ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

17 ноября 2018 г. размещены материалы: Глава 11 из книги Н. Баттерворта "Гайдн", повестка дня городской партийной конференции Горьковского горкома КПСС 1985 г.


   Главная страница  /  Текст истории  /  Археология  /  Библиотека  / 
   Нижегородская книжная полка

 Нижегородская книжная полка
Размер шрифта: распечатать




Нижегородская археолого-этнологическая комиссия в 1927 и 1928 гг. (47.2 Kb)

 

[3]

НИЖЕГОРОДСКАЯ АРХЕОЛОГО-ЭТНОЛОГИЧЕСКАЯ

КОМИССИЯ в 1927 и 1928 г.г.

 

Истекший период в жизни Комиссии был временем перехода на новые рельсы работы. Научно-исследовательская работа в Комиссии не могла развернуться сколько-нибудь широко, — за счет деятельности организационной, которая проводилась в направлении строгого уточнения задач Комиссии. Усилия в этой области завершились постановкой доклада о состоянии и дальнейших задачах Комиссии в Государственной Академии Истории Материальной Культуры, состоявшегося 24 января 1928 года. Согласно постановления своего научно-организационного отделения Академия выразила «полную готовность руководить научными работами комиссии, снабжать ее изданиями Академии» и предложила комиссии «представить планы работ на лето текущего года и на следующий 1929 год». Планы были представлены в Академию и ею одобрены. Комиссия таким образом работу свою впредь будет вести под научным руководством высшего в СССР археолого-этнологического центра, тем самым строго ограничивая круг своих задач на основании первого параграфа устава.

[4]

ОБЩИЕ СОБРАНИЯ ЧЛЕНОВ И ЗАСЕДАНИЯ УЧЕНОГО СОВЕТА. В 1927 году общих собраний состоялось одно, заседаний Ученого Совета 28[1]. В 1928 году общих собраний состоялось 5, заседаний Ученого Совета 14. В 1927 году на общем собрании заслушан исторический очерк И. С. Окулич «Село Бор», отчет о деятельности комиссии за 1926 г., изданный в 1927 году, и заключение ревизионной комиссии по отчету. В том же году, 20 февраля состоялось объединенное заседание членов Нижегородской Археолого-Этнологической комиссии, Общества по изучению Нижегородского края, Нижегородской Ассоциации по изучению производительных сил, Нижегородского Государственного Областного Музея, научного отделения Центральной Библиотеки, Общества Любителей Естествознания при НГУ, секции научных работников, посвященное памяти А. Я. Садовского, бывшего председателем Нижегородской Археолого-Этнологической Комиссии. На этом собрании доложили сообщения:

С. М. Парийский «А. Я. Садовский» (биографический обзор),

[5]

С. И. Архангельский «А. Я. Садовский, как историк Нижегородского края»,

B. Т. Илларионов «А. Я. Садовский, как работник областной науки»,

C. С. Станков «А. Я. Садовский и изучение производительных сил» и

И. А. Милотворский «Личные воспоминания об А. Я. Садовском».

Сообщения опубликованы в сборнике «Памяти А. Я. Садовского».

В 1928 г. в общем собрании членов сделали доклады и сообщения:

1. Н. В. Ильин «А. П. Мельников, как художник-краевед-график».

2. Н. А. Саввин «Болдино и А. С. Пушкин».

3. М. П. Званцов о 2-м съезде палеоэтнологов ЦПО.

4. Н. Ф. Карбовец «Районирование Нижегородской губернии в годы революции и образование Нижегородской области».

5. В. Т. Илларионов «Перспективы работ комиссии на лето 1928 г. и 1928-1929 г. в связи с установлением отношений с Государственной Академией Истории Материальной Культуры».

6. Тоже «Отчет о деятельности комиссии за 1927 г.».

7. Тоже «План работ на лето  1928 г. и на 1929 г.».

8. М. Е. Веселовская «О работе научного отделения Центральной Библиотеки им. В. И. Ленина».

В общих собраниях 1928 г., кроме того, избраны 15 новых членов Комиссии, указано Совету на необ-

[6]

ходимость обратить особое внимание на параграф 10 устава, утверждена смета на 1928 и 1929 годы. Одно общее собрание, из общего количества пяти, состоялось при участии 37 членов профсоюзов, приглашенных на доклад Н. А. Саввина «Болдино и А. С. Пушкин», через Культотдел ГСПС.

