ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

17 ноября 2018 г. размещены материалы: Глава 11 из книги Н. Баттерворта "Гайдн", повестка дня городской партийной конференции Горьковского горкома КПСС 1985 г.


   Главная страница  /  Текст истории  /  Археология  /  Библиотека  / 
   Нижегородская книжная полка

 Нижегородская книжная полка
Размер шрифта: распечатать




Деятельность Ученого Совета Нижегородской археолого-этнологической комиссии. 1923 - 1925 (69.56 Kb)

 

[3]

Нижегородская Археолого-Этнологическая Комиссия в 1923-1925 г.г., вследствие затяжки в утверждении нового устава, не могла работать в полном объеме своего устава. Работал только один Ученый Совет, состоявший из председателя А. Я. Садовского, заместителя председателя проф. Н. М. Романова, ученого секретаря С. М. Парийского и членов — ученых археологов В. Т. Илларионова и И. О. Окулича и ученого архивиста Н. И. Драницына.

Ученый Совет все время признавался нижегородскими властями, обращавшимися к нему за различными сведениями, равно отвечающими на запросы Совета, и высшими научными учреждениями Республики, как-то: Главнаукою, Академией Наук, Академией Истории Материальной Культуры. Центральным Бюро Краеведения и другими; из Главнауки Ученый Совет в эти годы получал на развитие своей деятельности денежные субсидии, так и на текущий 1926 г. ею отпущено в распоряжение Совета 300 рублей.

Деятельность Ученого Совета заключалась:

1. В производстве археологических разведок и раскопок в пределах Нижегородской губернии, по уполномочиям Главнауки.

2. В ходатайствах и сношениях, как с центральными, так и нижегородскими властями, о пользах и нуждах Нижегородского края в области археологии, этнографии, истории и археографии и в доставлении им разных требуемых от Совета сведений.

3. В участии в разного рода совещаниях, конференциях и т. п.

4. В докладах членов Совета на заседаниях Совета, в других обществах и в организациях.

5. В научно-исследовательских работах членов Ученого, Совета, выразившихся в их напечатанных и рукописных трудах.

6. В приветствиях разных учреждений и лиц по поводу их юбилеев.

Археологические разведки и раскопки производились:

[4]

А. В 1923 году.

В г. Балахне, на дюнах близ Волкова кладбища, на берегу р. Железницы, у северного конца города, еще в 1880 г. проф. В. В. Докучаевым были обнаружены орудия каменного века и керамика, характеризующие стоянку неолитического человека, которая впоследствии в 1904-1905 г. г. была раскопана В. И. Каменским и А. И. Звездиным; однако, вся стоянка тогда раскопана не была.

Так как место нахождения стоянки при работах Балахнинского Электростроя предполагалось спланировать под ветку железной дороги, отчего она вся была бы разрушена, а находящиеся в ней предметы погибли бы, то Ученый Совет напряг все силы, чтобы произвести здесь окончательную, исчерпывающую раскопку, тем более и потому, что балахнинский неолит от прежних раскопок находится главным образом в столичных музеях.

Раскопки были организованы 17-19 августа под руководством члена Комиссии Б. С. Жукова, при участии членов Ученого Совета А. Я. Садовского, Н. М. Романова, И. С. Окулича и члена Комиссии В. А. Ликина; земляные работы велись 8 землекопами и несколькими студентами. Успешности раскопок в значительной степени помог заведующий Электростроем Б. А. Ступин.

Было найдено 84 кремневых предмета, 5 сланцевых и 1 из кварцита, всего 90, представляющие различные орудия: топоры, долота, скребки, стрелки, проколки и т. п. и до 700 фрагментов керамики. Все предметы переданы и находятся в Нижегородском Историческом Музее. В этом же году была обследована братская могила, случайно обнаруженная рабочими Электростроя при раскопке дюны у полотна железнодорожной ветки, проложенной для возки песка и др. материалов, в 100 саженях на С.-В. от главного здания Электростроя. 17 сентября рабочие наткнулись на яму, наполненную человеческими костями. Заведующий Электростроем Б. А. Ступин, прекратив дальнейшее разрытие места, сообщил о находке Ученому Совету.

19 сентября прибыли в Балахну и приступили к обследованию могилы А. Я. Садовский и Н. М. Романов. Оказалось, что часть могилы находится под полотном дороги, а часть рядом с ним, последняя и была вскрыта на площади до 2 кв. сажен. Кости были найдены на глубине 1 ½ аршин от старого дернового покрова почвы, засыпанного слоем песка около 1 ½ аршин толщиною. С верху ямы лежали одни человеческие черепа, череп к черепу, рядом, без всякого порядка, т.-е. вверх лицом, и вниз, и боком, и в разные стороны; под этим слоем слой костей вперемежку с черепами, которые, когда встречались, то опять-таки группами, по 5-10 черепов вместе; кости туловищ были перемешаны и лежали в беспорядке. На некоторых редких черепах сохранились волосы, русые и темно-русые, при этом на одном черепе волосы были заплетены в ко-

[5]

сицу. На дне могилы, около 3 аршин глубиною, был найден небольшой нательный медный крест, по-видимому, конца XVII столетия. Очень многие черепа деформированы; судя по оставшимся в челюстях зубам, огромное большинство зарытых – люди молодые. Всех черепов найдено до 120. Остатков какой-либо одежды, обуви, или предметов быта, кроме креста, не найдено.

Общее впечатление таково, что здесь, после какой-то грандиозной казни, тела обезглавленных были беспорядочно брошены в яму и засыпаны землю, при чем образовавшиеся во время бросания туловищ пустоты закладывались человеческими головами и ими же был заложен верх ямы.

Находка креста и общее состояние костей говорят за то, что событие, повлекшее за собою такую казнь, могло быть или в конце XVI или в начале XVII века.

Из нижегородских летописей известно, что в 1608 году Балахна, под влиянием агентов Тушинского Лжедимитрия, атамана Таскаева и детей боярских Редрикова, Синего, Долгово и игумена Луховской пустыни Ионы, вместе с балахонским воеводой Ст. Голенищевым и земскими старостами Кухтиным, Суровцевым и Марковым, перешла на сторону Лжедимитрия.

По хитро задуманному плану к Нижнему должны были, одновременно с балахонцами, подступить и главные силы тушинцев под предводительством кн. Вяземского и Тимофея Лазарева. Балахонцы немного поторопились и выступили первые. 2 декабря 1608 г. они подошли к Нижнему. На счастье нижегородцев, только накануне прибыл в Нижний из Казани отряд из войска боярина Ф. И. Шереметева, состоявший из стрельцов, казаков, литовцев и немцев. Нижегородский гарнизон, подкрепленный этим отрядом и нижегородскими «охочими людьми» из посадских и нижегородскими немцами и литовцами, под предводительством нижегородского воеводы Алябьева, ударил на балахонцев, отбросил их от Нижнего, и, разбив под селами Копосовом и Козином, погнал к Балахне. Вышедшее из Балахны подкрепление тоже было разбито наголову; захвачен был весь войсковой наряд (пушки, обоз и т. п.) и множество пленных. Балахнинские главари – Голенищев, Кухтин, Суровцев, Марков, Таскаев, Редриков, Синий, Долгово и Гриденков были привезены в Нижний и повешены на Нижнем базаре.

Если принять во внимание жестокие нравы того времени, особенно в междоусобные войны, то весьма возможно, что открытая могила — одна из ям, в которые бросали обезглавленные тела казненных пленных из войска балахонцев.

Найденный крест конца XVI века безусловно может относиться и к тому времени — к 1608 году. Несколько страннее находка заплетенной косицы, но так как в войске балахонцев могли участвовать запорожцы, а под влиянием

[6]

Ионы и церковники, то косица могла принадлежать кому-нибудь из них, тем более, что она длиною только в 11 сантиметров.

Вторая раскопка была в г. Сормове. Там, в местности «Починки», при рытье песка был найден прекрасной сохранности диоритовый топор индогерманского типа. Теми же лицами и еще несколькими студентами была организована поездка в Сормово с целью раскопки данного бугра, в котором был найден топор. Однако, раскопки бугра и разведка близлежащих дюн не дали положительных результатов, можно предполагать, что здесь были или случайная находка, или намеренное неуказание настоящего места находки со стороны местных жителей. Во всяком случае, в сормовских дюнных грядах должны быть находки каменных орудий, так как таковые были там обнаружены еще в 1880-х годах профессором В. В. Докучаевым и в 1890-х годах проф. В. А. Городцовым.

