ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание ОТКРЫТЫЙ ТЕКСТ Электронное периодическое издание Сайт "Открытый текст" создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ
Обновление материалов сайта

24 июня 2017 г. Опубликованы повестки дня заеданий партивного актива Горьковского ГК ВКП(б) за 1942 г. и пленумов горкома ВКП(б) 1942 г.


   Главная страница  /  Текст пространства  /  Малые города и другие поселения  /  Павлово

 Павлово
Размер шрифта: распечатать




А.В. Лисицына. Сравнительный анализ купеческих усадеб конца XIX века в торгово-промышленных селах Нижегородской губернии (на примере усадеб А.Г. Лемехова в Городце и В.И. Гомулина в Павлове) (28.74 Kb)

 

А.В. Лисицына (ННГАСУ)

 

В малых исторических городах Нижегородской области (бывших торгово-промышленных селах) среди достаточно однородной застройки конца XIX – начала ХХ века изредка встречаются настоящие жемчужины – уникальные комплексы зданий, украсившие бы собой и любой губернский город. Обычно это купеческие усадьбы или особняки (дворяне в подобных поселениях практически не проживали).

С середины XIX века в российском обществе шло формирование нового мировоззрения с его идеалами народности и равноправия всех сословий. В архитектуре эти процессы нашли отражение в повсеместной ориентации провинции на столичные образцы, в стремлении следовать в общем русле «высокого» стилевого зодчества. Однако при заимствовании модных форм и приемов архитектуры больших городов происходило их преломление сквозь призму местных строительных традиций; в результате даже в селах порой возникали постройки, обладающие неповторимым обликом и яркой региональной спецификой. В этом контексте представляет интерес сравнение усадьбы крестьянина А.Г. Лемехова в Городце и усадьбы купца В.И. Гомулина в Павлове.

К концу XIX века Городец и Павлово были крупнейшими торгово-промышленными селами Нижегородской губернии, располагаясь соответственно в 60 км к северу и в 75 км к юго-западу от Нижнего Новгорода. Село Городец Балахнинского уезда было важной волжской пристанью, центром торговли хлебом, судостроения и деревообработки. Село Павлово-на-Оке Горбатовского уезда являлось региональным центром стальных и слесарных промыслов.

Для сравнения усадеб А.Г. Лемехова и В.И. Гомулина имеется ряд оснований. Во-первых, это уникальность архитектурно-художественного облика каждой из них для обоих поселений. Во-вторых, сходство объемной композиции главного дома, имеющего развитый силуэт с повышенным угловым объемом - своеобразной «башней». И наконец, отличающая обе усадьбы пышность декоративного убранства с использованием лепных деталей (барельефных и объемных), художественной ковки и литья. Оба комплекса сооружались практически одновременно, в середине 1880 – начале 1890-х годов, в период, когда в провинциальной архитектуре продолжалось господство эклектики.[1] Однако несмотря на черты внешнего сходства (по объемной и фронтальной композиции, силуэту и стилистике), с точки зрения градостроительной ситуации усадьбы во многом являются антиподами.

Усадьба старообрядца Афанасия Гурьевича Лемехова (ныне - ул. Горького, 133) была построена в северной части Городца, в деревне Нижняя Коротайка,[2] неподалеку от берега Волги и Спасского озера. Главной осью этой территории была улица Большая (ныне – ул. Горького), проложенная с севера на юг вдоль нижней надпойменной террасы. Усадьба заняла рядовое место в ее застройке, сформировавшейся в основном во второй половине XIX века. Главным фасадом комплекс был ориентирован на восток, в сторону, противоположную реке; постройки располагались вдоль красной линии без отступов. По сведениям городецкого краеведа Л.А. Климовой,[3] место здесь было таким низинным и топким, что при строительстве его пришлось бутить, то есть укладывать камень и валуны под основания будущих зданий. Рядовое расположение усадьбы обусловило особенности ее визуального восприятия: комплекс можно видеть лишь при движении вдоль улицы (ее небольшая ширина затрудняет фронтальное восприятие), причем для обозрения доступен только главный фасад. Важным обстоятельством является визуальная связь усадьбы А.Г. Лемехова с основной вертикалью этой части Городца – Спасской церковью, расположенной практически напротив выше по рельефу, а также с двумя другими крупными усадьбами - усадьбой купца П.И. Шадрина (ныне - ул. Горького, 118) и усадьбой купца И.М. Митюкова (ныне - ул. Революции, 3).