Ученый Совет Комиссии заслушал ряд докладов и сообщений (в 1927 г.): проф. Н. М. Романова о находках костей ископаемых млекопитающих в Нижегородской губернии; в Комиссию докладчиком представлена карта в масштабе один дюйм = 40 верстам, с нанесенными на ней находками; С. М. Парийского о результатах обследования курганов при д. Яровское, Городецк. у., не отмеченных в литературе. Курганы при дер. Яровское представляют лишь геологический интерес (отложения ледникового периода). Совет учитывал многочисленные сообщения, из них: проф. Н. М. Романова, под руководством которого студентами Нижегородского Государственного Университета произведено обследование побережья рек Кудьмы, Везломы, Узолы и в районе нижней Оки — о геологических и палеонтологических находках; С. М. Парийского о мордовском могильнике в селе Симбилей; И. С. Окулич о пяти курганах около д. Выболово, Павловского у. и т. д. Совет консультировал в ряде вопросов, интересовавших местные советские учреждения, напр., о местонахождении могил выдающихся нижегородцев (запрос Нижегородск. Государств. Областн. Музея). В 1927 г. издан отчет Комиссии «Нижегородская Археолого-Этнологическая Комиссия. 1926 год», а в 1928 г. — при материальной

[7]

поддержке Нижегородск. Государств. Областн. Музея и Нижегородской Ассоциации по изучению производительных сил издан сборник «Памяти A. Я. Садовского» (подготовленный к печати B. Т. Илларионовым), состоящий из сообщений, прочитанных на объединенном собрании 20 февраля 1927 г., и, частично, из текстов, полученных комиссией соболезнований от центральных и местных научных учреждений, организаций и лиц. В 1928 г. сдана в печать работа Н. А. Саввина «Болдино и А. С. Пушкин» на средства, полученные Советом от президиума Губисполкома. Принимались меры к опубликованию посмертного труда А. Я. Садовского «Пушкинские имения в Нижегородской губернии». Эта работа принята Пушкинским Домом Академии Наук СССР к напечатанию в издании «Пушкин и его современники». В заседаниях Ученого Совета в 1928 г. заслушано сообщение В. Т. Илларионова «Развитие в России знаний о доисторическом человеке»; по постановлению Совета Комиссии материалы сообщения посланы в Комиссию по истории знаний Академии Наук. Заслушан также доклад C. М. Парийского «О Нижегородском земском ополчении 1806 года».

Из принципиальных решений Ученого Совета должно отметить: предложение докладчикам на общем собрании представлять в Совет, предварительно, тезисы намечаемого доклада или сообщения; поручение Н. В. Ильину составлять ежегодную сводку об издании этнологических работ в губернии; решение согласовать намечаемые палеоэтнологические работы с антропологической Комплексной

[8]

Экспедицией, и принять меры к сохранению литературного наследства А. Я. Садовского и Н. И. Драницына; поручение С. М. Парийскому обслужить приезжих членов Всероссийского съезда физиков в Нижнем Новгороде по вопросам Нижегородской старины; издать экскурсионный маршрут в Ляхово, где П. И. Мельниковым написаны романы «В лесах», «На горах» и др.; организовать с 1929 г. научный архив при Комиссии.

Комиссия принимала участие в чествовании В. А. Городцова и Нижегородского кружка любителей астрономии и физики.

Проведена непредусмотренная планом кампания за объявление парка в с. Болдино — государственным заповедником. В связи с предстоящим в 1929 г. столетием со времени пребывания А. С. Пушкина в Болдино, где им написаны или оформлены многие лучшие произведения, напр., «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери», «Пир во время чумы», 8 и 9 главы «Евгения Онегина», «Медный всадник» и мн. др., в августе 1928 г. Ученый Совет командировал в Болдино члена Комиссии Н. А. Саввина. Результатом командирования было то, что 29 августа 1928 г. Совет подал Губисполкому (в копии Пушкинскому Дому Академии Наук, Пушкинской Комиссии при обществе любителей российской словесности и в Главнауку) докладную записку о необходимости:

1) Объявления парка в с. Болдино государственным заповедником и экскурсионным пунктом.

2) Открыть в с. Болдино школу крестьянской молодежи или школу-девятилетку с сельскохозяйственным уклоном.