Археологические разведки были произведены в Семеновском уезде:

1) А. Я. Садовским и В. Т. Илларионовым в урочище «Моховые Горы» и

2) Н. М. Романовым и С. М. Парийским у озера Мордово.

Обе разведки обнаружили здесь лишь следы пребывания неолитического человека.

Б. С. Жуковым и Н. М. Романовым обследованы «Парашинские» дюны в 10 верстах от Балахны, но результатов никаких не дали; также были неуспешны обследования дюн вверх по Волге от Балахны, произведенные А. Я. Садовским и Б. С. Жуковым.

Б. В 1924 году.

В 1924 году была организована археологическая разведка близ с. Желнина Растяпинского района.

По дошедшим до Совета сведениям, здесь были найдены орнаментированные черепки. Ввиду близости с. Желнина к Сейменскому становищу, давшему богатейшие материалы бронзовой эпохи, и возможности открытия таковых и у Желнина, Ученый Совет, в составе А. Я. Садовского, Н. М. Романова, С. М. Парийского и И. С. Окулича, 5 сентября выезжал в Желнино и на дюне, на которой были случайно найдены черепки, произвел археологическую разведку. Дюна расположена на старом левом берегу р. Оки, в 1 ½ верстах от ст Желнино по направлению к одноименной железнодорожной станции.

После детального внешнего осмотра местности и ориентировки на ней, было приступлено под общим руководством С. М. Парийского к закладке пробных колодцев.

На участке в 100 кв. футов длиною и 40 шириною было заложено 9 колодцев в 1 кв. аршин, глубиною около ар­шина, два из них были соединены траншеями, шириною в ½  аршина.

[7]

В шести колодцах, на глубине от 12 до 48 см, были найдены черепки, а в одном кремневые скребки, носившие вполне определенные следы огня.

Всего найдено 13 черепков и 6 небольших грубо оббитых кремней, кроме того получены от местных жителей ранее найденные 39 черепков.

Орнамент на черепках точечный с глубоким вдавливанием ногтем и ногтевой с возвышениями внутри вдавливания, везде почти одинакового размера. Длина вдавливания около 1 см., один черепок — верхний край шейки сосуда — имеет орнамент не только на наружной стороне, но и на внутренней, по форме близкой к елочному.

Произведенная А. Я. Садовским и Н. М. Романовым рекогносцировка местности по радиусу, до 200 сажен от этой дюны и на берега Оки результатов не дала.

В начале октября, вследствие рассказов о новых находках черепков жителями с. Желнина, А. А. Тарасовым и А. М. Бурлаковым, те же лица опять выезжали в Желнино. Там, из расспросов Тарасова и Бурлакова, выяснилось, что керамика и грубой оббивки кремни неоднократно были ими находимы в разных местах лесного участка около Желнина, но все это было еще в довоенное время; кроме того, по их словам, в самом селе, в усадьбе б. Кузнецова, находили кремневые стрелки, одна из стрелок некогда была у Бурлакова. Затем 13-летний мальчик, сын телеграфиста на станции Желнино, рассказывал, что во время прогулок по лесу, недалеко от станции, ему иногда приходилось находить «камешки с рисунками», очевидно орнаментированные черепки, и что подобный камешек был найден учениками Решетихинской школы в старом берегу Оки, между железнодорожной станцией Желнино и селом Решетихой.

На указанных Тарасовым и Бурлаковым местах было заложено 16 колодцев в метр глубиною, но кроме углей никаких предметов не обнаружено.

Таким образом, внешняя обстановка местности, найденные черепки и кремни, показания очевидцев-свидетелей, лиц интеллигентных, с одной стороны, и непосредственного 13-летнего мальчика — с другой, несомненно устанавливают пребывание на желнинских дюнах человека ново-каменной эпохи, и притом более раннее, чем Сейменского, становище которого было раскопано верстах в 5 от этого места, выше по Оке.

В мае месяце, по просьбе Совета, были исследованы О. Н. Бадером берега Оки от Желнина до границы Владимирской губернии, но присутствия на них доисторического человека на обнаружено.

Не обнаружило их и детальное исследование берега Оки между ст. Растяпино и селом Черным, произведенное в августе А. Я. Садовским.

Н. М. Романовым осмотрена часть левого берега р. Волги, против Кстова, Нижегородского уезда, на которой, по

[8]

словам старожилов, вешними водами нередко вымываются обломки дерев и кости вымерших животных. На указанного небольшом участке Н. М. Романов, под кручею берега, обнаружил полузанесенные песком вымытые из кручи толстые дубы, кости и обломки рогов лося, части бивней и костей мамонта.

Им же осмотрены берега р. Везломы в окрестностях с. Неклюдова, Нижегор. уезда. Каких-либо археологических предметов не найдено, но констатированы залежи болотной руды в совершенно достаточном количестве для эксплуатации на краску — так называемый железный сурик.

Разведки 1925 г.

Вследствие сообщения Н. М. Романова на заседании Совета 5 июня, что в с. Сарлеях Нижегородского уезда, при разбивке школьного сада и выравнивании местности, вскрыты могилы, в которых оказались скелеты с металлическими украшениями и предметами быта, было постановлено отправиться на археологические разведки в это село.

Разведка произведена 7 июня под руководством С. М. Парийского. В расстоянии около 1 ¼ версты от села на В. по склону оврага расположен старый, по-видимому мордовский могильник в виде небольших от ½  до 2 ½ аршин высоты насыпей-холмиков, из которых некоторые со впадинами на вершине. Площадь могильника приблизительно 30 × 30 сажен, могил на ней насчитано около 35.

Литературные данные говорят о том, что в Сарлеях в 1767 году нижегородским епископом Дмитрием Сеченовым было разорено мордовское кладбище; весьма может быть, что оно и было на описываемом месте, тем более, что, по словам старожилов, в прежние годы здесь наблюдались единичные случаи совершения тризны окрестным мордовским населением.

Произведенным обследованием найденных в упомянутых выше могилах предметов и вскрытием одной могилы, картина археологического памятника представляется в таком виде.

Могилы на глубине до 2 аршин от поверхности почвы, дно лежит на глине или на суглинке, сверху которого залегает слой чернозема, толщиною до аршина. Положение костяков на С. и С.-В., направление лица к В. или к З., положение рук очень разнообразно: вдоль туловища, одна рука, правая, по туловищу, другая, левая, согнута на груди, обе согнуты на животе и т. д. Ноги или вытянуты или согнуты.

Женские костяки сопровождаются предметами украшений: на запястьях рук находятся бронзовые и серебряные браслеты, на пальцах перстни, на груди кольцеобразные с булавками бронзовые пряжки, раковины, бусы, кольца с подвесками и т. п.

[9]

Мужские сопровождались предметами быта и вооружения: у ног бронзовые ведра, слева железные топоры, долота, ножи, справа — наконечники железных стрел, в одной изогнутый восточный меч, стремя, пряжки от седла, кремень и проч. в одной могиле обнаружен костяк лошади, в другой — железный шестопер в виде булавы и два точильных бруска.

Некоторые предметы носят следы белой грубой полотняной ткани. Найдены также небольшие куски истлевшей кожи — остатки обуви и одежды, и небольшое количество угольков.

Была ли подстилка под костяками, сказать трудно, хотя некоторые признаки как будто есть. Прикрытий сверху не наблюдалось. Костяки, более или менее сохранились, но кости очень хрупки.

Из расспросов обнаружилось, что были найдены и монеты, сколько — неизвестно, по описанию одних — татарские, по описанию других — «с Георгием на коне»; самые монеты уже затеряны.

Обращаясь к изучению найденных при костяках предметов, мы имеем следующие данные:

1) Всего обнаружено около 40 различных предметов.

2) Значительную часть составляют украшения:

а) бронзовые пряжки, общий их характер таков — это кольца из проволоки с разомкнутыми завитыми концами, снабжены сбоку подвижной иглой;

б) бронзовые пряжки — сюльгамы, разогнутые концы которых расплюснуты в виде треугольников; служили они, очевидно, для скрепления одежды и для украшения;

в) маленькие, с отверстиями белые морские раковинки;

г) браслеты бронзовые, круглые и плоские, концы, по-видимому, имели украшения, некоторые с геометрическим орнаментом. Один браслет носит явные следы голубой эмали. Очень интересен один серебряный браслет, довольно массивный, состоящий из двух проволок, перевитых вместе, с тонкой двойной перевитью, концы заканчиваются головкой животного (лося);

д) бус из голубой пасты найдено две, круглые, с отверстиями в середине, величиною в кедровый орех;

е) особенность мужских костюмов — кремни и огнива, ножи, копья, долота, меч с остатками ножен, точильные бруски, из сосудов два бронзовых котла с железными дужками, один из них сохранился, другой — ветхий, совсем развалился.