Усадьба купца Василия Илларионовича Гомулина (ныне - ул. Красноармейская, 6) располагалась в центральной части Павлова, на высоком берегу Оки, в районе так называемой Воскресенской кручи. Градостроительной особенностью усадьбы явилось угловое расположение при пересечении улиц Большой Воскресенской (ныне – ул. Ломоносова) и Бронниковской (ныне – ул. Красноармейская). Объем главного дома закрепляет своей постановкой угол квартала, дополнительно акцентированный «башней». В плане дом выдвинут вперед по отношению к другим постройкам усадьбы, поставленным вдоль красных линий обеих улиц. Это сообщает ему дополнительную значимость и вводит в сложную, тонко выверенную систему архитектурных доминант центральной части Павлова. Так, крутой подъем улицы Большой Воскресенской, начало которой фиксировала Воскресенская часовня, а на замыкании высилась одноименная церковь, после постройки усадьбы получил промежуточный акцент в точке перелома рельефа. Необходимо отметить, что нынешняя «раскрытость» усадьбы в северо-западную сторону, на просторы Оки не изначальна; это следствие утраты в середине ХХ в. ряда домов по ул. Ломоносова, превратившей ее на этом участке в набережную. Тем не менее, комплекс изначально был ориентирован на различные точки восприятия (с юго-запада - от Воскресенской церкви; с северо-востока - от Никольского базара и улицы Стоялой; с юго-востока - с улицы Бронниковской). Усадьба В.И. Гомулина стала важным звеном в силуэте Павлова, где она оказалась единственным сооружением гражданского характера.

Различия в объемно-пространственной композиции обеих усадеб определила также форма земельных участков. Прямоугольный вытянутый участок усадьбы А.Г. Лемехова (37х85 м в плане) расположен перпендикулярно улице. Узость уличного фронта обусловила развитие построек вглубь участка. На красную линию выходят лишь главный дом и флигель (оба двухэтажные каменные), соединенные каменными воротами.[4] Вместе с каменными и деревянными надворными постройками они образуют узкий п-образный контур с вытянутым двором, раскрытым в сторону реки и Спасского озера. Земельный участок усадьбы В.И. Гомулина значительно компактнее, в плане он близок к квадрату (30х40 м). Угловое расположение в квартале обусловило равнозначность обоих уличных фасадов. Внешний угол участка зафиксирован двухэтажным каменным объемом главного дома. С обеих сторон к нему примыкают каменные ограды с воротами. Г-образные в плане каменные службы расположены по внутренним сторонам участка, выходя на улицы торцами. Все вместе они образуют замкнутый контур с застройкой по периметру и компактным внутренним двором.

По площади участок усадьбы Лемехова почти вдвое превосходит участок усадьбы Гомулина, однако последний застроен гораздо плотнее и отличается более крупными постройками, как по высоте, так и в плане (в усадьбе Лемехова размеры дома 14х14 м, уличного флигеля 5х8,5 м; в усадьбе Гомулина соответственно 15х18 м и 7х12,5 м). Высокая плотность застройки была общей чертой центральной части Павлова, где в усадьбах практически отсутствовали сады, огороды, и даже палисадники.[5] Застройка Городца, отличавшаяся полицентричностью, была более разнообразной по плотности и масштабу зданий. Здесь имелись и кварталы сплошной каменной застройки, и разреженные порядки деревянных домов. Особенностью усадьбы Лемехова был небольшой сад с южной стороны от главного дома.

Как отмечает видный искусствовед Е.И. Кириченко,[6] для эволюции российской усадьбы во второй половине XIX века было характерно появление новых функций (торговой, складской, производственной и других), дополняющих основные – жилую и хозяйственную. Эта особенность, имевшая место как в загородных поместьях, так и в городах, особенно ярко проявилась в торгово-промышленных селах в силу специфики их экономического и хозяйственного уклада. Представленный в усадьбе «набор» функций был продиктован родом деятельности владельца и образом жизни его семьи.