[9]

3) Учредить в с. Болдино районный музей и библиотеку имени поэта.

4) Отпустить на издание работы «Болдино и А. С. Пушкин» необходимые средства.

В сентябре Комиссия поддержала перед Губисполкомом просьбу сельского совета с. Болдино и его общественных организаций, направленную через Комиссию, об открытии в селе школы крестьянской молодежи.

Общим собранием членов Комиссии, состоявшимся 3 октября 1928 г. при участии приглашенных через Культотдел ГСПС членов профсоюзов, одобрены мероприятия Совета, предпринятые в связи с объявлением парка в с. Болдино заповедником. В это же время по вопросу обратился в Главнауку непременный секретарь Академии Наук. Президиум Губисполкома вынес постановление о поддержании перед правительством ходатайства об объявлении парка в с. Болдино государственным заповедником, поручил Губоно обсудить предложения Комиссии, по возможности реализовав их, и выдал в распоряжение Комиссии безвозвратную субсидию на издание работы «Болдино и А. С. Пушкин», в сумме 250 рублей.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С НАУЧНЫМИ УЧРЕЖДЕНИЯМИ И ОРГАНИЗАЦИЯМИ проходили по линии обмена изданиями и информацией. С археологическим центром СССР. — Государственной Академией Истории Материальной Культуры, Комиссия вступила в отношения в связи с предпринимаемым Комиссией плановым учетом и обследованием археологических памятников губернии. О работе и задачах Комиссии исчерпывающая

[10]

информация дана: Комиссии при Академии Наук по учету научных учреждений и работников; Центральному Бюро Краеведения и Главнауке, на средства которой Комиссия ведет свою работу. Обмен изданиями кроме этих учреждений производился с Обществом по изучению Нижегородского края, Нижегородской Ассоциацией по изучению производительных сил, Пензенским обществом естествоиспытателей, Костромским научным обществом по изучению края, Центральным музеем автономной социалистической республики немцев Поволжья, Обществом обследования и изучения Азербайджана, Казанским студенческим кружком по изучению Ульяновской губернии, Обществом любителей изучения Кубанского края, Обществом археологии, истории и этнографии при Казанском университете, тоже — при Самарском университете, Омским обществом краеведения, Государственным музеем в Херсонесе, Западно-Сибирским отделом Русского Географического общества, Всеукраинским Археологическим Комитетом, Государственным музеем ЦПО, Осетинским научно-исследовательским институтом краеведения, Северо-Кавказским краевым обществом археологии, истории и этнографии и мн. др.

БИБЛИОТЕКА КОМИССИИ в 1927 году получила по завещанию Н. И. Драницына 93 экземпляра книг историко-археологического содержания и получала книги от названных выше научных учреждений и обществ. Количество книг в библиотеке Комиссии с 227 экз. в 1927 г. возросло к концу 1928 г. до 350. В декабре 1928 г. через Централь-

[11]

ное Бюро Краеведения, в порядке обмена, библиотекой разослано иногородним научным учреждениям и организациям 534 экз. сборника «Памяти А. Я. Садовского».

 

Бюджет Комиссии

за 1926-1927 и 1927-1928 гг.

 

Наименование кассовых операций

1926-1927 г.

1927-1928 г.

Руб.

К.

Руб.

К.

Оставалось на 1/X–1928 года

103

14

Доходы

 

 

 

 

От Наркомпроса (Главнауки)

268

45

298

» членов комиссии чл. взносы

18

16

» А. Я. Садовского (семьи)

25

» Ассоциации изучения производительных сил Нижегор. губ.

100

Итого

286

45

542

14

[12]

 

Наименование кассовых операций

1926-1927 г.

1927-1928 г.

Руб.

К.

Руб.

К.

Расходы

 

 

 

 

Научные командировки (обследован. разведки)

40

16

178

07

Издательские и т.п. расходы

90

12

200

75

Почтовые и канцел. расходы

36

78

29

01

Расходы по уборке помещения

14

9

50

» по чествованию памяти А. С. Гациского

7

65

Итого

181

06

424

98

Осталось на 1/X–1928 г.

117

16

[13]

 

Краткие рефераты докладов и сообщений, прочитанных в общих собраниях членов и в заседаниях Ученого Совета Комиссии.

 

БОЛДИНО и А. С. ПУШКИН.

Н. А. Саввин.