Памятник сдан под охрану председателя местного сельсовета, а вещи оставлены на хранении в местной школе.

О произведенной разведке и найденных предметах уведомлен Нижегородский Губмузей, которому предложено получить предметы для Нижегородского Исторического Музея с просьбою об оставлении дубликатов в Сарлейской школе, при которой С. М. Парийский организовал из

[10]

школьных работников и комсомола краеведческую ячейку и при ней местное собрание древностей.

Вторая разведка была в г. Городце и в Городецком уезде.

По постановлению Совета 22 июля А. Я. Садовский, Н. М. Романов и С. М. Парийский выезжали 24-27 июля в г. Городец, как для археологических разведок в Городце и его уезде, так и для установления фактической научной связи с Городецким Научным Обществом.

В Городце ими подробно осмотрен редчайший памятник крепостного сооружения XII века — Городецкий вал, состоящий из двух частей: одна идет с С.-В. на Ю.-З., от церкви Михаила архангела, другая — почти под прямым углом к Троицкому собору. Вал вместе с берегом Волги представляет треугольник. Первая часть сравнительно сохранна, лишь в некоторых частях размыта дождями и весенними водами, местами на ней растут громадные сосны. В основании эта часть вала имеет 100 фут., бока 75 фут., ширина вершины 10-20 футов.

На второй части вала сосен значительно больше и среди них выделяется «крестовая сосна», пользующаяся большим почетом в народе; затем вал теряется среди городских домов и усадеб «Валовой» улицы и Купеческого переулка. В этой части весьма заметны следы выемки земли для хозяйственных целей, по валу расположены дома, сады, огороды; склоны вала во многих местах служат свалкой мусора, всякого хлама и отбросов.

О состоянии вала составлены надлежащие акты, один из которых представлен в Нижегородский Губмузей, а другой в Музейный Отдел Главнауки. Составители акта пришли к следующим выводам:

1. Уцелевшая часть вала должна подлежать безусловному сохранению.

2. Исторический памятник не должен быть использован в хозяйственных целях.

3. Городецкое Научное Обществе должно принять все меры к охране памятника на основе декрета от 7 января 1924 года.

Затем было произведено обследование курганов, находящихся в 5-6 верстах от Городца, в так называемом «Слащевском» лесу. Первый курган, верстах в 1 ½ от дер. Тяблина, называемый жителями «Панским», расположен на вырубке. Окружностью в основании 105 фут., диаметр вершины 22 фута, дуга во всех направлениях 48 фут., вершина имеет яму недавнего происхождения, глубиною до 2,5 фут. Геологическое обследование профессора Н. М. Романова показало, что он является не природным, а насыпным. Заложить пробный колодезь не удалось, с одной стороны, за неимением денежных средств, а с другой — потому, что курган был недавно покрыт соснами, корни которых крепко связали этот холм.

[11]

В версте от этого кургана, в том же Слащевском лесу, у д. Авдеевой, в ¼ версты от дороги в г. Семенов, близ Рогожинских ворот, находится другой, такой же курган. Окружность его при основании 120 фут., дуга по всем направлениям 40 фут. На кургане растут 7 больших сосен, у которых 4 больших ямы, копаных кладоискателями и любителями, глубиною до аршина. На вершине кургана вырыты две почти такие же ямы.

Между прочим удалось выяснить, что несколько лет тому назад, здесь производил раскопку учитель Кумихинского училища Гуськов, который нашел кости «необыкновенной» величины. Найдены ли были другие предметы, — неизвестно. Курган искусственного происхождения. Заложить пробный колодезь, как и в предыдущем, возможности не представилось.

Курганы и д. д. Коньково, Мысово, Леденцово и Яровское, тоже не отмеченные литературой, осмотрены и проверены не были, за недостатком материальных средств, но признаны подлежащими регистрации на основании показания «местных» людей, из которых следует особенно указать на члена Городецкого Научного Общества Н. Г. Блинова и 80-летнего крестьянина дер. Авдеево Николая Молоткова.

О состоянии осмотренных двух курганов составлен акт, в котором высказаны следующие положения:

1. Измерение курганов и геологическое обследование несомненно говорят об их искусственном происхождении.

2. Курганы относятся к разряду тех, которые местными жителями называются «Панскими» и окружены различного рода легендами.

3. Курганы должны быть нанесены на археологическую карту губернии.

4. Настоящие полевые памятники подлежат охранению, почему местное Научное Общество должно принять со­ответствующие меры на основании декретов и распоряжений Наркомпроса.

Один экземпляр акта представлен в Нижегородский Губмузей, а дубликат в Музейный Отдел Главнауки.

3) 19-21 сентября председателем Комиссии А. Я. Садовским произведена археологическая разведка в Пановской волости, Арзамасского уезда, в районе селений Корина, Хирина и Вонячки.

При разведке оказалось:

1. В черте усадебной оседлости с. Корина, на огороде крестьянина Порадеева находится одна половина кургана, по-видимому овальной формы, вторая половина срыта и разбросана по огороду. Окружность половины 40 арш., диаметр 16 аршин, вышина 2 арш., насыпан из такой же земли, как и на огороде.

2. В 1 ½ верстах от с. Корина, на С.-З., близ полевой дороги, не тронутый, но немного подпаханный, круглый курган, в окружности 36 аршин, вышиною до 2 ½ аршин.

[12]

3. На В. от Корина, в конце владения Корина, на берегу речки Вонячки, при впадении в нее оврага, непашенная площадка, с С., З. и Ю. длиною по 90 аршин,, а с В. — 125 аршин, на которой расположено весьма много мелких круглых насыпей, вероятно, могильных, среди которых возвышаются до 14 больших курганов круглой формы, из коих некоторые насыпаны настолько близко один от другого, что как бы сливаются в один продолговатый курган. Два кургана разрыты, один, как будто бы, недавно. Обмерено два круглых кургана, каждый в окружности по 28 аршин, вышиною до 2 ½ аршин.

4. На С.-В. от с. Корина, между с.с. Кориной и Вонячкой, подпаханный, но не тронутый курган, в окружности 30 аршин, вышиною до 2 ½ аршин.

5. За рекой Вонячкой, на земле, бывшей помещика Баженова, следы распаханного кургана больших размеров.

6. В 2 верстах от с. Корина, на Ю.-З., указали место, называемое «Старое селище Корино», на котором иногда выпахиваются разные домашние предметы и черепки. Во время осмотра на нем ничего не обнаружено. Оно расположено на овраге Таштовелес, на котором еще сохранились остатки бывшей когда-то запрудной плотины и обделанного колодца.

Кроме того, в 2 верстах от с. Вонячки, ниже по течению речки Вонячки, в правом ее берегу, указали место, где в 1923 году был обнаружен скелет мамонта в стоячем положении; часть скелета была вырыта и отправлена в Арзамасское УОНО; в 1924 году это место было засыпано новым обвалом берега.

Составленный акт разведки представлен в Музейный Отдел Главнауки и в Нижегородский Губмузей.

Затем членом Комиссии Б. С. Жуковым, при участии нижегородских студентов была произведена раскопка неолитической стоянки в дюнной гряде у с. Козина, Балахнинского района, в местности «у двух сосен». Стоянка эта, как и многие другие по побережьям p.p. Волги и Оки, первоначально была открыта в 1880 годах экспедицией проф. В. В. Докучаева.

Членами Совета, во время поездок по губернии и из расспросов местных жителей, обнаружены, кроме перечисленных выше, неизвестные доселе, археологические памятники в окрестностях села Борнукова Сергачского уезда и в самом селе, в окрестностях с. Гнилиц и д. Малышеве Растяпинского района и близ д. д. Борзовки — Карповки Кунавинского района.

В Нижнем Новгороде, на косогоре против Кооперативной улицы, в бывшем владении Блинова и в Троицком переулке обнаружены старые погребения; в г. Кунавине, близ Московского вокзала, обнаружен каменный свод неизвестного происхождения, но не позднее XIX века.