А.Г. Лемехов, выходец из крестьян деревни Житухино, занимался распространенным в Городце промыслом – пряничным делом. В нижнем этаже уличного флигеля находилась торговая лавка, в которую имелся вход прямо с улицы; сзади к флигелю примыкали службы (возможно, склады и пекарня). Накануне Первой мировой войны усадьба перешла во владение торговца зерном и хлебом Алексея Дмитриевича Малехонова из деревни Бебрюхово; его сын (?), Лев Алексеевич Малехонов, продолжая дело отца, в то же время вел в Нижнем Новгороде и в Москве книжную торговлю.[7] В связи с этим на территории усадьбы появилась старообрядческая печатня, располагавшаяся, вероятно в протяженном производственном корпусе, построенном вдоль северной границы участка. В.И. Гомулин, который принадлежал к богатой верхушке Павлова, был «скупщиком», то есть занимался скупкой и перепродажей слесарных изделий местных кустарей.[8] Среди построек его усадьбы были каретник, торговая лавка и флигель, первый этаж которого использовался под склад, а второй - под жилье; производственных строений здесь не имелось.

В композиции уличного фасада обе усадьбы сохраняют традиционную для Нижегородской губернии трехчастную структуру - главный дом и флигель, объединенные каменными воротами; но если ворота и флигель в обоих случаях имеют симметричное решение, то фасад главного дома асимметричен. Выступающая трехэтажная часть со сложным двухъярусным завершением акцентирует внешний угол дома; с другого фланга фасад уравновешивает легкий боковой ризалит, увенчанный фигурным аттиком. Тем самым уличный фасад дома расчленен на три неравные части (2+3+1 световые оси в усадьбе Лемехова и 2+2+2, а также 2+3+2 в усадьбе Гомулина).

Силуэтным акцентом каждой из усадеб является квадратный в плане трехэтажный объем, вызывающий ассоциации с башней. В жилой застройке торгово-промышленных сел случаи подобного повышения этажности в то время были единичны. Форма венчающей части «башни» в обоих случаях имеет общие черты: это скошенные углы, щипцовые завершения фасадных плоскостей, оттененные рядами «свисающих» прямоугольных фестонов, двухъярусная кровля. «Башня» дома Гомулина, несомненно, более выразительна за счет высокого шпиля с металлическим флажком-флюгером. С ним перекликаются и другие элементы, «работающие» в силуэте: ажурный кованый гребень, украшающий конек кровли флигеля, развитые треугольные аттики, увенчанные скульптурными вазонами, декоративные решетки над линией карниза.

В стилистическом отношении оба комплекса являются яркими образцами поздней эклектики, в которой, по замечанию Е.И. Кириченко, «особо очевидным становится отождествление красивого с богато украшенным».[9] Усадьбы в равной мере насыщены декоративным убранством, однако демонстрируют обращение к различным историческим аналогам.

В облике усадьбы А.Г. Лемехова – образце «академической» эклектики - интерпретируются формы общеевропейских стилей (ренессанса, барокко, классицизма). Оштукатуренные уличные фасады главного дома и флигеля украшает изысканная лепнина в сочетании с несколько массивными деталями – рустованными пилястрами, фризом с частым рядом кронштейнов, профилированными межэтажными поясами. Окна второго этажа дома с сегментными перемычками дополнены треугольными сандриками с богатым растительным орнаментом в тимпанах. Окна третьего этажа имеют особую форму с полуциркульными завершениями и развитыми обрамлениями; так же оформлены окна верхнего этажа флигеля. Внимание привлекают небольшие маскароны в круглых розетках, размещенных в венчающих частях «башни» и флигеля. Они изображают голову девушки с гладко зачесанными волосами. Отдельные лепные детали – украшения в виде рокайля на пилястрах, замковые камни в форме изящных завитков над окнами первого этажа, морские раковины в обрамлении волют над окнами второго этажа - придают усадьбе налет «барочности».  Как сообщает Л.А. Климова, изначально фасады были окрашены в два цвета - голубой и белый, причем некоторые детали были позолочены.[10] По устному свидетельству С.Л. Горяченко, правнучки хозяина дома, окна украшали цветные витражи.