 

Болдино имело огромное значение для Пушкина, хотя бы потому, что в этом нижегородском имении Пушкин написал свои лучшие произведения.

Пушкиноведение начинает сейчас обращать на Болдино большее, чем раньше, внимание, но нижегородские краеведы сравнительно мало изучали Болдино, как мемориальный памятник, связанный с именем великого поэта.

Сейчас в особенности, в виду приближающегося столетнего юбилея с момента первого приезда Пушкина в Болдино, оно должно стоять в центре внимания как местных организаций, так равно и общереспубликанских учреждений.

Три приезда Пушкина в Болдино (в 1830, 1833 и 1834 годах) связаны с хозяйственною стороною жизни Пушкина, и поэтому история Болдина есть страница из истории русского дворянства вообще,

[14]

из истории рода Пушкиных в частности и из истории Нижегородского дворянства в особенности.

Материалы, имеющиеся в письмах Пушкина и в отрывочных воспоминаниях его современников, дают возможность судить об образе его жизни во время пребывания в Болдине и вместе с тем позволяют представить полную картину его творческой работы, до сих пор еще достаточно не изученной со стороны тематики и со стороны ее идеологически-классовой сущности, поскольку не выяснена роль собственно болдинских впечатлений в общем цикле произведений, написанных Пушкиным в Болдине, особенно в знаменитую осень 1830 года.

После смерти Пушкина постепенно забывалась живая непосредственная память о Пушкине в Болдине, и оно, попав в руки наследников поэта, заброшенное в глуши Нижегородского края, жило своей замкнутой жизнью.

В наши дни Болдино, изменившись в укладе своей жизни под влиянием Октябрьской революции, является большим населенным селом, но в нем, среди его жителей, нет живых представлений о поэте. Тем не менее парк в Болдине является непосредственным свидетелем пушкинской эпохи, жизни самого поэта во время его пребывания в Болдине; в нем, по преданию, очень устойчивому, поэт писал свои произведения.

Поэтому, в связи, с юбилеем было бы целесообразно и необходимо объявить парк государственным заповедником, на подобие Михайловского, и само Болдино сделать политико-просветительным центром, связав его с именем Пушкина путем от-

[15]

крытия там школы II ступени или ШКМ, избы-читальни, библиотеки, районного музея — все имени Пушкина. Все это могло бы быть данью памяти великого поэта.

[16]

 

А. П. МЕЛЬНИКОВ, КАК ХУДОЖНИК-КРАЕВЕД-ГРАФИК.

Н. В. Ильин.

 

Значение Андрея Павловича Мельникова, как художника-краеведа-графика, большое. А. П. прошел блестящую школу художественного образования. Воспитанник училища живописи, ваяния и зодчества и Академии художеств, по этим учебным заведениям имевший первоклассных русских художников своими товарищами (Левитан, Нестеров, Рябушкин и другие), близкий друг энтузиаста группы художников-передвижников, Перова, А. П. Мельников имел все основания быть художником не только краеведческого значения, но болезнь глаз (дальтонизм) не позволила А. П. Мельникову всецело отдаться художественной деятельности и в силу этого обстоятельства, среди работ А. П. Мельникова мы совершенно не видим работ, писанных маслом или акварелью, но зато какое громадное количество рисунков сделано А. М. Мельниковым со всевозможных уголков Нижегородской губ. Великолепный знаток старины, А. П. в своих постоянных

[17]

служебных разъездах фиксировал не только пейзажи, архитектурные ансамбли, но что важно, он не оставлял без внимания почти все кустарные промыслы Нижегородской губернии, фиксируя их в своих прекрасных графических рисунках. Просматривая технику рисунка А. П., можем проследить большую преемственность лучших мастеров рисовальщиков XIX столетия: братьев Чернецовых, Чернышева, Гортшильда — последний особенно близок и дорог А. П. Правильность построения композиции, мягкость и, можно сказать, красочность передачи графической тональности, — основные черты его рисунков. Несмотря на преклонный возраст А. П. Мельников продолжает работать в области любимого им графического искусства и все время ищет в своих работах новых путей графического оформления.

Дата 50-летия художественной деятельности А. П. Мельникова исполняется в январе 1929 года.

[18]

 

РАЗВИТИЕ В РОССИИ ЗНАНИЙ О ДОИСТОРИЧЕСКОМ ЧЕЛОВЕКЕ.