В 1923 году Ученый Совет имел сношения:

[13]

С Нижегородским Губисполкомом.

1) О необходимости издания обязательного постановления о воспрещении раскопок исторических мест и курганов лицам, не имеющим открытых листов на производство таковых.

2) По вопросу о переименовании нижегородских улиц.

3) Ввиду того, что со времени революции вошли в повсеместное употребление чернила, не содержащие железистых солей, и что бумаги, написанные такими чернилами и карандашами очень скоро выцветают, — об издании обязательного постановления о воспрещении употребления в нижегородских учреждениях чернильных карандашей и чернил, не содержащих железистых солей.

Подобное же ходатайство возбуждено перед Главнаукой.

4) Вследствие распродажи Губернским Архивным Бюро архива съезда мировых судей г. Нижнего Новгорода и его уезда, заключавшего в себе все дела мировых учреждений со времени основания их до 1917 года, столь ценные и важные для бытовой истории Нижнего, возбуждено перед Губисполкомом и перед Центроархивом ходатайство о воспрещении Архивбюро уничтожения нижегородских дел без предварительного осмотра их особой комиссией из представителей Губоно, высших нижегородских учебных заведений и научных учреждений.

С Нижегородским Губкоммунотделом

1) О необходимости спешного ремонта разрушающихся кремлевских стен.

2) Об удалении сырости из подземного помещения Спасо-Преображенского собора, от которой погибают находящиеся в нем древние иконы.

3) Об исследовании парапета, на котором стоит т. н. Строгановская церковь, о ремонте его и об удалении с него растущих тополей, корнями разрушающих парапет и отеняющих наружные стены зданий.

4) О происходивших в Нижнем оползнях волжских и окских гор и о бывших на территории Нижнего родниках, ключах и прудах.

5) О бывших в Нижнем крепостных и острожных рвах.

6) О необходимости осмотра специалистами, в целях предупреждения возможных разрушений древних нижегородских церковных зданий: кремлевских соборов — Архангельского и Спасо-Преображенского, церкви Благовещенья, двуглавой церкви Благовещенского монастыря, зданий Печерского монастыря, «Строгановской» церкви в селе Гордеевке, церкви жен-мироносиц, колокольни Кузьмодемьянской церкви.

С Губмузеем и Секцией по делам искусив.

1) О принятии мер к сохранению замечательных в художественном и историческом отношениях древних икон старообрядческого храма на Жуковской улице.

[14]

2) О современном безотрадном состоянии разрушающихся башен и стен Кремля и о необходимости поддержания их.

3) О принятии мер к наилучшему сохранению от ржавчины находящихся в Музее раскопочных металлических предметов.

4) По поводу помещения в Музей раскопочных предметов Балахнинской неолитической стоянки.

С Губоно.

1) С просьбою сделать распоряжение по всем школам и другим подведомственным уездным учреждениям о воспрещении всякого рода раскопок лицам, не имеющим на то открытых листов от Музейного Отдела Главнауки.

С Академии истории материальной культуры.

1) О необходимости издания циркуляра, воспрещающего самовольные раскопки, и о рассылке такового во все губернские и уездные исполкомы.

В 1924 году.

С Главнаукой.

1) По вопросу о собирании материалов, относящихся к пребыванию В. И. Ленина и его семьи в Н. Новгороде.

2) По обнаруженному председателем Комиссии в селе Новом Усаде Арзамасского уезда вотчинному архиву с. с. Нового Усада и Собакина, состоявших в XVII веке в вотчине боярина князя Б. М. Лыкова, затем в 1713 году приписанных к дворцовым волостям царицы Екатерины и в 1727 году отданных Петром II графу Скавронскому.

С Академией истории материальной культуры.

По вопросу о находящихся в губернии курганах, могильниках и других исторических памятниках и о регистрации всякого рода археологических находок.

С Московским отделом ЦБК.

1) Об организации при Госплане Ассоциации по изучению производительных сил ЦПО.

2) О созыве в Нижнем местной краеведческой конференции.

3) О посылке на выставку ЦБК изданий Комиссии,

4) О делегировании представителей Комиссии на 2 Всесоюзный съезд 9-14 декабря.

С Госпланом.

Сообщение характеристики произведенных работ и тех достижений, которые были сделаны в 1923 году.

С Нижгубисполкомом.

1) О необходимости распубликования обязательного постановления о воспрещении раскопок курганов и других исторических мест лицам, не имеющим открытых листов.

2) О самовольных раскопках в с. Большом Козине Балахнинского р. и в с. Хирине Арзамасского уезда.

[15]

3) Об оказании содействия членам Ученого Совета в их археологических разведках.

С Административным отделом ГИКа.

О регистрации Комиссии по новому уставу.

С Губпланом.

По вопросу о печатании трудов членов Совета.

С Губмилицией.

О принятии мер к конфискации встречающихся на базарах и в лавках пакетов и бумаг для завертывания покупок из архивных дел XVIII-XIX в.в.

С Губоно.

Ввиду продолжающегося исчезновения фольклора, вытесняемого современною частушкою, просьба к Губоно рекомендовать учителям народных школ при краеведческих работах собирать фольклор, и собранное печатать в органе Губоно.

С Губмузеем.

1) Ввиду исчезновения старинных костюмов и утвари, весьма слабо представленных в Нижегородском Музее, о необходимости собирания таковых, особенно в Арзамасском, Лукояновском и Сергачском у.у.

2) Об устройстве в Музее отдела «Книги» — старописьменные, старопечатные, антикварные — со включением в него отдела литературы Нижегородского края и о созыве для практического осуществления этого предложения особой комиссии из специалистов и представителей заинтересованных учреждений.

3) Находившиеся в Печерском монастыре, так называемое евангелие протопопа Саввы, представляющее нижегородскую реликвию, и синодики XVI и XVII в.в., как нижегородские уники, должны храниться в Музее.

4) С препровождением раскопочных предметов Балахнинской стоянки, Сормовской и из Казанской губернии, а также брачного деревянного венца из церкви с. Кубаево Павловского уезда.

С Губархивом.

1) О находившихся в 4-х кремлевских башнях архивных делах б. Нижегородской Ученой Архивной Комиссии, в количестве свыше миллиона дел, переданных в 1919 году Губархиву, из которых две башни — Белая и Алексеевская — были разграблены и сожжены в 1923 и 1924 г.г.

2) О материалах, касающихся Пугачевского движения в Нижегородской губернии.

3) О передаче Комиссии принадлежащих ей и находящихся в помещениях Губархива: печатных трудов б. Ученой Архивной Комиссии, печатных годовых экземпляров (46) газеты «Волгарь» и других изданий Жукова и полного собрания законов.

4) По поводу уничтожения архива Акцизного управления.

[16]

В 1925 году.

С Главнаукою.

1) По вопросу о праве Комиссии иметь в своем распоряжении собранные ею архивные материалы.

2) Об учете археологических памятников губернии.

С ЦБК.

1) Представление информационного материала о деятельности Комиссии.

2) По поводу командирования в Н. Новгород профессоров Гревса и Золотарева.

3) Представление анкетных сведений.

С Академией наук.

Представление анкетных сведений.

С Нижгубисполкомом.

1) О необходимости издания обязательного постановления о воспрещении, на основании декрета 7 января 1924 г., раскопок курганов, городищ и др. исторических мест и проект этого постановления.

2) О возвращении Комиссии взятых Губархивом изданий б. Архивной Комиссии, комплектов нижегородских газет, издававшихся Жуковым, и собрания законов.

3) Представления исторического обзора деятельности Археолого-Этнологической Комиссии и отчетные сведения о работе ее по кварталам.

С Административным отделом ГИКа.

Об утверждении устава Комиссии.

С Губфинотделом.

О привезенном из Ленинграда в 1917 году архиве Особой Канцелярии по кредитной части М. Ф.

С Губпланом.

Производственный план на 1925 г.

С Губмузеем.

1) О плане археологических раскопок и этнографических исследований в 1926 г.

2) Проект обязательного постановления о воспрещении раскопок курганов, городищ и других исторических мест.

3) Об археологических памятниках, нуждающихся в охране.

4) О хищнических раскопках исторических мест в губернии.

5) О продолжающемся разрушении на хозяйственные надобности обывателями Нижегородского Кремля.

6) Об археологических разведках, раскопках и исследованиях в 1925 году.