Все постройки усадьбы В.И. Гомулина выполнены из красного кирпича без штукатурки. Система и характер декора - зубчатые пояса, поребрик, прямоугольные и фигурные филенки, рустовка стен нижнего этажа - обусловлены здесь свойствами самого материала. С большим мастерством выполнены разнообразные элементы из лекального кирпича. Особую выразительность облику усадьбы придает использование белых лепных деталей, контрастно выделяющихся на фоне краснокирпичных стен. Это короткие сдвоенные колонки с романскими капителями, украшающие окна второго и третьего этажей, круглые розетки под окнами, плиты карнизов. Наиболее запоминающиеся детали - картуши с инициалами владельца и датой постройки усадьбы, размещенные в венчающей части фасадов главного дома, служб и ворот. В зависимости от точки наблюдения усадьба воспринимается по-разному: со стороны узкой ул. Красноармейской она напоминает укрепленный замок, благодаря внушительным размерам зданий, монументальности краснокирпичных объемов, высоким кровлям, массивным оградам и воротам; со стороны набережной впечатление меняется – отсюда нарядный и яркий по силуэту комплекс имеет вид сказочного терема или дворца. Образ усадьбы навеян романтическими представлениями о западноевропейской готической архитектуре. Неоготика наряду с русским стилем получила широкое распространение в эпоху эклектики, где впервые со времен Ренессанса появился интерес к национальным истокам зодчества разных стран и народов. Присутствующий здесь народный и национальный дух подчеркнут применением лицевого красного кирпича, и это позволяет назвать комплекс образцом художественной разновидности «кирпичного стиля».

В усадьбе В.И. Гомулина более ярко выражены свойства ансамбля, предполагающие образное и стилевое единство всех его элементов. Вид надворных построек вторит облику главного дома. Внимание уделяется не только уличным, но и дворовым фасадам, в чем обнаруживаются уже предпосылки «всефасадности», характерной для последующей архитектуры модерна. В усадьбе А.Г. Лемехова надворные постройки решены утилитарно и стилистически не связаны с главными зданиями, в которых, в свою очередь, присутствует свойственное эклектике ранжирование «уличных» и «дворовых» фасадов.

Важным элементом облика обеих усадеб являются кирпичные ограды и ворота, оформляющие главный въезд во двор и визуально объединяющие между собой отдельные здания. В усадьбе Лемехова сегментная арка ворот с глухими створами фланкирована двумя узкими калитками (прием, характерный для Городца). Верхняя часть ворот украшена направленными навстречу друг другу завитками волют и овальным медальоном в окружении цветочных гирлянд. Над калитками имеются декоративные литые решетки. Обе пары ворот усадьбы Гомулина имеют развитые по силуэту венчания, дополненные вазонами и коваными решетками. Ворота украшены так же богато, как главный дом. В проемах с завершениями в форме трехцентровой арки сохранились ажурные кованые створы. Мощная кирпичная ограда со стороны улицы Красноармейской расчленена пилястрами и поясами поребрика.

Во внешнем убранстве обеих усадеб нашли применение художественные  металлические элементы местного производства. Парадный вход усадьбы Лемехова акцентирован литым чугунным навесом полуциркульной формы, опирающимся на фигурные столбики. По осям передней и боковых частей навеса имеются высокие гребни-акротерии. Под ними расположены изображения голубя с виноградной гроздью в клюве.[11] Оба входа в доме Гомулина украшены литыми чугунными козырьками треугольной формы, опирающимися на кронштейны. В основе ажурного декора лежит мотив S-образного растительного побега с листьями и цветочными розетками. По оси передней части козырька находится изображение вазона с букетом.