В. Т. Илларионов.

 

В области изучения доисторического человека русская научная мысль заявила себя в первые десятилетия XIX века.

С середины прошлого столетия наша наука стала привлекать особое внимание археологов — любителей старины, и, несколько позднее, стали появляться труды, посвященные философским и теоретическим вопросам этой области знания.

С этого, примерно, времени и можно говорить об истории в России знаний о доисторическом человеке. Эти знания с того времени отражались не только в специальных научных трудах, но они щедро стали регистрироваться в искусстве, художественной литературе, в истории культуры, лингвистике, этнографии, социологии и в целом ряде естественнонаучных дисциплин.

Возникновение археологических и т. п. обществ, учреждение археологических институтов, археологические съезды, руководящая деятельность таких учреждений, как ИАК, ИМАО и ИРАО, —

[19]

сильно двинули вперед пропаганду в нашей стране знаний о доисторическом человеке, чем после занялись и провинциальные научно-общественные организации.

Однако, в условиях дореволюционных исследовательская мысль в области палео и нео-лита, периодами которых ограничен здесь термин «доистория», не встречала поддержки, т. к. содержала в себе элементы расхождения с господствовавшим в стране представлением о первочеловеке.

Еще несколько лет назад казалось необходимым, поэтому, обозреть пути развития в России знаний о доисторическом человеке по следующему, примерно, плану.

1) Философские и теоретические вопросы нашей науки в России.

2) Завоевания западно-европейской научной мысли на русской почве.

3) Исследовательская роль русских научных учреждений и научно-общественных организаций в области вообще доистории, в частности, доистории России.

4) Пропаганда знаний о доисторическом человеке в искусстве, истории, художественной литературе, социологии, этнографии, истории культуры, законодательстве.

Кроме этих основных разделов работы план предусматривал вопросы: методологии, классификации, картографии, археологической технологии и техники, библиографии, программ, атласов, планов, археологического словаря, выставок, коллекций, музеев, ведущих научную деятельность в области доистории, кадра работников науки: археологов-доистори-

[20]

ков. Вот примерный перечень тем, которые были поставлены при самом начале работы.

Несколько лет занятий в этой области позволили собрать довольно богатый, но пока не исчерпывающий материал.

[21]

 

К ИСТОРИИ ОРГАНИЗАЦИИ В НИЖЕГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ

«ЗЕМСКОГО ВОЙСКА» ПО МАНИФЕСТУ 30 НОЯБРЯ 1806 г.

С М. Парийский.

 

Краткое сообщение на основании «сведений во всенародное известие и в память потомству о жертвователях с означением сделанных ими приношений — деньгами, оружием и провиантом — с изъявлением благодарности от лица признательного отечества усердным сынам оного, принесшим часть своего достояния на составление и вооружение земского войска».

«Сведения» извлечены из Московских Ведомостей» за 1809 г., № 34-35.

В «Сведениях» в числе жертвователей упоминается академик художник Ступин.

[22]

 

РАЙОНИРОВАНИЕ НИЖЕГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ

В ГОДЫ РЕВОЛЮЦИИ И ОБРАЗОВАНИЕ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

В СВЯЗИ С ЗАДАЧАМИ МЕСТНЫХ НАУЧНЫХ

УЧРЕЖДЕНИЙ И ОРГАНИЗАЦИЙ.

Н. Ф. Карбовец.

 

В 1928 г. в центральных плановых органах закончено рассмотрение вопроса о районировании части территории Союза ССР, остававшейся нерайонированной; эта часть охватывает промышленный центр и северо-восток Европейской части СССР. По первоначальной госплановской наметке областной сетки в этой части предполагалось образовать Западную, Сев.-Восточную, Центрально-Промышленную и Вятско-Ветлужскую области. При этом Нижегородская губерния своей промышленной частью с г. Н.-Новгородом предполагалась к включению в Центр.-Промышленную область. Вследствие несоответствия такого построения характерным особенностям хозяйства Нижегородской губернии, Нижегородск. Губисполком возбудил вопрос о пересмотре первоначальной сетки областей, выступив с проектом образования Нижегородской

[23]

области с центром в г. Н.-Новгороде. После тщательного рассмотрения в мае-июле Госпланами РСФСР и СССР проект был одобрен.