7) О прочитанных докладах и лекциях по первобытной археологии.

Ученый Совет приветствовал:

В 1923 году С. К. Богоявленского с 25-летием ученой деятельности в Государственном Архиве, директора Смоленского Музея И. Ф. Борщевского с 25-летним

[17]

юбилеем, профессора В. А. Городцова с 35-летним юбилеем ученой деятельности, Нижегородский Педагогический Институт — в годовщину его основания.

В 1925 году библиотекаря Нижегор. Научной Библиотеки Н. И. Драницына и председателя Переславль-Залесского Научно-Просветительного Общества М. И. Смирнова с 25-летним юбилеем их научной деятельности, ученого секретаря Комиссии С. М. Парийского с 30-летним юбилеем научной деятельности.

Всесоюзную Академию Наук с 200-летним юбилеем.

Ученый Совет через своих членов участвовал в различного рода совещаниях, конференциях и т. п.

В 1923 году.

В созванном Губисполкомом совещании по предстоящей в Москве конференции по изучению ЦПО.

То же по вопросу о перевозке в Нижний из с. Юрина б. Васильсурского у. музея Шереметевых и о помещении для него в Н. Новгороде.

По вопросу о переименовании нижегородских улиц.

В 1924 году.

На областной конференции по изучению производительных сил ЦПО, 2-11 февраля.

На 2-м Всесоюзном Краеведческом Съезде в Москве, 9-14 декабря.

На Губернской Конференции по изучению края.

В совещании по поводу учреждения в Нижнем отделения «Ассоциации по изучению производительных сил ЦПО».

На торжественном заседании по случаю открытия Нижегородского Художественного Музея, пополненного и реорганизованного в новом его помещении.

На открытии новых зал в Нижегородском Историческом Музее.

На юбилейном заседании Нижегородского Педагогического Института.

В Комиссии по реорганизации Нижегородского Исторического Музея.

В библиотечном комитете Нижегородской Центральной Библиотеки.

На совещании отделения по делам музеев и охране памятников искусства и старины при ГУБОНО об охране архитектурных памятников губернии.

На совещании при Губмузее:

По вопросу о сломке церкви Симеона Столпника в Кремле, построенной в 1743 году.

[18]

На совещании в управлении Губернского Инженера по вопросу о принятии мер к охране исторических памятников Нижнего и губернии.

В 1925 году.

На созванной Губернским Отделом Ассоциации 2-й губернской конференции по изучению производител­ных сил Нижегородской губернии и на прочих заседаниях Ассоциации.

В Академии Наук на торжественном празднов­нии 200-летия Академии.

В библиотечном комитете Нижег. Центральной Библиотеки.

В Комиссии по осмотру Нижегор. Кремля, церковных и гражданских памятников Нижнего Новгорода.

На совещании, при участии проф. Гревса, краеведческих организаций Нижнего Новгорода для обсуждения вопросов краеведческой работы в губернии.

На торжественном заседании в народном доме Нижнего Новгорода по случаю 200-летия Академии Наук.

 

Доклады членов Совета на заседаниях Совета:

В 1924 году.

С. М. Парийского. — О необходимости принятия мер к собиранию фольклора, ввиду вытеснения его современною частушкою.

Его же. — О желательности, при реорганизации Нижегородского Исторического Музея, устройства в нем особого отдела «Книги».

Его же. — О важности собирания для Нижегор. Музея инородческих костюмов и предметов быта, быстро исчезающих из обихода, как вследствие скупки особыми агентами, так и вследствие дороговизны мануфактуры, заставляющей инородцев употреблять в носку спрятанные старинные одежды.

А. Я. Садовского. — О Ново-Усадском вотчинном архиве XVIII и XIX в.в.

Н. М. Романова. — О произведенной им рекогносцировке рудного железного месторождения по берегам р. Везломки Нижегор. у., годного и вполне достаточного для эксплуатации на краску, так называемый железный сурик.

А. Я. Садовского. — Об осмотре дюн у ст. Растяпино, Балахнинского р.

Н. М. Романова. — О строении левого берега Волги против Кстова, где обнаружил обломки дерев и кости вымерших животных.

[19]

А. Я. Садовского. — О состоянии Нижегородской губернии в 1845 г. по сведениям, представленным ниж. губернатором Урусовым в МВД в 1846 году.

С. М. Парийского. — Об исторических материалах по краеведению, напечатанных в «Ниж. Кооперативном Деле» за 1922-1924 г.г.

А. Я. Садовского. — Арзамасская трудовая община в 1830-х годах.

С. М. Парийского и А. Я. Садовского. — Об осмотре ими б. дома нижегородских архиереев на Малой Печерке, в виду распространившихся по городу слухов об открытии в нем подземных ходов.

С. М. Парийского и И. С. Окулича. — Об осмотре ими обнаруженного при прокладке трамвайной линии древнего кладбища на Зеленском съезде, ниже Казанской церкви.

А. Я. Садовского. — Статистические сведения о Нижегородской губернии в 1847 году.

Н. М. Романова. — О находках черепков неолита близ с. Желнина Растяпинского р.

С. М. Парийского. — Подробные сведения о произведенных в сентябре и октябре 1924 г. археологических разведках близ с. Желнина Растяпинского р.

А. Я. Садовского. — К истории происхождения красного горбатовского скота.

Его же. — Краткие исторические сведения о заштатном городе Починках Лукоян. у., относящиеся к XVII и XVIII в.в.'

Его же. — Об озерах «Свято» в Нижегородском уезде, Растяпинском районе и быв. Семеновском уезде.

Его же. — О кабальной записи посадских Чапуриных вдове Кузьмы Минина Татьяне Семеновне на заложенную лавку.

Его же. — О записях в Спасо-Преображенском синодике родов Кузьмы Минина, протопопа Саввы и Тихона Минина.

Его же. — О записях в Печерском синодике родов князя Д. М. Пожарского и протопопа Саввы.

Н. М. Романова. — О поездке в с. Рожново б. Семеновского уезда для осмотра залежей болотной руды и близлежащих курганов.

Его же. — О поездке для исследования залежей известкового туфа по берегам р. Волги Нижег. и Лысковского у.у., где некогда были открыты проф. Красновым остатки неолита.

Его же. — Об исследовании треугольника, ограниченного Волгою, Окою и линией Сормово — Борзовка, в целях осушения и канализации местности.

С. М. Парийского. — Материалы к истории пригорода Нижнего — Кунавино.

[20]

В 1925 году.

А. Я. Садовского. — О кустарных промыслах дореволюционного времени в быв. Ардатовском, Арзамасском и Васильском у.у,

Его же. — О таких же промыслах в Павловском уезде.

Его же. — О таких же промыслах в б. Княгининском у.

Им сделано, на основании архивных документов, сообщение, что старинный каменный дом на б. Языковой ул., принимаемый некоторыми нижегородскими исследователями за дом бургомистра Якова Пушникова, в котором Пушников в 1721 году принимал Петра I, в действительности ничего общего с ним не имеет; он был приобретен значительно позднее одним из родственников Я. Пушникова от купца Бирюкова.

Н. М. Романова и А. Я. Садовского. — Об их совместной работе по месторождениям полезных ископаемых в Нижегородской губернии.

Н. М. Романова. — О геологическом строении заречного района г. Нижнего Новгорода.

Его же. — О поездке в Шиморский затон р. Оки, о геологическом строении берегов затона и предполагаемых работах по улучшению его и о блестящем будущем затона.

С. М. Парийского. — Развитие экономических центров губернии.

Его же. — О могильнике в с. Сарлеях Нижег. уезда.

Его же. — О нижегородской торговле в XIX веке.

Его же. — О праздновании в Ниж. Новгороде дня основания Академии Наук.

И. С. Окулича. — О торжественном праздновании в г. Ленинграде 200-летия основания Академии Наук.

В 1923 году доклады в состоявшем при Нижегор. Педагогическом Институте кружке по изучению Нижегородского края:

А. Я. Садовского. — Об А. С. Гациском — нижегородском краеведе.

С. М. Парийского. — О 600-летии основания г. Василя.

В 1924 году прочитаны лекции:

Н. М. Романовым. — В клубе Горрайкома и в Свердловском рабочем клубе по исторической геологии и, в частности, по Нижегородской губернии.

С. М. Парийским. — В Центральном рабочем кунавинском клубе о доисторическом человеке в пределах Кунавинского района.

