петрович Ширшов.

[177] Кроме архивных документов и публикаций в Интернете, имеются ещё и научно-популярные книги. Среди них: Бороздин В. П. И опять мы в небе: документ повесть. М.: Молод. Гвардия, 1990; Еремин Ю. Г. Судьба последнего дирижабля У. Нобиле (расследование гибели СССР-В6). М., 2004; Белокрыс А. М. Девятьсот часов неба. Неизвестная история дирижабля «СССР-В6». М.: Паулсен, 2017.

© Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов). Копирование материала – только с разрешения редакции