Нижегородская губерния за время с 1917 года в своем составе претерпела чрезвычайно крупные изменения, увеличившись за счет Костромской, Владимирской и Ульяновской губерний на 60% по территории и на 30% по количеству населения. Глубокие изменения произошли и в административно-территориальном устройстве губернии. К 1923 году она имела 18 уездов и 273 волости; после укрупнения уездов и волостей в ней осталось 11 уездов и 4 рабочих района, число же волостей было доведено до 110. С ростом г.г. Н.-Новгорода, Канавина и Сормова и освоением этими городами селений, расположенных между ними, стал на очередь вопрос о слиянии этих городов в одной городской черте, и рабочие районы Канавинский и Сормовский полностью вошли в городскую черту Нижнего. Таким образом, административно-территориальный состав губернии к настоящему времени имеет 11 уездов и 2 района (Балахнинский и Растяпинский).

При предстоящем районировании и образовании Нижегородской области, губерния будет расчленена на окружные объединения. Уездная и волостная сеть будет упразднена и взамен ее будет построена сеть районов, общее количество которых по губернии достигает 50-53. Средняя величина района будет достигать: около 1.500 кв. килом, по территории и около 54 тыс. чел. по населению.

В состав Нижегородской области войдут в качестве основного массива Нижегородская, Вятская

[24]

губ., Вотская и Марийская Авт. области, Чувашская Авт. ССР, с территорией около 260 тыс. кв. килом, и населением около 8 милл. ч.

Проект создания Нижегородской области является исправлением, или вернее — уточнением составленной в 1921 году Госпланом схемы областного районирования Союза ССР. Эта схема в районе верхнего течения р. Волги предусматривала образование Вятско-Ветлужского края в составе Вятской губ., Марийской и Вотской автономий и Ветлужского уезда Нижегородской губ. с общим населением в 4 милл. человек. Промышленная и земледельческая часть Нижегородской губ. по этой схеме предназначалась к включению в Центрально-Промышл. область, которая имела бы около 20 милл. ч. населения.

Особые условия экономического, производственного характера, природные условия Нижегородского края, имеющие много общих черт с предполагавшимся Вятско-Ветлужским краем, и еще больше общего в перспективах хозяйственного развития, очевидная маломощность В.-В. края обусловили необходимость пересмотра намеченной в 1921 г. сети. Инициативу этого пересмотра взял на себя Нижегородский Губисполком, выдвинув проект Нижегородской области.

Нижегородская область обнимает территорию с населением около 8 миллионов человек, что делает ее достаточно мощной и в то же время лишенной громоздкости, в связи с чем представляется возможным с наибольшей экономией построить аппарат управления и в то же время успешно обслуживать областную территорию как в линии админи-

[25]

стративно-хозяйственного управления, так и культурно-социальных мероприятий.

Нижегородская область имеет крупный административно-хозяйственный центр областного значения, вполне подготовленный к осуществлению функций областного центра, с населением в 260 т. человек, с сильным пролетарским ядром, с рядом культурно-просветительных учреждений, высших учебных заведений и научных обществ, уже в настоящее время обслуживающих ряд соседних губерний.

Нижегородская область носит все черты единообразия естественно-исторических условий: климата, почвы, полезных ископаемых, растительности.

Одним из крупнейших естественных ресурсов Нижегородской области являются ее лесные богатства. По чистому вывозу лесной продукции проектируемая область будет занимать первое место в республике. Ее основным назначением будет являться снабжение древесиной и продуктами обработки и переработки безлесного юго-востока, а также промышленного и земледельческого центра республики.

Однообразие экономических предпосылок и состояния важнейших хозяйственных факторов создали в общем достаточно однотипное развитие отдельных важнейших районов Нижегородской области. В целом, основными видами промышленности проектируемой области являются: металлическая, горнозаводская, лесная, деревообрабатывающая и перерабатывающая, химическая, льноперерабатывающая (работают в значительном размере на мест-

[26]

ном сырье), обработка шерсти, кожевенная и мукомольная (работают главным образом на завозном сырье).

По сравнению с Нижегородской губернией область значительно изменяет племенной состав населения: если в настоящее время Нижегородская губерния имеет 94% великоруссов, то в Нижегородской области их будет около 80%. Нацменьшинства будут входить в состав области в следующих количествах (в тысячах человек): татары 161, мордва 109, марийцы 307, вотяки 433, чуваши 669.