В планировочных структурах главного дома обеих усадеб имеется много общего. Различия же обусловлены размещением парадного входа, коридора и лестниц. Главный вход дома А.Г. Лемехова размещен по крайней правой оси уличного фасада и непосредственно связан с парадной лестницей, ведущей сразу на второй этаж. На первый этаж можно попасть через боковую привратную калитку и холодный коридор (аналог сеней). Планировка первого и второго этажей идентична: помещения сгруппированы вокруг коридора, расположенного перпендикулярно лестнице. К главному (восточному) и боковому (южному) фасадам примыкают парадные комнаты, а со стороны двора находятся спальни, хозяйственные помещения и черная лестница. Помещения второго этажа более высокие и светлые, чему соответствуют вытянутые окна. В интерьерах сохранились лепные потолки в залах второго этажа и белые кафельные печи с фигурными вставками. В доме В.И. Гомулина главный вход размещен в средней части северо-восточного фасада (по ул. Красноармейской). Коридор, проходящий в направлении от главного входа, делит здание на две части, каждая из которых состоит соответственно из трех залов и четырех комнат. На второй этаж ведут две лестницы: первая, парадная, у главного входа, вторая, черная, в выступающем объеме со стороны двора. Второй этаж включает две анфилады парадных комнат, сохранивших богатую декоративную отделку: мраморные подоконники, лепные потолки, паркетные полы, кафельные печи. Квадратные комнаты в третьем этаже «башни» имели различное назначение: в доме Лемехова здесь была оборудована домашняя обсерватория (модная новинка в среде городецкого купечества); в доме Гомулина располагался будуар хозяйки с балконом большого выноса, украшенным кружевом литья.

Таким образом, в доме Лемехова наблюдается более четкое разделение по вертикали на парадные и подсобные помещения, подчеркнутое наличием двух самостоятельных входов для верхнего и нижнего этажей. Такая традиция восходит, с одной стороны, к планировкам классицизма, а с другой – к народному крестьянскому жилищу на высоком подклете. В доме Гомулина комнаты обоих этажей более равнозначны, хотя парадный характер помещений второго этажа сохраняется и здесь.[12]

Итак, с художественной точки зрения каждая из усадеб является уникальной для своего поселения; обеим присуще композиционное и стилистическое единство построек, согласованность пропорций, гармония архитектурного облика, что позволяет говорить о них как о своеобразных мини-ансамблях. Усадьба А.Г. Лемехова – одна из самых выразительных в Городце. Усложненная композиция, развитый силуэт, изысканный и многообразный декор вызывают ассоциации с образом «палаццо», выделяя усадьбу из общего массива застройки конца XIX – начала ХХ вв. Участие в проектировании профессионального архитектора не вызывает сомнений; вероятно, это был нижегородский зодчий, имя которого пока не установлено. Усадьбу В.И. Гомулина в Павлове отличает более выгодная градостроительная ситуация и преимущества расположения на возвышенности, ввиду реки. Автор блестяще использовал эти преимущества, а также весьма тонко включил усадьбу в сложный, развитый силуэт окружающей застройки, что говорит о его высоком профессиональном мастерстве. По мнению доктора архитектуры профессора С.М. Шумилкина, это был зодчий столичного масштаба (очевидно, московский).[13] В архитектуре Нижнего Новгорода этого периода аналогов этого комплекса не обнаружено.

В настоящее время обе усадьбы имеют статус объектов культурного наследия регионального значения и находятся в достаточно хорошем состоянии. В зданиях усадьбы Лемехова сейчас располагаются музыкальные классы Городецкого педагогического колледжа, а здания усадьбы Гомулина занимает Павловский исторический музей. Несмотря на скромные размеры, эти мини-ансамбли по-своему величественны и, несомненно, являются местными достопримечательностями. В сознании жителей каждая из усадеб стала своеобразным архитектурным символом, визитной карточкой своего города.

 

Опубликовано: Личность и общество: сборник докладов Всероссийской научной конференции «Добролюбовские чтения-2009» и Всероссийской научно-практической конференции «Православие, духовность, традиции, культура – основа счастливой семьи» / под ред. В.М. Строгецкого. – Н. Новгород : Гладкова О.В., 2010. – С. 46-53.

 

Нижегородская область, г. Городец, ул. Горького, 133. Усадьба А.Г. Лемехова

Нижегородская область, г. Городец, ул. Горького, 133. Усадьба А.Г. Лемехова

Нижегородская область, г. Городец, ул. Горького, 133. Усадьба А.Г. Лемехова

Нижегородская область, г. Городец, ул. Горького, 133. Усадьба А.Г. Лемехова

Нижегородская область, г. Городец, ул. Горького, 133. Усадьба А.Г. Лемехова.

 

Нижегородская обл., г. Павлово, ул. Красноармейская, 6.

Нижегородская обл., г. Павлово, ул. Красноармейская, 6.

Нижегородская обл., г. Павлово, ул. Красноармейская, 6.

Нижегородская обл., г. Павлово, ул. Красноармейская, 6.