Им же. — В кружке по изучению местного края об организации архивной секции.

И. С. Окуличем. — На курсах учителей и политруков о землепользовании и земельной политике.

С. М. Парийский, И. С. Окулич и Н. М. Романов руководили местными и иногородними краеведческими экскурсиями.

[21]

А. Я. Садовский производил экспертизы по определению предметов Нижегородской старины.

В 1924-25 т. Н. М. Романов производил экспертизы по геологии и полезным ископаемым Нижег. края.

В 1925 году: А. Я. Садовский, Н. М. Романов и С. М. Парийский, в видах установления фактической научной связи с Городецким Научным Обществом, ездили в г. Городец и там прочитали для членов общества и городчан публичные лекции, на которых присутствовало 72 человека.

Н. М. Романовым было прочитано о геологическом строении и недрах Городецкого уезда.

А. Я. Садовским. — Курганы, могильники, городища, клады и пр. б. Балахнинского уезда.

С. М. Парийским. — Доисторический человек в пределах б. Балахнинского уезда.

Н. М. Романовым в союзе швейников по геологии.

Им же на Нижегородской товарной бирже и в Нижегородском кооперативном совете курс лекций по товароведению.

С. М. Парийским на губернских курсах учителей — методические экскурсии по краеведению.

Им же. — На курсах учителей железнодорожных школ — краеведение в школе I ступени.

Им же. — Ряд лекций по нижегородской старине для кружка нижегор. учителей.

Им же. — В Нижег. Научном Обществе — охрана памятников старины.

Им же. — В Нижег. 1-й опытной школе для населения района школы — Нижний Новгород в его хорографии.

Им же. — В с. Павлове — об организации краеведческой работы.

Им же. — В с. Сарлеях Нижег. у. — об организации краеведческой ячейки.

Им же. — К 200-летию Академии Наук на торжественном юбилее заседания СНР в Н. Новгороде.

Им же. — В Кунавинском рабочем клубе — из прошлого Кунавинской слободы.

Им же. — 200 лет Академии Наук — лекция по радио на ст. имени Лещинского.

И. С. Окуличем. — На курсах учителей «О землепользовании в Нижегор. губернии».

Им же. — На съезде волостных работников «О задачах землеустройства в Нижег. губ.».

Н. И. Драницыным. — На торжественном заседании в Нижнем Новгороде, посвященном юбилею Академии Наук, прочтен доклад «Академия Наук и краеведение».

Тот же доклад передан по радио со станции имени Лещинского.

Кроме того, Н. М. Романов редактировал ч. I сборника «Нижегородский Край», под заглавием «Природа», издана НГОНО, и выполнил ряд консультаций для коммун-

[22]

отдела по вопросам о геологическом строении территории Нижнего и устойчивости волжских и окских берегов.

За описываемое время члены Совета вели научно-исследовательские работы, из которых некоторые напечатаны, а другие остаются в рукописи:

А. Я. Садовским в 1923 году напечатано:

Г. Ардатов и Ардатовский уезд к началу XIX века. Сельскохозяйственная деятельность населения («Нижегор. Коопер. Дело», 1923 г.).

Сдано в печать:

А. С. Гацисский — нижегородский краевед.

Осталось в рукописи:

Материалы к археологической карте Нижегор. губ.

Хорографические названия местностей губернии (более 2.500).

Гор. Василь и его уезд в конце XVIII века.

Гор. Лукоянов и его уезд в конце XVIII века.

О нижегородских имениях Пушкиных в конце XVIII в.

О барщинном и оброчном хозяйстве в Нижегородском и б. Горбатовском у.у. в конце XVIII века.

В 1924 году напечатано:

Гор. Ардатов и Ардатовский уезд к началу XIX века. Фабрики и заводы («Ниж. Коопер. Дело», 1924 г., №№ 4 и 5).

Отец В. И. Ленина в Нижнем Новгороде. Из воспоминаний. («Школа и Жизнь», 1924 г., № 3).

Осталось в рукописи:

Продолжение работ по собранию материалов к археологической карте губернии и пополнение хорографических названий губернии.

Продолжались работы по душевладению и землевладению в уездах б. Ардатовском, б. Арзамасском и б. Горбатовском в конце XVIII в.

Из печатных и рукописных источников составлено более 1000 карточек на полезные ископаемые в Нижег. губ.

В 1925 году А. Я. Садовским и Н. М. Романовым напечатано в органе Губ. Отдела Ассоциации по изучению производительных сил ЦПО вып. 1-й, Н.-Новгород 1925 г., «Месторождение полезных ископаемых в Нижегородской губернии», стр. 135-227, и 4 карты.

А. Я. Садовским. — Подготовлено к сдаче в Губплан: Нижегородские кустарные промыслы по нижегородским печатным и рукописным материалам. Уезды: б. Ардатовский, Лукояновский, Лысковский, Краснобаковский, Нижегородский, районы: Балахнинский, Кунавинский, Растяпинский, Сормовский. Им же начато составление карточек для указателя «Действия Нижегородской Ученой Арх. Комиссии», пока составлено до 1.200 карточек.

Продолжалось собирание материалов к археологической карте губернии по хорографическим названиям местностей губернии и по душевладению и землевладению губернии за прошлое время.

[23]

Н. М. Романовым в 1923 году напечатано:

О необходимости детального изучения геологического строения территории Нижнего и его ближайших окрестностей.

К проекту уничтожения Почаинского оврага в Н. Новгороде.

К проекту постройки постоянного моста через р. Оку в Н. Новгороде.

О геологической судьбе Нижнего.

Все напечатаны в «Нижегородской Коммуне».

Осталось в рукописи:

К вопросу об устойчивости окского косогора в Н. Новгороде.

Замечания по поводу заметки инженера Декабруна: «Нижегородские оползни и борьба с их развитием».

О планировании г. Нижнего Новгорода (с точки зрения геолога).

Геологическое исследование горных пород, подстилающих дно р. Оки у Н. Новгорода.

Геологическое прошлое и ископаемые богатства Нижегородской губернии.

Об устойчивости «Малиновой гряды» на правом берегу Оки близ г. Н. Новгорода.

К геологии откоса в конце Малой Печерки в гор. Н. Новгороде.

О поездке в с. Пермеево, Лукоян. у. по вопросу о находках там будто бы каменного угля.

Геологическое строение района центральной электрической станции и водокачки в Н. Новгороде.

Геологическое строение левой стороны Похвалинского съезда в Н. Новгороде.

В 1924 году.

Напечатано в «Рабочем Творчестве», №№ 2-6:

Как объясняет наука происхождение земли.

Как выработался современный лик земли.

История развития животного мира на земле.

История развития растительного мира на земле.

О землетрясениях.

Остались в рукописях:

К вопросу об изучении и учете месторождений полезных ископаемых Нижегородской губ.

К геологии территории Нижнего.

Об угрозе памятникам Нижегородской старины и искусства от оползней на волжском косогоре.

Об использовании нижегородских недр.

Геология и недра Нижегородской губернии.

Месторождение железной руды по берегам р. Везломы Нижегор. губ.

Неклюдовское месторождение болотной руды в б. Семеновском уезде Нижег. губ.

[24]

Описание месторождения известкового туфа у д. Богомолова, Лысковского у. и у д. Михальчикова Нижег. у.

Об ископаемом сырье Нижегор. губ.

В 1925 году.

Напечатано:

Геологическое прошлое и ископаемые богатства Нижегор. губ.

В т. I Трудов Нижегородского Педагогического Института.

Геологические условия для постройки постоянного моста через р. Оку в Н. Новгороде. В «Нижегор. Коммуне», № 193 и в «Бюллетене Нижегор. Товар. Биржи», № 27.

Совместно с А. Я. Садовским. — Месторождения полезных ископаемых в Нижегородской губернии.

Восстановленный завод железного сурика. «Бюллетени Товар. Биржи», №№' 97, 98, 99.

Геология и недра Нижегородской губернии, ч. 1-я сборника «Нижегородский Край», изд. ГОНО.

Находятся в рукописи:

Об устойчивости участка на окском косогоре в Благовещенской слободе Н. Новгорода.

Материалы для познания геологического строения заречного района г. Н. Новгорода.

Геологическое строение правого берега Шиморского затона на р. Оке.

Об организации исследования недр. Нижегор. губ.

С. М. Парийским

В 1923 году.