Городское население по области в среднем составляет 12%, при чем наиболее высокий процент городского населения — в Нижегородской губ., где он равняется 16,3% и наименьший — в Марийской авт. области — 4,1%.

Образование Нижегородской области в жизнь местных научных обществ вносит новые задачи, как в линии масштаба деятельности, так и со стороны содержания, вследствие чего для научных обществ, в том числе и Археолого-этнологической комиссии, является необходимым вести подготовительную работу для развертывания своей деятельности на территории области.

[27]

 

ЛИЧНЫЙ СОСТАВ КОМИССИИ:

СОСТАВ УЧЕНОГО СОВЕТА: председатель С. М. Парийский, заместитель председателя В. Т. Илларионов, ученый секретарь Н. Ф. Карбовец, члены: Н. В. Ильин, М. П. Званцов и Н. А. Саввин. Кандидаты: Д. В. Прокопьев и С. С. Аверкиев.

ПОЧЕТНЫЕ ЧЛЕНЫ, академики: Н. Я. Марр, С. Ф. Платонов и С. Ф. Ольденбург.

Действительные члены[2]:

 

Аверкиев С. С.

Ученый археолог

Славянская ул., 5, кВ. 10

Архангельский С. И.

Преподаватель НГУ

Ошарская ул., д. 27

Баранов И. А.

Реставратор по др. русск. живописи при Нижегор. гос. обл. музее

Верхне-Волжская наб., д. 8

Богодуров А. А.

Краевед

Тихоновская, д. 27

Вицинский В. П.

Краевед. Преподаватель НГУ

 

Горбачев А. М.

Зам. пред. Нижегор. Ассоциации по изучению произв. сил

Больничная, д. 27а

[28]

 

Дмитриев М. П.

 

Осыпная, д. 4

Жебелев С. А.

Академик Ак. Наук СССР.

Ленинград, наб. 9-го января, Мраморный Дворец.

Жуков Б. С.

Доцент МГУ.

Москва, Зубовский бульвар, д. 15, кв. 22.

Задарновский В.К.

Проф. НГУ.

Жуковская, д. 17, кв. 11.

Званцов М. П.

Научн. сотр. Ниже-город. Гос. Обл. Музея.

Мистровская, д. 4, кв. 6.

Зеленов И. К.

Этнограф.

16 линия, д. 3, кв. 4.

Иванов И. И.

 

Ул. Я. М. Свердлова, д. 8, кв. 8.

Иконников А. И.

Директор Нижегор. Гос. Обл. Музея.

Верхне-Волжская наб., д. 8.

Илларионов В. Т.

Ученый археолог.

Жуковская, д. 17, кв. 18.

Ильин Н. В.

Член ГАХН. Художник-архитектор.

Ковалиха, д. 2.

Карбовец Н. Ф.

Краевед.

Б. Печерка, д. 18а.

Кириллов В. Н.

Краевед.

Балахна, Краеведческ. общ-во.

Кислицын Н. Ю.

Проф. НГУ.

Жуковская, д. 17, кв. 3.

Крылов А. А.

Председатель Канавинского Краеведческого Общества им. Горького.

Канавино, Ленинский городок, ул. Октябрьской Революции, д. 16, кв. 4.

Крылов П. И.

Зав. истор.-бытов. отделом Госмузея.

Верхне-Волжская наб., д. 10.

Куль И. С.

Ученый археолог.

Советская площ., зд. Университета.

[29]

 

Леньков А. Н.

 

Полевая, д. 36.

Ликин В. А.

Художник.

Жуковская, д. 11, кв. 2.

Марков Д. А.

Краевед.

Ветлуга, Нижегор. губ.

Мельников А. П.

Этнограф, художник.

Готмановская, д. 18.

Милотворский И. А.

Историк местного края.

Студеная, 40, кв. 3.

Мощанский А. А.

Краевед.

 

Окулич И. С.

Ученый археолог.

Казакстан. Кжил-Арда, управление Землеустройством.

Парийский С. М.

Препод. НГУ.

Жуковская, д. 8, кв. 1.

Пилашевский П. О.

Доцент НГУ.

Б. Печерка, д. 1, кв. 12.

Приматов А. Ф.

Краевед. Преподав. Рабфака.

Советская площадь, Рабфак.

Прокопьев Д. В.

Научн. сотр. Нижег. Гос. Обл. Музея.