Нижегородская обл., г. Павлово, ул. Красноармейская, 6. Усадьба В.И. Гомулина.

 

 

 


[1] Усадьба А.Г. Лемехова была построена в 1892 г. (дата на литом навесе входа главного дома); усадьба В.И. Гомулина – в 1885 г. (дата в венчающей части юго-западного фасада главного дома).

[2] В рассматриваемый период Городец в градостроительном отношении представлял собой совокупность отдельных слобод и деревень, не всегда связанных друг с другом в единую ткань застройки. Об этом : Еремин, И. О. Развитие застройки Городца в XVII – начале XX вв. // Памятники истории и архитектуры Европейской России : Материалы докл. науч. конф. «Проблемы исследования памятников истории, культуры и природы Европ. России». – Н. Новгород, 1995. - С. 243-254.

[3] Климова, Л.А. Славен своими делами купец! – Городец, 2001. – С. 92.

[4] Деревянный переход по второму этажу между домом и флигелем построен в советское время.

[5] Еще в 1860-х гг. современник отмечал эту особенность застройки Павлова: «…К центру же не только нет почти садов и огородов, но и усадьбы чрезвычайно стеснены – совершенно сплошное строение по улице и во дворе». (Смирнов, А.П. Павлово и Ворсма, известные стально-слесарным производством села Нижегородской губернии. - М. : Тип. И. Чуксина, 1864. – 67 с.)

[6] Градостроительство России середины XIX – начала ХХ века. Книга вторая. Под общей редакцией Е.И. Кириченко. – М.: Прогресс-Традиция, 2003. – С. 143.

[7] Климова, Л.А. Указ. соч. – С. 93; Нестеров, И.В. Городецкие купцы Малехоновы – книготорговцы и коллекционеры // Нижегородский предприниматель. – С. 22.

[8] «Скупка» была специфическим явлением деловой жизни Павлова, обрекавшим большинство мелких кустарей на полунищенское существование и служившим средством обогащения «скупщиков». Об этой форме эксплуатации писали в XIX в. В.Г. Короленко, В.И. Ленин, О.Г. Савич и другие.

[9] Москва. Памятники архитектуры 1830-1910 годов: Альбом / Текст Е. И. Кириченко.  – М.: Искусство, 1977. - С. 48.

[10] Климова, Л.А. Указ. соч. – С. 92.

[11] В настоящее время в Городце сохранилось менее десяти подобных навесов, выполненных в 1880-1890 гг. на местном механическом заводе купца К.В. Кузнецова.

[12] Современник отмечал особенности уклада жизни павловских богачей: «Дворцы павловской аристократии глядят, хотя нарядно, но строго и уныло… Большей частью верхний ряд окон завешен гладкими белыми шторами, увенчанными снизу однообразными зубчиками. То «парадные» покои. В них живут только раз в году: в именины, в рождение, в Светлый праздник. Нижний же этаж состоит из множества маленьких комнат, плохо меблированных и грязно содержимых. Там сосредоточена будничная жизнь богача-скупщика или фабриканта, жизнь, в немногом различная от жизни простого крестьянина-кустаря, из среды коих и образовались хозяева сих хором». (Колышко, И.И. Очерки современной России. - СПб, 1887. – С. 480.)

[13] Шумилкин, С. М. Торговый центр г. Павлова второй половины XIX – начала XX вв. // Памятники истории и культуры Верхнего Поволжья: материалы второй регион. науч. конф. «Проблемы исследования памятников истории и культуры Верхнего Поволжья». – Н. Новгород, 1991. -  С. 161-171.

 


(0.6 печатных листов в этом тексте)
  • Размещено: 03.05.2013
  • Автор: Лисицына А.В.
  • Ключевые слова: Городец, Павлово, архитектура
  • Размер: 28.74 Kb
  • постоянный адрес:
  • © Лисицына А.В.
  • © Открытый текст (Нижегородское отделение Российского общества историков – архивистов)
    Копирование материала – только с разрешения редакции


2004-2017 © Открытый текст, перепечатка материалов только с согласия редакции red@opentextnn.ru
Свидетельство о регистрации СМИ – Эл № 77-8581 от 04 февраля 2004 года (Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций)
Rambler's Top100