Напечатано:

К истории нижегор. торговли XIII-XVI в.в.

К 400-летию г. Василя.

Несколько библиографических заметок по кооперации.

Все напечатаны в «Ниж. Коопер. Деле».

Находятся в рукописи:

Нижний Новгород — оплот в борьбе Руси против татар.

К истории русской песни.

Нижний Новгород, как объект краеведческих экскурсий.

Об организации музеев местного края и школьных музеев на краеведческой основе.

П. И. Чайковский — к 30-летию его смерти.

Нижегородский край в пословицах, присловьях, сказаниях и поговорках.

В 1924 году.

Напечатано:

Из опыта обществоведческих экскурсий. В журнале «Школа и Жизнь», № 5.

[25]

Находятся в рукописи:

Первобытный человек в Нижегородском крае по данным Исторического Музея.

Пребывание доисторического человека в пределах нижней Оки.

Кунавино — нижегородская слобода.

Краеведческий уклон в школе II ступени. Методич. заметки.

Конспект лекций по истории Нижегор. края, читанных в Ниж. Педагогическом Ин-те.

Звериный орнамент. По данным Нижегор. Историч. Музея.

В 1925 году.

Напечатано:

Нижегородский Кремль. В. Краевед. Сбор. Ниж. Педагогич. И-та.

К 200-летию Академии Наук. «Ниж. Коммуна», № 203.

Находятся в рукописи:

Рост Н. Новгорода по данным хорографии.

Экономические центры Нижегор. губернии.

Краеведение в школе по данным литературы и личного опыта.

Охрана памятников старины.

И. С. Окуличем.

В 1923 году.

Напечатано в «Крестьянской Газете»:

Значение землеустройства в сельском хозяйстве.

Как переделяется общественная земля.

Находится в рукописи:

Исторический очерк г. Нижнего с планами, чертежами и фотографиями памятников старины.

Экономическое достижение поселкового расселения в Нижегородской губернии.

В 1924 году.

Напечатано:

Землепользование и землеустройство Нижегор. губ. В справочнике Н. Новгорода и ярмарки на 1924-25 г.

Земельная политика. В журнале «Школа и Жизнь», № 10.

Остается в рукописи:

Историко-экономический очерк Сормовского района.

В 1925 году.

Напечатано:

К истории г. Сормова и его района. В «Нижегородской Коммуне».

[26]

Классовый подход в землеустройстве. Там же.

О переделах земли. В «Крестьянской Газете».

Об углублении землеустройства. Там же.

Находится в рукописи:

Землеустройство и мелиорация в Нижегор. губ.

Н. И. Драницыным.

В 1923 году.

Напечатано в сборнике Истпарта, № 4:

Библиографический указатель по профдвижению в Нижегородском крае.

В сборнике Нижгубпрофсовета:

Арест в 1908 году в Сормове типографии социал-демократов.

Сормовский комитет соц.-демокр. рабочей организации в 1909 году и его деятели.

Нижегородская губерния в 1905 году в губернаторском освещении.

В 1924 году.

Указатель революционного движения по Нижегородской губернии в 1905-1906 г.г.

В 1925 году.

Указатель к трудам ученых архивных комиссий.

Последние два труда находятся в рукописи.

В. Т. Илларионовым.

В 1924 году.

Напечатано:

Из истории революционного движения в Нижегородском крае. 1863-1916 г.г. В «Краеведческом Сборнике».

Двенадцать статей по краеведению и проч. В газетах «Известия СССР» и «Крестьянской Газете».

Остаются в рукописи:

Обзор археологических открытий в Нижегородской губернии. Значительно дополнен и переработан.

Русская мысль в области культуры доисторического человека. Каменный период.

Помимо центральных и научных учреждений Ученый Совет имел сношения со следующими общественными, научными организациями:

С Бежецким научным обществом.

С Костромским научным обществом.

С Ветлужским научным обществом.

С Обществом истории археологии и этнографии при Саратовском у-те.

Тоже при Казанском у-те.

С Пензенским об-вом любителей естествознания.

С Рязанским краеведческим об-вом.

[27]

С Новгородским об-вом изучения Новгородского края.

С Казанским губернским музеем.

С Кубанско-Черноморскими краеведческими об-вами.

С Воронежским обществом по изучению местного края.

С Кологривским об-вом краеведения.

С Абхазским научным об-вом.

С Туркестанским отделом русск. географ. об-ва.

С Пермских краеведческим об-вом.

С Псковским об-вом краеведения.

С Архангельским обществом краеведения.

С об-вом археологии, истории и естествознания при Самарском у-те.

С Ростовским научным об-вом.

С об-вом изучения Манчжурского края.

С Иваново-Вознесенским научным об-вом.

С обществом исследования и изучения Азербейджана.

С Черниговским институтом краеведения.

С кружком по изучению местного края при Арзамасском педтехникуме.

С домом-музеем в г. Павлове.

С Городецким научным об-вом.

С Балахнинским археолого-этнографическим об-вом.

Денежные средства Совета состояли из сумм, высылаемых Главнаукою, и из получений из местных средств.

В 1923 году Главнаука выслала совзнаками — 18.1892 р.

Из местных средств было получено совзнаками — 5.500 руб.

В 1924 году Советом было получено из Главнауки в червонном исчислении 310 р. 86 к. и из местных средств совзнаками 1.500 руб.

В 1925 году — из Главнауки 60 руб.

На 1926 год Главнаукою ассигновано 300 руб.

В заключение следует отметить, что в последние годы Ученый Совет, в силу указаний Главнауки ЦБК, краеведческих съездов и планирующих краеведческую работу местных учреждений — Губплана и Ассоциации — много уделяет экономике и производительным силам края, как-то: исследованию и регистрации полезных ископаемых, исследованию территории Нижнего и его окрестностей в геологическом и гидрогеологическом отношениях, историческим исследованиям о бывших на ней оползнях, ключах, родниках, прудах и пр., исследованиям о разрушающихся древних нижегородских сооружениях, исследованиям промышленно-торговых центров губернии, кустарным промыслам, землевладению и душевладению в прежние годы, библиографии края и т. п.

Председатель Комиссии А. Садовский.

Ученый секретарь С. Парийский.

[28]

УСТАВ

Нижегородской Губернской Археолого-Этнографической Комиссии.

 

I. Общие положения.

 

§ 1. Нижегородская Губернская Археолого-Этнологическая Комиссия есть научно-исследовательское учреждение, руководящееся в своей деятельности общим планом археолого-этнологических работ Республики и указаниями Российской Академии Истории Материальной Культуры и Центральным Бюро Краеведения при Российской Академии Наук, имеет своей целью:

а) регистрацию и научное исследование местных памятников древностей, искусства, старины и народного быта;

б) разработку научных основ охраны местных памятников;

в) распространение археолого-этнологических знаний;

г) объединение лиц научно работающих по археологии, археографии и этнологии губернии.

§ 2. Для осуществления указанных в § 1 целей Археолого-Этнологическая Комиссия:

а) устраивает публичные и закрытые заседания с докладами своих членов, лекции, диспуты и различные курсы по своей специальности;

Примечание. Курсы учебного характера открываются с предварительного разрешения соответствующих органов Наркомпроса.

б) производит разыскания, раскопки и исследования древних памятников;

в) собирает местные памятники древности, искусства, старины и народного быта;

г) организует с этою целью научные командировки и экспедиции в пределах Нижегородской губернии;

д) устраивает музеи, постоянные и передвижные выставки, архивы, библиотеки, научно-фотографические лаборатории;

е) печатает свои труды;

ж) организует съезды по своей специальности;

з) присуждает премии за представленные в комиссию работы;

и) открывает филиальные отделения в других пунктах.

Примечание. Поименованные в § 2 полномочия Комиссии осуществляются на основании и в пределах существующих узаконений.

§ 3. Комиссия с развитием своей деятельности может иметь отделы: Археологический, Этнологический и Археографический. При Археологическом отделе могут быть образованы: п/отделы: доисторический, исторический и др., при Этнологическом отделе также могут быть свои п/отделы: музыкально-этнографический, народно-словесный и

[29]

др., при Археографическом: палеографический, архивный, книжный и др.

§ 4. Всей научной деятельностью Комиссии руководит Ученый Совет Комиссии, в который по штату входит не более 10 действительных членов Комиссии.

§ 5. Комиссия имеет печать с наименованием: «Нижегородская Губернская Археолого-Этнологическая Комиссия».