Верхне-Волжская наб., д. 8.

Пушкарев В. С.

Уч. секр. Госмузея.

Верхне-Волжская наб., д. 8.

Романов К. К.

Член Госуд. Акад. Ист. Мат. Культ.

Ленинград, Мраморный Дворец. Академия Ист. Мат. Культ.

Романов Н. М.

Проф. НГУ.

Жуковская, д. 17, кв. 2.

Саввин Н. А.

Преп. НГУ.

Мал. Печерка, д. 16, кв. 2.

Садовская А. И.

 

Тихоновская, 27.

Садовский А. А.

 

Тоже.

Святицкий С. И.

Историк.

Жуковская, д. 17, кв. 15.

Спицын А. А.

Член Гос. Ак. Ист. Мат. Культ.

Ленинград, Провиантская, д. 8, кв.14.

Станков С. С.

Проф. НГУ.

Жуковская, д. 17, кв. 12.

Фаворская В. В.

Научн. сотр. Ниж. Гос. Обл. Музея.

Верхне-Волжская наб., д. 8.

[30]

 

Хуртин И. Л.

Ученый археолог.

Ул. Белинского, д. 66, кв. 6.

Ястржембский А. С.

Зав. худож. отд. Гос. Обл. Музея.

Верхне-Волжская наб., д. 8.

 

Из состава членов Комиссии выбыли скончавшиеся в 1927 г. П. И. Виноградов, Н. И. Драницын, проф. Б. В. Фармаковский.

 

[31]

СОДЕРЖАНИЕ

1. Общие собрания членов и заседания совета………………………………..4

2. Взаимоотношения с научными учреждениями и организациями……….9

3. Библиотека комиссии……………………………………………………….10

4. Бюджет комиссии……………………………………………………………11

5. Краткие рефераты докладов и сообщений, прочитанных в общих собраниях членов и в заседаниях совета………………………………………………………….13

6. Личный состав комиссии……………………………………………………27

 

Нижегородская археолого-этнологическая комиссия в 1927 и 1928 гг. – Н. Новгород: Нижполигарф, 1929. – 31 с.



[1] После смерти А. Я. Садовского (7 декабря 1926 г.) новый состав совета комиссии был избран 8 июня 1927 г. в составе: проф. В. К. Задарновский (председатель), проф. Н. М. Романов (зам. председателя), С. М. Парийский (ученый секретарь), В. Т. Илларионов, И. С. Окулич и С. М. Куль (члены совета). 5 апреля 1928 г. произведены перевыборы совета в составе: С. М. Парийский (председ.), В. Т. Илларионов (замест. председ.), М. П. Званцов (ученый секретарь), Н. В. Ильин (член) и В. А. Ликин (член, казначей). В состав совета был кооптирован Н. А. Саввин.

[2] Адреса не иногородних членов Комиссии начинаются с наименования улиц Нижнего Новгорода.

 


(1 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 03.04.2013
  • Ключевые слова: нижегородское краеведение, советская наука в 1920-х гг.
  • Размер: 47.2 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Л.И. Шиян. Нижегородская археолого-этнологическая комиссия (предисловие к публикации отчетов НАЭК)
Отчет о работе Нижегородской археолого-этнологической комиссии за сентябрь 1922 — февраль 1923 г.
Деятельность Ученого Совета Нижегородской археолого-этнологической комиссии. 1923 - 1925
Нижегородская археолого-этнологическая комиссия в 1927 и 1928 гг.
Нижегородская археолого-этнологическая комиссия в 1929 г.
С.М. Парийский. Рост Нижнего-Новгорода по данным его хорографии
С.М. Парийский. Рост Нижнего-Новгорода по данным его хорографии (окончание)
И.В. Ануфриева, Е.В. Четвертаков. Новые археологические материалы по топографии укреплений нижегородского детинца
А.А. Михайлов. Артиллерия Нижнего Новгорода в XVII веке
Т.Д. Николаенко. История изучения памятников балахнинской культуры в Нижегородской области
Шавенков П.В. О предшественниках военной гимназии в Нижнем Новгороде
А.П. Поливанов. О находках в Макарьевском уезде Нижегородской губернии
Ю.Г. Галай. Первый Нижегородский археолог П.Д. Дружкин.
П.И. Мельников (Андрей Печерский). Городецкие церкви

2004-2018 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100