 

II. Состав комиссии.

 

§ 6. Комиссия состоит из членов действительных, почетных и сотрудников.

§ 7. Действительными членами Комиссии могут быть лица, работающие в археолого-этнологическом направлении. Первыми действительными членами являются: члены учредители, вновь поступающие действительные члены избираются на общем собрании по представлению Ученого Совета Комиссии.

§ 8. Почетными членами Комиссии могут быть лица, приобревшие известность своими трудами в археологии, этологии и археографии или имеющие существенные заслуги перед Комиссией. Почетные члены избираются таким же порядком, как и действительные, и пользуются всеми правами действительных членов.

§ 9. Членами сотрудниками могут быть лица, желающие оказать Комиссии содействие в ее работах. Члены сотрудники избираются Ученым Советом Комиссии согласно их письменным заявлениям; в собраниях они пользуются правом совещательного голоса и не могут быть избираемы в состав должностных лиц.

§ 10. Действительные члены уплачивают ежегодные членские взносы, размер которых и сроки их уплаты устанавливаются общим собранием. Последнее имеет право освобождать от уплаты членских взносов членов, не могущих внести таковые, или членов, являющихся активными работниками в Комиссии.

Примечание. Члены Комиссии, не внесшие установленных взносов в течение установленного срока, считаются выбывшими из состава Комиссии, но вступают вновь по внесении числящихся за ними взносов без нового избрания.

§ 11. Списки членов Комиссии ежегодно представля­ются в орган НКВД, зарегистрировавший Комиссию, в двух экземплярах.

§ 12. Выбытие из числа членов Комиссии, кроме слу­чаев, предусмотренных § 10, может иметь место либо по личному заявлению выбывающих, либо по постановлению 2/з наличного состава числа членов Комиссии по спискам, при чем исключение в последнем случае может иметь место лишь при наличии со стороны исключаемого порочащих Комиссию поступков или уголовно-наказуемого деяния.

[30]

III. Средства Комиссии.

 

§ 13. Средства Комиссии составляют:

а) субсидии правительственных и прочих учреждений;

б) членские взносы и пожертвования;

в) доходы от продажи изданий, сбора за вход на лекции, выставки, собрания, музеи, библиотеку и другие поступления.

 

IV. Собрания Комиссии.

 

§ 14. Собрания Комиссии созываются Ученым Советом Комиссии обязательно с предварительным извещением ГОУ за три дня до срока собрания и разделяются на: обыкновенные и распорядительные.

§ 15. Собрания созываются повестками или объявлениями в газетах и считаются состоявшимися — обыкновенные при всяком числе собравшихся, распорядительные же при наличии определенного кворума, устанавливаемого общим собранием в начале года и сообщенного в повестках или объявлениях. В случае, если собрание не состоится, не позднее, как через две недели, назначается Советом вторичное собрание, действительное при всяком числе собравшихся.

§ 16. Обыкновенные собрания, созываемые для заслушивания и обсуждения научных докладов и вопросов, связанных с текущею деятельностью Комиссии, являются открытыми.

§ 17. Распорядительные общие собрания являются закрытыми и созываются Ученым Советом не менее одного раза в год, а также по постановлению ревизионной комиссии или по заявлению не менее 10 действительных членов Комиссии, при чем Ученый Совет обязан в таких случаях созывать собрание в недельный срок.

§ 18. Все дела решаются открытым голосованием, простым большинством голосов присутствующих действительных и почетных членов Комиссии, кроме вопросов об исключении членов Комиссии и ее закрытии, для положительного решения которых требуется большинство не менее 2/3 голосов присутствующих членов. Передача права голоса не допускается. В случае равенства голосов вопрос считается отклоненным.

§ 19. Общие распорядительные собрания:

а) избирают членов Ученого Совета Комиссии в количестве не более 10 человек, почетных и действительных членов и членов ревизионной комиссии;

б) утверждают инструкции для ревизионной комиссии, должностных лиц и органов Комиссии;

в) рассматривают и утверждают предположения, вносимые Ученым Советом Комиссии;

г) организуют филиальные отделения, отделы, подотделы и особые комиссии;

[31]

Примечание. Конструкции отделов Комиссии аналогичны конструкции Комиссии; открытия иногородних отделов подлежат разрешению в установленном порядке.

д) исключают членов Комиссии;

е) устанавливают размеры членских взносов и освобождают от платы их лиц, указанных в § 10;

ж) рассматривают и утверждают заключение ревизионной комиссии, отчеты Ученого Совета о деятельности Комиссии, предположения о ее дальнейшей работе и сметы;

з) обсуждают предположения об отступлении от устава Комиссии и его дополнении;

Примечание. Принятые Комиссией отступления от устава или его дополнения поступают на утверждение в установленном порядке.

и) обсуждают вопросы о закрытии Комиссии.

 

V. Ученый Совет Комиссии.

 

§ 20. Ученый Совет Комиссии, руководящий всею научной деятельностью ее, состоит не более как из 10 выборных членов Комиссии и избирается общим собранием на один год, выдвигая из среды себя кандидатуру президиума Комиссии.

§ 21. Президиум Ученого Совета Комиссии составляют: председатель, его заместитель и ученый секретарь, кото­рые утверждаются в своих должностях Управлением Научных Учреждений Академического Центра (Главнаука). Из среды членов Ученого Совета избирается открытою баллотировкою простым большинством голосов казначей, но эта должность может быть соединена с должностью председателя или его заместителя.

§ 22. Ученый Совет, кроме научной деятельности и наблюдения за исполнением постановлений общих собраний и правильным течением деятельности Комиссии, ведает административной, финансовой и хозяйственной частью, неся ответственность за направление и результаты деятельности Комиссии.

§ 23. Ученый Совет Комиссии представляет годовые отчеты о деятельности Комиссии Управлению Научных Учреждений Академического Центра и в Московское Отделение ЦБК при Гос. Акад. Наук; кроме того публикует их во всеобщее сведение. В случае неопубликования отчета о годичной деятельности Комиссии в трехмесячный срок по истечении такового, Комиссия считается прекратившей существование.

 

VI. Ликвидация Комиссии.

 

§ 24. Комиссия может быть закрыта, как по распоряжению правительственных органов, так и по постановле­нию общего собрания членов Комиссии (§ 18).

[32]

§ 25. В случае ликвидации Комиссии по постановлению общего собрания, Совет представляет о том мотивированный доклад в Главнауку и руководствуется ее указаниями.

§ 26. Все имущество, принадлежащее Комиссии, поступает в распоряжение Народного Комиссариата по Просвещению.

Настоящий устав Нижегородской Археолого-Этнологической Комиссии зарегистрирован при Нижегородском Административном отделе ГИКа за № 28, от 27 марта 1926 года.

 

Опубл.: Деятельность Ученого Совета Нижегородской археолого-этнологической комиссии. 1023-1925. – Н. Новгород: Нижполиграф, 1926. – 32 с.


(1.7 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 29.05.2013
  • Ключевые слова: нижегородское краеведение, советская наука в 1920-х гг., НАЭК
  • Размер: 69.56 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции

Смотри также:
Л.И. Шиян. Нижегородская археолого-этнологическая комиссия (предисловие к публикации отчетов НАЭК)
Отчет о работе Нижегородской археолого-этнологической комиссии за сентябрь 1922 — февраль 1923 г.
Деятельность Ученого Совета Нижегородской археолого-этнологической комиссии. 1923 - 1925
Нижегородская археолого-этнологическая комиссия в 1927 и 1928 гг.
Нижегородская археолого-этнологическая комиссия в 1929 г.
С.М. Парийский. Рост Нижнего-Новгорода по данным его хорографии
С.М. Парийский. Рост Нижнего-Новгорода по данным его хорографии (окончание)
И.В. Ануфриева, Е.В. Четвертаков. Новые археологические материалы по топографии укреплений нижегородского детинца
А.А. Михайлов. Артиллерия Нижнего Новгорода в XVII веке
Т.Д. Николаенко. История изучения памятников балахнинской культуры в Нижегородской области
Шавенков П.В. О предшественниках военной гимназии в Нижнем Новгороде
А.П. Поливанов. О находках в Макарьевском уезде Нижегородской губернии
Ю.Г. Галай. Первый Нижегородский археолог П.Д. Дружкин.
П.И. Мельников (Андрей Печерский). Городецкие церкви

2004-2018 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100